На главную страницу



  Официальный сайт ИЗДАТЕЛЬСТВА и редакции первого в России журнала по криптоистории  

Литературный зал Арт&Факт

Поиск по всему тексту наших книг
  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
автор: "София"   e-mail
Дата: 13.10.2012 18:35
Тема: Династия деспозинов на русском престоле
Блаженный Иоанн

ДИНАСТИЯ ДЕСПОЗИНОВ НА РУССКОМ ПРЕСТОЛЕ
Очерк духовной истории
М., 2012


ИСТОРИЯ ОЧАМИ БОГОМИЛА: ДУХОВНЫЙ ВЗГЛЯД НА ИСТОРИЧЕСКИЙ ПРОЦЕСС

Предисловие редактора

‘Кто контролирует прошлое, тот контролирует будущее. Кто контролирует на-стоящее, тот контролирует прошлое’.
Джордж Оруэлл, написав в 1949 году эти слова, обличил психологию всех на свете тираний: чтобы укрепить свою власть на будущее, узурпаторы из дня сегодняшнего простирают руку в день вчерашний, перелицовывая его в выгодном для себя свете.
Нацисты переписали историю германской нации едва ли не от античности. Сталин в ‘Кратком курсе истории ВКП(б)’ переписал историю революции, а его прихлебатели с академическими степенями с таким же рвением переписали под заказ ‘Хозяина’ историю России и мира. Ким Ир Сен в Северной Корее перелопатил историю Юго-Восточной Азии – с этого началось превращение КНДР в страну без времени...
Российское общество сегодня скандализовано: школьные учебники перекраиваются на ходу, едва ли не ежегодно меняя тенденциозность изложения вслед за колебанием конъюнктурного идеологического курса. Вот и Сталин, казалось бы, окончательно заклейменный в 80-е как один из величайших злодеев ХХ века, автор и исполнитель геноцида русского (и не только русского!) народа, в новейшем прочтении предстает ‘эффективным менеджером’, едва ли не спасителем страны.
Таков, стало быть, заказ.
‘Юриспруденция – продажная девка политики’, говаривал д-р Геббельс. Известно, при иных режимах закон что дышло. Историография, увы, тоже далеко не безгрешна. Власти предержащие проституируют Клио так же, как и Фемиду. Выпячиваются одни лики, с клочьями выдираются из хрестоматий другие, причудливо тасуются события и даты... Проходные фигуры, аферисты и прохвосты прославляются как ‘Великие’, а истинные герои объявляются ничтожествами, преступниками, еретиками и предаются, по римскому обычаю, ‘проклятию памяти’.
Нацисты, Сталин, Ким Ир Сен... Мы назвали лишь несколько относительно свежих примеров, взятых буквально с поверхности. Они могут вызывать праведный гнев или равнодушное пожимание плечами – до тех пор, пока не сделаешь следующий шаг и не сподобишься шокирующего прозрения: переписыванию подвергается уже тысячу раз переписанное!

Отрезвляющая инъекция правды

Невдомек современному среднестатистическому горожанину, имеющему за душой среднее образование, а то и диплом гуманитарного вуза, НАСКОЛЬКО известная ему со школьной скамьи история НЕ ИМЕЕТ НИЧЕГО ОБЩЕГО с тем, что происходило в действительности.
Школьники Советского Союза учились по сталинским прописям. Но гимназисты царской России постигали тоже отнюдь не аутентичные свитки! И до них историческое поле было тысячу раз перепахано, вытоптано, засеяно солью, взрастив развесистую клюкву, которая выдается за древо памяти народной.
Не только среднестатистический русский, но и среднестатистический европеец, китаец, японец, индус, еврей, араб пребывают в полнейшем неведении относительно того, как все было на самом деле. То, чем питается сегодня национальное самосознание едва ли не всех народов, – созданный нечистыми руками фантом, наведенный морок, отраженный в кривых зеркалах.
Не отсюда ли фатальная инфляция смыслов, мировоззренческий тупик цивилизации? Мы утратили будущее, потому что раз за разом отдавали свое настоящее манипуляторам-политтехнологам, лишавшим нас прошлого.
Чтобы вновь обрести последние смыслы, необходимо отказаться от накопившихся за тысячи лет конъюнктурных лжей, очистить заросшее бельмами духовное зрение и вернуться к корням. Для этого потребуется отрезвляющая инъекция правды, принять которую, однако, будет непросто.

