На главную страницу



  Официальный сайт ИЗДАТЕЛЬСТВА и редакции первого в России журнала по криптоистории  

Литературный зал Арт&Факт

Поиск по всему тексту наших книг
  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
автор: "пилигрим."
Дата: 4.12.2010 08:17
Тема: ПОРА МЕЖ ВОЛКА И СОБАКИ,,,
Уважаемые дамы и господа,
Прошло пять лет, как мною была закончена серия книг про Берегиню земли русской - Малку. Такая серия русской фольклорной фэнтази. Первые две книги давно на полках магазинов. Это "Великий князь всея святой земли" и "Тайны поля Куликова" (Трилистник дороги). Сегодня я представляю вашему вниманию третью книгу из этой серии.

Приятного чтения.

Пилигрим


ЧАСТЬ ПЕРВАЯ

НАЧАЛО.

Малые страдания выводят нас из себя,
великие же – возвращают нас самим себе.
Жан Поль


Глава 1

В СВЕТЕЛКЕ.

Умение прощать – свойство сильных.
Слабые никогда не прощают.
М. Ганди

В дальней светелке, так любимой Великой княгиней Еленой, еще с тех давних лет, когда она впервые попала в этот терем, сидела регентша Царства Московского, как принято стало теперь называть эти земли. Что-то неспокойно было на сердце у всесильной хозяйки суровой Руси. Вроде и ела она сегодня в полкуса и пила в полглотка, а какая-то тяжесть в низу живота отдавала прямо в душу. Накатили воспоминания о себе, о детстве, о таких далеких годах безмятежной юности. Однако она нашла в себе силы позвать слугу.
- Анисим, ты пожалуй за лекарем пошли, да еще пусть бабку Ульку – ворожейку кликнут. Да пошевеливайтесь, муторно что-то!
- Вмиг обернемся, хозяйка, - Служка повернулся и пропал, как и не было.
Елена присела к узкому окошку с разноцветными стеклышками, вставленными в раму. Задумалась. Еще бабка рассказывала ей про то, как предок их Мамай задумал встать во главе Орды. Да не так, как стоял долгие годы, будучи, по сути, той шеей, на которой вертелись ханские головы, коих он за свой век, главного советника и темника Золотой Орды, поменял предостаточно. Захотел предок ее Мамай стать во главе Орды ханом. Бес видать попутал на старости лет. Не даром в народе говорят: «Седина в бороду – бес в ребро». Он тогда, как рассказывала ей бабка, удушил своим шелковым поясом чингизова отпрыска Маманта–Салтана, прозванного среди своих нукеров Магометом Беляком, и уселся на ханский трон. Но бес тот был злобен и силен, и надул в уши хану Мамаю глупую мысль пойти набегом на Залескую Русь.
Елена приоткрыла оконце, что-то душно стало ей в светлице. Вот здесь на Москве, на Кулишках и разнесли вдрызг того Мамая дружины городских ополчений под водительством Залеских князей. Мамай сложил свою буйну голову в южном городе Кафа, оплоте братьев храмовников на берегах Русского и Сурожского морей. Говорят, его прирезал ассасин, посланный жрицами Артемиды, за то, что не чтил темник старых законов и потерял уважение к женщине и почтение к матери. «По делам», - непроизвольно подумала княгиня. И вспомнила рассказ дальше. Сын его Мансур-Кията бежал тогда из Орды к Витовту на Литву. Витовт в те времена считал себя оплотом старых медвежьих родов. Веру чтил старую. На Ромовах зничи жег, на старых капищах жертвы приносил человеческие. В башне Кривое-Кривейто, что на Гедеминовой горке над Вильно возвышалась, старых волхвов берег. Суд вершил по Правде. Вот к нему и подался мамаев сын. И не оплошал. Витовт принял его тогда радушно, взял на службу и его, и его людей, и дружину. На прокорм отписал им удел Глинск и городок Полтаву. Два сына того Мансура – Скидар и Лекса в тех краях хранили земли нового покровителя от набегов ватаг с Золотой Орды и с других недружеских сторон. Потом Лекса, прозванный Александром, оженил сына своего Ваньку на Насте, дочери Данилы Острожского - приора Богемского. На свадьбе гуляло почитай все братство Рати Господней - воинов госпитальеров. Вот от их корня и вела свою веточку Елена Васильевна Глинская, прозываемая так по уделу своего отца, еще Витовтом их предкам пожалованного.
