На главную страницу



  Официальный сайт ИЗДАТЕЛЬСТВА и редакции первого в России журнала по криптоистории  

Форум

  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Дерево ответов | Регистрация | Логин:   Пароль:   
автор: "пилигрим."
Дата: 3.10.2012 12:05
Тема: Книга он лайн. МАМАЙ И ДОНСКОЙ,
Уважаемые дамы и господа.
Давненько я не брал в руки шашек.... как говаривал один персонаж.
Пора начать писать новую книгу.
Начинаю здесь.
Надеюсь на вашу помощь!!!!

По готовности главы будут выкладываться в Литературный зал.

А здесь черновики для обсуждения.

С почином....Пилигрим.

автор: "пилигрим."
Дата: 3.10.2012 12:06
Тема: МАМАЙ И ДОНСКОЙ, ВСТУПЛЕНИЕ.Ответить

ВСТУПЛЕНИЕ.

Эту книгу я начну с заключения, которое было написано к моему роману «Тайна поля Куликова» десять лет назад.

Москва - огромный город . В недавнем прошлом ее называли трижды столицей и портом пяти морей . Теперь Москва всего один раз столица , но тем не менее в ней есть много чего забавного и интересного. А сколько разных памятных мест и исторических реликвии могут найти в ней москвичи и гости столицы!..
Москва к тому же еще и огромный образовательный центр мировой культуры. От величественного здания Университета на Воробьевых горах до маленьких частных институтов, затерянных среди пятиэтажек, вся эта рать кузниц высшего образования кует новые кадры. Однако среди всего этого многообразия затеряны учебные заведения (таких, к сожалению, единицы), где учат своих воспитанников... думать. Их выпускники умеют управлятъ толпой, вести за собой людей, формировать общественное мнение и много чего другого, столь необходимого в нашей кипучей жизни. И среди прочего их обучают странным дисциплинам. Например, находить доказательства недоказуемым идеям, уметь выворачивать парадоксальное так, что оно становится естественно верным и давно знакомым.

В одном из таких учебных заведений и возникла идея поставить перед студентами задачу доказательства недоказуемого. Зная меня, преподаватели попросили провести с их учениками ряд, скажем так, семинарских занятий по данной теме. Совместить несовместимое -- вот в чем был главный вопрос Сделать учебный семинар интересным и познавательным.

Я стал искать тему. Стал искать, и нашел ее в работах академика Анатолия Тимофеевича Фоменко по так называемой Новой Хронологии. В одной из его книг высказывалась мысль о том, что Куликовская битва произошла не где-нибудь, а в Москве на Кулишках. Версия показалась мне интересной, парадоксальной, к тому же она была слабо доказана и практически не аргументирована. Но главное, она, будучи высказанной, никак не была привязана к этой самой Москве, где якобы проходила историческая битва. Таким образом, тема для семинарских занятий была найдена. Слушатели учебного заведения получили вводную: необходимо найти инструмент доказательства заведомо парадоксальной идеи. Притом инструмент должен быть взят из области, не имеющей права подвергаться сомнению по причине непререкаемого в сей области авторитета. Это известная истина. Если авторитет непререкаем, какую бы чушь он ни порол, опровергнуть его стоит огромного труда.

На первом семинаре слушатели проделали простую и техническую работу. Совместно со студентами параллельной дисциплины они. используя знания по исторической географии, отрисовали рельеф местности Москвы для четырнадцатого века, то есть времени предполагаемой реконструкции. Подняли гидрографические карты провели анализ уровня рек, которых насчитывалось на данной территории около 300, изменения их русла, расположения озер и болот. Рассадили, если можно так выразиться, лесное покрытие и отрисовали изогипсы, так называемые высотные ориентиры возвышенностей. Уходя на домашнее задание, каждый слушатель уже знал, на какую карту он должен посадить свое доказательство. Параллельно на других занятиях мой приятель проходил с ними историю военной тактики и стратегии средневековья, а другой - историю написания литературы средневековья, причем делал акцент на теорию криптографии при написании текстов, то есть сокрытия основных знаний и информации под вполне безобидными описаниями.

А самое главное, на уроках логики их подготовили к тому, что доказательная цепочка должна быть связной и последовательной. При этом каждое звено цепочки должно быть доказуемо отдельно. Принцип: «Ни слова на веру" должен относиться к каждому звену доказательства и к каждой исторической детали в отдельности, начиная с самой незыблемой. В частности, даже к такой, что Москва к тому времени уже существовала и на Боровицком холме стоял, сияя в лучах солнца, белокаменный Кремль. Итак, работа началась. Следующий семинар начался с обсуждения инструментария, выбранного для успешного доказательства гипотезы. Надо отдать должное ученика» они нашли инструментарий действительно в области, не допускаю-щей сомнений. Они взяли за доказательную базу жития святых и жития святых обителей. Любой сомневающийся в правильности источников мог выйти на битву с самой Русской православной церковью, ибо все жития одобрены ею. Вторым источником стали цер-ковные каноны возведения церквей и храмов, в том числе главный канон, что свято место пусто не бывает, И третий источник: это опять же поклонение святым по географическому принципу и. если можно так выразиться, по профессиональной принадлежности. Каждому уделу, городу, селу, а соответственно и местному князю, воеводе, дружиннику соответствует свой святой. Как Можайску - Никола, а Владимиру - Богоматерь «Умиление». Каждой профессии или делу - свой. Лекарям Косма и Дамиан или Пантелеймон, казакам Богоматерь Гребневская, воинам - Иоанн Воин или Спас Нерукотворный, а победителям, естественно Георгий Победоносец. Выбор инструментария был одобрен, после чего осталась малость - «пробежаться» по источникам и уточнить, какие дружины и откуда были в войске Дмитрия Донского. С сей задачей слушатели и разошлись по домам до следующей недели.

Дома это племя, молодое, незнакомое, общими усилиями перенесло на готовую топографическую основу все святые места, рассыпанные по центру Москвы, и получило весьма интересную картинку. Любой желающий может действо это повторить.

Прямо посреди Лубянского холма, чуть-чуть не заняв место железного Феликса, встал собор Богоматери Владимирской, снесенный в 1934 году, а рядом с ним - Богоматери Гребневской, там, где ноне камень жертвам репрессий. Наши подопечные тут же дружно напомили нам, что казаки принесли в дар Великому князю Дмитрию две иконы. Пришедши на подмогу городским дружинам, на том месте. где стоит Донской монастырь, донские казаки вручили двум князьям, возглавлявшим это ополчение, будущим Дмитрию Донскому и Владимиру Донскому, список с иконы Богоматери Владимирской, потом названный иконой Богоматери Донской, и список с иконы Богоматери Гребневской. Богоматерь Донскую князь Дмитрий поставил как войсковую хоругвь в главный полк, а Гребневскую возвратил казакам как их охранительницу.

Прекрасно. Начало положено. Однако неужели больше в пределах бульварного кольца, то есть Белого, Царева города соборов Владимирской Богоматери нет?

Есть, есть, - зашумели слушатели и тут же наперебой стали указывать точку на карте.

- Вот он, на подворье Сретенского

- А что у вас так хитро глаза блестят? - Зная свой контингент, спросил я их. - Ясно дело. Улица Сретенка, монастырь Сретенский, здесь и встречали икону Богоматери Владимирской аж в 1397 году, когда она Москву от полчищ Тамерлана защитила,

- Так дело-то в том, что монастырь этот, который сейчас находится на Большой Лубянке, кстати, а не на Сретенке, стоит здесь только с 1679 года, когда и был перенесен сюда, а до этого располагался на другом месте. - Глаза у студента все так же хитро блестели.

- Ну, говори, говори, - подбодрил я его.- А до этого он стоял на нынешней Никольской, которая тогда и называлась Сретенкой. А на месте сегодняшнего монастыря стояла церковь Святой Марии...

И тут его прорвало.

- Все улицы у нас в Москве «плывут»! То есть, названия их «плывут». Никольская - это бывшая Сретенка. Ильинка - Дмитровка, Варварка - Великая, Никитская - Царицынская, а Петровка вообще не там шла, где сейчас, а вдоль реки Неглинки...

И река Неглинка не там текла, где нам рассказывают, - перебил его белобрысый, вылитый викинг, - Она через холм Боровицкий текла. Чудов монастырь пополам делила...

И ворот, откуда Дмитрий Донской на Куликовскую битву выезжал из Кремля, тогда еще быть не могло по причине их в то время отсутствия, - витиевато вставила девушка в очках.

И пошла, поехала губерния. Загалдели примерные слушатели, всяк свою правду открыть старается.

Тихо! - Строго осадил их я. - Тихо вы! Возвращаемся к святым местам. Какие монастыри, кроме Сретенского, непосредственно связаны с упоминанием Куликовской битвы?

Ну, во-первых, Чудов, вокруг каменных стен, и из-за каменных стен которого это все и пришло на поле Куликово, - начала серьезная девушка в очках. - Затем там же, на Боровицком холме: Спасо-Преображенский на Бору, Вознесенский, заложенный Евдокией, женой Дмитрия Донского, в честь победы на поле Куликовом, именуемый ранее Стародевичьим... Ее не перебивали. Девушка помолчала и добавила: - Женские, для вдов и сирот воинов, павших на поле Куликовом; Алексеевский, Зачатьевский (Девичий), Вознесенский на Рву, более известный как Варсонофьевский, Георгиевский, Моисеевский, Никольский, Богородицкий на Трубе, сейчас известный как Рождественский, заложенный матерью Владимира Донского, Рождественский на Рву, что стоял на месте Храма Василия Блаженного, Ивановский, Старо-Симонов или Рождественский... - Она перевела дух,

- Отдохни, - остановил ее белобрысый. - А для увечных воинов и ветеранов, - он набрал воздух и скороговоркой выдал; - Покровский, Богоявленский, Николаевский у крестного целования, где клятву кровную давали перед боем, Старый Спас на Песках или Заиконноспасский, прямо за Собором Гребневской Богоматери, Высоко-Петровский, Знаменский и Георгиевский на Псковской горке, Ильинский, Спасский на Яузе, Голутвинский...

- Да два некрополя, кладбища огромных, - опять перебила его очкастая всезнайка, - Спасо-Андронников и Симонов, вообще основанные для захоронений героев битвы Куликовской...

-. Хватит, хватит, - Поднял я обе руки вверх, - вы все сорок сороков перечислять будете?

- Так это ж самый большой в мире мемориал, павшим в битве - Воскликнула девушка. - А сколько еще церквей и соборов? -- Стоп! Церкви перечислять не будем. А скажите мне, краеведы и знатоки канонов церковных, где лечили раненных в те далекие годы?

-В монастырях и обителях,

-Разом выдали все.

Во всех?

Нет, в специальных.

Поясни, - повернулся я к невысоком парнишке со смешными ушами, как у Чебурашки.

В Марфо-Мариинской обители у милосердных сестер, да в приходах Космы и Дамиана, да у Святого Пантелеймона целителя, - он почесал затылок., - Да, пожалуй, и все.

- Я понял, - вдруг пробасил огромный детина: - Я понял. Раненых была тьма, а везти далеко - это точно убить. С кишками-то наружу и башкой разрубленной. Я понял. Надо больницы искать.

Ну, ты и тугодум, - выскочила опять активистка, уже нашли. Космы и Дамиана почти все - сгрудились на Швивой горке; на Таганском холме и напротив его через Москву-реку, там же Пантелеймоновская обитель. Это там, где по нашей версии Мамай стоял, то есть у его ставки на Красном холме, где основная рубка, когда его дружины добивали, и была. Еще около .Лубянки есть... и все. А Марфа-Мариинская обитель вообще одна на нею Москву в Замоскворечье, напротив Девичих полей, там, где церковь Иоанна-Воина у Сенькина брода стояла. Ну, ладно, - остановил я их, увидев, что время семинара подходит к копну. - Вы все поняли и инструментарием пользуетесь лучше меня. Отрисовывайте расположение войск и доказывайте вашу версию. Помните, что Спас Нерукотворный был покровителем... Спецназа, - хором добавили слушатели, - прошедшего специальный курс Спаса Нерукотворного. А Георгий был Победоносцем»-

- Что ж, ученого учить - только портить, - согласился я, и на этом мы расстались.

Вот примерно в таких спорах и обсуждениях выяснили мы, что выезжать через еще не построенные ворота Кремля Дмитрий Донской не мог. Что церковь Николы Мокрого на месте гостиницы «Россия» стояла в болотах, а церковь Николы на месте ГУМа именовалась «Николой за городом» и соответственно была за городом. Отсюда вывод, что самой-то Москвы тогда дальше нынешней Красной площади и не было.

Затем выяснили, что церковь Георгия Победоносца, что в старых Лучниках, имеет второй этаж, где находится церковь Рождества Богородицы и вспомнили: именно в праздник Рождества Богородицы и произошла Куликовская битва. И многое, многое другое... Когда же все наши споры и обсуждения все-таки легли на бумагу, сами слушатели оторопели от полученного результата.

На современной карте Москвы разлеглась во всей красоте голубых озер и рек, темных болот и зеленых рощ и дубрав картина старой Москвы или то место, где должна была встать Москва. Посреди нее меж болот и рек на высоком яру стоял каменный монастырь - на месте старого ханского двора, подаренного ханшей Тайдулой митрополиту Алексею за Чудо прозрения. А среди этих, почти наяву проявившихся лесов и рек, встали так, как их ставил военный гений воевода Боброк и его советники из всех городов Залесской Руси, дружины, пришед. шие сюда на битву.

Они встали так, как описывал их древний летописец. Встали только по тем точкам, что обозначились на карте памятными знаками, поставленными нашими предками в те далекие времена своим героям. По тем местам, где стоят или до недавнего времени стояли и гордо вздымали в небеса свои купола храмы и соборы, монастыри и обители. На тех местах, где сложили свои головы гребневские казаки, и старая гвардия - лучники, дружины Спаса Нерукотворного и разведчики Семена Мелика. Там, где святой защитник даровал жизнь и победу, где Богородица опустила им на голову свой Покров, защитив от неминучей гибели. По тем местам, где шли скрытно по ерикам и овражкам засадные дружины из старых воев, более поклонявшиеся старому Николе - защитнику ратных людей, чем кому-либо еще.

Вот так неожиданно для себя, да и для тех, я думаю, кто предложил мне провести деловую игру с учениками, почти что доказали мы версию о Куликовой битве на территории Москвы.

А подарком моим слушателям была поездка по этим местам и последняя благодарность, вместе с зачетом, на берегу реки Яузы там, где стоит памятный крест Дмитрию Донскому, герою битвы Куликовской Кем поставленный в честь 800-летия этой битвы - не знамо. Но только если встанет на это место фигура бронзового или каменного Великого князя Владимирского Дмитрия, то смотреть он будет точно на поле, где добыл себе славу вечную - на Великий мемориал и Великую память, оставленную нам потомкам, своими пращурами, чтобы не забывали мы тех, кто принес нам волю и славу. Имя этому мемориалу - МОСКВА.

Так я писал в заключении к роману. За десять лет, что прошли после его выхода в свет, многое изменилось. Появились новые данные, исследования, документы. Да и обещание рассказать подробно о фактических материалах, давших повод к рассмотрению другой точки зрения на Куликовскую битву, надо выполнять. Лучше поздно, чем никогда.
Итак. Данная книга есть попытка совершенно обоснованно изложить мою точку зрения не только на Куликовскую битву, как таковую, но на весь политический и экономический период того исторического времени. Изложить, с привлечением фактов и собственных выводов. Без всяких фантазий.


автор: "пилигрим."
Дата: 3.10.2012 14:26
Тема: Глава первая. Предыстория.Ответить


Постараемся кратко описать, о чем собственно речь. То есть где, когда и при каких условиях созрела ситуация противостояния Мамая и Дмитрия Донского, главных фигурантов нашей книги, и что предшествовало данному противостоянию.
Будучи людьми объективными, сначала слово официальной истории. Ни слова от себя только цитата. Пусть меня простят за ее многословие, но мы потом будем не раз на нее ссылаться и сопоставлять.

«Куликовская битва. (Материал из Википедии — свободной энциклопедии)

Дата -8 сентября 1380
Место - Куликово поле (Тульская область)
Итог- Победа русских
Стороны - Московское княжество, Нижегородско-Суздальское княжество, Тверское княжество, Смоленское княжество с одной стороны. Золотая Орда с другой стороны
Командующие: Дмитрий Иванович, Дмитрий Боброк, Владимир Андреевич, Глеб Святославич, Андрей Ольгердович, Дмитрий Ольгердович - с одной стороны. Мамай – с другой стороны.
Силы сторон. 40—70 тыс. (С одной стороны). 90 – 150 тыс. (С другой стороны)
Потери. До 20 тыс. (русские) 8/9 всего войска (Орда)

Кулико́вская би́тва (Мамаево или Донское побоище) — сражение войск русских княжеств против ордынцев 8 сентября 1380 года (лето 6888 от сотворения мира) на территории Куликова поля между реками Дон, Непрядва и Красивая Меча , в настоящее время относящейся к Кимовскому и Куркинскому районам Тульской области, на площади около 10 км².

Предыстория

В 60-е годы XIV века усиление Московского княжества в Северо-Восточной Руси и темника Мамая в Золотой Орде шло практически одновременно, причём объединению Орды под властью Мамая способствовали русские князья своими победами над Тагаем на р. Войде в 1365 году, над Булат-Темиром на р. Пьяна в 1367 году и походом на среднюю Волгу в 1370 году.

Когда в 1371 году Мамай дал ярлык на великое владимирское княжение Михаилу Александровичу Тверскому, Дмитрий Иванович сказал послу Ачихоже «к ярлыку не еду, князя Михаила на княжение в землю владимирскую не пущу, а тебе, послу, путь чист», что явилось переломным моментом в отношениях Москвы и Орды. В 1372 году Дмитрий добился прекращения литовской помощи Тверскому княжеству (Любутский мир), в 1375 году добился от Твери признания условия «а пойдут на нас татарове али на тобе, нам с тобою иде противу их; аще мы пойдём на татар, то тебе единою с нами поиде противу им», после чего уже весной 1376 года русское войско во главе с Д. М. Боброком-Волынским вторглось на среднюю Волгу, взяло откуп 5000 рублей с мамаевых ставленников и посадило там русских таможенников.

В 1376 году перешедший на службу к Мамаю с левобережья Волги хан Синей Орды Арапша разорил Новосильское княжество, избегая сражения с вышедшим за Оку московским войском, в 1377 на р. Пьяна разгромил не успевшее изготовиться к битве московско-суздальское войско, разорил Нижегородское и Рязанское княжества.

В 1378 году Мамай всё-таки решился на прямое столкновение с Дмитрием, но посланное им войско под командованием мурзы Бегича потерпело сокрушительное поражение на р. Вожа. Рязанское княжество сразу же вновь было разорено Мамаем, но в 1378−1380 годах Мамай потерял свои позиции и на нижней Волге в пользу Тохтамыша.

Соотношение и развёртывание сил
Русское войско

Сбор русских войск был назначен в Коломне 15 августа. Из Москвы в Коломну выступило ядро русского войска тремя частями по трём дорогам. Отдельно шёл двор самого Дмитрия, отдельно полки его двоюродного брата Владимира Андреевича Серпуховского и отдельно полки подручных белозёрских, ярославских и ростовских князей.

Участие в общерусском сборе приняли представители почти всех земель Северо-Восточной Руси. Помимо подручных князей, прибыли войска из Суздальского, Тверского и Смоленского великих княжеств. Уже в Коломне был сформирован первичный боевой порядок: Дмитрий возглавил большой полк; Владимир Андреевич — полк правой руки; в полк левой руки был назначен командующим Глеб Брянский; передовой полк составили коломенцы.

