Вернуться к списку поступлений

Брюнн М.

Загадка южнокорейского "Боинга-747"

Источник: http://engine.aviaport.ru/issues/61/page12.html

Так что же произошло в ночь на 1 сентября 1983 г. В небе над Сахалином?

Минуло уже более 25 лет с той сентябрьской ночи, когда гигантский авиалайнер "Боинг-747", следовавший рейсом KAL 007, рухнул в море где-то между Сахалином, Корейским полуостровом и Японией. О его судьбе до сих пор ничего точно не известно. Что произошло с ним на самом деле? Был ли самолет сбит советским перехватчиком, поражен японскими средствами ПВО, взорван в воздухе для того, чтобы замести следы неудавшейся провокации? Известно одно - американская пропаганда приложила беспрецедентные усилия для того, чтобы обвинить в гибели этого самолета советских военных летчиков, которые якобы запятнали себя клеймом "аморальных, бездушных, роботоподобных убийц", к тому же гордящихся хладнокровным расстрелом "безоружного гражданского авиалайнера".

Странный набор фактов и домыслов

Ранним утром 1 сентября 1983 года самолет "Корейских авиалиний", выполнявший рейс KAL 007, исчез с экранов радаров над Японским морем. В самолете, летевшем из Нью-Йорка в Сеул через Анкоридж, находилось 269 человек - пассажиров и членов экипажа. Никто из них так никогда не был найден - ни живым, ни мертвым. Не было обнаружено и достоверно идентифицированных обломков гигантского лайнера.

Канадский генерал Ричард Ромер в своей книге "Massacre 747" утверждал, что пролет KAL 007 над российской территорией был преднамеренным актом. Однако он считает, что командир корабля намеревался таким образом… сэкономить топливо. Это предположение кажется невероятным, учитывая те опасности, которые подстерегали иностранный самолет над стратегически важным районом СССР, насыщенным разнообразными средствами ПВО. В догадках иного рода не было недостатка: KAL 007 совершал шпионскую миссию; он служил приманкой для того, чтобы активизировать советскую систему противовоздушной обороны так, чтобы американские разведывательные устройства смогли получать нужную информацию и пр.

Гражданский суд в Вашингтоне в 1988 г. посчитал "Корейские авиалинии" виновными в преднамеренном ошибочном поведении персонала в процессе выполнения полета KAL 007, поскольку пилоты должны были знать, что самолет опасно отклонился от заданного курса (более чем на 500 км от рекомендованной трассы). Решение суда подразумевало, что у пилотов были иные цели, не связанные с их обычными служебными обязанностями. Напомним, что 20 апреля 1978 г. другой самолет "Корейских авиалиний", летевший из Парижа в Сеул по трансарктическому маршруту, совершил крутой поворот вправо почти на 180°, на который обратили внимание пассажиры (солнце при правильном курсе светит в левые иллюминаторы, а тут вдруг оно появилось в поле зрения пассажиров, сидевших у правого борта), но оставшийся незаметным для профессиональных пилотов "Боинга-707". Далее рейс KAL 902 направился в сторону Кольского полуострова. Неподалеку от Североморска, главной базы советского Северного флота, истребитель Су-15 обстрелял "Боинг" и вынудил его приземлиться на лед замерзшего озера. По мнению советского руководства, этот полет был скоординирован с пролетом американского спутника радиоразведки. Провокационность поведения экипажа "Боинга" косвенно подтвердила реакция руководства компании: вернувшийся на родину командир корабля не только не был наказан, но даже получил повышение.

В 1991 г. в газете "Известия" журналист А. Иллеш опубликовал серию статей о событиях восьмилетней давности, связанных с исчезновением KAL 007. Он последовательно придерживался советской официальной версии: корейский "Боинг-747" был сбит случайно; его приняли за самолет-разведчик RC-135, некоторое время летевший рядом с "корейцем" настолько близко, что их отметки на экранах РЛС слились в одну. После расхождения отличить "безобидного пассажира" от специального самолета-шпиона было попросту невозможно… За стенами редакции бушевали бурные события начала девяностых. Рушился Советский Союз, который в глазах многих журналистов превратился вдруг из страны, "окончательно построившей социализм", в исчадие ада. Переоценивалась роль Соединенных Штатов; это была пора наивных надежд на то, что две страны, наконец, прекратят многолетнюю конфронтацию и заживут мирно, без взаимных упреков и опасений. В стране, проигравшей "холодную войну", возникла тенденция "признания вин", в том числе и несуществующих. Глухая стена секретности, возведенная в 1983 г. вокруг происшествия над Сахалином, и явное нежелание военного руководства дать убедительный и детальный отчет о результатах масштабной операции, связанной с поиском рухнувшего в море "Боинга", настроили журналистов "Известий" в "антиармейском" направлении.

Беседуя с пилотом истребителя Су-15, бывшим заместителем командира полка Геннадием Николаевичем Осиповичем, Н. Бурдыга также задал несколько бестактных, с точки зрения военного человека, вопросов: о чем думал летчик, применив оружие по пассажирскому лайнеру, были ли у него сомнения в правомерности своих действий и т.п. В статье этого журналиста содержались поразительные для боевого летчика-профессионала признания о том, что он, якобы, слабо знал силуэты гражданских самолетов, и все по вине недалекого военного руководства. "Боинг-747" до недавнего времени являлся крупнейшим пассажирским самолетом в мире и, во всяком случае для начала 1980-х годов, единственным серийным "двухпалубником". Характерный "горб" в носовой части машины невозможно не заметить, пролетая бок о бок (именно так, на небольшом расстоянии, прошел самолет Осиповича, ведя предупредительный огонь из пушки, после чего "ничего не подозревающий кореец" снизил скорость до 400 км/ч). Между тем, в статье Бурдыги подполковник Осипович, якобы, утверждал: "Он был больше Ил-76, а по очертаниям чем-то напоминал Ту-16". Просто поразительная подробность: у самолета Ту-16, напомним, двигатели не на пилонах, а спрятаны в крыло, и их всего два; фюзеляж тонкий без каких-либо утолщений в передней части… Словом, складывается ощущение, что журналист произвольно интерпретировал слова Осиповича, подгоняя под заранее избранную схему.