Человечество не знает собственной истории

О необходимости пересмотра истории говорится, разумеется, не впервые. Не раз и не два за столетие кто-нибудь да выступает с подобной инициативой. Иногда чтобы перекроить мир ‘до основанья, а затем’, как основатели исторического материализма Маркс и Энгельс. Иногда – чтобы основать новую религию, хорошо продать ее и зашибить деньгу, как гуру сайентологов Л. Рон Хаббард. Иногда просто в порыве ‘свободного научного поиска’ (далеко не всегда бескорыстного), как авторы нашумевшей ‘новой хронологии’.
Результаты разочаровывают. Среди ‘здравомыслящей’ и ‘образованной’ публики к настоящему времени дискредитирована сама идея фундаментального пересмотра истории. Чтобы не впасть в абсурд, подобно академику Фоменко, интеллигентный читатель предпочитает не удаляться от ‘проверенных’, ‘time honoured’ академических парадигм.
Проблема в том, что в своей исходной, основополагающей посылке мятежный математик прав: несмотря на миллионные тиражи исторических монографий, человечество не знает собственной истории. Историография оперирует источниками разной степени сомнительности. Несмотря на изобретенные в последнее время методы научной верификации данных, бoльшая часть того, что нам известно о прошлом, неполна, искажена или недостоверна.
Последнее в полной мере касается даже известных, привычных, аксиоматических моментов, впитанных едва ли не с молоком матери. Татаро-монгольское иго, ‘золотой век’ Екатерины, ‘кровожадные’ цивилизации Мезоамерики, ‘мирное’ крещение Руси... Все это кажется незыблемой истиной, очевидной и неопровержимой, как вращение Солнца вокруг Земли. Но что по этому поводу скажет господин Коперник?..

Историография: наука не фактов, а интерпретаций

Историография по-прежнему остается наукой не фактов, а интерпретаций. Не случайно серьезные академические ученые по одной и той же теме выдают подчас диаметрально противоположные картины – причем каждая документально подтверждена. Это относится к событиям даже ХХ века. Что уж говорить об отдаленных временах!
Не надо быть академиком Фоменко, чтобы понимать: писанной истории доверять нельзя. В ней царит путаница, гремучая смесь фактов и вымысла. Фундаментальные монографии основаны на догадках, допусках, едва ли не на гаданиях – даже у добросовестных исследователей, искренне озабоченных поиском истины. А сколько во все времена работает шарлатанов на ниве истории, с легкостью фабрикующих очередной ‘краткий курс от сотворения мира до наших дней’ по заказу очередного Ивана Грозного!

Но ведь, скажут, есть летописи. Есть документы, хартии, свидетельства современников. Неужели по ним нельзя воссоздать истинную картину происходившего?
Увы, всего этого недостаточно. Летописцы часто лгут или заблуждаются; их своды подвергаются позднейшей ‘обработке’; документы и свидетельства прежде кому-то надо собрать и обобщить – колоссальная работа без гарантии результата, когда все зависит от личности историка, его сверхзадачи и степени личной предвзятости. К тому же доступна для изучения едва малая часть документов – подавляющее большинство либо уничтожено, либо хранится под тяжким спудом, не дай бог вылезет. Наконец, что толку обществу от наличия летописей? Первоисточников никто не читает. Представление о прошлом публика черпает из хрестоматий, основанных на монографиях, а монографии – все та же интерпретация при недостатке фактов, ‘полет в условиях ограниченной видимости’ .
Сколько шокирующей правды еще скрывается в хранилищах?