Получивший большую известность, благодаря житию Сергия Радонежского, эпизод с благословением войска Сергием в ранних источниках о Куликовской битве не упоминается[7]. Существует также версия (В. А. Кучкин), согласно которой рассказ Жития о благословении Сергием Радонежским Дмитрия Донского на борьбу с Мамаем относится не к Куликовской битве, а к битве на реке Воже (1378 г.) и связан в «Сказании о Мамаевом побоище» и других поздних текстах с Куликовской битвой уже впоследствии, как с более масштабным событием[8].

Непосредственным формальным поводом предстоящего столкновения стал отказ Дмитрия от требования Мамая увеличить выплачиваемую дань до размеров, в которых она выплачивалась при Джанибеке. Мамай рассчитывал на объединение усилий с великим князем литовским Ягайло и Олегом Рязанским против Москвы, при этом он рассчитывал на то, что Дмитрий не рискнёт выводить войска за Оку, а займёт оборонительную позицию на её северном берегу, как уже делал это в 1373 и 1379 годах. Соединение сил союзников на южном берегу Оки планировалось на 14 сентября.

Однако, Дмитрий, осознавая опасность такого объединения, 26 августа стремительно вывел войско на устье Лопасни, осуществил переправу через Оку в рязанские пределы. Следует заметить, что Дмитрий повёл войско к Дону не по кратчайшему маршруту, а по дуге западнее центральных районов Рязанского княжества, приказал, чтобы ни один волос не упал с головы рязанца, «Задонщина» упоминает в числе погибших на Куликовом поле 70 рязанских бояр, а в 1382 году, когда Дмитрий и Владимир уедут на север собирать войска против Тохтамыша, Олег Рязанский покажет тому броды на Оке, а суздальские князья вообще выступят на стороне ордынцев. Решение о переходе Оки стало неожиданным не только для Мамая. В русских городах, пославших свои полки на коломенский сбор, переход Оки с оставлением стратегического резерва в Москве был расценен как движение на верную смерть: И когда услышали в городе Москве, и в Переяславле, и в Костроме, и во Владимире, и во всех городах великого князя и всех князей русских, что пошёл князь великий за Оку, то настала в Москве и во всех его пределах печаль великая, и поднялся плач горький, и разнеслись звуки рыданий[9]


Русские города посылают воинов в Москву. Деталь ярославской иконы «Сергий Радонежский с житием».

На пути к Дону, в урочище Березуй, к русскому войску присоединились полки литовских князей Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Андрей был наместником Дмитрия во Пскове, а Дмитрий — в Переяславле-Залесском, однако, по некоторым версиям, они привели и войска из своих прежних уделов, бывших в составе Великого княжества Литовского — соответственно Полоцка, Стародуба и Трубчевска. В последний момент к русскому войску присоединились новгородцы (в Новгороде в 1379-1380 годах наместником был литовский князь Юрий Наримантович[10]). Полк правой руки, сформированный в Коломне во главе с Владимиром Андреевичем, выполнял затем в битве роль засадного полка, а Андрей Ольгердович в битве возглавил полк правой руки. Историк военного искусства Разин Е. А. указывает на то, что русская рать в ту эпоху состояла из пяти полков, однако, считает полк во главе с Дмитрием Ольгердовичем не частью полка правой руки, а шестым полком, частным резервом в тылу большого полка.

Русские летописи приводят следующие данные о численности русской армии: «Летописная повесть о Куликовской битве» — 100 тыс. воинов Московского княжества и 50—100 тыс. воинов союзников, «Сказание о Мамаевом побоище», написанное также на основе исторического источника — 260 тыс. или 303 тыс., Никоновская летопись — 400 тыс. (встречаются оценки численности отдельных частей русского войска: 30 тысяч белозёрцев, 7 или 30 тысяч новгородцев, 7 или 70 тысяч литовцев, 40—70 тысяч в засадном полку). Однако следует учитывать, что цифры, приводимые в средневековых источниках, обычно крайне преувеличены. Более поздние исследователи (Е. А. Разин и др.), подсчитав общее количество населения русских земель, учтя принцип комплектования войск и время переправы русской армии (количество мостов и сам период переправы по ним), останавливались на том, что под знамёнами Дмитрия собралось 50—60 тысяч воинов (это сходится с данными «первого русского историка» В. Н. Татищева о 60 тысячах), из них лишь 20—25 тысяч — войска непосредственно Московского княжества. Значительные силы пришли с территорий, контролировавшихся Великим княжеством Литовским, но в период 1374—1380 годов ставших союзниками Москвы (Брянск, Смоленск, Друцк, Дорогобуж, Новосиль, Таруса, Оболенск, предположительно Полоцк, Стародуб, Трубчевск). С. Б. Веселовский считал в ранних своих работах, что на Куликовом поле было около 200—400 тысяч человек, но с течением времени пришёл к мнению, что в битве русская армия могла насчитывать только 5—6 тыс. человек[11]. По мнению А.Булычёва, русское войско (как и монголо-татарское) могло составлять около 6—10 тысяч человек при 6—9 тысячах лошадей (то есть в основном это было кавалерийское сражение профессиональных всадников). С его точкой зрения согласны и руководители археологических экспедиций на Куликовом поле: О. В. Двуреченский и М. И. Гоняный. По их мнению, Куликовская битва была конным сражением, в котором с обеих сторон приняло участие около 5—10 тысяч человек, причём это было кратковременное сражение: около 20—30 минут вместо летописных 3 часов. В московском войске были как княжьи дворы, так и городовые полки Великого княжества Владимирского и Московского.

Войско Мамая

Критическая ситуация, в которой оказался Мамай после битвы на реке Воже и наступления Тохтамыша из-за Волги к устью Дона, заставила Мамая использовать все возможности для сбора максимальных сил. Есть любопытное известие, будто советники Мамая говорили ему: «Орда твоя оскудела, сила твоя изнемогла; но у тебя много богатства, пошли нанять генуэзцев, черкес, ясов и другие народы»[12]. Также в числе наёмников названы мусульмане и буртасы. По одной из версий[13], весь центр боевого порядка ордынцев на Куликовом поле составляла наёмная генуэзская пехота, конница стояла на флангах. Встречается информация о численности генуэзцев в 4 тыс. человек и о том, что за участие в походе Мамай расплатился с ними участком крымского побережья от Судака до Балаклавы.

По сообщению Московского летописного свода конца XV века, Мамай шел
съ всѣми князи Ординьскими и со всею силою Татарьскою и Половецкою. Ещё же к тому понаимовалъ рати, Бесермены и Армены, Фрязы и Черкасы и Буртасы, с нимъ же вкупѣ въ единои мысли и князь велики Литовъскыи Ягаило Олгердовичь со всею силою Литовъскою и Лятьскою, с ними же въ единачествѣ и князь Олегъ Ивановичь Рязанъскыи.— ПСРЛ, т. 25, М. -Л, 1949, с. 201

В XIV веке встречаются численности ордынских войск в 3 тумена (битва при Синих Водах 1362 году, Мамай наблюдал с холма за ходом Куликовской битвы с тремя тёмными князьями), 4 тумена (поход войск Узбека в Галицию в 1340 году), 5 туменов (разгром Твери в 1328 году, битва на Воже в 1378 году). Мамай господствовал лишь в западной половине Орды, в битве на Воже и в Куликовской битве потерял почти всё своё войско, а в 1385 году для похода на Тавриз, Тохтамыш со всей территории Золотой Орды собрал армию в 90 тысяч человек. «Сказание о Мамаевом побоище» называет число 800 тыс.человек. Современные учёные дали свою оценку численности монголо-татарского войска: Б. У. Урланис считал, что у Мамая было 60 тыс. чел. М. Н. Тихомиров, Л. В. Черепнин и В. И. Буганов полагали, что русским противостояло 100—150 тысяч монголо-татар. Ю. В. Селезнёв сделал предположение о монголо-татарском войске в 90 тысяч человек (так как предположительно известно, что Мамай вёл с собой 9 туменов). Руководители археологических экспедиций О. В. Двуреченский и М. И. Гоняный считают известие о участии генуэзской пехоты из Кафы (совр. Феодосия) вымышленным.

Битва

Место битвы


Из летописных источников известно, что сражение происходило «на Дону усть Непрядвы». При помощи методов палеогеографии учёные установили, что «на левом берегу Непрядвы в то время находился сплошной лес». Принимая во внимание, что в описаниях битвы упоминается конница, учёные выделили безлесный участок близ слияния рек на правом берегу Непрядвы, который ограничен с одной стороны реками Доном, Непрядвой и Смолкой, а с другой — оврагами и балками, вероятно, существовавшими уже в те времена. Экспедиция оценила размер участка боевых действий в «два километра при максимальной ширине восемьсот метров». В соответствии с размерами локализованного участка пришлось скорректировать и гипотетическую численность участвующих в сражении войск. Была предложена концепция об участии в сражении конных соединений по 5—10 тысяч всадников с каждой стороны (такое количество, сохраняя способность маневрировать, могло бы разместиться на указанном участке). В московском войске это были в основном княжьи служилые люди и городовые полки[14].

Долгое время одной из загадок являлось отсутствие захоронений павших на поле боя. Весной 2006 года археологическая экспедиция использовала георадар новой конструкции, который выявил «шесть объектов, расположенных с запада на восток с интервалом 100—120 м» По версии учёных, это и есть захоронения погибших. Отсутствие костных останков учёные объяснили тем, что «после битвы тела погибших закапывались на небольшую глубину», а «чернозём обладает повышенной химической активностью и под действием осадков практически полностью деструктурирует тела погибших, включая кости». При этом полностью игнорируется возможность застревания в костях павших наконечников стрел и копий, а также наличия у погребённых нательных крестов, которые, при всей «агрессивности» почвы, не могли исчезнуть совершенно бесследно. Привлечённые к экспертизе сотрудники, занимающиеся судебно-медицинской идентификацией личности, подтвердили наличие праха, но «не смогли установить, является ли прах в пробах останками человека или животного». Поскольку упомянутые объекты представляют собой несколько абсолютно прямых неглубоких траншей, параллельных друг другу и длиной до 600 метров, они с такой же вероятностью могут являться следами какого-либо агротехнического мероприятия, например, внесения в почву костной муки. Примеры исторических битв с известными захоронениями показывают устройство братских могил в виде одной или нескольких компактных ям.

Отсутствие значимых находок боевого снаряжения на поле боя историки объясняют тем, что в средние века «эти вещи были безумно дорогими», поэтому после сражения все предметы были тщательно собраны. Подобное объяснение появилось в научно-популярных публикациях в середине 1980-х годов, когда в течение нескольких полевых сезонов, начиная с юбилейного 1980 года, на каноническом месте не было сделано никаких находок, хотя бы косвенно связанных с великой битвой, и этому срочно требовалось правдоподобное объяснение.

В начале 2000-х годов схема Куликовской битвы, впервые составленная и опубликованная Афремовым в середине XIX века, и после этого кочующая 150 лет из учебника в учебник без какой-либо научной критики, была уже кардинально перерисована. Вместо картины эпических масштабов с длиной фронта построения в 7—10 вёрст была локализована относительно небольшая лесная поляна, зажатая между отвершков оврагов. Длина её составила около 2 километров при ширине в несколько сот метров. Использование для сплошного обследования этой площади современных электронных металлодетекторов позволило за каждый полевой сезон собирать представительные коллекции из сотен и тысяч бесформенных металлических обломков и осколков. В советское время на этом поле велись сельскохозяйственные работы, в качестве удобрения применялась разрушающая металл аммиачная селитра. Тем не менее, археологическим экспедициям удаётся делать представляющие исторический интерес находки: втулку, основание копья, кольчужное колечко, обломок топора, части оторочки рукава или подола кольчуги, сделанные из латуни; панцирные пластины (1 штука, аналогов не имеет), которые крепились на основе из кожаного ремешка[14].

Подготовка к битве

Для навязывания противнику решающей битвы в поле ещё до подхода союзных Мамаю литовцев или рязанцев, а также чтобы использовать водный рубеж для защиты собственного тыла в случае их подхода[13] русские войска перешли на южный берег Дона и уничтожили за собой мосты.

Вечером 7 сентября русские войска были выстроены в боевые порядки. Большой полк и весь двор московского князя встали в центре. Ими командовал московский окольничий Тимофей Вельяминов. На флангах стали полк правой руки под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича и полк левой руки князей Василия Ярославского и Феодора Моложского. Впереди перед большим полком стал сторожевой полк князей Симеона Оболенского и Иоанна Тарусского. В дубраву вверх по Дону был поставлен засадный полк во главе с Владимиром Андреевичем и Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским. Считается, что засадный полк стоял в дубраве рядом с полком левой руки, однако, в «Задонщине» говорится об ударе засадного полка с правой руки. О делении на полки по родам войск неизвестно.

Вечером и ночью 7 сентября Дмитрий Иванович объезжал войска, делая смотр. Тогда же, вечером, татарские передовые части, тесня русских разведчиков Семёна Малика, увидели русские построившиеся войска. В ночь на 8 сентября Дмитрий с Боброком выезжали на разведку и издали осматривали татарские и свои позиции.

«Сказание о Мамаевом побоище» свидетельствует, что русские войска шли в бой под чёрмным (то есть красным) знаменем с изображением золотого образа Иисуса Христа. Миниатюры XVII века изображают в качестве знамени красный стяг с православным крестом.

Ход битвы

Утро 8 сентября было туманным. До 11 часов, пока туман не рассеялся, войска стояли готовыми к бою, поддерживали связь («перекликались») звуками труб. Князь вновь объезжал полки, часто меняя лошадей. В 12 часов показались на Куликовом поле и татары. Битва началась с нескольких небольших стычек передовых отрядов, после чего состоялся знаменитый поединок татарина Челубея (или Темир-бея) с иноком Александром Пересветом. Оба поединщика пали мёртвыми (возможно, этот эпизод, описанный только в «Сказании о Мамаевом побоище», является легендой). Далее последовал бой сторожевого полка с татарским авангардом, возглавляемым военачальником Теляком (в ряде источников — Туляк). Дмитрий Донской сначала был в сторожевом полку[9], а затем встал в ряды большого полка, поменявшись одеждой и конём с московским боярином Михаилом Андреевичем Бренком, который затем сражался и принял смерть под знаменем великого князя.

«Сила велика татарская борзо с шоломяни грядуще и ту пакы, не поступающе, сташа, ибо несть места, где им разступитися; и тако сташа, копиа закладше, стена у стены, каждо их на плещи предних своих имуще, предние краче, а задние должае. А князь велики такоже с великою своею силою русскою з другого шоломяни поиде противу им»[15]. Бой в центре был затяжной и долгий. Летописцы указывали, что кони уже не могли не ступать по трупам, так как не было чистого места. «Пешаа русскаа великаа рать, аки древеса сломишися и, аки сено посечено, лежаху, и бе видети страшно зело…»[15]. В центре и на левом фланге русские были на грани прорыва своих боевых порядков, но помог частный контрудар, когда «Глеб Брянский с полками владимирским и суздальским поступи через трупы мёртвых»[10]. «На правой стране князь Андрей Ольгердович не единою татар нападши и многих избил, но не смеяша вдаль гнатися, видя большой полк недвижусчийся и яко вся сила татарская паде на средину и лежи, хотяху разорвати»[10]. Основной удар татары направили на русский полк левой руки, он не удержался, оторвался от большого полка и побежал к Непрядве, татары преследовали его, возникла угроза тылу русского большого полка.

Владимир Андреевич, командовавший засадным полком, предлагал нанести удар раньше, но воевода Боброк удерживал его, а когда татары прорвались к реке и подставили засадному полку тыл, приказал вступить в бой. Удар конницы из засады с тыла на основные силы ордынцев стал решающим. Татарская конница была загнана в реку и там перебита. Одновременно перешли в наступление полки Андрея и Дмитрия Ольгердовичей. Татары смешались и обратились в бегство.

Ход боя переломился. Мамай, наблюдавший издали за ходом сражения, бежал с малыми силами, как только засадный полк русских вступил в бой. У татар отсутствовали резервы, чтобы попытаться повлиять на исход боя или хотя бы прикрыть отступление, поэтому всё татарское войско побежало с поля битвы.

Засадный полк преследовал татар до реки Красивой Мечи 50 вёрст, «избив» их «бесчисленное множество». Вернувшись из погони, Владимир Андреевич стал собирать войско. Сам великий князь был контужен и сбит с коня, но смог добраться до леса, где и был найден после битвы под срубленной берёзой в бессознательном состоянии[16].

Оценки потерь

Летописцы сильно преувеличивают число погибших ордынцев, доводя его до 800 тыс. (что соответствует оценке всего войска Мамая) и даже до 1,5 млн человек. «Задонщина» говорит о бегстве Мамая сам-девять в Крым, то есть о гибели 8/9 всего войска в битве.

Ордынцам при виде удара засадного полка приписывается фраза «молодые с нами бились, а доблии (лучшие, старшие) сохранились»[17]. Сразу после битвы была поставлена задача пересчитать, «сколько у нас воевод нет и сколько молодых (служилых) людей». Московский боярин Михаил Александрович сделал печальный доклад о гибели более 500 бояр (40 московских, 40—50 серпуховских, 20 коломенских, 20 переяславских, 25 костромских, 35 владимирских, 50 суздальских, 50 нижегородских, 40 муромских, 30—34 ростовских, 20-23 дмитровских, 60—70 можайских, 30—60 звенигородских, 15 углицких, 20 галицких, 13—30 новгородских, 30 литовских, 70 рязанских), «а молодым людям (младшим дружинникам) и счёта нет; но только знаем, погибло у нас дружины всей 253 тысячи, а осталось у нас дружины 50 (40) тысяч». Также погибло 12 белозёрских и двое тарусских князей, среди погибших упоминаются Семён Михайлович и Дмитрий Монастырёв, о гибели которых известно также соответственно в битве на р. Пьяне в 1377 году и битве на р. Воже в 1378 году. В общей сложности погибло около 60 % всего командного состава русского войска. Е. А. Разин полагал, что в Куликовской битве со стороны русского войска погибло ок.25-30 тысяч человек. А. Н. Кирпичников сделал осторожное предположение, что в сражении могло погибнуть около 800 бояр и 5-8 тысяч человек. А.Булычёв на основе исследования аналогичных сражений в средневековой Европе сделал предположение, что русское войско могло потерять около трети всех воинов.

После битвы Наличие в русском войске сурожан в качестве проводников даёт основание предполагать о намерении командования русской рати осуществить поход вглубь степей, в которых кочевали татары. Но победу на Куликовом поле не удалось закрепить полным разгромом Золотой Орды. Для этого не было ещё достаточных сил. Учтя большие потери русской рати и опасность похода вглубь степей с небольшими силами, командование приняло решение возвратиться в Москву[13]


Когда обозы, в которых повезли домой и многочисленных раненых воинов, отстали от главного войска, литовцы князя Ягайло добивали беззащитных раненых[18]. Основные силы Ягайла в день битвы находились всего в 35-40 км западнее Куликова поля. С временем похода Ягайла связывают потерю своего прежнего удела Дмитрием Ольгердовичем (удел был передан Ягайлом его младшему брату Дмитрию-Корибуту).

Некоторые рязанцы в отсутствие своего князя, выдвинувшегося со своим войском на юг, также грабили обозы, возвращающиеся в Москву с Куликова поля через Рязанскую землю[19]. Однако, уже в 1381 году Олег Рязанский признал себя «младшим братом» и заключил с Дмитрием антиордынский договор, аналогичный московско-тверскому договору 1375 года, и обещал вернуть захваченных после Куликовской битвы пленных[20].

