На главную страницу



  Официальный сайт ИЗДАТЕЛЬСТВА и редакции первого в России журнала по криптоистории  

Литературный зал Арт&Факт

Поиск по всему тексту наших книг
  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
автор: "admin"   e-mail
Дата: 3.12.2016 20:57
Тема: Защита Вандама


Ксения Швед
Защита Вандама



«Имя Алексея Вандама (Едрихина) в советское время было «забыто». Русский военный разведчик, выполнявший свои миссии в Трансваале (во время Англо-бурской войны), на Дальнем Востоке и в Европе, блестящий аналитик, способный в кратчайший срок овладеть любым языком и в нужный момент точно оценить качество взаимоотношений России и Запада, он стал, по сути, основоположником нашей геополитической науки.

На родине ему выпала участь Кассандры: к его предостережениям в верхах не прислушались. Самой большой трагедией для него было то, что главные, наиболее тревожные предвидения сбылись. А могло сложиться совершенно иначе — если бы Российская империя не вступила в Первую мировую войну на стороне Антанты...

Жизненный путь этого человека уникален. Алексей Едрихин родился 17 марта 1867 года в Минской губернии, в бедной многодетной семье простого солдата, однако со временем сделал блестящую карьеру, поднявшись на самый верх социальной лестницы. Поначалу ничто не предвещало успеха: семнадцатилетним он был зачислен как вольноопределяющийся в 120-й пехотный Серпуховской полк. Зачисление по третьему разряду свидетельствовало о крайне низком уровне образования. Серые будни, тяжелый труд с унылой муштрой могли продолжаться на этом поприще десятки лет. Максимум, чего достиг бы Едрихин, да и то при самых благоприятных обстоятельствах, — звания ротного командира.

Через два года, предварительно осилив большой объем знаний, он становится студентом Виленского пехотного юнкерского училища. Спустя некоторое время получает чин офицера. Затем учится в Николаевской академии Генерального штаба, куда с трудом поступали даже дети знати. Перед выпускником академии открывались перспективы службы при Генштабе, но не это влекло Едрихина.

В 1899-м он просит разрешения отправиться добровольцем в Южную Африку для участия в военных действиях на стороне буров. Прошение было удовлетворено. Алексей Ефимович стал военкором и разведчиком, наблюдателем от России в Трансваале. Англо-бурская война фактически послужила началом основных кровавых драм XX века. На юге Африки были апробированы некоторые особенно жестокие методы борьбы с противником. Так, впервые появились концентрационные лагеря для мирного населения: англичане создавали их, чтобы пресечь деятельность партизанского подполья.



Отряд буров времен войны 1899–1902 гг.

Отправляясь на Черный континент, Едрихин прежде всего намеревался проверить «в полевых условиях» свою геополитическую теорию, сложившуюся незадолго до этой «командировки». Новейшую историю народов Европы он рассматривал как постоянную арену борьбы за самосохранение, где побеждает умнейший, тот, кто способен четко формулировать цели, избирать верную тактику, вырабатывать высшую стратегию — политическую концепцию. Всем этим качествам, по его мнению, отвечает владычица морей Великобритания, или шире — англосаксонская нация, господствующая и в США. Столетиями англосаксы оттачивали навыки собственного выживания и подавления других народов, искусно стравливали европейские государства, поставляли воюющим сторонам всевозможные товары. Крупные европейские войны были выгодны, как правило, только Англии, стремившейся доминировать в мире.

Беда России в том, что у нас слабо понимали основные государственные задачи и не видели главного противника. Цель нашей страны — выход к теплым морям, экспансия по всем направлениям. Это уже достигалось несколько раз, например, после открытия русскими мореплавателями Алеутских островов и Северо-Западной Америки. Русская Америка не состоялась из-за недальновидности правительства, которое практически даром, без сопротивления отдало англосаксам Аляску, земли, ставшие впоследствии штатами Вашингтон и Орегон. То же самое произошло при освоении Дальнего Востока. Оставалось только взять Маньчжурию, которая нисколько не сопротивлялась, чтобы Россия получила выход через Желтое море ко всем важнейшим торговым путям Азии. Мы могли бы господствовать на Тихом океане, как англосаксы в Атлантике.