Елена опять почувствовала, как что-то больно повернулось в низу живота и резко ударило в бок, как ножом полоснув по живому.
- Не спешат лекаря-то! - подумала она, - Как бы не опоздали. Твари ленивые, - Она опять провалилась в полузабытье, полудрему.
Ей тогда еще и шестнадцати не стукнуло. Бутон ее красоты только набух, но еще не распустился, когда ее вечно пронырливый дядюшка Михай через братца своего двоюродного Альбрехта Гогенцоллерна фон Брандернбург-Ансбаха, последнего великого магистра Тевтонского Ордена, курфюрста Бранденбурга и Пруссии, сосватал ее Великому князю Московскому Василию.
Была Елена тогда изумительно хороша. Умна, весела нравом и прекрасно образованна. Несмотря на свою юность, она щебетала по-немецки и по-польски, писала по-латыни. К тому же была она знатного рода, потому, как и по матери вела род свой от Петровича, бывшего в ту пору венгерским магнатом в Трансильвании, и игравшего первые роли при короле Яноше Заполяи. Василий Иванович потерял голову из-за всего этого.
Она и сейчас со смехом вспоминала, как уже пожилой, великий князь Василий Иванович сбрил бороду и переменил свою татарскую походную одежку на придворный кунтуш и, подобно молодому франту, переобулся в красные сафьяновые сапоги с загнутыми вверх носками. Но тогда она влетела в этот терем в окружении своих родственников, друзей, подруг, прихлебаев и приживалок. Веселых, молодых, совсем непохожих на степенных, молчаливых, скучных бояр, окружавших ее мужа недавно - старых, бородатых, одетых в длиннополые ферязи.
Теперь около Великого князя были дядьки Елены - Михаил и Иван, их жены - Аксинья и Ксения, и целый выводок молодых красавиц, боярынь да боярышень великой княгини - сестер Челядниных, Третьяковых, княжон Волынской и Мстиславской.
Ближе прочих была Глинской Аграфена Челяднина - родная сестра князя Ивана Овчины-Телепнёва-Оболенского - красавца, храбреца и прекрасного воеводы, украдкой бросавшего влюбленные взоры на молодую великую княгиню. Аграфена и теперь нянькала маленького Ивана – Великого князя Московской Руси.
Внизу живота опять как ножом резанули. Ни лекаря, ни ворожейки, ни слуги посланного за ними не было. Елена уже почти совсем провалилась в зыбкий туман воспоминаний.
Опять вспомнился дядя Михаил. Вот его бы сейчас. Он ведь был лекарь от Бога. С детства пропадал в священных рощах у волхвов, да ведуний - травы изучал. Потом уехал в Болонью, закончил университет, стал лекарем ученым. Он бы помог. Дядя предстал пред ней как живой. Красавец в расшитом камзоле. Личный друг и наперсник короля польского Александра Каземировича, авантюрист и проходимец, кавалер ордена Золотого Руна.
Она помнила, как он поднял мятеж против нового короля Сигизмунда и захотел отсоединиться от Литвы и уйти к Руси, создав себе герцогство Борисфенское. Елена часто думала, что дядя ее родился слишком поздно. Он был из старых легендарных времен, времен великих героев и ордынских наместников. Он был из одной когорты с Уллисом, Андреем Боголюбским, предком своим Мамаем. Но то время ушло, а в новом времени ему места не нашлось. Она вздохнула горестно. Елена любила своего неуемного дядьку, и плечи ее давила вина за его смерть.
Не долго тогда радовалась жизни залетная невеста, ставшая молодой хозяйкой необъятной Руси. Смерть прибрала князя Василия на третий год после рождения их первенца Ивана. Сначала ударила ее доля рождением убого Юрия, а потом и вовсе осиротила, оставив на руках с двумя малолетками.