Последствия

В результате разгрома основных сил Орды её военному и политическому господству был нанесён серьёзный удар. В полосу затяжного кризиса вступил другой внешнеполитический противник Московского великого княжества — Великое княжество Литовское. «Победа на Куликовом поле закрепила за Москвой значение организатора и идеологического центра воссоединения восточнославянских земель, показав, что путь к их государственно-политическому единству был единственным путем и к их освобождению от чужеземного господства»[21]

Для самой Орды поражение Мамаевого войска способствовало её консолидации «под властью единого правителя хана Тохтамыша»[22]. Мамай спешно собрал в Крыму остаток сил, собираясь снова изгоном идти на Русь, но был разбит Тохтамышем. После Куликовской битвы Орда много раз совершала набеги (Крымская Орда и при Иване Грозном сожгла Москву в 1571 году), но не решалась на битву с русскими в открытом поле[10]. В частности, Москва была сожжена ордынцами спустя два года после битвы и была вынуждена возобновить выплату дани[21].

Память

С 9 по 16 сентября хоронили убитых; на общей могиле воздвигнута была церковь, давно уже не существующая. Церковь узаконила совершать по убиенным поминовение в Дмитриеву родительскую субботу, «пока стоит Россия».

Народ радовался победе и прозвал Дмитрия Донским, а Владимира Донским или Храбрым (по другой версии, великий московский князь Дмитрий Иванович получил почётное наименование Донской лишь при Иване Грозном[22]).

В 1852 году на том месте, которое считалось Куликовым полем, по инициативе первого исследователя великой битвы обер-прокурора Священного Синода С. Д. Нечаева, был поставлен и торжественно открыт памятник-колонна, изготовленный на заводе Ч. Берда по проекту А. П. Брюллова. В 1880 торжественно отпразднован на самом поле, у с. Монастырщины, день 500-летней годовщины битвы.

Русская православная церковь празднует годовщину Куликовской битвы 21 сентября, так как 21 сентября по ныне действующему гражданскому григорианскому календарю соответствует 8 сентября по используемому РПЦ юлианскому календарю. Разница между юлианским и григорианским календарём в 14 веке составляла не 13 дней, как сейчас, а 8 дней. Поэтому, если бы в 14 веке уже действовал григорианский календарь, Куликовская битва состоялась 16 сентября. Перевод даты Куликовской битвы с юлианского календаря - 8 сентября, на 21 сентября по григорианскому кадендарю, следует признать ошибочным. Верная дата Куликовской битвы по григорианскому календарю - 16 сентября.[источник?] Празднование РПЦ дня Куликовской битвы 21 сентября связано с тем, что Куликовская битва состоялась в день Рождества Богородицы, который в 14 веке соответствовал 8 сентября (16 сентября). В настоящее время датировка дня Рождества Богородицы сдвинулась на 21 сентября. С 2100 года сдвинется ещё на 1 день - на 22 сентября.


В художественной литературе
«Задонщина».
Михаил Рапов. Зори над Русью. Исторический роман. — М.: АСТ, Астрель, 2002. — 608 с. — (Русские полководцы). — 6000 экз. — ISBN 5-17-014780-5
Сергей Бородин. «Дмитрий Донской». Исторический роман (1940).
Дмитрий Балашов. «Святая Русь». том 1: «Степной пролог».
Федор Шахмагонов. «Ликуя и Скорбя». Исторический роман
Владимир Возовиков. «Поле Куликово». Исторический роман. — М.: Современник, 1982. — 576 с. — 100 000 экз.

В популярной культуре
К шестисотлетию Куликовской битвы (1980 год) в СССР вышел рисованный мультфильм «Лебеди Непрядвы», повествующий о событиях того времени.
Куликовской битве посвящен рекламный ролик «Дмитрий Донской» из серии Всемирная история, Банк Империал[23].

Источники

Сведения о Куликовской битве содержатся в четырёх основных древнерусских письменных источниках. Это «Краткая летописная повесть о Куликовской битве», «Пространная летописная повесть о Куликовской битве», «Задонщина» и «Сказание о Мамаевом побоище». Последние два содержат значительное число литературных подробностей сомнительной достоверности. Сведения о Куликовской битве содержатся также в других летописных сводах, охватывающий этот период, а также в западноевропейских хрониках, добавляющих дополнительные интересные сведения о ходе битвы, не известные по русским источникам.

Наиболее полным[24] летописным документом, повествующем о событиях сентября 1380 года, является «Сказание о Мамаевом побоище», известное из более чем сотни сохранившихся списков. Это единственный документ, в котором говорится о численности войска Мамая (хотя и неправдоподобно большой).

Кроме того, краткий рассказ о Куликовской битве вторичного происхождения содержит «Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича», а в «Житии Сергия Радонежского» содержится рассказ о встрече перед битвой Дмитрия Донского с Сергием Радонежским и о посылке им на бой Пересвета и Осляби.

Краткие упоминания о Куликовской битве сохранились также у Орденских хронистов, современников события: Иоганна Пошильге, его продолжателя Иоганна Линденблата и Дитмара Любекского, автора «Торуньских анналов». Вот выдержки из их произведений:

Иоганн Пошильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал свою хронику на латыни с 60—70-х годов XIV века до 1406 года. Затем его продолжатель до 1419 года, Иоганн Линденблат, перевёл её на верхненемецкий:
«В том же году была большая война во многих странах: особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали [за собой] поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар».

Дитмар Любекский, монах-францисканец Торуньского монастыря, довёл свою хронику на латинском языке до 1395 года. Затем его продолжатель до 1400 года перевёл её на нижненемецкий:
«В то же время была там великая битва у Синей Воды между русскими и татарами, и тогда было побито народу с обеих сторон четыре сотни тысяч; тогда русские выиграли битву. Когда они хотели отправиться домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и взяли у русских их добычу, и убили их много на поле».

Сведения их о Куликовской битве восходят, очевидно, к сообщению, привезённому из Руси ганзейскими купцами на съезд в Любеке в 1381 году. Оно в сильно искажённом виде сохранилось в сочинении немецкого историка конца XV века декана духовного капитула города Гамбурга Альберта Кранца «Вандалия»:
«В это время между русскими и татарами произошло величайшее в памяти людей сражение, в местности, называемом Флавассер. Согласно обычаю обоих народов, они сражались, не стоя друг против друга большим войском, а выбегая, чтобы метать друг в друга копья и убивать, а затем снова возвращаясь в свои ряды. Рассказывают, что в этом сражении погибло двести тысяч человек. Победители русские захватили немалую добычу в виде стад скота, посколько почти ничем другим татары не владеют. Но недолго русские радовались этой победе, потому что татары, призвав в союзники литовцев, устремились за русскими, уже возвращавшимися назад, и добычу, которую потеряли, отняли и многих из русских, повергнув, убили. Это было в 1381 году от Рождества Христова. В это время в Любеке был съезд всех городов союза, называемого Ганзой».

Cведения о Куликовской битве содержатся и в двух булгарских источниках: своде волжско-булгарских летописей Бахши Имана «Джагфар Тарихы» («История Джагфара», 1681—1683 гг.), впрочем, не признанном официальной наукой за подлинную древность и потому ссылка на него вообще сомнительна, и своде карачаево-балкарских летописей Даиша Карачая аль-Булгари и Юсуфа аль-Булгари «Нариман тарихи» («История Наримана», 1391—1787 гг.). В «Джагфар тарихи» битва на Куликовом поле 1380 года называется «Мамай сугэшэ» (можно переводить и как «Мамаева битва» и как «Мамаева война»), а в своде «Нариман тарихи» — ещё и «Саснак сугэшэ» («Саснакская битва»). «Саснак» по-булгарски значит «болотный кулик», что совпадает с русским «Куликовская битва».

По мнению историка Ф. Г.-Х. Нурутдинова, русские летописцы ошибочно определяют Куликово поле как место битвы у современной реки Непрядвы. Между тем, согласно сведениям «Нариман тарихи», основная часть Куликова поля располагалась между реками Саснак («Кулик») — современная река Сосна, и Кызыл Мича («Красивый Дубняк, или Дуб») — современные речки Красивая Меча или Нижний Дубяк. И только окраина «Саснак кыры» (то есть Куликова поля) немного заходила за эти реки. Так, в «Нариман тарихи» говорится:
«Саснак кыры (Куликово поле) начинается на правом берегу Саснак (Сосна), а заканчивается на левом берегу реки Кызыл Мича».

Наиболее подробный рассказ о битве, совпадающий с текстами русских источников, находится в летописи Мохамедьяра Бу-Юргана «Бу-Юрган китабы» («Книга Бу-Юргана», 1551 год), вошедшей в летописный свод Бахши Имана «Джагфар тарихы» (1680—1683 годы)[25].

История изучения

Первым исследователем Куликова поля стал Степан Дмитриевич Нечаев (1792—1860). Коллекция сделанных им находок легла в основу Музея Куликовской битвы.

Историческая оценка

Историческая оценка значения Куликовской битвы неоднозначна. Можно выделить следующие основные точки зрения:
Согласно традиционной точке зрения, восходящей к Карамзину и общепринятой в СССР, Куликовская битва являлась первым шагом к освобождению русских земель от ордынской зависимости.
Сторонники православного подхода, вслед за неизвестным автором Сказания о Мамаевом побоище, видят в Куликовской битве противостояние христианской Руси степным иноверцам.
Крупнейший русский историк XIX века С. М. Соловьёв полагал, что Куликовская битва, остановившая очередное нашествие из Азии, имела то же значение для Восточной Европы, которое имели битва на Каталаунских полях 451 года и битва при Пуатье 732 года для Западной Европы.
Евразийский подход Гумилёва и его последователей видит в Мамае (в войске которого сражались крымские генуэзцы) представителя торговых и политических интересов враждебной Европы; московские же войска объективно выступили на защиту законного властителя Золотой Орды Тохтамыша. В такой трактовке Куликовская битва предстаёт всего лишь промежуточным этапом борьбы за власть внутри Золотой Орды, и вся предшествующая историографическая традиция полностью перечёркивается.

Объективно развитием идей Гумилёва являются построения ряда современных писателей (Набиев Р. Ф., 2001, 2010; Звягин 2010; В. Егоров 2011), утверждающих, что Куликовской битвы в её традиционном виде вообще не было.[источник не указан 62 дня] На самом деле, согласно реконструкциям этих авторов, московские войска принимали участие в весеннем походе Тохтамыш-хана (наряду с войсками иных княжеств и стран) и понесли в ходе боевых действий значительные потери. Носители этих взглядов игнорируют западноевропейские известия о Куликовской битве и утверждают, что "легенда" о ней является всего лишь результатом переосмысления событий идеологами растущего Московского государства и слабеющего Крымского ханства, а упоминания о битве якобы географчески соответствуют распространению влияния царской власти и РПЦ. Утверждают также, перелицовывая известные из летописей известия о событиях 1382 года, что Тохтамыш неоднократно поощрял Дмитрия за преданность и даже вернул на трон, несмотря на восстание против него москвичей.
Некоторые современные историки, отнюдь не разделяющие взгляды Гумилёва, всё-таки согласны с тем, что значение битвы сильно преувеличено в историографической традиции. В реалиях 1380 года ещё не могла идти речь об освобождении русских земель от власти Золотой Орды. Задачи московского правительства были гораздо более скромными: изменить в свою пользу расклад сил в регионе и возвыситься среди других русских княжеств, используя в своих интересах затяжной внутриполитический конфликт в Орде.

Интересные факты

Оригинальный взгляд на Куликовскую битву, не соответствующий ни одному из вышеперечисленных (хотя и перекликающийся с позицией Гумилева), предложен был Владимиром Владимировичем Путиным, который в одном из своих телеинтервью заявил, что Дмитрий Донской, победив в сражении узурпатора Мамая, не только защитил от разорения Москву и русские земли, но и укрепил этим власть законного хана Золотой Орды Тохтамыша — своего сюзерена. Таким образом, по версии В. В. Путина, победа на Куликовом поле являлась победой не только Руси, но и Золотой Орды[26].[нет в источнике][источник не указан 18 дней]
Существует мнение, что поле под Тулой, названное Куликовым, в действительности, никогда не было настоящим местом Куликовской битвы. В качестве альтернативы предлагается место, обозначенное треугольником на месте современной Москвы в районе Кулишек, Таганской площади и Новодевичьего монастыря. Согласно гипотезе академика Анатолия Фоменко и его группы, центр сражения был именно на «Кулишках» — территории нынешней Славянской площади в районе станции метро «Китай-Город». Именно на этом месте стоит церковь «Всех Святых на Кулишках», которая «по старому преданию, была построена Дмитрием Донским в память воинов, убитых на КУЛИКОВОМ ПОЛЕ». На этом месте также найдены многочисленные захоронения, в частности, в Симоновом Монастыре Москвы[27].
Примечания
1. Арсеньев Б. В. Москва и Куликовская битва. 1380 год. - М.:АНО ИЦ "Москвоведение", ОАО "Московские учебники", 2005. - 384 с.: ил. - (Москва в защите Отечества) ISBN 5-7853-0532-1
2. Ганс Уберсбергер: Ежегодник по истории Восточной Европы (Hans Uebersberger: Jahrbuch für Geschichte Osteuropas). - Мюнхен., 1984. - стр. 473 (нем.)
3. Мерников А. Г., Спектор А. А. Всемирная история войн. — Минск., 2005.
4. Исходя из данных о численности в 50-60 тыс. и сведениях о 40-50 тыс.выживших
5. «Задонщина»
6. Название «Куликовская битва» впервые использовал Н. М. Карамзин [1]
7. Туман над полем Куликовым. Андрей Петров — ПРОТИВОСТОЯНИЕ ВНЕШНЕЙ АГРЕССИИ — Страницы истории Руси — История России — Россия в красках
8. В. А. Кучкин. Антиклоссицизм // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. М., 2002. 2003. № 1 (11). С. 114—115.
9. 1 2 Летописная повесть о Куликовской битве
10. 1 2 3 4 «Мир истории. Русские земли в XIII—XV веках», Греков И. Б., Шахмагонов Ф. Ф., «Молодая Гвардия», М., 1988
11. Веселовский С. Б. Из курса лекций аспирантам МГИАИ о методике научных исследований // Веселовский С. Б. Труды по источниковедению и истории России периода феодализма. М., 1978. С. 268—269
12. Соловьёв С. М. История России в древнейших времён
13. 1 2 3 Разин Е. А. История военного искусства VI—XVI вв. С.-Пб.: ООО «Издательство Полигон», 1999. — 656 с. Тираж 7000 экз. ISBN 5-89173-040-5 (VI—XVI вв.). ISBN 5-89173-038-3. (Военно-историческая библиотека)[2]
14. 1 2 Где была Куликовская битва. В поисках Куликова поля — интервью с руководителем отряда Верхне-Донской археологической экспедиции Государственного исторического музея Олегом Двуреченским. Журнал «Нескучный Сад» № 4 (15) 15.08.05.
15. 1 2 ПСРЛ, т. XI, стр. 60
16. Сказание о Мамаевом побоище
17. здесь и далее по разным редакциям и переводам «Сказания о Мамаевом побоище» и «Задонщины»
18. Гумилёв Л. Н.От Руси к России
19. Никоновская летопись: Поведаша же великому князю Дмитрею Ивановичю, что князь Олегъ Рязянскии посылалъ Момаю на помощъ свою силу, а самъ на реках мосты переметал, а хто поехал домов з Доновского побоища сквозь его вотчину, Рязанскую землю, бояре или слуги, а тех велел имати и грабити и нагих пущати. Великий же князь Дмитреи Иванович хоте противу на князя Олга послати свою рать; и се внезаапу приехаша к нему бояре рязанскии и поведаша, что князь Олегъ…приде на рубеж Литовьскый и ту став и рече бояром своим: "Аз хощу зде ждати вести, как князь велики проидет мою землю и приидет в свою отчину, и яз тогда возвращуся восвояси[3]
20. Грамота великого князя Олега Ивановича великому князю Дмитрию Ивановичу: А что князь великии Дмитрии и брать, князь Володимеръ, билися на Дону с татары, от того веремени что грабеж или что поиманые у князя у великого людии у Дмитрия и у его брата, князя Володимера, тому межи нас суд вопчии, отдати то по исправе[4]
21. 1 2 Шабульдо Ф. М. Земли Юго-Западной Руси в составе Великого княжества Литовского
22. 1 2 А. Наумов Великое сражение Руси // Журнал «Родина» #9, 2005 г.
23. Рекламный ролик Дмитрий Донской на Youtube
24. Лев Пушкарев, Наталья Пушкарева. Куликовская битва в энциклопедии «Кругосвет»
25. 1 2 Бегунов Ю. К., Ф. Г.-Х.Нурутдинов. КУЛИКОВСКАЯ БИТВА В СВЕТЕ БУЛГАРСКИХ ИСТОЧНИКОВ: ОТВЕТ РУСТАМУ НАБИЕВУ
26. Путин о Куликовской битве: ролик на Youtube
27. «Новая хронология» о Куликовской битве»

Итак, дань официозу мы отдали. Теперь перейдем к изложению наших фактов.



автор: "пилигрим."
Дата: 3.10.2012 16:15
Тема: Глава вторая. История с географией.Ответить
Глава вторая. История с географией.

Постараемся восстановить геополитическую картинку того времени. Именно так ГЕОПОЛИТИЧЕСКУЮ. Потому как в любое время были, политика, экономика и интересы различных группировок, базирующихся именно на этом.

Что же мы имеем? Разберем пошагово. Такой, выражаясь современным языком, квест. С более детальным объяснением некоторых особенностей.