В конце восьмидесятых годов минувшего столетия к расследованию обстоятельств гибели корейского "боинга" подключился французский эксперт Мишель Брюнн, на первом этапе работавший по заказу частной американской организации "Фонд в поддержку конституционного правительства". Анализируя американские, южнокорейские и японские (а позднее и советские) источники информации, Брюнн пришел к удивительным выводам, которые впоследствии легли в основу книги, опубликованной на английском и французском языках. По его версии лайнер не был сбит советским истребителем у Сахалина, а потерпел катастрофу при загадочных обстоятельствах в районе Сангарского пролива у японских берегов. Если верить Брюнну, в ту ночь в советском воздушном пространстве над Сахалином состоялся крупномасштабный воздушный бой, в результате которого несколько американских военных самолетов были уничтожены. Обломки этих машин (упоминаются EF-111 и даже SR-71) и даже почти целый фюзеляж крупного самолета-разведчика (вероятно, RC-135) были, по данным Брюнна, обнаружены и осмотрены советскими водолазами. Он приводит, в частности, цитаты из бесед с советскими глубоководниками, которые описывают детали поиска и обнаружения (!) обломков двух разных самолетов - одного на большой глубине, в заиленном грунте с помощью водолазного колокола и другого - на глубине примерно 170 м (речь идет именно о фюзеляже самолета, внутрь которого забирались водолазы и осматривали элементы конструкции). Ни в одном из указанных районов останки пассажиров не были найдены, что составляет еще одну загадку KAL 007.

В 1992 г. по распоряжению президента Ельцина найденные фрагменты были переданы южнокорейскому правительству. Любопытно, что в их числе были и бортовые регистраторы параметров полета, но… другого типа, не такие, какие применялись на "Боинге-747". Лента одного из них была девственно чистой, а запись другого регистратора оказалась неисправимо испорченной… По свидетельству Брюнна, среди переданных фрагментов имелся даже обломок… бомбодержателя, а также надувные плотики, которые на борту "семьсот сорок седьмого" отсутствуют, зато входят в систему спасения экипажа RC-135.
И, наконец, Брюнн утверждает, что японские авиадиспетчеры в последний раз вели переговоры с экипажем KAL 007 через 50 минут после его "уничтожения" советским истребителем. Он же указал, что через 9 дней после гибели "Боинга" многочисленные легкие обломки, вероятно принадлежавшие ему, были обнаружены на западном побережье Японии, что невозможно по гидрометеорологическим соображениям (направление ветра и течения в районе острова Монерон, где в соответствии с официальной версией погиб лайнер, северное, а места обнаружения обломков находились южнее на 400 км).

Сухой остаток

Невероятно, не правда ли? Можно, конечно же, счесть, что очередной любитель "жареных фактов" занимается подтасовками и прямым обманом в стиле небезызвестного Резуна-Суворова, предлагая весьма сомнительный товар. Да и зачем громоздить такие горы лжи сразу четырем правительствам разных государств - СССР, США, Японии и Южной Кореи?

У М. Брюнна есть готовый ответ, о мере убедительности которого может судить читатель его книги. Вкратце он сводится к следующему. В ночь на 1 сентября 1983 г. США осуществили крупномасштабную разведывательную операцию, в ходе которого советская система ПВО действовала неожиданно жестко (в апреле того же года шестерка палубных "Корсаров" несколько раз безнаказанно пролетела над советской территорией и даже имитировала бомбометание). В ходе операции были сбиты несколько американских самолетов-разведчиков. Стань этот итог известным Конгрессу, инициатору провокации - президенту Р. Рейгану мог грозить импичмент. На какие шаги мог тогда пойти известный "ястреб", какие еще "варианты" он мог разыграть, "прикрывая свою… спину" - неизвестно. Поэтому в кратчайшее время был достигнут компромисс с руководством СССР: оно заявило об "уничтожении" KAL 007 (не обостряя отношений с США), а американцы скрытии правду о провальной разведоперации. Провальной настолько, что все материалы, связанные с пребыванием в США южнокорейского "боинга" накануне рокового вылета, были изъяты госдепартаментом у организации, которая "штатно" анализирует авиационные происшествия, и бесследно пропали в "высокотехнологичных" американских архивах. У японцев тоже "рыльце в пушку" - по мнению Брюнна, именно они по ошибке сбили "боинг". А южнокорейцы вынуждены молчать, так как имели какие-то договоренности с американской разведкой…

Ценой всей этой неприглядной истории стали не только 269 жизней. На долгие годы была в очередной раз отравлена вся атмосфера взаимоотношений между СССР и "гуманным" Западом, твердивших об "общечеловеческих ценностях". На долгие годы в умах советских людей было заложено сомнение в правильности решений, принимаемых государственным и военным руководством страны.


Сайт журнала "Двигатель" http://engine.aviaport.ru/main.htm




      Вернуться к списку поступлений