Вот тогда-то властолюбивый и своенравный Михаил решил, что настал его звездный час, но не учел, что и племянница его того же Мамаева рода, что и он. Как говорится «Нашла коса на камень». Елена, несмотря на свою молодость и нежность внешнего облика, скрутила дядю своего вместе со всей его ватагой. Глинского взяли тихо, но зло и замкнули в палату, где вскорости он и умер. Елена вздохнула еще раз, на своей совести держала смерть любимого дяди.
Боль от низа живота начала разливаться вверх и уже сдавила, стеснила всю грудь. Слуга не шел и никого за собой не вел, она поняла, что и вряд ли придет. Это кара ей за грехи ее тяжкие. За все души, что она сгубила, за свою жизнь короткую. За дядю Михаила, за бояр Поджогина и Воронцова, за князей Бельского и Воротынского. Это кара ей за Андрея Старицкого с его боярами да за тех новгородских подельников его, что она вдоль дороги от Москвы до Новгорода на столбах развесила. Она рванула ворот. Трудно стало дышать. Выдохнула, как бы им в лицо.
- А как было удержать скипетр Великая Руси и государство держати до возмужания сына моего, как Василий завещал, коли вы его – скипетр энтот и державу, из рук женских вырвать норовили!? Лиходеи!? И сейчас бы так же всех вас на плаху определила! Токмо о своей выгоде и думали! Монеты все порезали, подделок начеканили! Всяк в свою мошну! А я в новые перелить все повелела и Великого князя отпечатать не монете той. Народ вот копейкой прозвал. С Литвой мир заключила… со Швецией! Что-то тошно мне!!!
- Успокойся Алена, - Вдруг раздался тихий мягкий голос из темного угла под божницей, где еле тлела лампадка.
Елена вздрогнула. Она точно знала, что в светелке никого кроме нее нет. Рука ее непроизвольно потянулась к острому стилету, скрытому в складках накинутого на плечи халата.
- Успокойся Алена. – Повторил голос также тихо и мягко.
Из тени красного угла вышла молодая женщина, необыкновенной красоты. Ее печальные глаза смотрели на Елену, казалось, заглядывая ей в самую душу. Кого она напоминала ей? Особенно эти глаза, видевшие ее насквозь со всеми ее радостями и горестями. Елена всмотрелась в незваную гостью, пытаясь вспомнить. Где она ее видела? И вдруг как будто молния полыхнула в ее голове. Она поняла, на кого похожа незнакомка.
- Матерь Божья! Да ты ж сама Богородица! – Елена попыталась преклонить колени, поцеловать руку гостье, но ноги подкосились, словно ватные и она начала оседать на пол.
Незнакомка подхватила ее под локоть и с усилием усадила опять на лавицу у оконца.
- Ну, здравствуй Аленушка! – Она поддержала ее. – Нет, я не Богородица. Я земли этой берегиня. Меня Малкой зовут. А еще Марьей кудесницей звали или Марьей искусницей. Иногда Девой Ариев. Ты сиди, сиди, не вставай. Тебе уже и не встать, пожалуй.
- Отчего так, берегиня?
- Так ведь извели тебя, Аленушка. Опоили отравным зельем. Потому и лекаря нет, и ворожейки. Не добег твой слуга. С перерезанным горлом лежит.
- Долго ль жить-то мне осталось, ведунья?
- Так не долго. Со мной поговоришь, и отлетит душа в Ирий. Я к тебе душу твою облегчить пришла. Грех с нее снять. Вижу, маешься ты.
- Маюсь, маюсь. Это не тебя ли Девой Марией там где солнце западает зовут?
- И так меня зовут. Та зови меня девонька, как тебе сладостно. Сними грех с души. Не ты своих врагов извела, то у них доля такая. То за ними Аринии пришли, за каждым своя, что он своей злостью и властолюбием выкормил. Они тоже ведь не без греха, враги-то твои были. Тоже душ загубили, не считано. Ты не о них думай. О сыне думай и делах своих, - Она присела рядом взяла в свои руки ледяные ладошки Елены и стала греть своим дыханием.