Шаг первый. Начало государственности на территории Руси пришлось на 10 век. Подчеркиваю - ГОСУДАРСТВЕННОСТИ.
«Государственность – это термин, который в политической литературе употребляется: 1) как синоним государства (См. Государство) вообще, государства того или иного исторического типа (буржуазное Г., социалистическое Г.), а также для обозначения какого-либо этапа в развитии государства данного исторического типа (Г. древних славян, общенародное Г.); 2) для обозначения системы (механизма) диктатуры определенного класса (пролетарское Г.) или политической организации общества. В этом смысле термин «Г.» употребляется в Программе КПСС при рассмотрении проблемы дальнейшего развития социалистического государства (см. 1971, с. 101—02); 3) для обозначения системы органов государства — государственного аппарата (См. Государственный аппарат); 4) при объединении в определенные группы каких-либо общих черт или признаков государства (например, национальные Г., демократические Г.).» (Большая советская энциклопедия В. Е. Гулиев.)
С этим периодом связан миф (легенда, эпос, сказание, былина) о призвании варягов на Русь. Призвание варягов - это призвание племенами словен, кривичей, мери и чуди варяга Рюрика с братьями Синеусом и Трувором на княжение в Новгород, Белоозеро и Изборск в 862 году (дата условна). Призвание варягов считается большинством исследователей отправной точкой древнерусской государственности.
Согласно «Повести временных лет» (в переводе Д. С. Лихачёва):
«В год 6370 (862 по современному летоисчислению). …И пошли за море к варягам, к руси. Те варяги назывались русью, как другие называются шведы, а иные норманны и англы, а еще иные готландцы, — вот так и эти. Сказали руси чудь, словене, кривичи и весь: „Земля наша велика и обильна, а порядка в ней нет. Приходите княжить и владеть нами“. И избрались трое братьев со своими родам, и взяли с собой всю русь, и пришли, и сел старший, Рюрик, в Новгороде, а другой, Синеус, — на Белоозере, а третий, Трувор, — в Изборске. И от тех варягов прозвалась Русская земля. Новгородцы же — те люди от варяжского рода, а прежде были словене…»
Удивительно, но такой эпос распространен повсеместно. В Литве, Англии, Франции, Сицилии, Испании, Италии….
Для примера.
Читаем историю Великого княжества Литовского.
"Зарождение государства относят к XIII веку. По мере развития родоплеменного строя у балтов формировались отдельные племенные территории — земли, управляемые племенными старейшинами (уделы). Соседние земли этнически родственных балтских племён объединялись в политические и военные-племенные союзы. Свидетельством существования таких догосударственных объединений считается договор 1219 между Галицко-волынским княжеством и союзом балтских племенных старейшин. В договоре среди 5 старших племенных вождей упоминается Миндовг. Он около 1240 уничтожил или изгнал соперников и объединил под своей властью часть земель балтов. Так в начале XIII века на части территории нынешней Литвы и Белоруссии образовалось Великое княжество Литовское".
Пожалуй хватит. Надо напомнить историкам, что понятие БАЛТЫ появилось в ДЕВЯТНАДЦАТОМ ВЕКЕ!!!
До середины 19 века никаких других обобщенных названий для латгалов, жмуди, куршей, пруссов и т.д. не было, пока новое название не придумал профессор Кенигсбергского университета Georg Heinrich Ferdinand Nesselman (1811-1881) – один из самых значительных исследователей прусского языка, составитель большого литовско-немецкого словаря, издавший работы по санскриту, арабскому и тюркскому языкам. В выпущенной в 1845 году книге “Язык старых пруссов” он написал такую фразу: “Я предлагаю называть семью этих языков балтскими языками или еще как-нибудь”. Первый последователь Нессельмана нашелся в Дании – профессор Копенгагского университета Каспар Вильхельм Смит, узучавший и исследовавший литовский язык в Кенигсберге. В 1857-1859 годах он издал трехтомное издание на латинском языке о языках балтов и славян и уже в самом названии книги использовал термин “балты” – linguarum Balticarum et Slavonicarum. С тех пор термин “балты” пошел по миру.
Так вот о Миндовге.
Первой своей столицей Великое княжество Литовское считает город Новогрудок. Именно туда пришел Миндовг – первый великий князь Литовский с дружиной. Первым объектом его пришествия по зову местных племен становится Чёрная Русь, где он объявляет себя правителем Новогродка (Новогрудка). Пришел с севера.
Напомню, в то время море Балтийское называлось Варяжским, то есть он был варягом. Пришел варяг с севера. Это 13 век. На север от Новогрудка, тогда именуемого Новогородок, простиралась Новгородская республика, то есть республика еще одного варяга - Рюрика. Уж не от него ли пришел очередной отряд, как приходили в Изборск - Трувор, а в Белозерск - Синеус, в Киев(?) - Аскольд и Дир, в Царьград - Олег и далее везде.
Логично. Пришел Миндовг из Новгорода и основал Новогородок. Он же объединил местные племена, создал княжество и начал завоевательную экспансию. Как и все вышеперечисленные его предшественники.
Считается, что начиная с IX века флотилии варягов-норманнов, поднимаясь по рекам, захватывали и подчиняли всех, кто не успевал укрыться от их набегов. Они разграбили и сожгли такие города, как Кельн и Ахен (в Германии), Орлеан и Труа (во Франции), в Британии под их контроль перешли целые прибрежные области. В Ирландии ими было основано королевство со столицей в Дублине. Эскадры варягов появлялись у берегов Испании и Южной Франции, проникали в Средиземное море. В 887 году варяги вошли в устье реки Сены и добрались до Парижа. Горожане бросились в церкви молиться святым, чтобы те спасли их от ярости норманнов (людей с севера), однако граф Эд заявил: «Святые нам помогут, если мы сами себя не забудем!» – вооружил всех, кого было возможно, и вывел на стены города отражать приступ врагов. И варяги, взявшись всерьез штурмовать Париж, не смогли его взять! В захваченной к тому времени мусульманами Испании они также не смогли закрепиться – арабы тогда были народом не менее храбрым и воинственным, нежели варяжские дружины. По-иному сложилась ситуация лишь на Британских островах и в Северной Франции. Но призывались они всюду.
Итак, некие варяги пришли и начали править на Руси. Как говорит нам летопись в Новгороде, Изборске и Белоозере.
Как они туда добрались? С Балтики, с моря Варяжского, которое тогда называлось Русским. По рекам.
Экспансия государственности, если можно так выразиться, могла развиваться только по торгово-военным путям, то есть по водным путям, ибо они и являлись такими путями.
Что же это за такие пути? Мне могут возразить. Зачем вопрос и так всем известно. Это знаменитый «Путь из варяг в греки» с ответвлениями.


автор: "пилигрим."
Дата: 4.10.2012 04:57
Тема: Отступление первое. Древние водные пути России X - XVI ввОтветить
Отступление первое. Древние водные пути России X - XVI вв.

Любому исследователю понятно, что много столетий леса не расступались перед человеком, только речные пути связывали между собой населенные пункты, давая возможность передвигаться, осваивать новые земли, наиболее быстрым и дешевым способом перевозить товары на большие расстояния. Зимой, скованные льдом реки превращались в естественные санные дороги.
"Трудно сказать, что было ближе русскому человеку, сама река или земля по ее берегам. Он любил свою реку, - писал историк В. О. Ключевский, - никакой другой стихии своей страны не говорил он в песне таких ласковых слов, и было за что. При переселении река указывала ему путь... он жался к ней, на ее берегу ставил свое жилье, село или деревню".
А географ Ж.-Э. Реклю в одном из своих произведений сказал, "Реки несут на своих волнах историю и жизнь народов".
Удобные волоки между реками и озерами использовались народами уже на самых ранних ступенях их экономического развития. Легкие ладьи они перетаскивали с одной реки на другую при помощи катков и лыж, а челны из древесной коры или кож, натянутых на деревянный каркас, переносили на себе. По мере развития торговли перетаскивание судов через волоки принимало все более организованный характер.
Все ясно. Водный путь - это и есть тот самый военно-торговый путь. Начнем их искать. Эти самые водные пути.

Первым всплывает в памяти Великий торговый путь "Из варяг в греки"

Возникший в конце IX начале Х века, путь этот, по мнению историков, соединил северную Русь с южной Русью, Прибалтику и Скандинавские страны с Византией.
Как указывалось в "Повести временных лет", он шел: "Из грек (Черного моря) по Днепру и вверх Днепра волок до Ловати, по Ловати в Ильмер (Ильмень) озеро великое из него же озера вытечет Волхов и втечет в озеро великое Нево (Ладожское) того озера видеть устье (так называет летописец Неву) в море Варяжское (Балтийское)".
Стоп!!!
Но такой волок невозможен, ведь верховья Днепра и Ловати нигде не соприкасаются, к тому же, между Ловатью и Днепром находится Западная Двина. По - видимому, в "Повести временных лет" допущен пропуск, и путь проходил по другому. По Балтийскому морю, Неве, Ладожскому озеру, Волхову, озеру Ильмень, Ловати, Кунье, Сереже, волок в Торопу, далее по рекам Торопе, Западной Двине, Каспле, озеру Касплинское, волок в речку Катынь и по Днепру в Черное море.
Только так!!! Но летописец Пимен этого не знал.
Среди историков существовало и другое мнение, будто путь "Из варяг в греки" распадался на три основных направления:
1. Смоленско - Новгородско - Балтийское - по нему, начиная с XIII в., шла основная торговля с Ганзой;
2. "Греческое" - по нему до половины XIII в. осуществлялись сношения Киева с Византией;
3. Киево - Новгородское - использовавшееся главным образом для внутренней торговли и сношений.
Но давайте вспомним, что в далекие времена самый северный, безопасный, да и к тому, же непрерывный водный путь с Волги на Днепр проходил по Оке, Свапе, Сейму и Десне. В VI — VII веках Ока была частью "янтарной" дороги, по которой купцы с берегов Балтики везли янтарь в Хорезм, Китай, в другие страны. И позже — в VIII — X вв. — по Оке осуществлялась связь с Востоком. Клады восточных монет, найденные на берегах Оки, составляют треть всех кладов монет, обнаруженных в Восточной Европе. Арабские географы в своих описаниях нередко именовали Оку "славянской рекой". В X — XIII вв. по Оке и ее притокам из Киева и Чернигова проходила дорога во многие древнерусские города, в том числе в Новгород, Владимир, Муром, Рязань. По этому самому водному пути в русские земли шли ткани, ювелирные изделия, амфоры с вином из Византии, товары из стран Востока. Оживленная торговля велась с волжскими булгарами. Из русских земель по Оке в Западную Европу и страны Востока шли меха, воск, мед, пенька, кожа, многие другие товары.
Был в старину известен еще Самодуровский путь. Реки Очка (приток верховья Оки) и Свапа (приток Сейма) берут начало из одного и того же болота. На границе Курской и Орловской областей, в 5 км от села Самодуров находится урочище Самодуровский курган, напоминающее искусственное земляное сооружение, поросшее лесом. Однако его геологическое строение, указывает на естественное происхождение. Со всех сторон урочище окружает мощное торфяное болото, расположенное в обширной низине. Северная его часть не просыхает в самое жаркое лето, несмотря на дренажную канаву, идущую к Свапе. По описаниям, где приводятся рассказы старожилов, это было длинное зарастающее озеро шириной до 2 км. По берегам впадины около кургана можно предположить, что озеро имело глубину 10—20 м и было звеном, соединявшим некогда Волжский и Днепровский бассейны, по которому суда с Волги могли проходить без волока в Днепр. Массовая вырубка лесов привела к обмелению рек, уничтожению болот и озер. В Суле, Ворскле, Хороле, теперь совершенно несудоходных, находят остатки старинных крупных судов.
Под 1096 годом летописи сообщают, что князь Изяслав Владимирович прибыл из Курска в Муром; очевидно, он шел этим путем. Вероятно, и Святослав Северский на свидание с Юрием Долгоруким шел в Москву тоже по этому пути.
О значении Самодуровского пути писал историк С. М. Соловьев: "Течение Оки от истоков ея имело важное историческое значение, потому что служило посредствующею водною нитью между северной и южной Русью. Движение с юга шло вверх по Десне и ее притокам... переходило в область Оки, и этому переходу из одной речной области в другую благоприятствовала близость источников обеих рек".
О существовании торговых сношений арабов и волжских булгар с русскими говорят арабские писатели Ибн-Фошлан и Ибн-Эльне-Дык, видевшие русских купцов в городе Булгарах на Волге, куда они приходили из Киева Самодуровским водным путем. Те же арабские писатели говорят, что славянские купцы "ходят на кораблях по Волге", а с Днепра в Волгу проще всего было попасть этим путем.
В истории государственная экспансия носит название вольной, военно-дружинной, монастырской и торгово-промышленной. Водные пути играли в ней выдающуюся роль и были главными или единственными путями сообщения. Тот, который носил название великого водного пути, "из Варяг в Грекы" или Варяжский путь мы рассмотрели. Из других водных путей отметим следующие:
1.Киево-новгородский водный путь, совпадавший, начиная с оз. Ильменя, с путем варяжским.
2. Водный путь из Новгорода на север и северо-восток:
а) заволочский Водный путь: pеками Мета, Молога, Волга, Шексна, Порозовица, оз. Кубенское, Сухона и Северная Двина,
б) Водный путь к реке Каме, пройдя весь заволочский путь, шел по pекам Вычегде, Сев. Кельтме и Южн. Кельтме.
в) Водный путь к реке Печоре — по тому же заволочскому пути, затем по pекам Вычегде, Сев. Мылье и Южной Мылье.
г) С реки Камы на Печору ходили по pекам Вишере и Колье.
д) Водный путь новгородцев за Урал шел: по pекам Печоре, Щугору, Иличу, Сосве, Оби или по pекам Печоре, Усе, Ельцу, Соби и Оби.
3. Водный путь, соединяющий Озерную область с Белым морем — от города Онеги вверх по реке Онеге до устья реки Кены, по реке Кено, Кенозером, р. Почей через Почозеро в рч. Волошу и в Волошозеро; оттуда 6-тиверстным волоком на р. Череву, по pp. Череве и Водле, оз. Онежским, р. Свирью, оз. Ладожским и р. Невою до Финского залива. Этот путь стал известен новгородцам, как видно из Уставной грамоты 1137 г., не позже начала XII в. Важное значение его для доставки грузов из Архангельска и Онеги сохранялось до начала нынешнего столетия.
4. Водный путь из Новгорода по pекам Волге и Оке: pекам Мста, Тверца, Волга, Шоша, Ломь, Руза, Москва и Ока. Этот путь был одним из главнейших, по которым шла колонизация из Новгорода в Поволожье; но были еще и другие, как-то:
а) из оз. Ильменя через речки Полу и Явонь с переволоком к оз. Селигеру; из него в р. Селижаровку и ею в р. Волгу;
б) р. Волховом до оз. Нево, оттуда Свирью в оз. Онего, из него р. Вытегрой до Ковжи и р. Ковжей в Белоозеро; из Белоозера в Волгу Шексною.
5. Водный путь между Псковом и Новгородом: pеками Великая, Череха, волок, р. Уза и Шелонь.
6. Моложский Водный путь из Озерной области к Волге шел, как полагает Ходаковский, или от озера Нево посредством pp. Сяси и Боложи до Волока Хотьславля (в нынешнем Тихвинском уезде), или же от Волока Держковского на Мсте к озеру Печенову по pp. Люту, Шерегодру, Ситинце, оз. Ясином, волоком до оз. Межволочья, р. Песой, Чагодощей и Мологой.
7. Владимирский Водный путь из Поволжья шел или через Переяславское оз., или по р. Солме к верховьям р. Нерли, впадающей в Клязьму несколько ниже г. Владимира.
8. Ростовский Водный путь вел по правому притоку Нерли, Солме, к верховьям р. Сарры, вливающейся с юго-зап. в Ростовское озеро.
9. Водные пути, соединяющие pеки Днепр и Дон с Волгою:
а) путь из Азовского моря к р. Волге: р. Дон (до г. Саркела или Белой вежи) и волок;
б) с Днепра на Дон: р. Самара, Волчья, волок, или р. Миус, или Кальмиус — или Орель, Берестовая, Сев. Донец;
в) pp. Днепр, Вязьма, волок, Вазуза, Волга;
г) pp. Дон, Шать, Упа, Ока;
д) pp. Дон, Сосна, Зуша, Ока;
е) pp. Дон, Воронеж, Ряса, волок, Хупта, Рановая, Проня, Ока.
10. Водные пути из Варяжского моря к Пскову и Изборску:
а) по системе р. Пернавы к оз. Вирц, р. Эмбах, оз. Чудское, оз. Великое, р. Великая;
б) р. Нарова, оз. Чудское.
Вообще заметим, что сношения Новгородского ядра государства Русь, будущего центра торговой Ганзы, с северным краем восходят к весьма отдаленным временам. Еще задолго до прихода сюда варягов с Рюриком и образования государства. Существуют указания, что в конце VIII века новгородские ватаги ловили на Белом море рыбу, били тюленей, брали дань с местных жителей. Заволочьем называлось обширное пространство земель, расположенных "за волоком", к северу и северо-востоку от Волго - Северо - Двинского водораздела. Сюда входили земли Двинские, Мезенские и Печорские. Ранние сношения новгородцев с северным краем создали здесь и водные пути сообщения, в те времена единственно возможные. Был проложен ряд путей на север и северо-восток :
1. Волга - Шексна - Белое озеро - река Ухтомка - озеро Волоцкое - волок в озеро Долгое - река Модлона - озеро Польшемское - река Ухтомка - озеро Воже - река Свидь - озеро Лача - река Онега - Белое море.
2. Волга - Шексна - Белое озеро - река Ковжа - волок в реку Вытегра - Онежское озеро - реки Водла - Черева - волок в озеро Волоцкое - реки Волошева - Поча - озеро Кенозеро - реки Кена - Онега - Белое море. Именно на этих путях возник торговый центр и пристань Белоозеро, упоминавшееся в летописях уже под 862 г., когда оно стало резиденцией князя Синеуса, одного из братьев Рюрика. Археологические раскопки показали, что древнее Белоозеро находилось не там, где современный Белозерск, а на правом берегу Шексны, в 1 км от ее истока из Белого озера.
3. Наиболее оживленный водный путь проходил по Волге, Шексне, ее левому притоку Славянке - Никольскому озеру, волок в озеро Благовещенское, далее по реке Порозовица, озеру Кубенское, рекам Сухона, Северная Двина, Белому морю. О существовании этого пути упоминается в Белозерской уставной грамоте за 1488 года : "А на Волочке на Словенском держать своих пошлеников, а явку (пошлину) емлют с гостей... кто прийдет из Московские земли, из Тверские, из Новгородских и с Устюга и с Вологды, а который гость заплатит пошлину на Волочке, а на том другие пошлины на Белозере не емлют". (Акты Архангельской экспедиции No 123)
4. Миновав Великий Устюг, где Сухона слившись с Югом, под общим названием Северной Двины резко поворачивает на север, часть караванов шла в Мезенские земли, в устье Вычегды и далее вверх до устья правого притока - Яренги, по которому шел дальнейший путь. Он продолжался до места, откуда существовал волок (20 - 25 км) в верховье Вашки, левого притока Мезени.
5. Вторым соединительным и более удобным звеном между бассейнами Вычегды и Мезени служила река Вымь, правый приток Вычегды. Путь шел по ней, затем по ее правому притоку - Елве, которая близко подходит (6 км), к Ирве, левому притоку Мезени.
6. Связь с третьей, самой восточной, частью Заволочья - Печорской осуществлялась по Вычегде, ее правому притоку - Чери Вычегодской, далее короткий волок (менее 1 км) на левый приток Печоры - Ижму.
7. Второе соединение бассейнов Вычегды и Печоры осуществлялось с помощью Мылвы Северной, или Печорской, и Мылвы Южной, или Вычегодской (волок 5 км). В итоге получался сплошной водный путь более 3000 км, начинавшийся у Славянского волока и оканчивавшийся у устья Печоры. От этого пути отходило множество боковых водных путей в ряде мест обширного заволочного края.
8. Были еще волоки, соединявшие Северную Двину с Пинегой, Мезенью и Печорой. Они проходили по правому притоку Северной Двины - Пукшеньге, волок на левый приток Пинеги - Покшеньгу по Пинеге, ее правому притоку Ежуге, волок на левый приток Вашки - Зырянскую Ежугу, по Мезени, ее правому притоку Пезе, Волоковым озерам, волок в левый приток Печоры Цильму. Об этом пути есть упоминание в Вымско - Вычегодской летописи:".. лета 7007 шедшу князь Петр Ушатой с волгожаны, двиняны, важаны Пинегою, Колою, Мезенью, Пезою, Чильмою на Печору реку на Пусту".
9. Кроме того, был путь по Пинеге, Кулою, Мезени, Мезенской и Печорской Пижмам в Печору.
10. С Печоры существовал также выход на Обь: вверх по правому притоку Печоры Щугору и его правому притоку Волоковке (само название указывает на существование здесь волока), волок в один из притоков Северной Сосьвы - левый приток Оби. Кроме перехода в Обь со Щугора был волок с Илыча в один из притоков Северной Сосьвы.