По отношению к истории общество оказалось в положении средневековых католиков: прочесть первоисточники невозможно, т.к. они на непонятном языке и доступ к ним затруднен, а официальные толкователи (прелаты) рассказывают либо в меру своего понимания (часто неглубокого), либо то, что им выгодно. В любом случае не проверишь, остается лишь принимать на веру.
Весьма показательным примером того, в какой тьме блуждает академическая историография, стало обнародование в 80-е годы ХХ века архивов инквизиции, посвященных средневековым катарам. Научное сообщество испытало шок, который один из ведущих европейских историков сравнил с коперниковским переворотом в астрономии. Те, кого веками считали изуверской сатанинской сектой, практиковавшей темные обряды и свальный грех, в беспристрастных протоколах инквизиторов предстали святыми и праведными последователями евангельской вести, истинными учениками Христа, благородными рыцарями правды, мучениками любви!
Одним махом были опровергнуты десятки томов исследований и научно-популярных книг по теме, казалось бы, давно и надежно изученной.
Но даже инквизиторским архивам нельзя доверять безоговорочно. Это отчеты палачей о жертвах. Разумеется, катары, идя на огненную голгофу, не открывали на допросах всей правды. Чтобы понимать, каковы были катары, надо быть катаром самому – иметь истинное (а не мнимое и виртуальное, чему сегодня тоже немало примеров!) преемство в духе.
А сколько шокирующей правды еще скрывается в хранилищах Ватикана, в Библиотеке Конгресса, в тайниках Британского музея, в спецхранах Российских государственных архивов? А сколько свидетельств никогда не станет доступно исследователям, поскольку различные узурпаторы слишком хорошо постарались скрыть правду?

Пласты подлогов, слои фальсификаций, нагромождения лжи

Человек даже приблизительно не представляет, в какой иллюзорной вселенной живет. Казалось бы, вся история известна со школьной скамьи. А копни чуть глубже – обличаются пласты подлогов, под которыми слои фальсификаций, под которыми нагромождения лжи, цель которых одна: навеки, надежно, окончательно изгладить, скрыть, похоронить истину!
Религиозные истины – не исключение. Давно уже доказано, что т.наз. ‘канон’ христи-анского Священного Писания (т.е. список библейских книг, признаваемых боговдохновенными) на самом деле тенденциозно отобранные и отредактированные версии – единицы из тысяч. Цель в данном случае была столь же неблаговидная: облегчить ортодоксии борьбу против ‘еретиков’, укрепить позиции института, а вовсе не открыть человечеству Бога.
Фальсификации, фальсификации, фальсификации! Ни светская, ни ‘священная’ исто-рия не заслуживают доверия. МЫ НЕ ЗНАЕМ СВОЕГО ПРОШЛОГО.

Великий Фальсификатор

Подобное прозрение, помимо шока, грозит утратой ориентиров. Чему же верить? Все было не так – а как же?
Чтобы не впасть в нигилизм, не превратиться в циничного ниспровергателя или в фантазера-мифотворца, спекулянта на воображаемых тайнах (подобного рода 'исследованиями' переполнен книжный рынок), необходимо усвоить духовный взгляд на исторический процесс.
Фальсификация истории гораздо более, чем частный интерес конкретного тирана-заказчика. За этим феноменом стоит сам Великий Фальсификатор – лукавый дух, демиург, Люцифер, которого катары именуют Ялдаваофом (в Библии он фигурирует под именами Иегова и Элогим) и полагают творцом нашего несчастного мира, полного зла, жестокости и обмана.
Люди, божественные по естеству, хитростью втянуты в эту космическую ловушку, где делается все, чтобы отбить у них память о добрых мирах, откуда они пришли, о бесконечно любящих Отце и Матери, об универсуме светлых божеств и об их собственном богочеловеческом достоинстве.
Память о правде подтачивает трон демиурга. Вот последняя причина тому, что переписывается метаистория, вымарываются сокровенные начертания с духовных пластин человека, подменяемые симулякром – байкой о ‘сотворении из праха’, ‘грехопадении’, ‘первородном грехе’ и грядущем ‘великом суде’.