- Я ли храмов не ставила? Вон Петр Новый одиннадцать храмов на Москве поднял. Ров с Кремлевского холма на Красную площадь перенес. На самом холме Собор Архангелу Михаилу поставил и колокольню Ивану Великому вознес. Склады пороховые отстроил – Аловизов двор. Даже терем энтот и то его рук дело.
- Тихо, тихо девонька. Храмы твои еще веками стоять будут. Фрязина вашего люди помнить будут долго. Здесь на Москве и в Бахчисарае, где он ханам дворец соорудил дивной красы. От них и сюда его путь пришел. Его помнить будут, а тебя забудут, на красоту эту глядючи. Таковы люди. Коротка у них память, - Про себя добавила она, - За то, что церкву Рождества Богородицы, тут на Кремлевском холме поставила, отдельное тебе спасибо. От меня, от Матери Артемиды, всех богов рожаницы.
- Скажи мне берегиня, - Дыхание Елены стало жестче и с каким-то клекотом, - Скажи мне,…Ты ж все видишь сквозь пелену времени…Ладно Георгий он и умом прост, да и глух и нем,…а вот Иван-то…ему доля кака?
- Георгий твой еще многих здоровых переживет. А что молчит и вокруг никого не слышит, то может и к лучшему. Чего хорошего ныне услышишь в мире этом? А вот Иван твой, - Пророчица задумалась, будто окаменела, затем стряхнула оцепенение и продолжила, - Об Иване заботу оставь. Быть ему великим царем в мире этом. Не просто великим царем, а Грозным царем. Потомки помнить его долго будут и так и назовут потом - Иван Грозный, - Она положила руку на ледяной лоб Елены, из груди которой уже вырывался чуть слышный хрип, - Он за тебя отомстит Аленушка.
- Не надо, - вдруг твердым голосом сказала умирающая, - Не надо мести злобной. Пусть простит всех!
- Пусть, - Успокоила ее Малка, - Пусть простит, - Но про себя добавила, - Но он не простит. Он кровь реками прольет. Лежи, лежи спокойно, - Опять вслух сказала она. - В нем кровь медведей воинских - Мамаева кровь, да кровь братьев орденских – Острожская кровь, с кровью Ангелов перемешалась. Как в Андрюше Боголюбском, - Задумчиво добавила она.
- Только доли ему как у Боголюбского не надо! Венца мученического!! – Собрав силы, выдохнула Елена, - Обещай!!!
- Не будет ему доли мученической. Обещаю! – Твердо ответила Дева Ариев, - Он этот венец другим несет. И поделом! – Она почувствовала, как тело под ее рукой напряглось и вдруг обмякло.
- Прости…- Прошелестело в ответ.
- Упокойся с миром, - Она наклонилась над Еленой, поцеловала ее в холодный лоб и закрыла глаза.
Великая княгиня, регентша Великой Руси лежала спокойно, как будто уснула. На губах ее была мягкая, чуть заметная улыбка. Видно в свою последнюю минуту, услышала или привиделось ей что-то хорошее и доброе. Малка поцеловала ее еще раз в эту улыбку и, скинув с головы зеленое покрывало Артемиды, накрыла отошедшую в иной мир. По плечам ее рассыпались огненно-рыжие косы, в неверном свете горящей лампады, напоминающие медных змей шевелящихся на ее голове. Если бы кто-нибудь мог увидеть ее со стороны, то подумал бы, что Богиня мщения Ариния дает обет мести над телом того, кто ее вызвал к своему смертному ложу.
Весть о смерти Елены Васильевны облетела весь дворец мгновенно. Только Георгий продолжал играть, как ни в чем не бывало. Боги берегли его, для каких-то своих целей. Семилетний Иван, узнав о смерти матери, с громкими рыданиями метался по лестницам и палатам теремного дворца. Наконец он влетел в покой Ивана Овчины и уткнулся в колени своего лучшего друга и любимца матери. Иван гладил его по голове, пытаясь успокоить, хотя у самого на душе кошки скребли. Он прекрасно понимал, что дни его сочтены, что те, кто извел Елену, скоро дотянуться и до него с сестрой и до всех, кто был рядом с молодой княгиней. Кроме того ходили слухи, что в покоях убиенной и во дворцовых переходах мелькали рыжие косы Богинь мщения – Ариний, то ли по его душу пришедших, то ли Еленой вызванных. Но и в том и в другом случае, радости это не сулило, а сулило начало долгой и кровавой свары.