Больше не будем вас утомлять. Все это вместе считалось ВЕЛИКИМ ВОЛЖСКИМ ПУТЕМ. И именно он был путем «Из варяг в греки.»
И чтобы не быть голословным еще одна ссылка.
В словаре Брокгауза и Эфрона перечисляются великие водные пути древней Руси.
Понятное дело путь «Из варяг в греки» по Днепру. А дальше смотрим.
1. Киево-новгородский водный путь, совпадавший, начиная с оз. Ильменя, с путем варяжским. То есть кусок Днепровского легендарного пути.
И ВСЕ.
Считайте далее.
2) Путь из Новгорода на север и северо-восток: а) заволочский В. путь: pp. Мета, Молога, Волга, Шексна, Порозовица, оз. Кубенское, Сухона и Северная Двина,
3) Путь к реке Каме, пройдя весь заволочский путь, шел по pp. Вычегде, Сев. Кельтме и Южн. Кельтме.
4) Путь к р. Печоре — по тому же заволочскому пути, затем по pp. Вычегде, Сев. Мылье и Южной Мылье.
5) Путь, соединяющий Озерную область с Белым морем.Важное значение его для доставки грузов из Архангельска и Онеги сохранялось до начала нынешнего столетия.
6) Путь из Новгорода по pp. Волге и Оке: pp. Мста, Тверца, Волга, Шоша, Ломь, Руза, Москва и Ока. Этот путь был одним из главнейших, по которым шла колонизация из Новгорода в Поволожье.
7) Путь из оз. Ильменя через речки Полу и Явонь с переволоком к оз. Селигеру; из него в р. Селижаровку и ею в р. Волгу;
8)Путь р. Волховом до оз. Нево, оттуда Свирью в оз. Онего, из него р. Вытегрой до Ковжи и р. Ковжей в Белоозеро; из Белоозера в Волгу Шексною.
9) Путь между Псковом и Новгородом: pp. Великая, Череха, волок, р. Уза и Шелонь.
10) Моложский путь из Озерной области к Волге шел, от озера Нево посредством pp. Сяси и Боложи до Волока Хотьславля (в нынешнем Тихвинском уезде), или же от Волока Держковского на Мсте к озеру Печенову по pp. Люту, Шерегодру, Ситинце, оз. Ясином, волоком до оз. Межволочья, р. Песой, Чагодощей и Мологой.
11) Владимирский путь из Поволжья шел или через Переяславское оз., или по р. Солме к верховьям р. Нерли, впадающей в Клязьму несколько ниже г. Владимира.
12) Ростовский путь вел по прав. притоку Нерли, Солме, к верховьям р. Сарры, вливающейся с юго-зап. в Ростовское озеро.
13) Пути, соединяющие pp. Дон с Волгою: а) путь из Азовского моря к р. Волге: р. Дон (до г. Саркела или Белой вежи) и волок; 10) В. пути из Варяжского моря к Пскову и Изборску: а) по системе р. Пернавы к оз. Вирц, р. Эмбах, оз. Чудское, оз. Великое, р. Великая; б) р. Нарова, оз. Чудское.

ИЗ 13 ВОДНЫХ ПУТЕЙ ДРЕВНЕЙ РУСИ ТОЛЬКО ОДИН НА ДНЕПР. ОСТАЛЬНЫЕ НА ВОЛГУ.
Так что же у водной артерии Днепра не было ответвлений, если это ВЕЛИКИЙ торговый путь.

Вернемся к нашей истории с географией.
Направление ее ясно. По Великому Волжскому пути (настоящему пути из варяг в греки)и развивалась экспансия государственности от первого ядра – побережья озера Нево, устья реки Волхов.
Первый плацдарм. Ладога - сакральная столица. Новгород - торговая столица.
Второй Изборск.
Третий - Белоозеро. Образовании Славии.
Побочные плацдармы: Новогрудок и Куяба (Киев)на Клязьме.
Почему мы упомянули здесь образование Славии? Поясним.



автор: "пилигрим."
Дата: 4.10.2012 14:30
Тема: Отступление второе. География.Ответить
Отступление второе. География.

Куявия ( Куябия, Куяба), Славия (ас-Славия, Салау), Артемия (Арсения, Арта) — так называли три племенных центра Древней Руси древние арабские, персидские и среднеазиатские географы IX—X веков. Упомянем из них арабского географа аль-Балхи (850—934) и арабского ученого аль-Истархи. Одним из наиболее близких по времени к первоисточнику этих сообщений является также анонимный персидский географ, автор «Книги границ мира от востока к западу», составивший свой труд около 983 года. Эту рукопись случайно обнаружил в Бухаре в 1892 г. русский учёный А.Г. Тумайский, разыскивавший там же астрономические сочинения хана Улугбека.
«Русы состоят из трёх племён, — пишет аль-Балхи. — Одно из них ближе к Булгару (столице Волжской Булгарии), а царь его живёт в городе под названием Куяба, который больше Булгара».
Персидский автор добавляет к этому, что Куяба — ближайший к странам ислама город русов, он расположен в приятной местности, там выделываются разнообразные меха и ценные мечи.
Племя Славия, по утверждению аль-Балхи, живёт дальше первого. «Слаба, — говорит автор «Книги границ,..», — приятный город, из которого в мирное время жители ездят торговать в землю болгар».
Третье племя (по аль-Балхи) позывается Артания, а царь его живёт в Арте. Его жители отправляются торговать в Куябу по воде, но ничего не рассказывают про свои дела, товары и не допускают никого провожать их и не дают вступить в их страну. Уртеб (Арта) — город, где убивают иностранцев, когда они попадают туда. Там изготавливают очень ценные клинки и мечи, которые можно согнуть пополем, и они вновь выпрямляются, если отнять руку («Книга границ...»). Оттуда вывозят также чёрных соболей и свинец.
Аль-Истархи пишет, что Арта находится между Хазаром и Булгаром.
Большинство отечественных историков считают, что Куябе — государственное объединение восточнославянских племён Среднего Приднепровья, столицей которого был Киев.
Славия отождествляется ими с областью расселения ильменских славян, а её центр — город Славенск, то есть Новгород с его более древним предшественником. В некоторых ранних средневековых источниках Славией называют государственное объединение полабских и балтийских славян, а также Польшу.
Артанию же разные исследователи отождествляют с территорией племён актов либо с Тмутараканью, с Черниговым или Рязанью. Современные белорусские историки считают, что Арсения (Артания) — это древняя Орша, и помещают её не территории Белоруссии.
Кратко изложим, что предлагают сегодня историки.
Артания располагалась от реки Кубань до Дмитровской гряды и от Днепра до Волги. Столица Артании – Хурдаб (Арта) – находилась в 12 километрах к северо-востоку от города Старый Оскол, Белгородской области.
Куявия (Куяба) занимала земли между Днепром и Южным Бугом, от Кривого Рога на юге, до реки Припять на севере. Её столица находилась в 50 километрах к юго-западу от современного Киева
Славия располагалась от Тюрингии до истока Южного Буга. Её столица находилась в районе Судетских гор.
Ну и иногда поминают еще Славяно-Русское государство, которое простиралось от Чудского озера до устья реки Кама. Потому как куда деть всех этих Рюриковичей.
Мы же позволим себе усомниться в этих построениях. Почему? Да потому, что мы, проехав по всем этим местам, пришли к ряду выводов.
Вывод первый: всех преследует в исторических реконструкциях мания гигантизма.
Она состоит из четырех основных маний.
1. Если битва, то с каждой из сторон десятки тысяч участников, не менее. Предположить, что в битве участвовала пара сотен бойцов, не более, такого даже быть не может.
2. Если город, то тысячи жителей. Представить, что в городе могло быть всего десятка два дворов, ни в коем случае. Вот пример, в Новгороде того времени было всего 300 дворов и это был ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД.
3. Если государство, то от моря и до моря. То, что государство могло состоять из пары городов и десятка деревень речи быть не может.
4. И, конечно же, хронология. Если история народа или государства то тысячи лет. А главное все эти годы без прогресса и без развития. Такой тысячелетний период застоя. Где период от паровоза до атомной бомбы не сто лет, а сто веков.
Если избавиться от всех этих маний, то искать Артанию, Куявию и Славию надо в пределах десяти конных переходов, а не от моря и до моря.
Сделав этот вывод, мы и будем их искать и вписывать в историю Руси.
Итак. Отбрасываем манию величия и помним, что государственность зависит от наличия четырех составляющих.
Первое. Идеология, вера, религия. Голова государства и его основа. Нет идеологии, нет цемента государства.
Второе. Силовая составляющая, войско, дружина, ватага, армия. Руки государства, наводящие порядок внутри и снаружи.
Третье. Экономика, торговля. Кровь государства, его хлеб.
Четвертое. Коммуникаций, возможности все это перемещать в нужную точку и в нужное время.
Исходя из этих четырех опор государственности, миф о беспредельности первичных империй, государств, царств и прочее - есть МИФ. Даже, если он топает по римским дорогам.
Размер государства определяется быстротой переброски войска и торговцев и вообще быстротой перемещения.
Конный переход для одного дня равен ЯМУ, то есть 26 верстам. На большее расстояние конь запаливается (надрывается) и его можно только прирезать на колбасу. Месячный переход войска - это подвиг. И это всего 900 верст. Практически предел государства от границы до границы.
Подвывод номер раз. Илья Муромец не мог ехать в Киев из Мурома, без компаса и на крестьянском тяжеловозе, даже если этот тяжеловоз был богатырским. Он бы туда добрался только через год.
Подвывод второй. Киев или Куяб был рядом с Муромом и обязательно на водной артерии хорошо знакомой Илье.
Подвывод третий. Вся торговля сидела на водных дорогах. Значит Артанию, Славию и Куяб должна объединять одна торговая общая водяная артерия.
И где это могло быть?
Артания располагалась в междуречье Оки и Волги. И столицей ее было Арда, Ардатов или Арзамас. Скорее всего, Ардатов. При этом без акающего акцента она была ОРДАНИЕЙ, а столицей был ОРДАТОВ. Коротко ее называли ОРДА. А сакральной столицей Ордатовских ханов был Касимов.
Куяба была выше по Волге. Занимала территорию Владимиро-Суздальской Руси со столицей Владимир изначально Куяб. Что означает просто "столица". Главный город – всегда назывался Киевом, что, очевидно, значит "город жезла (кия)". Как сейчас называют город главного стола – «столица».
Славия - это Рюрикова Русь по Ладоге, Волхву и Нарове со столицей в Словенске-Новгороде.
Мы уже упоминали, что основной военно-торговой коммуникацией в раннем средневековье являлись водные пути. Об этом тезисе не спорит никто, даже историки. Основной коммуникацией данного региона, да и не только его, а по сути коммуникацией юг-север был Великий Волжский путь.
Постоянно показываемый нам путь «Из варяг в греки» по Днепру и сети мелких речушек с выходом в Балтику не выдерживает никакой критики.
Во-первых, по количеству и протяженности переволоков.
Во-вторых, по количеству непреодолимых порогов, существовавших до появления Днепрогэса.
Император Византии Константин VII Багрянородный (905—952) в «Об управлении империей» пишет, что путешественники, следуя из Корсуни в Крыму вверх по течению, переправлялись через Днепр южнее порога Вольного на Кичкаской переправе (Крарийский перевоз). В этом же труде перечислены славянские и варяжские названия порогов.
Еще в XVIII веке купцы сплавлялись через пороги только весной и на небольших лодках, летом и осенью пороги были совсем непроходимы, в это время судна разгружались у порогов их перевозили по-суху до крепости Александровская, расположенной, около устья речки Сухая Московка, впадающей в Днепр, там снова товары грузились и дальше плыли без помех до устья Днепра].
Между Днепропетровском — Запорожьем имелось 9 порогов и несколько десятков каменных гряд (т. н. «заборы»). Общая протяжённость составляла около 75 км. (при высоте падения воды ок. 40 м и скорости течения до 4 м/с[3]). Ширина русла в порожистой части реки весьма различна. В порогах она изменяется от 360 до 900 м, между тем как на плёсах она местами достигает 1800 и и более метров. В 1932 году была построена Днепровская ГЭС, образовавшееся Днепровское водохранилище затопило пороги, что создало условия для сквозного судоходства вдоль всей протяжённости реки
Порожистая часть Днепра включала девять порогов, каждый из которых имел своё имя (по порядку сверху вниз по течению Днепра):
Кодацкий — находится у села Старые Кодаки, Днепропетровский район, Днепропетровская область;
Сурской
Лоханский
Звонецкий
Ненасытец
Вовниговский (Волнигский)
Будиловский — чуть южнее села Вовниги. Вольнянский район, Запорожская область;
Лишний
Вольный.
В-третьих, по отсутствию обжитых мест и торговых ярмарок, ну хотя бы на порогах.
Единственная Кодакская крепость была построена в 1635 году, по решению короля Владислава Ваза и сейма, напротив первого днепровского порога — Кодацкого.
Повторим, еще раз, путем «Из варяг в греки» называли Великий Волжский путь. Значит, им двигались основные торговые караваны и с ним связана легенда об Андрее Первозванном, поставившим крест на месте закладки Киева-Куяба. Им же он приходит в Словенск и на Валаам и на Соловки.
Таким образом, из варяг в греки ходили по Волге и ее системе, упомянутой нами в отступлении первом, и все государственные образования сидели на этом пути.
Именно этому и соответствует размещение Славии, Куябии и Артании. Именно это и нашло потом отражение в Белой Руси, Малой Руси и Руси. Или в Белой Орде, Золотой Орде и Синей Орде.
Теперь попробуем соотнести это с современной и легендарной географией.
Скажем так, Белая Русь и Белая Орда определяются относительно легко. Это всем нам хорошо известное легендарное Беловодье, расположенное между Белым морем и Белым озером. То есть, та самая Славия, арабских авторов с тремя главными городами: Изборском, Ладогой и Белоозером. С главным торговым центром - Новгородом. С главной духовной столицей Ладогой.
Если прочитать А. Т. Фоменко «Новую Хронологию» или Н. Ходаковского «Коронованный на кресте» в разделе поклонение волхвов, то мы увидим, что три волхва пришли на поклонение к Христу. И были эти три волхва с Волги и звали их: Валтасар то есть Влад-царь. Царь Владимир. Царица Мелихиор, то есть Малая царица и Гаспар, Казак-татарин.
Еще раз повторимся. Это теория Фоменко и Ходаковского.
А мы продолжим далее. Значит, креститель Владимир из Киева шел с Волги. Значит, соправителем по Волге была царица Малая. Не от нее ли Малая Русь, то есть Русь Малой. Значит, третьим соправителем был Хан. Не Касимовский ли хан из Ордании.
Часть исследователей настаивает на локализации Артании в междуречье Оки и Волги. Согласно легенде, имеющей хождение в мещерском крае, некогда эти края именовались Артанией, а правили ею три брата, три царя-волхва: Касым, Кадм и Ермус. Все три имени объясняют местную топонимику: Касимов, Кадом и Ермишь (есть также урочище Ермус — между Вековкой и Гусем-Хрустальным).
А по Фасмеру Русь это Красный, то есть Красная. Артания и есть Красная, то есть Русь. Она же Золотая Орда.
Артанская легенда про трех правителей Волхвов получает подтверждение у новохронологов. Кадм то есть старший - это Владимир, Касим - это Касим, и Ермес - это царица.
Вывод Малая Русь - не Малая, а Русь Малой, то есть Владимирская Русь, то есть Куябия и правила, по всей видимости, изначально там легендарная Ольга или какая-то еще царица. Она же Синяя Орда. Со столицей Куябой впоследствии Владимиром и с главным торговым центром Мологой (Ярославлем).
Итак, Просвитер Иоанн пишет Мануилу Комнину из "Трех Индий". Волхвы приходят к Иисусу из "Трех Индий". Три этих Индии - это Славия (с ильменскими словенами), то есть Ладога и Новгород, Куябия с Волги, то есть Владимир с Мологой, и Арта, то есть Арда, Ардатов то есть междуречье Оки и Волги.
Таким образом, избавившись от мании гигантизма (Русь от океана до океана), получаем зачатки государственности ПЕРВОГО ПЕРИОДА экспансии. Те самые никем не находимые: Русь (в Междуречье), Русь Малой (в Залесье) и Белую Русь (Беловодье). К началу военной экспансии. Назовем так. К началу милитаризма они превращаются соответственно в Золотую Орду, Синюю Орду, Белую Орду. В мобилизационные районы трех войсковых объединений.
Они же составляют БОЛЬШУЮ СКИФИЮ. (Большую Орду). А вот МАЛУЮ СКИФИЮ составляет так называемая историками Литва. Или княжество Новогрудско-Полоцкое.
В заключение отступления по географии. Легендарный Киев-Владимир-Мать русских городов, никогда на Днепре не был. Путь «Из варяг в греки» проходил по Волге. И Дир с Аскольдом ходили основывать Киев на Клязьму. Именно тогда, когда Синеус на Белозеро, а Трувор на Изборск. И Олег их придушил на Клязьме. И Бориса и Глеба угробили здесь же, и усыпальница их стоит в Кидекше.

Итак, на первом этапе государственной экспансии произошло становление Славии. Государственного объединения.
Второй шаг экспансии. Становление Куябы - создание сакральной столицы Владимира и торговой - Мологи. Образование Куябии.
Побочный плацдарм развивается из Новогрудка в Полоцк. Об этом мы расскажем в отступлении про Великое княжество Литовское – Черную Русь – Малую Скифию.
Третий шаг экспансии. Перенос ее в лесостепи. Образование Артании (Орды) с опорой на половцев (опольцев) из Куябии (Залеской Руси).
Первый период экспансии был закончен. Торговые пути с юга на север перекрыты и образованы три опорных плацдарма.
Созданы три Индии. Славия, Куябия и Артания. Путь в сакральный волховской центр Беловодье тоже перекрыт по всем водным артериям. И побочный водный путь по Днепру перекрыт Полоцким княжеством. Оно же держит дорогу по Двине.
Образованы два содружества. Большая Скифия и Малая Скифия.
В Большую Скифию входят.
Белая Русь (Славия, Ингерманландия, то есть земля Игоря) - от Варяжского моря (Балтики) до Белого моря и Белого озера, ограниченные Псковским и Чудскими озерами и Наровой со столицами: Ладога, Новгород, Словенск, Изборск и Белоозеро.
Русь Малой (Малая Русь, Куябия, Залесье) по Волге от Ярославля до Кидекши со столицами Володимер, Ростов, Переславль, Суздаль.
Русь (Артания) - в междуречье Оки и Волги со столицами Арда, Касимов, первоначально назывался Городок Мещерский, Медвежий угол.
В Малую Скифию входят - Новогрудок, Полоцк, Мир, Беловежье.
Все это объединенное государство или федерация государств, судя по символике и геральдике, поклонялось Триглаву, Трояну и имело символику Трезубца. Воинские роды поклонялись Велесу и имели символику Медведя - Святобора.


автор: "пилигрим."
Дата: 4.10.2012 17:41
Тема: Отступление третье. Геральдика.Ответить
Отступление третье геральдика.

Геральдика наука точная. В «темные века» за несоблюдение законов геральдики можно было и голову потерять.
«Геральдика. (Материал из Википедии — свободной энциклопедии) гербоведение; от лат. heraldus — глашатай) — специальная историческая дисциплина, занимающаяся изучением гербов, а также традиция и практика их использования. Является частью эмблематики — группы взаимосвязанных дисциплин, изучающих эмблемы. Отличие гербов от других эмблем заключается в том, что их строение, употребление и правовой статус соответствуют особым, исторически сложившимся правилам. Геральдика точно определяет, что и как может быть нанесено на государственный герб, фамильный герб и так далее, объясняет значение тех или иных фигур. Корни геральдики уходят в Средневековье, когда и был разработан специальный геральдический язык».