Экзистенциальная нелегитимность

Все земные сталины, гитлеры, ким ир сены – не более чем бездарные вторичные реплики этого отца лжи. Все они переписывают историю по одной причине: из лютого страха, что правда, обличившись, покончит с их властью.
Страх перед правдой, стремление скрыть ее под покрывалом мифа, под имиджем – всегда признак узурпации. Злодеи сознают свою экзистенциальную нелегитимность (а нелегитимность эта в том, что Всевышний Отец, истинный Бог наш, не благословляет зло и не дает власти злым). Чтобы укрепить трон, им нужно не просто сочинить очередную ‘родословную от Рюрика’. Им нужно переменить экзистенцию, переиначить саму картину мира!
Мир должен быть таким, чтобы зло в нем являлось необходимой и главной частью! Зло должно стать основанием жизни, законом бытия, благом, ДОБРОМ!
Для этого истинное добро необходимо объявить злом, а признающих приоритет добра – дураками, слабаками, идеалистами-мечтателями, влекущими в сети соблазна… т.е. врагами человека .
Вот исконная мотивация всех на свете исторических фальсификаций. Экзистенциальная нелегитимность узурпатора порождает экзистенциальную паранойю и экзистенциальную шизофрению, стремление отменить реальность и выдать за нее вымысел.
Подобно демиургу, скрывшемуся от света Отца в собственной темной, злобной и нечистой иллюзорной вселенной, злодеи бегут в дебри исторического мифа, чтобы доказать народу (и прежде всего себе самим, заговорить себе совесть), что правда на их стороне.
Так снова и снова черное выдается за белое.

Земля не оторвана от универсума добрых миров, который наши предки именовали Правью (обителью правды) и Славью (чертогом божеств). Снова и снова на землю приходят вестники любви и премудрости от любящего Отца. Свет его снова и снова каскадами изливается в мир, проницая сердца и пробуждая в них божественный потенциал, и зло на время как бы скукоживается, отступает. Свидетельством тому добрые и непорочные цивилизации, настойчиво прорастающие сквозь асфальт века сего: Гиперборея, Атлантида, Аркадия, славянское богомильство довладимирской Руси, окситанский катарский оазис в средневековой Европе...
Снова и снова рождаются помазанники, добрые милостивые старцы и старицы, отцы и матери, посвященные в тайны божественного милосердия и восходящего пути к чертогам Отца и Матери небесной любви. Их называют христами, богомилами, буддами, бодхисатвами. Идет сквозь века линия династического преемства первородной непорочности, распространяющая вокруг себя побеги истинной духовности.
Пока человечество помнит о своем святом первородстве, оно сохраняет связь с Небом, а значит, трещит по швам самозванная власть князя мира сего, шатается его трон.
Вот почему он без конца посылает в ответ своих черных помазанников из Нави (исподнего мира), пришельцев ‘от нижних’ – узурпаторов-перехватчиков вроде ‘крестителя’ Владимира. Вот почему он порождает фарисейские церкви, где на моисеевых седалищах царят порождения ехиднины, вместо любви исповедующие закон, а вместо милости требующие жертв. Вот почему инспирирует бесконечные крестовые походы, войны, геноциды, холокосты...
Цель Ялдаваофа одна: доказать, что в этом мире НЕВОЗМОЖНА ЖИЗНЬ БЕЗ ЗЛА, похоти, лжи, ‘деньги и петли’. Не может ‘прогресс’ цивилизации идти иначе как по трупам. А если и случались прецеденты иного – то не было, не было, не было их! А если кто осмелится утверждать иное – да будет анафема, дыба и костер!