В самом Кремле уже появились люди Василия Шуйского. Василий был стар, перевалил за шестой десяток, но умом и телом был крепок. Недавно женился на двоюродной сестре Великого князя Ивана, дочери Ордынского Хана Петра и потому считал себя Великому князю ровней. Тут же ошивался и князь Иван Бельский, потом князей Белозерских, из самых старых медвежьих родов. Знал Иван Овчина не к добру все это. Знал и оказался прав. Ровно через неделю, не дав даже сороковины справить, люди Шуйского и Бельского скрутили бывшего княгинина любимца и запихнули в цареву тюрьму, где и уморили голодом. Сестру же его, мамку князя Ивана – Аграфену Челяднину сослали в Каргополь и постригли в монахини, не смотря на слезы ее питомца. Однако это были последние слезы маленького Вани, как и предсказала его матери на смертном одре весталка Артемиды. С этих слез отплакал он все свое горе и, закусив губу, стал раскачивать маятник неумолимой мести, спрятавшись за спину Боярской Думы. Только стали замечать люди, как легким облаком мелькала, как бы оберегая его от всех напастей, легкая тень женщины в зеленом боярском платье с огненными волосами, перетянутыми золотым обручем с драгоценным изумрудом необычайной красоты.
Первым сгинул Василий Шуйский, на одном из пиров получивший ковш с отравленным вином из рук слуги некоего волчьего вида с кровавым взором медовых глаз. Затем сгинул в темнице, зачахнув в одночасье, Иван Бельский. Отсекли по ошибке голову дьяку Мишурину, что руку приложил к пострижению Аграфены. И покатилася торба с высокого горба.
На месте сгоревшего Зачатьевского монастыря, что на Остожье, там, где на опушке березовой рощи у Красного пруда стояли кельи сестер, стала появляться неприметная монахиня. Вскорости она, собрав вокруг себя сестер из старой обители, и привлекши новых, заложила новую часовенку поближе к Кремлю на берегу Лебяжьего озера, как бы на островке между Москвой-рекой, озером и речкой Сивкой. Рядом с часовенкой выросло общежитие сестер монахинь и отдельный теремок, отбежавший под прикрытие листвы березовой рощи, что взбегала от озерка на склоны Ваганьского холма. Новые сестры разительно отличались от старых, статью, взглядом несмиренных глаз, а главное умением держать в руках плотницкий топор, а может так же и боевую секиру. С их помощью обитель отстраивалась быстро и надежно, получив пока негласное название Алексеевской, в память митрополита Алексия, наставника Великого князя Дмитрия Донского.
Игуменья монастыря часто стояла службу во вновь отстроенной часовенке, посвященной Богородице. Ее иконописный профиль, напоминающий лики с древних икон в свете колеблющегося пламени свечей казался окруженным сияющим нимбом. Сестры в ней души не чаяли и верили ей безоговорочно. Только дома за закрытыми дверями снимала она с головы черный монашеский платок, рассыпая по плечам свои рыжие косы, и, откинувшись на мягкие восточные подушки низкой оттоманки, попивала из драгоценного бокала тягучее красное вино, невесть каким образом попадавшее сюда. Правда, говорили, что ее четыре слуги знаются с нечистой силой. Иначе откуда у них в глазах такой отблеск смерти, и почему волосы их скорее напоминают шерсть старых матерых волков, почти неотличимую от шерсти волчьих малахаев и коротких накидок, так любимых ими. Да и вообще непонятно, отчего это такая набожная игуменья, держит в женской обители, при себе четырех здоровых мужиков. Однако все это говорилось шепотом, потому, как глядеть в глаза ее стражам, да и ей самой никто не решался, больно уж читался в их взглядах смертный приговор, и по коже пробегали ледяные мурашки вечности.