Давайте рассмотрим символику, по-научному геральдику, флагов и гербов новгородских.
Как известно в исторических кругах, Княжество Новгородское сложилось на основе объединения трех племен – угро-финского племени нарва, славянских пруссов и славны.
Еще до прихода варягов, на самой ранней стадии развития Новгорода, каждое племя имело свой стяг, и официальным новгородским символом было трехфлажие.
Традиционными геральдическими цветами северных угро-финов были белый и голубой (или синий) с добавкой золотого (желтого), красного или черного.
Как это выглядело – загадка.
Точного описания наревского стяга нет, но, судя по дошедшим рисункам, он представлял собой вытянутое по вертикали белое полотнище с синей согнутой рукой (как карельская рука на гербах и флагах северокарельских губерний Финляндии) держащей золотой кривой меч.
Славянский стяг представлял собой такого же типа красное полотнище с ''новгородским" золотым медведем.
Как выглядел такой знак, мы опять-таки не знаем и историки тоже. Потому как используют только летописное описание. Но вот мы знаем, что гербом воинов был медведь. Гербом берсерков был медведь с секирой. А вот герб Ярославля.
"Герб составлен товарищем герольдмейстера фон Энденом, но автор использовал уже существующий к тому времени образец (уже в "Титулярнике" Алексея Михайловича эмблема Ярославля - медведь с протазаном). Медведь на гербе перекликается с преданием, по которому город был заложен в том месте, где Ярослав Мудрый убил напавшую на него медведицу".
Стяг славны представлял квадратное алое полотнище с большим золотым трезубом в центре. Такой же стяг имел в то время и Киев (Куяб) добавляют историки.
Но у Киева на Днепре всегда был другой герб. «С обретением Киевом магдебургского права в конце XV века на магистратской печати (первый известный оттиск — около 1500 года) появляется изображение руки с луком, которое символизирует основной вид оружия, которым киевляне защищались от нападений врагов (это первый известный историкам герб Киева). Этот герб есть и на древнейшем из сохранившихся флагов Киева (вторая четверть XVII века), который сохраняется в Трофейной коллекции Военного музея в Стокгольме».
А вот трезубец в алом полотнище был у Рюрика то есть у Ладоги, то есть у Новгорода.
Стяг всей Белой Руси - представлял белого кречета на красном фоне. Притом даже не самой Белой Руси, а скорее ее сакрального, волховского оплота - легендарного Беловодья, центром которого являлся остров Посвященных – Соловки.
Вот вам документы про знаменитый поход Аристотеля Фиорованти на Соловки. Зачем? Да за БЕЛЫМ КРЕЧЕТОМ!!!
В трудах Комиссии изучения старой Москвы за 1914 год опубликовано письмо Аристотеля Фиораванти герцогу Сфорца в Милан, там и хранящееся. Вот первые и заключительные строки - в переводе публикатора, графа Хрептовича-Бутенева:
“Светлейшему Князю и превосходительному Господину моему, которому, где бы я ни был, желаю служить всячески. Находясь снова в великом Государстве, в городе славнейшем, богатейшем и торговом (в Москве. - Авт.), я выехал на 1500 миль далее, до города, именуемого Ксалауоко (по мнению Хрептовича, это Соловки. - Авт.) в расстоянии 5000 миль от Италии, с единой целью достать кречетов (в тексте именно кречет, zirfalco - вид falcone, сокола. - Авт.). Но в этой стране путь верхом на лошади весьма медлителен, и я прибыл туда слишком поздно и не мог уже достать белых кречетов, как того желал, но через несколько времени они у меня будут, белые, как горностаи, сильные и смелые. Покамест через подателя этого письма, моего сына, посылаю тебе, светлейший князь, двух добрых кречетов, из которых один еще молод и оба хорошей породы, а через немного линяний они станут белыми. <…> Я всегда бодр и готов исполнить дело, достойное твоей славы, почтительнейше себя ей поручая. Дано в Москве 22 февраля 1476. Твой слуга и раб Аристотель, архитектор из Болоньи, подписался.”
Очень интересен комментарий к нему самого графа Хрептовича-Бутенева.
«А мы, московиты, считали, что отпускали болонца не дальше Владимира - осматривать тамошний храм; мы думали, все его мысли о храме. Теперь выходит, что Иван Великий отпустил каменных дел мастера за ловчей птицей. И не просто мастера - единственного посвященного строителя в своем распоряжении. Едва приваженного из другой страны, чтобы поднять или начать сначала упавший главный храм столицы. Отпустил верхом и словно бы без спутников. От главной стройки государства, после первого ее сезона, если верить дате под письмом. Или даже посреди сезона, если верить другому месту текста: “В средине лета в продолжение двух с половиной месяцев солнце вовсе не заходит, и когда оно в полночь на самой низкой точке, то оно так же высоко, как у нас в 23 часа”. То есть Аристотель достиг заполярных широт.
Если кречет следовал Милану за присылку мастера, зачем сам мастер добывает эту свою цену? В Москве существовала целая слобода помытчиков - ловцов ловчей птицы для государя. Ловить без воли государя, для другого или для себя было бы невозможно.
Вообще, трудно представить, что шестидесятилетний Аристотель ставит силки и ожидает за кустом.
Далее, посол Толбузин отпросил Аристотеля не у Милана - у Венеции.
Наконец, обманывал или обманывался Аристотель, говоря, что выбеленный линькой серый кречет делается белым? Белый кречет не подвид, поскольку может родиться от серого, но он именно рождается - белым, альбиносом.
Белые птицы и звери считаются царями своих родов. Белые кречеты звались иначе красными, и ясно, что не за цвет. Ныне на поиски белого кречета уходят годы и подковы. Словом, “благороднейший в семействе благородных соколов”, белый кречет, аристотелев zirfalco bianco, символически один.
Так что присылка двух Милану - профаническое удвоение.
Кстати это тот Иван Великий, который уничтожил ВЕЛИКИЙ НОВГОРОД».
То есть согласно документу (а они всегда иносказательные и символические при переписке Посвященных) Аристотель едет за тайными знаниями волхвов.
Северные соседи Новгорода это Беловодье с сакральным центром Соловки (остров Аваллон, Туле, остров Яблок). Герб у них был Белый кречет в алом поле. Такой же и стяг.
Таким образом, из геральдики имеем три герба для первой государственной федерации.
Точно установленный трезубец в алом поле у Ладоги то есть у Славии.
Медведь в алом поле у Куябии.
И сабля, выходящая из облаков, у Артании.
А у всего Новгородской федерации бело-сине-красный стяг.

После принятия Новгородом христианства языческие символы были изгнаны со стягов и на алом славянском флаге вместо медведя, появился лик Спасителя, а на наревском флаге руку с мечом заместил темно-синий андреевский крест. При этом оба стяга приняли более традиционную для славян квадратную форму.
Вот оно подтверждение. Появляется АНДРЕЕВСКИЙ КРЕСТ и СПАС НЕРУКОТВОРНЫЙ. Но это совершенно не христианство. Это то, что здесь прошел АНДРЕЙ ПЕРВОЗВАННЫЙ И ПРИНЕС ВОИНСКИЕ ПРАВИЛА.

Затем первым перестает использоваться флаг Рюрика, якобы потому что он у Киева, врага Новгорода. Но у Киева НИКОГДА НЕ БЫЛО ФЛАГА С ТРЕЗУБЦЕМ. У Киева самый древний флаг и герб с луком.
Значит, просто поменялась вера с Трояна на другого бога, и Трояновский трезубец ушел с герба.
После Александра Невского наревский стяг в Новгороде практически не использовался и единым новгородским флагом стал Золотой Спас на алом фоне.
После разгрома Новгорода Иваном III про новгородскую геральдику забыли.
Карелия стала практически самостоятельным княжеством, лишь чисто номинально считавшимся владением князей московских. Флагом ее оставался бело-голубой андреевский, а герб претерпел некоторые изменения – на белом поле слева появилась вторая голубая (иногда – черная) шведская рука с черным шведским мечом.
После воссоединения прибалтийских земель с Россией при Петре I флаг растерзанной шведами Карелии (ставший к тому времени символом борьбы карел против шведов) был пожалован вновь народившемуся российскому флоту, а бело-сине-красный триколор, символизирующий воссоединение Руси и Ингрии – генерал губернатору Санкт-Петербурга графу Меньшикову. К тому же времени относится и появление жевто-блакитних цветов на украинском флаге. Гетман Мазепа приняв покровительство короля Шведского принял и цвета шведского флага, заменив прямой скандинавский крест на косой андреевский.
Боевым российским стягом (и царским знаменем) оставался московский алый флаг с золотым Георгием Победоносцем. После принятия Петром титула императора императорским знаменем стал алый флаг с золотым двуглавым орлом.
Со временем, флаг Меньшикова стал ассоциироваться с флагом Санкт-Петербурга, однако в правление Екатерины II флагом столицы стал черно-желто-красный ("черносотенный") флаг.
Павел I, делавший все в пику своей мамаше сделал бело-сине-красный триколор с золотым двуглавым орлом боевым флагом русской армии. Ее успехи в борьбе с турками и австрияками сделали это трицветие национальными цветами целого ряда славянских государств.
При восстановлении княжества Финляндского ему был пожалован флаг, выдержанный в национальных (бело-синих) цветах, но со скандинавским крестом (к тому времени - символом лютеранства).
Так что триколор это старый флаг и герб Большой Скифии.

А вот разговоры о «давней и славной» истории бело-сине-красного триколора , вновь «запущенного в оборот» после 1991 года, являются, мягко говоря, надуманными.
« В эпоху феодальной раздробленности (XIII – XV века) общерусского государственного символа, естественно, не было. Каждый престольный или удельный князь имел свои хоругви и боевые стяги, в окраске которых преобладали красные и золотые цвета (канонические цвета православных икон). Впервые в России бело-сине-красный флаг появился в самом конце XVII века. Никакие официальные документы XVII – XIX столетий не дают толкования – что означают цвета этого флага. По одной из распространённых версий, Пётр I заимствовал его у нидерландцев, поменяв расположение полос (флаг Нидерландов – красно-бело-синий). Однако в течение почти двух веков после этого бело-сине-красный триколор имел крайне ограниченное применение – лишь в качестве отличительного знака русских торговых судов. Причём тогда он не имел чётко определённых параметров (сейчас соотношение его ширины к длине Федеральным Законом определяется как 2:3). Нередко флаг встречался и в перевёрнутом виде (красная полоса сверху), как это можно видеть на картине И. Репнина «Бурлаки на Волге» – судовладельцы той поры зачастую плохо представляли себе, как правильно выглядит флаг торгового флота и вешали его как попало. Кстати, с тех пор ситуация изменилась мало – сегодня перевёрнутый российский триколор можно часто видеть даже на фасадах зданий органов государственной власти и местного самоуправления (между прочим, перевёрнутый российский стяг – красно-сине-белый – превращается во флаг иностранного государства – Сербии). Символом Российской империи долгое время оставалось чёрно-золотисто-белое знамя, официально именовавшееся «гербовым народным флагом». На широкую историческую арену бело-сине-красное полотнище вышло только в 1896 году – во время коронации Николая II. «Бесиком» (так презрительно прозвали этот флаг в народе по первым буквам названий его цветов) была завешена тогда вся Москва. И тогда же «бесик» получил статус государственного флага. Что подвигло на этот шаг последнего царя – историкам точно неизвестно».


автор: "пилигрим."
Дата: 5.10.2012 03:20
Тема: Глава третья. История с архитектурой.Ответить
Глава третья. История с архитектурой.

Но вернемся к истории.

К двенадцатому веку интенсивная экспансия расширения первичного ядра закончилась и государственность закрепилась на всех трех плацдармах. Крепко встала на ноги Белая Русь, приняв на себя роль торгового и сакрального форпоста. Укрепилась Малая Русь, став надежным тылом и центром воспитания воинских структур. Начала активный рост Русь, превращаясь в мобилизационный центр будущей внешней экспансии. Большая Скифия завершила процесс формирования как государство. Малая Скифия оформилась как плацдарм прыжка для внешней экспансии. Время прыжка за пределы племенных интересов пришло. Началось формирование двух систем воинских сил.
Первой - воинских сил внешней экспансии и второй - воинских сил внутреннего порядка. Условно назовем их орда и орден. От общего корня «орд» - порядок. В этом нет ничего нового. Загляните в любую энциклопедию или словарь.
«Понятие «орден» (нем. Orden, от лат. Ordo - порядок, строй) подразделяется на четыре значения:
1. Знак отличия, почетная награда за особые заслуги. Значение ордена, как знака отличия восходит к светским орденам европейских монархов 15 века, подражавшим духовно-рыцарским орденам.
2. Обычное в средневековой Западной Европе обозначение сословных групп, четко различающихся по своим правам, функциям, образу жизни. Начиная с 11 века, общество разделяли на три ордена: молящихся, сражающихся и трудящихся.
3. Название некоторых тайных обществ, например, масонский орден
4. Военно-монашеские организации, возникшие в 12 веке в эпоху крестовых походов с целью защиты паломников и больных при христианских святынях в Палестине. Позднее сосредоточились на ведении «святой войны» за Гроб Господень, борьбе с «неверными» в Испании и Прибалтике, подавлении еретических движений. Идеологом «воинства Христова» (лат. militia Christi) выступил святой Бернард Клервоский: «Великое счастье умереть в Боге, счастливее тот, кто умирает за Бога!»
Итак, первое, что мы отметим. Понятие «орден» прекрасно существовало до «крестовых войн», то есть до 12 века, но обозначало сословные группы, имеющие четкие различия, то, что именуется кастами. При этом было их три, молящиеся, сражающиеся и трудящиеся. То есть касты: жрецов (волхвов, священников, друидов, ведунов, шаманов и пр.), воинов и кормильцев.
Второе, понятие «орден» восходит к понятию «порядок». Точно также от этого понятия произошли такие слова: ордер - официальный документ, содержащий приказ, предписание, распоряжение; ордер архитектурный - определенное сочетание несущих и несомых частей стоечно-балочной конструкции, их структура и художественная обработка; ордер - регламентированное командующим расположение кораблей при выполнении задачи.
К этому же ряду относится и понятие «орда».
Первоначально понятие орден относилось не к самим Братствам, появляющимся в 12 веке, а к регламентирующим их жизнь Уставам, говоря о порядке его исполнения. Потом в западной литературе и историографии оно заменило сначала понятия «Свод» и «Устав», а затем и само понятие Братство. Сегодня мы понимаем его как название военно-монашеских организаций.
Подведем промежуточный итог. Этап первичной экспансии, при котором хватало малых дружин наемных воинов, окончился формированием Большой и Малой Скифий. Метрополии из тройственного союза и плацдарма для большой внешней экспансии. Назрела необходимость реформирования воинской касты для осуществления колониальных захватов, при поддержании внутреннего порядка в самой метрополии. Система политических и экономических интересов потребовала разделения воинской силы на две. При этом сохраняя принцип формирования братского, дружинного типа, на кровной клятве. На понятии: кровных братьев, братьев по оружию, побратимов, отказавшихся от семьи и внешних друзей ради воинской службы. Появляются Братства и Дружины – две основы новых воинских формирований. Ордена и Орды. Начинается тотальная мобилизация мужского населения по добровольному принципу.
В самом тройственном союзе принцип государственности на основе абсолютной власти доминирует. Создается Владимиро-Суздальская Русь под рукой Андрея Боголюбского, Новгородская республика на принципах вечевой демократии и Предстепная Артания полукочевой воинский стан.
К тринадцатому веку определились три мобилизационных района для формирования воинских сил внешней экспансии, базирующихся на основе трех государственных районов.
На основе Славии (Белой Руси) - Белая Орда, Куябии (Руси Малой) - Золотая Орда, и Артании (Руси) - Синяя Орда. Большая Скифия стала Большой Ордой.
Началось формирование походных дружинных подразделений. Конных орд – упорядоченных конных формирований большой концентрации в основном в Артании, имеющей неограниченный запас коней, степные выпасы и умение обращаться с конями. Тяжелой пехоты формируемой в основном в Куябии, за счет медвежьих воинских родов, выученных в лесных массивах. И ладейных ватаг и ушкуйных дружин для действия на водных просторах организованных в Славии.
Первый контингент нам хорошо знаком. Это ордынская конница.
А вот об остальных двух отдельные пояснения.


автор: "пилигрим."
Дата: 5.10.2012 12:23
Тема: Отступление четвертое. Зверинное.Ответить
Отступление четвертое. Зверинное.