Парадокс Гегеля

Тонкой работе этого духа подвержены, по мере своей неочищенности, большинство историков и философов истории. Потому и не видят в глубине веков ничего, кроме ‘княжеских драк’, грязи, крови и мерзости. Потому и уверены (и уверяют других), будто мир живет по закону джунглей, и нет в истории иной правды, кроме ‘права сильного’ (а Элогим, известно, ‘бог сил’). Выживает сильнейший – а стало быть, оправданы атомные боеголовки, ‘реальная политика’ и спецслужбы.
Так историк, сам того не сознавая, становится исказителем, очернителем истории. Его интерпретации порочны по определению. Темное и злое он интуитивно полагает реальным, а светлое отметает, подобно Карамзину считая ‘сказками, которые привносят невежды’.
Истинная цель ‘официальной’ истории – показать прошлое, которого не существовало, отменяя тем самым единственно бывшее. Истинная цель летописаний века сего – отбить у человечества память.
Вот и формулирует с горькой иронией Гегель свой знаменитый парадокс: ‘История учит человека тому, что он ничему не учится из истории’.

*
Что же делать? Как быть?
К счастью, ЕСТЬ БОГ! И это не тот бог, о котором твердят инквизиторы как о благословителе их кровавых репрессий. Это – Бог любви и бесконечной доброты, настолько превосходящих, что сила их обращает в ничто любое зло. Этого Бога знали и славили как Отца божеств и людей цивилизации и помазанники, положившие своей основой непорочность. Он Бог последней правды – правды не о страшном суде и вечных муках, а о великом оправдании человека.
В переломные для судеб мира моменты Отец посылает на землю тех, кому дает жезл обличить нагромождения лжи и реставрировать духовную память человечества.

*
Автор предлагаемой вашему вниманию книги – блаженный Иоанн – один из таких вестников Отца. Подобно своим предшественникам катарским перфектам, славянским старцам-нестяжателям, христоверам-богомилам, персидскому пророку Мани, русскому бодхисатве Льву Толстому, познал свирепые гонения от современных ортодоксов-институционалов за то, что учит о Боге Любви. Несколько раз в буквальном смысле прошел через смерть, вкусил горечь изгнания.
Но свет во тьме светит, и тьма не обнимет его. Кому открыта превосходящая превосходящих степень любви добрых божеств из универсума нашего Отца, кто познал великую тайну человека (в нем запечатлена полнота Божества несмотря ни на что), – тому никакие гонения не угасят миннического огня в сердце. Чем тяжелее испытания, тем горячее разгорается внутренний солнечный диск и тем более высоких откровений о небесных мирах сподобляется помазанник.

Второе обращение

Блаженный Иоанн определяет нашу эпоху как переломную. Религия и светская культура в кризисе, связанном с утратой ориентиров. Для того, чтобы открылись новые пути, необходимо ВТОРОЕ ОБРАЩЕНИЕ.
Что означает ‘второе обращение’? Поворот сознания на 180°. Отказ от мифа и возвращение к истинной духовной реальности.
Пять (а то и семь) тысяч лет цивилизация поклоняется ‘единому богу’. О том, каков этот бог, красноречиво свидетельствует Ветхий завет, где океан мерзости, подлости, кровосмесительств и кровопролитий едва-едва сдобрен чайной ложечкой милосердия, добавленной, по всей видимости, для приманки. На правах ‘творца’ Элогим обращается с человеком как с расходным материалом – и, будто бы, иначе и быть не должно: таков уж человек по своей ‘грехопадшей’ природе, что величайшим благом для него является зло и смерть. Отнесись к нему по-доброму – он же ведь совсем распояшется. Только страх и угроза могут держать его в узде.
Такова правда - но о князе мира сего: он злобен, подл и ничтожен, он самозванец и узурпатор. Миф же о нем заключается в том, что он – единственный бог, что он благ и что власть его над миром законна.
Человечество, вроде бы, давно отреклось от ветхозаветного канона, но яд обожествленного зла и "благословленных" кровавых деяний проник глубоко. Спустя 400 лет после гуманистов Ренессанса, три века после Руссо, два века после В.С.Соловьева с его ‘Оправданием добра’, век после проповеди Толстого – человечество по-прежнему подсознательно больше верит в зло. А значит, Иегова все еще правит миром, хоть и прикрывается модерновой маской.
Пока мир – осознанно ли, неосознанно ли – исповедует богом человекоубийцу и благословителя зла, цивилизация обречена сползать в пропасть. Новые тирании будут по-новому промывать мозги, требовать новых жертв и мало-помалу приближать планетарную катастрофу.