Русским следовало распространить свое влияние на Китай, но они спасовали перед цифрой: «Четыреста миллионов все-таки серьезная вещь!» Англичане подобных мистических страхов не испытывали — «овладели сначала Индией и безбоязненно посадили над тремястами миллионами ее семьдесят тысяч своих чиновников», а затем взялись за Китай.

Наше правительство не утвердило собственное господство в Северной Америке, зато щедро проливало русскую кровь в Европе, не выгадав для России ни малейшей пользы. По словам Едрихина, «задача эта не была понята нами и к самому важному историческому моменту... В одной стороне — за Тихим океаном — оторвавшаяся от государства огромнейшая творческая сила в титанической борьбе с туманами, бурями, дикарями и белыми бандитами... выравнивала и уплотняла почву для англосаксов Америки; в другой — на полях Италии, на высях Швейцарских гор, под Шенграбеном, Аустерлицем, Прейсиш Эйлау... доблестнейшая из всех армий собирала камни для пьедестала английскому величию».


Английские интервенты в Мурманске. 1918

Задача ясна, считает Алексей Ефимович: противостоять англосаксам, которые и есть главные противники России в приближающейся мировой войне. Они таковыми останутся на всем протяжении XX века. И будут преследовать все ту же цель — отбросить нашу страну от теплых морей, отрезать от всех удобных торговых путей, выдавить из Туркестана, потеснить в Сибири, запереть русских в холодных, бесперспективных для экономического развития землях Севера. Свою задачу англосаксы, в отличие от нас, осознают и методично работают над ее выполнением. Основным орудием борьбы с Россией они выбирают слабые государства, внушают им посредством пропаганды страх перед ней и дают щедрые кредиты на вооружение. На Дальнем Востоке в качестве тарана выбрали Японию, в Малой Азии и Египте намерены основать новые, послушные им режимы, с юга нацелить на Россию Турцию, с севера — Норвегию, Швецию... Едрихин прозорливо указал даже на управляемый хаос в Малой Азии, Сирии и Африке, который англосаксы создадут для борьбы с русскими.

Англо-бурская война стала для Алексея Ефимовича своего рода испытательным полигоном, где он проверял собственную теорию, обогащал ее новыми фактами и наблюдениями. Внимательно изучал способы ведения войны англичанами, начиная с организации в Европе информационно-пропагандистской поддержки их глобальной деятельности. По дороге в Африку некоторое время провел в Старом Свете, зорко наблюдая за царившими там нравами и общей атмосферой. Это был его первый визит в Европу. Та по-прежнему считалась у нас образцом для подражания, являлась кредитором расцветавшей русской промышленности, в связи с чем Российская империя попала не только в идеологическую, но и в финансовую кабалу, приняла на себя самые большие в мире долговые обязательства.

Едрихин, не в пример многим русским дипломатам и общественным деятелям, обладал трезвым взглядом человека из низов, не замыленным вековым подражанием, суетливым преклонением перед европейцами. Он понимал, что Европа — разменная монета в борьбе англосаксов за планетарное господство с их главным противником — Россией...

По возвращении из Трансвааля он подал рапорт о смене фамилии: Едрихин стал Вандамом — по-видимому, в честь одного из известных борцов с англичанами, героя Англо-бурской войны. Незадолго до начала Первой мировой Вандам успел опубликовать две важнейшие работы — «Величайшее из искусств. Обзор современного положения в свете высшей стратегии» и «Наше положение». В этих трудах дается краткий очерк истории России, перечислены ее слабые места, основные противники и опасности, указан путь к победе.

Больше всего автора волновало то, что на родине действовало организованное революционное подполье, щедро финансируемое и управляемое извне. Оно, вооруженное теорией «давно осмеянного Западом Карла Маркса», — основная угроза для государства. Все восстания, стачки, беспорядки производились, как по мановению волшебной палочки, в моменты ослабления России. Например, в период неудачной Русско-японской войны началась первая революция. Вандам предостерегал: Российской империи, при наличии в ней революционного, управляемого извне подполья, ни в коем случае нельзя вступать в общеевропейскую войну.