Если мы заглянем в далекие давние времена, которые называют сейчас «мрачным Средневековьем», на обширных землях, известных нам сейчас, как Франция и Германия, правила династия волшебных королей. Называли их Меровинги и вели они свою родословную от первого короля из их рода - Меровея (Меровеха или Меровеуса). Кто он и откуда взялся, все осталось загадкой и тайной, даже имя его загадка, потому как состоит из двух слов «мать» и «море». Придворные историки написали ему удивительную сказку, что был он рожден женой короля Клодио от морского чудища, которое похитило королеву, и от которого она забеременела второй раз. Ну, на то они и придворные историки.
Это тем не менее, не мешало им, в разрез со всеми придумками царедворцев и в разрез со всей современной исторической наукой, считать себя кроме того троянцами, а точнее союзниками троянцев – аркадийцами «медвежьим народом». Мимоходом отметим, что в этих местах медведь раньше считался священным животным и был предметом таинственного культа и ритуальных жертв. Одним из главных центров таинств Ардуины- богини Медведя, был Люневиль, , где католическая Церковь долгое время безуспешно обнародовала приказы, запрещающие культ этой языческой богини. Кроме того имя "Урсус" ("Ursus") - "медведь" по-латински - было дано документам всей королевской династии.
Еще один поразительный факт - это то, что по-галльски слово "медведь" произносится "арт" ("arth"), откуда и происходит имя "Артур" ("Arthur"). Это персонаж другой легенды, со всеми его рыцарями, волшебником Мерлином и волшебным мечом. Знаменитый король Артур был современником Меровингов и также принадлежал к тому же мистическому циклу о медведе.
Откуда же они взялись?
Королевские летописцы и, так называемые объективные историки соседних, то есть порабощенных, народов и современники-враги, как это не удивительно сходятся в своих версиях появления Меровингов и Артуров в Европе.
Сикамбры, так называли себя эти племена, воинские образования, народы… или так их теперь переводят историки. О необычайной способности французского языка искажать первоисточник до полного не узнавания мы говорили на примере Гуго де Пейна (Гога Поганого) и Эсташа Шенье (Евстафия Собаки). Так вот появились эти сикамбры из-за Рейна и обосновались для начала на территории Арденн и современной Бельгии, в области, которая стала называться королевством Австразия, в центре которого находилась современная Лотарингия. Совершенно непонятным, для историков образом вся эта Орда не кого не резала, не мучила, не покоряла. Дикие одетые в шкуры галлы вооруженные каменными топорами, полюбили их как родных и в порыве страсти начали с ними ассимилироваться активно. Великая Римская империя, тоже как то сразу поняла, что ее закат близко, и что надо дружить с непонятными сикамбрами, дабы те сдерживали до поры до времени всяческих вандалов и варваров. А то, что они сами язычники –это их мало смущало. Зато как пишут в диссертациях, жили они мирно, и плавно перехватили скипетр правления из дряхлеющих рук римских прокураторов и Имперских чиновников, а те, мол, с умилением смотрели на скачущего по Риму с развивающимися волосами короля язычников. По уровню цивилизации, дикие такие ребята, человеческие жертвы приносящие, сырое мясо жрущие, что с них взять – медведи, приблизились за несколько десятков лет к Византиии начали чеканить монету. Внимание! Монету, и не просто чеканить, а на монетных дворах, вот так во множественном числе. И не просто монету, а золотую монету, с вычеканенным на ней равноконечным крестом, нет, я не оговорилась, язычники чеканили монету с Иерусалимским крестом за тысячу лет до захвата крестоносцами Иерусалима, да еще в таком количестве, что ею до сих пор все музеи мира завалены. А еще эти не просвещенные воины лесов и северных морей построили в Париже и Суассоне прекрасные амфитеатры в «римском стиле», хорошо хоть язык у историков не поворачивается приписать их римлянам. А еще вели сельское хозяйство и торговлю по Средиземному морю и Северным морям, и ремесленное производство.
Окруженные нимбом из тайны, легенд, магии и сверхъестественного, что сопутствовало им на протяжении всей их жизни, Меровингские короли совершенно не походили на других правителей той эпохи. Эти короли были верховными правителями королевства, никто не заставлял их - да от них это и не требовалось - входить в практические детали своего дела; их роль больше состояла, прежде всего, в том, чтобы "быть", чем "делать", царствовать, не управляя, короче, воплощать в себе символ, быть ритуальной фигурой и королем-священником одновременно. Управление и хозяйственная деятельность предназначались для человека, не принадлежавшего к королевской династии, своего рода канцлеру, называемому майордомом (домоуправителем) - такая структура Меровингского режима несколько напоминает некоторые современные конституционные монархии или двор родственника Императора при наместнике-правителе на местах.
Меровингские правители были полигамными и содержали роскошные гаремы. Даже когда аристократия, уступив нажиму Церкви, решилась принять строгую моногамию, монархи отказались следовать этому, а Церковь, что очень любопытно, не протестуя, согласилась закрыть глаза на эту привилегию, о чем один английский историк, удивляясь, написал следующими словами: "Почему полигамия была молчаливо одобрена франками? Быть может, мы имеем здесь дело с древним обычаем королевской семьи, семьи такого ранга, что уже никакой, даже самый выгодный династический брак не сможет еще более облагородить ее кровь, и она не может быть осквернена кровью рабыни... Родится ли королева в королевской династии или от куртизанки - это не имело значения... В его собственной крови находилась эта сила рода, и все, кто принадлежал к нему, разделяли ее...". Другие, подразумевавшие то же самое, спрашивали себя: "А может, Меровинги - это германская династия Heerkonige, выходцы из древней королевской династии времен великого переселения народов?" Но сколько королевских семей в мире обладало такими привилегиями, и почему Меровинги имели на это больше прав, чем другие? Каким образом их кровь наделяла их такими исключительными правами? Может поискать ответ в Салической, Тюрингской, Саксонской, Рипуарской и других «Варварских Правдах» по которым жили на землях Меровингов. Или проще взять и почитать Русскую Правду дубликатом, копией или назовите, как хотите, являются все остальные. И найдем там без особого труда кто, как и откуда и про изгоев и про материнское право и про все, что вроде бы загадка и даже про полигамию у князей, конунгов, ханов и коэнов.
Все эти потомки медвежьих родов очень похожи на мифических Илюш Муромцев и других аргонавтов.
Эти самые аркадийцы по книгам Птолемея и Вергилия вместе с ахейцами еще против македонцев рубились. Ксенофонт и Полибий прямо говорят, что были они подобно финикийцам народами моря, относились к представителям общества не утонченного и не прогрессивного, то есть были воинами со всеми вытекающими последствиями.
Однако много чего связано с медведями, начиная с восстания «принца Урсуса» и кончая тайной Святого Грааля. Дагоберт II и Годфруа Бульонский, рыцари Храма, Лотарингский дом и это все звенья той самой цепочки, которая связывает аркадийцев и их потомков с нами.
«Я вижу меч гнева Божия, висящий над этим домом», - сказал однажды епископ Альби Сальвий Григорию Турскому, указав на дворец Хильперика I.
Он не знал, что Альбигойские войны еще впереди, и что единственную защиту жители Лангедока и их друзья найдут у потомков медвежьего народа.
Вернемся к нашим медведям, по тому что, соответствует медведь у народа Посвященного такому символу как nigredo, что значит первоматерия и, таким образом, по всем законам мистики и знаний относится к начальным этапам, к хаосу, к тому времени когда ни чего не было, или к тому времени про которое мы ни чего не знаем, значит, с них и начнем.
Все эти знатоки меда (меда веды), Арты, Беры, Урсусы, Локисы и многие другие, ласково на Руси называемые Мишкой, не просты были, ой не просты.
Одно имя «Бер» чего стоит, это и имя Бога Велеса, «Рожденный» значит, отсюда его другое имя Святибор, и сакральный смысл, потом проявившийся в словах беречь, оберег, берлога. Он так и в другие языки вошел BAR/BEAR, и слово «бурый» от него.
В каком только виде мы его медведя не видим в народном эпосе. Это Один – скандинавский Бог и Велес – славянский, аркадская Ардемида и ее жрицы и греческая Аталанта, кельтская Артио и божественный Арктур. «Князь зверей» является символом святых Колумбана, Урсина и Сергия, а с вьючным седлом Корбиниана, Хуберта и Максимина Трирского.
Остались медведи на гербах замков, принадлежащих тамплиерам, олицетворяя, как написано в их гербовниках, защитника Абсолютного Добра. Но сама принадлежность к ненавистным тамплиерам сослужила им далеко не лучшую службу и вреда принесла, пожалуй, больше чем пользы. Примером тому служит история испанского города-замка Тобосо, упомянутого еще Сервантесом в своем эпохальном «Дон Кихоте». Само название этого города состоит из двух слов татарник, колючка такая– «тоб» и медведь – «осо». Тобосские дети до сих пор твердят старую поговорку: Тобосский герб украсят впредь - куст колючки и медведь. Только вот в гербе города, незаметным таким движением руки фокусника, этот самый «осо», медведь то бишь сменился в одно мгновение на оленя не знамо каким образом там взявшегося. Такие вот чудеса.
На ближайших же соседей Москвы - смолян Сигизмунд III еще совсем недавно жаловался «Напрасно говорить с этим медвежьим народом».
А теперь опять обратимся к точной науке геральдике.
Ну, во-первых, всем известный Ярославский медведь, в серебряном поле, на задних лапах и с секирой.
Как-то сразу вспоминается некий хорошо знакомый образ «бер с секирой». Это кто ж такой? Берсерки, да неужто? Они, они воины-оборотни, воины, не было которым равным в бою. И ходили они в медвежьих шкурах, что бы даже тени сомнения не было, чьи они дети и внуки. Это они знали магию Святого Спаса, оберегающую от мечей и стрел. Это их волхвы варили в волшебных котлах, упоминаемых в кельтских сказаниях, стоящих на столах у короля Артура, и вождей шотландских кланов, волшебные зелья. В этих трех котлах купаются и красавцами выходят, в них мертвых воинов оживляют, из них воинам чудесной силы прибавляют, да мало ли чего еще в этих котлах делают. Запомнил народ, как не выжигали эту память, и Берсерков воинов-оборотней, и воинов-Вравроний, жриц богини охоты, одетых в медвежьи шкуры.
Значит, первое, что приходит на ум, Ярославский берсерк, или медведь с секирой. Да и у всей Куябии, Владимиро-Суздальской Руси – медведь в алом поле.
Рядышком Самогитский в золотом поле черный, стоящий на задних лапах медведь с красными глазами и языком.
А совсем неподалеку, Новгородские в серебряном поле два черных медведя, поддерживающие золотые кресла с красной подушкой. На ней стоят перекрещенные: с правой стороны - скипетр, а с левой – крест. Над креслами золотой трисвещник с горящими свечами; в голубой оконечности щита две серебряные рыбы, одна против другой.
Пермский: в красном поле серебряный идущий медведь, на спине его золотое Евангелие, на котором серебряный крест с четырьмя лучами. Ну, этот уже посмирней, потише, такой же когда-то и в Тверской печати был, наравне со Святым Георгием и двуглавым орлом, это до того, когда ей корону на троне в гербы определили.
А где еще? В Берлине и Берне, Борисоглебске и Кенигсберге. В Ангальте, у семейства Орсини, хорошо известного по всей Европе родовитостью и древностью дворянства он в лапы даже розу взял. Хотя я думаю скорее не из миролюбия, а что бы подчеркнуть свою принадлежность к Ордену рубиновой розы, в Англии, трансформировавшейся в Алую розу. Да и само имя Орсини означает медведь.
А уж как вытравливали, выжигали и вырубали в прямом смысле слова, память об этих зверюгах и откуда они взялись, так надо ж все равно, хоть и в мизерных дозах, но сохранилась.
В Берне вон придумали, что имя городу дал местный герцог, убивши в этих краях медведя где-то 1191 году. Только вот имя этого герцога было Бертольд, то есть «медвежий рык» да и «Медвежья яма» место, где живут «почетные отцы города» - медведи плохо вяжется с их убиением. И монету древний город-крепость чеканил с забавным названием «Бацен», получившим это название по изображению на нем все того же самого Мишки.
Тобосо мы уже здесь упоминали, так что ареал обитания медведей расползся по всей карте. При постоянной чистке геральдики, при постоянной ее перерисовке и подмене, вообще странно, что их всех во львов и оленей не превратили, или на пушки и троны не поменяли.
Вон Святому Бернарду Клервосскому, символом которого наравне со скованным драконом и тремя митрами был улей, приписали намек на сладость речей и даже название изобрели «Медоточивый доктор». А то, что у него и его бернардинцев, чаще именуемых цистерцианцами, девиз был «Страданьями купим успокоение». А символом под девизом «Наслаждение - через боль» по древним правилам является медведь и пчелы, внезапно все забыли.
Да и аналогии с пчелами Меровингов и Барберини (мало того, что «медвежий варвар», так еще и в гербе пчелы) могут далеко завести.
Где-то там, в глубинах древних мифов о праотце тюркских ханов, да и всего тюркского народа остался слабый отголосок, что был Огуз-Хан сыном медведицы, да и то не очень это теперь вспоминается.
Услужливые историкописцы постарались, чтобы всякую связь с народом медвежьим мы потеряли полностью.
Но все равно сохранились в памяти. Сага об Инглингах" описывает берсерков так: "Они бросались в бой без кольчуги, а ярились, словно бешеные псы или волки. В ожидании схватки от нетерпения и ярости, клокотавших в них, грызли зубами свои щиты и руки до крови. Они были сильны, словно медведи или быки. Со звериным рыком разили они врага и ни огонь, ни железо не причиняли им вреда...".
Связь берсерков с культом Одина, Велеса и других воинских богов находит и другие подтверждения. Под стать своему небесному владыке и прозвища берсерков, давших обет бесстрашия "властелину гнева" - таков, например, Гарольд Безжалостный,ввязывавшийся в бой раньше других, или разбитый в 1171г. под Дублином норманнский вождь Иоанн, имевший прозвище Wode, т.е. Безумец. Из вообще народная молва считала оборотнями.
Рука об руку с понятием берсерка стоит в скандинавских сагах и слово ulfhedhinn,т.е. "волчья шкура", воин-волк. Скандинавские источники утверждают, что berserkir и ulfhedhnar действовали как по одному, так и небольшими группами. Историки подчеркивали их неуязвимость, свирепость, отсутствие моральных норм. Фактически берсерки, сближаясь с немецкими вервольфами, приводят нас вновь к образу Одина, властителя "дикой охоты" оборотней в полнолуние. В еще более древние времена персонажи волка и медведя переплетались настолько, что считались единым мифологическим существом - таков, например, Беовульф (др.-англ. "медведеволк"), герой одноименного английского эпоса, имевшего, впрочем, позитивную характеристику. Однако, подобно берсеркам, он также бросался в бой без доспехов и разил чудовищ лишь голыми руками.
Мы целиком и полностью согласны с термином "Русь - страна воинов". И каждое из воинских подразделений имело свой тотем – войсковой знак.
Волк - тотем воинов профессиональных. В то время, о котором пойдет речь, княжеских дружин. Поэтому Дмитрий Донской - волк. А до этого времени, во времена первой внешней экспансии - это профессиональные разведчики - шерпы. Диверсионные отряды, молодежные подготовительные дружины и пр. (применяю современные термины).
Медведи - это специализированные войска, тяжелая пехота. Берсерки. Так сказать, кадровая часть, вокруг которой мобилизуется армия по призыву. Они и делегируют армии тотем медведя. Поэтому Мамай - медведь.
Медведь – тотем КАСТЫ воинов. Волк - тотем ВОИНОВ НАЕМНИКОВ. Хотя они тоже входят в касту. То есть волк подтотем воинской касты медведей, потому что ЗВЕРЬ. Ранее до деления у всех воинских сословий был тотем ЗВЕРЬ (ДРАКОН,ЗМЕЙ). Вспомните викингов.
О волках мы расскажем ко времени их обособления
У них и боги покровители потом станут разные. У ЗВЕРЕЙ в целом ВЕЛЕС (Бог-Змей), у наемников ПЕРУН.
А вот, к примеру, тотем жрецов - ВЕПРЬ. Тотем владык - БЫК и пр.

автор: "пилигрим."
Дата: 5.10.2012 14:29
Тема: Отступление пятое. УшкуйникиОтветить
Отступление пятое. Ушкуйники.

Ну а теперь о водных дружинах.
Мы уже упоминали, что военно-торговыми путями в то время в основном были водные пути. Значит, их оседлать и захватить было основной стратегической задачей. Именно для этой цели и предназначались ушкуйники.
Дружина для таких целей называлась у новгородцев, основных организаторов, «ватага» и делилась: на «храбров», ватажников и ушкуйников. Вступив в дружину, любой из них назывался общим словом – «кметь» - воин, товарищ, кровник.
В чем же отличие? Храбр – это профессиональный воин, воспитанный и закаленный для боя, ветеран, в наемной дружине он носит название богатырь. Это костяк ватаги, откомандированный туда из регулярной армии или добровольцы из той же самой регулярной армии, пошедшие в поход со своим воеводой или князем.
Ватажник – это наемник, завербованный или нанятый на определенных условиях, из числа праздно шатающихся добровольцев еще не пристроенных к делу, так как пристроенные к делу, уже вольности наема не имели.
Ушкуйник – это: купец, мореплаватель, пират, варяг, корабел, мастеровой - человек при собственном деле. Он нанимается или примыкает «за интерес», то есть за долю в добыче или за право получения защиты или за что-то еще не требующее оплаты вперед.
Вот из этих трех ручейков сливался полноводный поток ватаги несущий на своем гребне лодьи новгородцев или как их тогда называли «ушкуи». Ушкуи - это корабли ватаги: кочи, галеры, ладьи, и многие, многие другие, но, по сути, разбойничьи струги. На них приходили наниматься в покрут, на службу лихую со своим конем и доспехом, а в данном случае и без коня. Люди, у которых все будущее, вся судьба, находилась на кончике меча, завещанного отцом или данного крестным отцом в родном монастыре.
Хаживали эти дружины еще из Словенска, до призвания варягов на Русь сначала на запад, юг, восток, север, то есть на все четыре стороны, новые земли завоевывать.
Был такой город в Испании – Севилья, правили там арабские шейхи, мавры называли их тогда. Так вот историк из этих краев по имени Якуби Абу-ль-Аббас Ахмед ибн Абу Якуб с ужасом вспоминает “В тот город Севилья вошли огнепоклонники, называемые ар - Рус, захватили, грабили, жгли и убивали”. Здесь же у стен, Севильи, встретились словенцы со своими полабскими сородичами, которых возглавлял тогда еще никому неизвестный князь Рюрик, будущий основатель знаменитой династии князей Рюриковичей, и было это в середине девятого века.
А еще в начале того же века плавали ушкуи по Русскому (Черному) морю и до Родоса и до Крита с Кипром, даже Афины содрогались при их появлении.
Константинополь-Византия помнит их еще с шестого века, когда лихие ватажники взяли в плен 12000 греков, да и продали их по драхме за голову, что бы поход окупить.
Вот как это записано в Тифлисском манускрипте со слов очевидца. “Святой и великий город Константинопль, осадили скифы, которые суть русские... Хакан (князь русов) причалил к Царьграду и штурмовал его с суши и с моря. Воины его были мощны и весьма искусны. Их было так много, что на одного цареградца приходилось десять русских. Их тараны и осадные машины стали действовать. Хакан требовал сдаться и оставить ложную веру во Христа... У стен города произошла страшная свалка. Свобода Царьграда висела уже на волоске. Между тем патриарх Сергий послал хакану огромную сумму денег. Подарок был принят, но свобода обещана была лишь тому, кто в одежде нищего оставит город и уберется куда хочет”.
Так, что до Олега были другие князья и Рюрик и Бравлин о коих во многих трактатах, летописях и житиях упомянуто. А Олег, ну что Олег, да, пришел в начале десятого века, под Константинополь. Да перепугал до смерти ромеев тем, что поставил корабли на катки и поехал по суше, да я думаю, и не поехал, а просто переволок их в бухту Золотого Рога, что им ватажникам, к волокам привыкшим, было не в труд и не в диковинку. Потом прибил щит им на ворота, чтоб не забывали дань платить, не бил, не жег, не куролесил. Прибил и домой пошел, так мимоходом, потому как ромеи русов и струги их уже века два как знали, и века два как им дань платили.
Поэтому все вокруг считали что ушкуйники живут где-то на острове.
“Что же касается страны русов, то она находится на острове, окруженном озером. Остров, на котором они (русы) живут, протяженностью в три дня пути, покрыт лесами и болотами... У них есть царь... Они храбры и мужественны, и если нападают на другой народ, то не отстают, пока не уничтожат полностью. Они высокого роста, статные и смелые при нападениях. Все свои набеги и походы совершают на кораблях”. Это слова Ибн-Руста-Абу-Ала-Ахмед-Ибн-Омара много чего поведавшего об обычаях и землях хозар, мадьяр, руссов, словян и многих других. Правда сам он более считается компилятором, чем историком и писателем, но это не укор, потому как все историки компиляторы. А то, что у него якобы в девятом веке славяне перед боем «Отче наш» читают, так другие еще и не то писали. Интерес ведь не в этом, а в том на каком это острове Буяне эти самые русы жили, которых он описывал.
А географ Ал-Идриси описывая некую страну Нивария, где живут русы, не просто там один город князя Гвидона вспомнил, а аж целых шесть: Лука, Астаркуза, Баруна, Бусара, Сарада и Абкада да все на реках.
Вот из них и формировались водные ватаги. Из потомственных речных и морских разбойников. Куда уж там викингам и варягам. А может они, и были легендарными варягами.