ТемаАвторДата 
ПОРА МЕЖ ВОЛКА И СОБАКИ,,,пилигрим.4.12.2010 08:17
Глава 2 СОВЕТ.пилигрим.4.12.2010 12:06
Глава 3. ТУМАННЫЙ АЛЬБИОНпилигрим.5.12.2010 10:21
Глава 4 ПОКА ЕЩЕ ВОРОНЕНОК.пилигрим.5.12.2010 13:36
Глава 5 ОТ СОБОРА ДО СОБОРА.пилигрим.5.12.2010 16:13
Глава 6 ВСЯК СВЕРЧОК…пилигрим.6.12.2010 09:12
Глава 7 СИРОТКИ. ВДОВЬИ ДЕТИ.пилигрим.6.12.2010 14:25
Глава 8 КАЗАН – ОБЩИЙ КОТЕЛ, КАЗНА ОРДЫНСКАЯ.пилигрим.6.12.2010 22:03
ГЛАВА 9 ПРИТВОРСТВО.пилигрим.7.12.2010 07:51
ЧАСТЬ ВТОРАЯ. КРОМЕШНИКИ. Глава 1 ДЕВЫ-ЛЕБЕДИ.пилигрим.7.12.2010 11:06
Глава 2 УХОД ПЕРЕСВЕТА.пилигрим.7.12.2010 12:53
Глава 3 ОТРАВИТЕЛИ.пилигрим.7.12.2010 18:09
Глава 4. ЛИВОНЦЫ.пилигрим.8.12.2010 09:06
Глава 5 СЛОБОДАпилигрим.8.12.2010 12:03
Глава 6 ОПРИЧНИНА.пилигрим.8.12.2010 14:50
Глава 7. ИНОЗЕМЦЫ И ИНОВЕРЦЫ.пилигрим.8.12.2010 21:30
Глава 8 ПЕРЕЛОМ.пилигрим.9.12.2010 07:29
Глава 9 ПОСЛЕДНИЙ ИЗ ДЕТОК ЗАХАРЬИНЫХ.пилигрим.9.12.2010 12:19
ЧАСТЬ ТРЕТЬЯ. ВЕЛЬМИ ЧУДЕН И ГРОЗЕН. Глава 1. МЕДВЕДЬ В БЕРЛОГЕпилигрим.9.12.2010 16:54
Глава 2 ШАТУН.пилигрим.10.12.2010 19:57
Глава 3 НОВГОРОД.пилигрим.11.12.2010 13:25
Глава 4. НАБЕГ.пилигрим.11.12.2010 16:05
Глава 5 КОНЕЦ КРЫМСКИМ ОРДАМ.пилигрим.12.12.2010 09:57
Глава 6 КУДЕЯР.пилигрим.12.12.2010 16:33
Глава 7 МЫ ТЕПЕРЬ НЕ ОПРИЧЬ – МЫ САМИ ДВОР..пилигрим.12.12.2010 18:33
Глава 8 КРОВАВАЯ ОБЕДНЯ.пилигрим.13.12.2010 08:47
Глава 9 ЧЕРНЫЙ ЛЕС.пилигрим.13.12.2010 14:23
ЧАСТЬ 4 СУМЕРКИ.Глава 1 СИМЕОН БЕКБУЛАТОВИЧ.пилигрим.14.12.2010 09:41
Глава 2 НА СТРАЖЕ ПОРТАЛАпилигрим.15.12.2010 07:50
Глава 3 ГОДУНОВ.пилигрим.15.12.2010 10:19
Глава 4 СТЕФАН БАТОРИЙ.пилигрим.16.12.2010 18:28
Глава 5 ИНКВИЗИЦИЯ.пилигрим.17.12.2010 08:16
Глава 6 УХОД.пилигрим.17.12.2010 18:31
Глава 7. ЯД АСПИДА.пилигрим.18.12.2010 08:49
Глава 8 ВЕДАЮЩИЕ ВЕДАЮТ.пилигрим.19.12.2010 09:48
Глава 9. БЕЛОВОДЬЕ.пилигрим.19.12.2010 11:18
КОНЕЦ ВМЕСТО ЗАКЛЮЧЕНИЯ.пилигрим.19.12.2010 13:14
Жду ваших откликовпилигрим.19.12.2010 13:16
Re: Жду ваших откликовШкет20.08.2011 11:27
Re: Re: Жду ваших откликовпилигрим.20.08.2011 11:47
  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
Ответить
Автор:  
E-mail: 
Тема: 
Текст:
e-mail при ответах в этой ветке
Закачать картинку:
Размер одной картинки не более 30кБ
URL картинки:
URL ссылки:
Текст ссылки:
Помощь и информация по использованию форума



   Русский час Электронный научный общественный альманах Клуб Раритет. Поиск, обнаружение, введение в научный и искусствоведческий обиход предметов материальной культуры и быта прошлого, имеющих историческую, культурную и научную ценность. Театр на французском языке Находится в каталоге Апорт