Штаб Северо-Западной армии генерала Н. Юденича

В 1912-м он писал о неизбежности такой войны, представив веские доказательства. Однако в российском обществе, ослепленном преклонением перед Западом, никто не верил в вероломность «цивилизованных народов». Едрихин предупреждал, что война, с одной стороны, будет разыграна как по нотам, а с другой, окажется крайне невыгодной, разорительной и даже гибельной для России; Англия натравит русских на немцев, в то время как именно Германия — наш естественный союзник; стремительному расцвету этого государства «будет соответствовать и такой же внезапный конец»; Англия не допустит доминирования Германии, уничтожит ее руками русских, на долю которых придется до 70 процентов всех потерь в грядущей войне.

Геополитически Россия — антагонист морской колониальной империи англосаксов. Большая часть пространств нашей континентальной (сухопутной) страны расположена на Востоке. Она — преемница империи Чингисхана, — такую мысль Вандам высказал задолго до классиков евразийства. Внешнюю и внутреннюю политику необходимо строить исходя из этого фундаментального геополитического фактора, как можно меньше вмешиваясь в европейские дела. Было бы идеально организовать коалицию сухопутных держав Европы против Англии и США — морского альянса англосаксов.

Заметим, что Вандам в своих воззрениях опередил Карла Шмитта с его концепцией геополитического противостояния, где, в частности, фигурирует понятие «абсолютный враг», служащего основой для внешней политики любого сильного государства. Предвосхитил и тезисы Хэлфорда Маккиндера — об извечном противодействии цивилизаций Моря и Суши, — высказанные в книге «Географическая ось истории». Маккиндер развил теорию господства США, Алексей Ефимович говорил и писал об этом значительно раньше. Осмыслить геополитические расклады Вандаму помог его острый аналитический ум, свободный от предвзятых идей, революционных и либеральных «идеалов», а также блестящее знание мировой истории.

К его мыслям и докладам в России, повторимся, своевременно не прислушались. Катастрофической чередой шли Первая мировая война, революции 1917-го, Гражданская, голод, страшные эпидемии, разруха народного хозяйства, репрессии... За те годы погибло до 15 процентов населения страны, переставшей быть империей.

До нас не дошли свидетельства о последних годах его жизни, о том, как он воспринимал исполнение собственных предсказаний. Ведь Вандам полагал, что всего этого могло и не случиться: «Россия велика и могущественна. Моральные и материальные источники ее не имеют ничего равного себе в мире, и если они будут организованы соответственно своей массе, если задачи наши будут определены ясно и точно, и армия и флот будут в полной готовности в любую минуту выступить на защиту наших собственных, правильно понимаемых интересов — у нас не будет причин опасаться наших соседей».


Скончался генерал-майор Алексей Вандам 6 сентября 1933 года в Таллине. До конца дней он всячески поддерживал бывших российских кадровых военных. Несмотря на потрясения XX столетия, Россия может получить второй исторический шанс — об этом больше века назад писал наш герой. Чтобы такую возможность не упустить, не мешало бы более внимательно отнестись к работам выдающегося соотечественника, одного из самых трезвых умов в нашей истории.»


Ссылка на источник: Защита Вандама 21.05.2016



ТемаАвторДата 
Защита Вандамаadmin3.12.2016 20:57
  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
Ответить
Автор:  
E-mail: 
Тема: 
Текст:
e-mail при ответах в этой ветке
Закачать картинку:
Размер одной картинки не более 30кБ
URL картинки:
URL ссылки:
Текст ссылки:
Помощь и информация по использованию форума



   Русский час Электронный научный общественный альманах Клуб Раритет. Поиск, обнаружение, введение в научный и искусствоведческий обиход предметов материальной культуры и быта прошлого, имеющих историческую, культурную и научную ценность. Театр на французском языке Находится в каталоге Апорт