Тайна бессмертных: неоднозначная картина мира

Катарские бессмертные, в 2006 г. открывшись о.Иоанну на окситанской горе Перпетуза, сказали: ‘Обратитесь! Ваши ценности ложны! Вы поклоняетесь фальшивому богу!’ И открыли тайну о неоднозначной картине мира, без постижения которой невозможна правильная духовная самоидентификация человека.
Да, демиург мира сего зол, и однажды его (его именно!) ожидает суд. Но человек – не из этого мира! Он втянут в него насильным и противоестественным образом, приспособлен к нему темным чародейством (блаж.Иоанн называет это адаптационной перелепкой), от последствий которого вечно страдает. В нем живет божество, но оно сковано темными привнесениями демиурга.
Все, что нужно человеку – осознать свое истинное происхождение, непорочное рождение 100 из 100 от великого доброго Отца, абсолютно чуждого всякому злу. Тогда и начнется постепенный путь восстановления и самого человека (превращение его в богочеловека), и человеческой цивилизации (преображение ее в богоцивилизацию).
Для того, чтобы второе обращение могло состояться, должны сняться шоры с духовного зрения. Необходимо трезво увидеть мир и себя в мире, по-новому переосмыслить происходящее.
Едва ли не важнейшее в этом процессе – духовное переосмысление истории, прочтение ее очами нашего Отца, а не демиурга.

Светлое прошлое

Эта перемена, второе обращение, о котором не устает учить о.Иоанн, происходило множество раз в истории. Каждый раз сопровождалось оно периодом великого мира, благоденствием людей, расцветом ремесел и культуры. Когда человек перестает считаться средством, а становится целью; когда духовный взор обращается к доброму Отцу на небесах и к доброму божеству, олицетворенному в ближнем; когда законом жизни становится не запрет под страхом кары, а любовь, – расцветает божественное начало в человеке, и вся земля благословляется вокруг него.
Что сохранила об этом наша историческая память? Глухие отголоски. История тоже претерпела свою адаптационную перелепку. ‘Люциферианская челядь’ постаралась вычеркнуть из нее все, что противоречит человеконенавистнической доктрине. Праведники изгнаны и убиты, а доброе, сделанное ими, присвоено палачами, приписано тиранам и узурпаторам.
Отголоски правды еще звучат, но восстановить истину человеческими средствами невозможно. Подчас свидетельства ее лежат буквально на поверхности, зафиксированы в хрониках, описаны в монографиях (как бы ни старались фальсификаторы, уничтожить правду до конца никогда не удается) – но так расставлены акценты и такой наведен гипноз, что смотришь в упор, не видя.
Необходим помазанник, способный отделить зерна от плевел, реставрировать почерненные иконы, раскрыть врата и окна в светлое прошлое – чтобы помочь нам просветлить настоящее и обрести, соответственно, светлое будущее.

Переворот в сознании: революция Бога Любви

Книга, которая вам предлежит, отнюдь не легкое чтение. Она потребует от читателя переворота в сознании. Чтобы принять мысль автора, придется пересмотреть заученные с детства схемы и стереотипы, пройти определенный мировоззренческий кризис. Но плоды этого будут велики.
Перед вами трактат не исторический, а мистический и духовный. Цель его – дать иной вектор зрения на исторический процесс, наметить, по любимому автором выражению Велимира Хлебникова, иной, верный ‘угол ладьи и звезды’, чтобы, руководствуясь этой навигацией, мореход-читатель заскользил по водам Прави.
Анализируя исторические свидетельства, блаженный Иоанн на бесчисленных примерах обосновывает правоту добра и неправоту зла. Он стремится показать: как бы ни лютовало зло, какого бы могущества ни достигали тиранические престолы, ДОБРОТА ПОБЕЖДАЕТ.
Исполнилась мера, и только поэтому становятся возможны подобные книги. Мир меняется. Бог Любви совершает свою революцию, сокрушая престол бога ненависти. Как всегда, прежде чем падает тиран, людям становится открыта правда о нем.

Мужество доброты

Не в этом ли величайшее утешение для истомленного злом человечества? По сути, каждый человек от колыбели до могилы только и делает, что ищет подтверждения этой простой истине – и умирает лишь потому, что не находит.
Нужно определенное мужество, чтобы признать безусловное преимущество добра над злом. И блаженный Иоанн своей вдохновляющей книгой подает это мужество доброты, почерпнутое им из опыта его великих предшественников.
Доброта побеждала в самые мрачные эпохи, подчас свидетельствуя мученичеством свою победу. Век от века накапливалась чаша Христа – Святой Грааль, наливалась жертвен-ной силой чистых и праведных душ (все они сегодня образуют пантеон добрых покровителей человечества). Век за веком совершала свое служение Богоматерь, соловецкая Сестра Милосердия. И вот наступает время, когда победа добра будет одержана воочию.

Архетипические письмена

Говорят: в основе религии – миф. Возможно, в отношении религии, как института застывшего, канонизированного, озабоченного сохранением собственного гомеостаза, это действительно так. Но в основе духовности (живого и животворящего проявления божественного начала в человеке) – не миф, а нечто совершенно иное: то, что К.Г.Юнг назвал архетипом.
Архетип – метаисторическая память человека, восходящая к началу вечности. Архетип – то, что связывает нас воедино с Божеством и друг с другом, проявление нашего общего соборного ‘Я’. Архетип – аксиома бытия, нечто столь же безусловно сущее, как мать для младенца.

Блаженный Иоанн настаивает: архетип всегда добр, поскольку добры наши пренебесные Отец и Мать, податели архетипов. И не случайно слово ‘архетип’ едва ли не самое частоупотребительное в его книге. Духовное возрождение человечества невозможно без восстановления архетипов.
Демиург, совершая адаптационную перелепку, стер человеку архетипическую память и подменил архетип мифом, виртуальностью. Вот почему изначально порочны, ложны и обречены все его проекты – и вот почему он вынужден подкреплять их угрозой и страхом. Достаточно человеку встать на камень архетипа, как воздушные замки князя мира рушатся, а угрозы перестают действовать. Человек становится воистину свободен.
Вот почему так трудно дается архетипическое прозрение. Весь порядок мира устроен так, чтобы его исключить. Но что невозможно человеку, возможно Богу. Взору помазанников доступно особое мистическое пространство – белый экран, на котором безущербно запечатлены архетипические письмена.
Вчитайтесь между строк в божественную летопись о.Иоанна, и эти письмена станут вам внятны.

Читая в Мистической библиотеке

В своей книге блаженный Иоанн оперирует огромным множеством концепций. Его кругозор, диапазон его взгляда бесконечно широк. Искушенному читателю отдельные нюансы могут показаться знакомыми.
Конечно же, при работе над книгой автор ознакомился со многими учениями и гипотезами, получившими известность в последнее время. Так, концепция деспозинов (династии прямых потомков Христа по крови) встречается у английского историка Лоренса Гарднера – а Гарднер, в свою очередь, почерпнул сведения о деспозинах в архивах Британской библиотеки. Гипотезы о древней, довладимирской Руси-Гиперборее развивают сегодня многие авторы, напр., В.Демин, А.Асов и пр. Сами эти авторы, однако, указывают, что большинство фактов, на основе которых они делают выводы, не придумано ими, а взято из преданий, фольклора, позабытых, но чудом сохранившихся мыслей мудрецов прошлого .
Блаженный Иоанн, безусловно, тоже пользуется многими из этих источников. Однако легко заметить, что он абсолютно свободен от их влияния. Его деспозины – совершенно иные, чем у Гарднера, и к гипотезе самого Гарднера он относится довольно презрительно. В то же время он знает о деспозинах то, о чем Гарднер и не догадывался, и о чем, скорее всего, ничего нет в библиотеке Британского музея. Именно это – доселе неизвестное – и составляет главное в его книге!
Откуда же черпает блаженный Иоанн?
Из Мистической библиотеки.

Мистическая библиотека – еще один центральный концептуал учения о.Иоанна, совершенно уникальный и оригинальный (как, впрочем, весьма многое в его учении). Это надмирное духовное пространство, запечатляющее бесценные свидетельства каждой души, проходящей земной путь. Олицетворенная память Мира, кладовая архетипов.
В ней читали и читают все добрые гении человечества. Прежде чем быть написанной на земле, каждая добрая и умная книга сначала возникает на ее полках. Мистическая библиотека сохраняет все, что пытается стереть rex mundi. Но чтобы войти в ее залы и читать в ее свитках, требуется особое посвящение.
В наши дни Мистическая библиотека как никогда приблизилась к земле. Многие духовно ориентированные души бессознательно (а то и полуосознанно) обращаются к ней и считывают из ее хранилищ таинственные летописания. Однако должны быть открыты врата и помазано сердце, чтобы чтение в духовных архивах проходило без искажений.
Блаженный Иоанн удостоился открытия этих врат. Прежде него Мистическая библиотека открылась Серафиму Умиленному, великому патриарху, мученику и победителю сталинского Гулага, бывшему императору Михаилу II Романову. Прямым наследником его, преемником духа, жезла и благодати и является о.Иоанн. (Более подробно о преемстве от Серафимовой ветви см. в Постскриптуме к настоящей книге).

Всеоправдательное бодхисатвическое око

Мистическая библиотека – врата от земли в мир нашего бесконечно доброго Отца (уточним: одни из врат, поскольку их множество). Она подает сокровенное знание, позволяющее по-новому увидеть, казалось бы, тысячу раз виденное. У причастного к ней возникает иное зрение – зрение превосходящей небесной доброты.
Книга ‘Династия деспозинов на русском престоле’ – пример именно такого, превосходяще-доброго взгляда. Это история, прочитанная глазами свидетеля небесной любви, всеоправдательным бодхисатвическим оком, добрыми, но при этом духовно строгими и трезвенными очами русского старца-богомила.

Леонид Белов.


ТемаАвторДата 
Династия деспозинов на русском престолеСофия13.10.2012 18:35
Re: Династия деспозинов на русском престолеСофия13.10.2012 21:05
Re: Династия деспозинов на русском престоле, из ч.3София14.10.2012 19:32
Re: Из ч.3 ПЕТР III ПРОТИВ ЕКАТЕРИНЫ (начало)София14.10.2012 21:45
Re: Из ч.3 ПЕТР III ПРОТИВ ЕКАТЕРИНЫ (продолжение. умер ли Петр?)София15.10.2012 12:08
Re: Из ч.3. ПЕТР III ПРОТИВ ЕКАТЕРИНЫ (окончание. Тайна Пугачева)София15.10.2012 13:12
Re: Re: Из ч.3. ПЕТР III ПРОТИВ ЕКАТЕРИНЫ (окончание. Тайна Пугачева)София15.10.2012 14:34
Re: Re: Из ч.3. ПЕТР III ПРОТИВ ЕКАТЕРИНЫ (окончание. Тайна Пугачева)пилигрим.26.10.2012 04:31
  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
Ответить
Автор:  
E-mail: 
Тема: 
Текст:
e-mail при ответах в этой ветке
Закачать картинку:
Размер одной картинки не более 30кБ
URL картинки:
URL ссылки:
Текст ссылки:
Помощь и информация по использованию форума



   Русский час Электронный научный общественный альманах Клуб Раритет. Поиск, обнаружение, введение в научный и искусствоведческий обиход предметов материальной культуры и быта прошлого, имеющих историческую, культурную и научную ценность. Театр на французском языке Находится в каталоге Апорт