автор: "пилигрим."
Дата: 7.10.2012 05:05
Тема: Глава третья.(продолжение)Ответить
Все три составляющие экспедиционных корпусов мы перечислили и немного о них рассказали. Они и сформировали ту воинскую силу, которую мы называем Орда.
Параллельно внутри этих же районов образовалась воинская сила поддержания внутреннего порядка - Орден.
Воинские орды начали внешнюю экспансию по всем водным путям. А Орден начал обустройство внутреннего пространства.
Приблизительно в это же время сменилась парадигма верований. На первое место выходит покровитель воинов Спас. Он же занимает и основное место в символике, вместо Трояна, отвечавшего трем ипостасям. Белому, красному и синему - триколу. Алое занимает лидирующее место.
Ордынские дружины раздвигают пределы по всему пути из варяг в греки, не трогая Беловодье и Белую Русь и принося свое алое полотнище со Спасом или Георгием Победоносцем в далекие окраины.
Малая Скифия медленно своими дружинами двигается на запад в предел Угории.
А в пределах Большой Скифии, орденские структуры тихо берут власть под свой контроль.
Ордынские и варяжские (ушкуйные) дружины оседают по всей Европе, дотягиваются до Азии и Северной Африки расширяют границы. Устанавливают свои порядки и Правды. Занимают на окраинах троны правителей и наместников. Начинают возвышаться, требуя дани на новые войны и на сытую мирную жизнь. Дани не только с колоний, но и с метрополии. Дани не только с покроенных народов, но и с молящихся и кормящих, забывая, что по касте они ровня.
Так происходит до четырнадцатого века, вызывая раскол между ордой и орденом.
К середине 14 века раскол усугубляется. Орденские структуры собирают сход в Новгороде и принимают решение об отколе от орды.
Почему неожиданно возник конфликт?
Как мы уже отмечали к концу 12 века власть, практически, перешла в руки воинской касты в результате путча воинов против духовенства-жречества. Даже триколор сменили алые стяги воинов. Воинская каста, продолжая развивать экспансию, не против создания военизированных подразделений для поддержки своей власти на местах. Это структуры известные нам, как военно-монашеские ордена. Структуры Ордена. Те в свою очередь выделяют из своей среды административный корпус. В целом инфраструктура работает и работает эффективно. Воинская каста занята раздвижением границ. Орда в движении. Она в основном на периферии новых земель, при этом оставляя черновую административную работу орденам. И это устраивает всех и воюющих и кормящих. Недовольны только молящиеся. Жрецы, волхвы, друиды и прочие не удел. Вернее не у власти. Когда воины остались одни вдалеке от родного дома, молящиеся, почти сто лет отстраненные от власти, решили взять реванш.
Исподволь на колониальных окраинах в среде воинских подразделений возникает движение за чистоту «ранней веры». Оно достигло апогея в 1252 году с выходом книги Джерардино из Борго-Сан-Донино под названием «Введение в Вечное Евангелие». В нем излагалось, что по расчетам иоахимитов, францисканцев, спиритуалов скоро должен был наступить роковой - 1260 год. Несколько позже появились труды Иоанна Петра Оливи (1248-1298), который понимал историю христианства так: на 13-й день младенец Иисус был показан царям-волхвам, на 13 –м году он ушел от матери и объявился в храме, а на 13-м saeculum (цикле, поколении, эпохе) после смерти Христа будет прославлен Франциск, установивший «евангелический порядок».
Параллельно с этим, там же в воинских округах и на новых землях, возникают репрессивные структуры, созданные поборниками жесткой иерархической духовной власти. Идеологами этого течения, возобладавшего во второй половине XIII века, становятся отцы церкви Альберт Великий (1206-1280) и Фома Аквинский (1225- 1274).
Истерия в борьбе за власть нагнеталась умело.
Перечислим еще некоторые события. В Западной Европе громят катаров, проклятых еще в 1215 году. В 1216 году для борьбы с «еретиками» создается орден воинствующих «псов Божьих» - доминиканцев (именно из недр этого ордена вышли упомянутые Альберт и Фома). В ответ в 1260 году появляются воинствующие «апостолики» во главе с Джерардо Сегарелли, выступающие против церковной власти. В Париже Сигер Брабантский проповедует учение Ибн-Рушда (Аверроэса), вообще отрицая Бога как Творца (убит как еретик в 1284).
В 1261 году пала «Латинская Империя», в этом же году родился князь Даниил, будущий Даниил Московский. В тот же промежуток в Англии появился «первый парламент» (1258-1264). В 1290 году на острове начинаются гонения на евреев, мытарей и налоговый догляд, а затем их полностью изгоняют с островов... аж на 350 лет!
Однако кормящие и воюющие на так просто сдают свои позиции.
К 1370 году на северо-западе Европы образовывается «новый» Ганзейский союз самоуправляемых городов под рукой Великого Новгорода.
На севере Африки, в Египте к власти пришли мамелюки, создав военную республику. На Пиренеях победила «Реконкиста», арабы ушли из Европы, оставив ее воинским частям.
Но теперь уже в метрополии на востоке, со смертью «языческих ханов» Батыя и Мункэ, в Орде тоже начинается борьба за духовное влияние на военное руководство, закончившаяся введением ханом Узбеком ислама в 1327 году, после чего Орда начала распадаться, и пошли прочие кардинальные перемены.
Очевидно, что повсеместно происходит смена идеологии. Религиозные монотеистические структуры обретают реальную власть. Например, Папа Бонифаций «VIII» (1235 – 1303, правил с 1294 г.) сначала максимально использовал движение францисканцев, а потом уничтожил их идеологов: в частности, сжег на костре Сегарелли в 1300 году.
Мы намеренно не говорим о религиозной принадлежности всех этих духовных структур.
Ведь даже само слово "catholique" впервые отмечено только в 13 веке, причём в форме "chatoliche"! Очень надо было постараться, что бы так отразить греческое "katholikos". А слово "orthodoxe" - в 1431 году.
Забавно, однако, что "chatoliche" подозрительно перекликается и с ch^ateau (зАмок), 1175 (от castels 1080), т.е. "сидящий в замке"... или в шатре, т.е. ch^atelain, 1190 - "кастелян"- кладовщик, управляющий имуществом. Характерно и польское название католического храма – kosciol, т.е. тот же «замок-castel».
А с какими «неверными» воевали крестоносцы? Отметим языковые особенности того времени. Слова "мечеть" (musquette, из арабского masdjid, т.е. место для молитвы.) до 1351 года они не знали (нынешнее mosque'e вообще с 1553 года). Характерно, что в румынском языке «mecet» не только собственно мечеть, но и турецкое кладбище или духовная консистория (!) вообще, т.е. административно-хозяйственная служба в институте любой церкви. Минаретов (minaret) не отмечали до 1606 года, муэдзинов - в форме maizin - до 1568 года (нынешнее muezzin - с 1823). Imam (в форме iman) - с 1559 года. Да и само понятие "Musulman" в европейских языках появилось только в 16 веке (от арабского «muslim» = правоверный).
Идеологически воинская каста была подорвана.
Для отстранения касты воинов от власти необходимы были два основных фактора.
Первый. Желание кого-либо данную власть перехватить. И этот кто-то должен был быть не кастой духовенства, дабы не вызвать подозрений в реванше.
Второй. Наличие силовой составляющей, могущей противостоять воинской касте.
К четырнадцатому веку. Оба основных фактора имелись в наличии.
Первое. Окрепли структуры администрации тех самых кормящих, то есть князья, герцоги и прочие фокты на местах. Выросла каста чиновников-управленцев, поддерживаемая городскими властями. Всякими думами и магистратами.
Второе - окрепла и укрепилась на местах военизированная структура Ордена. Кроме того, она практически перехватила на местах функции воинской касты.
До рокового стечения обстоятельств оба эти фактора не приводили к взрыву. Спусковым крючком послужило дело тамплиеров. Грубо говоря, воинская власть, через наместника на местах попыталась ограничить власть военизированной структуры. Орден расценил это как превентивный удар, и начал готовить ответный контрудар, притом не в колониях, а в самой метрополии. Это было началом подготовки переворота конца 14 века.
Итак, перехват власти был стимулирован делом храмовников, а подготовка к его осуществлению продолжалась практически полвека.
Остатки разгромленного ордена храмовников, поклонявшихся Бафомету - Трояну отползают на Русь и оседают в ней. Это прекрасно видно по появлению на Руси общежитского монашества. Это когда монахи живут в монастырях и соблюдают три принципа Устава. Нестяжательство, Безбрачие и Покорность. Полный аналог военно-монашеских братств. Притом эмиссары общежитских монастырей шли в мир попарно, то есть, фигурально выражаясь, по двое на коне, как на гербе тамплиеров. Основу идеологии общежитского монашества составляет Троица, как нам говорит церковь, при этом, не объясняя, почему Рублевская Троица разительно отличается от троицы церковной. В это же время в искусстве появляется типичная для средиземноморья форма подачи образа. В это же время возрождается каменное строительство. Начинают возрождаться гильдии каменщиков. То есть на Руси начинает создаваться структура военизированных подразделений, до этого предназначенная только для колоний. До этого в государстве воинов, военизированной структуры, как системы не было. Ошибка воинской касты в не реагировании на ее создание. Ошибка Орды была в непонимании укрепления другой воинской силы.
За короткий период закрытые структуры Ордена создают учебные центры и опорные пункты. В городах под рукой администраторов князей создаются локальные военные подразделения княжеские и городские дружины. Монашеские военные подразделения блокируются с князьями. Теперь осталось только заручиться поддержкой братьев Ордена вне Руси, потому как именно они выполняют полицейские функции. В первую очередь братьев тевтонов и братьев госпитальеров. Путч без поддержки этих братьев обречен на провал. Время неумолимо подползает к финалу. Но в любом случае ударной силой путча должны стать отряды князей и городов.
Кстати в этом смысле интересен русский богатырский эпос. Он повествует совсем не о воинских подразделениях. А как раз о борьбе с ними. Притом сами богатыри это или гвардия (дружина) князей (администраторов) или свободные рыцари наемники или пограничная стража, что в конечном итоге те же рыцари наемники. Притом все они относятся к разряду изгоев, то есть находятся в воинских подразделениях под рукой церкви, то есть в орденах.
Поэтому напрашивается вопрос к кому времени относить сам богатырский эпос. Тем более что Илья Муромец, собирается ставить храмы Николе Можайскому и Георгию Храброму.
Вот былина об Илье Муромце.
"Поезжает он да во Киев-град,
Хочет строить три церкви соборныя:
Первую церковь Спасу Свет-Милостивому,
А другую церковь Николы Можайскому,
А третью церковь Георгию храброму".


автор: "пилигрим."
Дата: 7.10.2012 09:23
Тема: Портрет первый. Жак де Моле.Ответить
Портрет первый. Жак де Моле.

Вызов был брошен. Схвачены тамплиеры во Франции. Денег Филипп Красивый в Париже в Тампле не нашел. Красивые легенды, что храмовники увезли деньги на галерах в Америку, В Шотландию на Русь, есть по сути легенды. Структура, придумавшая вексель, ломбард и банковскую систему, покрывавшую весь цивилизованный мир, золото в бочках не хранила. Деньги были в обороте. Великие банкиры средневековья знали задолго до Карла Маркса, что капитал – это оборот активов.
Не знал это простой салдофон Филипп. Все сокровища искал. В 1314 году на Жидовском острове в Париже, после пыток сожгли Великого Магистра ордена Жака де Моле. Золота не нашли.
Тамплиеры были самым сильным орденом в то время. Разгромили их только во Франции. По всему миру они остались. Где памятник мученику ордена? Жак де Моле появился ни откуда, но дату его рождения вычислить не трудно. Это середина 13 века, приблизительно год этак 1240-1250.
Если храмовники ушли назад в метрополию то искать память о Великом Жаке надо здесь.Поищем на Руси. Чью память в это время отметили помпезно именно в это время.
Есть такой. Никола Мирликийский (Можайский). Добрый миролюбивый старец?
Нет! Это воин, держащий в руках меч и восьмиугольный Храм. Храм храмовников.
Появляется смутное подозрение. Не на родине ли героя ему памятник и почтение? Ведь Можайск образовался в 1231 году чуть-чуть до рождения Жака де Моле. Мы ни в коей мере не фанаты ни тамплиеров, ни орденов в общем смысле. Вообще считаем эти все сказки литературным изыском. Однако в этой литературе нам передана информация. Как скажем, для примера, бунт воинов передан в мифе об охоте на Каледонского вепря.
Но вот что интересно. Данные легенды говорят о том, что тамплиеры сохранили силу после разгрома. Далее, все тайные структуры (масоны, ОТО, розенкрейцеры и пр.) выдают себя за правопреемников тамплиеров и основывают свои ритуалы на таких легендах. Видимо есть смысл. И есть смысл присмотреться к ним внимательно. Ибо все они полны символизма и нформации.
Так что там Можайск?
1814 год. ДАТА. 500 лет - после казни Жака де Моле.
Напомню. Когда отсекли голову последнему из рода Филиппа Красивого во время Великой Французской революции, кто-то опустил платочек в его кровь и возопил "Жак де Моле ты отомщен!" В известный писатель Дрюон на эту тему выпустил целый сериал книг под общим названием «Проклятые короли».
А тут юбилей! Пять сотен лет! Половина эпохи!!!
Где и кем это отмечено? Где показана сила и финансовая мощь тамплиеров или их наследников? Где отмечена память великомученика? Покажите пальцем?!!!
Не надо гадать. Памятник Жаку де Моле к 500 - летию казни его в Париже стоит в Можайске. Уникальный и романтичный неизвестно почему украшенный магендовидами Никольский собор в Можайске, строившийся с 1802 года и завершенный в 1814 году.
До 1933 года в соборе даже висела икона, которая является копией картины Джузепо де Сиона "Разгром ордена тамплиеров". Оригинал его картины во Флоренции в капитуле храмовников.
И это не все. Известно, что в Кремле есть Никольская башня. Историки упороно утверждают, что она названа так потому, что выходит на улицу Никольскую, где стоит монастырь Николы.
Во-первых. Улица эта до 17 века называлась Сретенкой. Именно так. И на ней стоял знаменитый Сретенский монастырь, где встречали икону Владимирской Божьей Матери. Но к этому мы еще вернемся.
Во-вторых, Не случайно архитекторы сопоставляют два одностильных псевдо-готических сооружения: Никольский собор в Можайске и Никольскую башню Московского Кремля. В соборе находился деревянный храмовый резной образ святого Николы Можайского - с мечом и градом в руках, а на Никольских воротах Кремля находилась древнейшая каменная резная "копия" с этого Можайского образа - тот же святой Никола Можайский с мечом и градом в руках. Вот в этом и секрет, почему они оба Никольские.
Мало того, Никольский собор и Никольскую башню строил один и тот же архитектор. Как не пытались это дело затушевать или забыть. Был такой архитектор Московской экспедиции кремлевских строений Алексей Никитич Бакарев. Вот он и перестраивал оба объекта. Бакарев был учеником школы Баженова и Казакова, то есть, проще говоря - масоном.
Именно он к 1806 году, то есть к 500-летию разгрома тамплиеров в Париже, к 1807 году надстроил Никольские ворота Московского Кремля. Башня ворот до недавнего времени приписывалась архитектору Л. Руска. Но этот зодчий известен более как создатель построек в стиле классицизма. Псевдо-готический характер декора башни Никольских ворот очень сходен с характером декора Можайского Никольского собора.
Именно эту башню, как не странно взорвал Наполеон, уходя из Москвы. Декор был заново возобновлен в 1813 году после разрушения башни наполеоновским взрывом тем же Бакаревым.
И на оба свои творения он поместил образ Николы Можайского.
«Художественная форма Можайского образа св. Николы вызывала "великое смятение" не только в чувствах древних русских людей, но и в мыслях людей современных. Ведь если она "скульптурная", то оказывается необычной, небывалой для средневековой Руси. Исследовавшие этот вопрос А.Гатцук, Н.Петров, А.Бобринский, Н.Большаков, Н.Померанцев, В.Лазарев и другие выдвинули множество различных гипотез о происхождении Можайского образа. В результате, попытки обращения к древним национальным истокам, исконному славянскому язычеству, долго сохранявшемуся в лесных глухоманях Руси, были признаны неубедительными. Стали превалировать обращения на запад к католикам - уж очень там здорово научились резать статуи!» Так отмечается в архитектурном справочнике.

Одно из первых мнений на вопрос о западном (по идее) происхождении Можайского образа выдвинул в конце XIX века А.Вознесенский: "В Епифань, судя по местному преданию, принесен был в 1380 году из Литвы деревянный резной образ св. Николая (еще без меча и града, Г.М.). Он возможно стал прототипом резного образа Николы Можайского. Во всяком случае, идея изображения, как скульптурного, может быть приписана влиянию соседней с Можайском Литвы".12

В 20х годах нашего XX столетия мнение это было развито А.Некрасовым. "Эта статуя, более чем какой-либо иной древний памятник, имеет значение для определения влияния на древнерусское искусство Западной Европы. Почти наверное можно сказать, что Никола Можайский вывезен из-за границы, и что он вовсе не Никола, было даже высказано мнение, что это вовсе и не изображение Святого, а просто обычная на Западе надгробная скульптура какого-то
Остался открытым и вопрос о датировке: можайский историк В.Горохов относил его появление к концу ХШ века, 16 А.Некрасов - к началу ХIV, А.Вознесенский, Г.Вагнер - к концу XIV-началу XV веков. Тайна явления святого Николы Можайского остается неразгаданной.
Но все-таки вернемся к Великому Магистру Храмовников. Жак Бернар де Моле на родном ему французском выглядит так – « Jacques Bernard de Molay». Мы с вами знаем, что в "темное средневековье" ничего не значащих имен и фамилий не было. Это были прозвища.
Итак Jacques или Жак. Это в честь Сант Яго то есть Святого Иакова в честь которого знаменитый тамплиерский путь Святого Иакова или же путь Сант Яго. Это не имя и не прозвище. Это братский ник, выражаясь современным языком.
Кроме всего прочего всех строителей во Франции тех времен звали Жаками за их принадлежность к ордену тамплеров, идущему путем святого Иакова.
Значит еще и Строитель.
Далее Bernard или Бернар. Это конкретно определение племени, то есть Северный Медведь.
«де» мы опускаем это принадлежность к всадникам.
А вот что такое Molay? Есть ли во французском ему адекватный перевод.
В то время просто непереводимых наборов звуков для обозначения какого-либо лица не было.
Приставка «де» кроме того означает из какого места, или замка. Обычна для аристократов, то есть тех, кто имеет замок. Аристократия определялась сначала по имению замка, а не по рождению!!!
То есть он был всадник имеющий замок. Не монах!!!!
Иногда в ряде документов он прописывается так: Jacques Bernard De Molai или De Molay/ В современных английских фамилиях есть варианты Moloy и Moloi, что позволяет переписать кирилицей как "Малой".
Опять нас можно обвинить в некой фантазии на тему тамплиеров.
Но как объяснить главное: в силу каких причин святой Николай получил меч и «град»?
Уверен, что ответ на этот вопрос есть ключ к решению вопроса о происхождении образа. Ответив на него, мы определим страну, в которой образ был изготовлен и, возможно, определим и того святого или человека, которого он изображает.
Прежде всего, обратим внимание на одну деталь – на «град» в руках святого. Как уже упоминалось, в древности над этим «градом» возвышалась одноглавая церковка с куполом, впоследствии утраченная. Если мысленно дорисовать этот купол над градом, который, собственно, изображен как приземистая башня, то мы увидим не «град», а самый обычный храм. Так может быть, подобное прочтение данного атрибута и есть наиболее верное?
Если это предположение верно, то этот атрибут с определенностью указывает на Западную Европу, поскольку именно там модель храма, или его уменьшенная копия довольно часто помещалась в руках скульптурных или портретных изображений различных исторических лиц. Короли, герцоги, графы и епископы, прославившиеся строительством примечательных соборов, предстают перед Господом и потомками, бережно держа в руках воздвигнутый храм, как символ своей богоугодной деятельности.
Вот лишь некоторые из подобных изображений. Притом все они принадлежат храмовникам. Воинам-строителям. Потому в руках и храм.

1. Карл Великий преподносит деве Марии Аахенский собор. Позолоченный рельеф на меди на ковчеге с мощами Карла в Аахенском соборе. Сделан по указу Фридриха Барбароссы в 1165 году.

2. Генрих II и Кунигунда преподносят построенный ими храм. Миниатюра из рукописи XI века.

3. Генрих II и Кунигунда. XIII век. Статуи в рост человека. Портал Государей в Георгиевском клиросе Бамбергского собора. Здесь модель собора держит в руках Кунигунда.

4. Статуи Генриха Льва (герцога Баварии и Саксонии) и его супруги Матильды (Мехтильды), помещенные в построенном Генрихом Львом в 1172-1194 г.г. Брауншвейгском соборе.
На этом надгробном изображении статую Генриха отличает от резного образа Николы Можайского лишь то, что они держат меч и храм в разных руках, да еще наличие нимба вокруг головы святого.


Меч и храм, как символы воинской доблести (или власти) и церковного строительства – проникли и в искусство Англии. Пример тому – печать английского короля Иоанна (Джона) Безземельного, брата Ричарда Львиное Сердце. Пока Ричард участвовал в крестовом походе, Иоанн поднял смуту и завладел короной. Изображен сидящим на троне; меч, который он держит правой рукой, лежит на коленях, в приподнятой левой руке – храм (печать хранится в Париже в Национальном архиве).

5. Король Англии Генрих II Плантагенет (1154-1189) на своей королевской печати изображен держащим в руках храм.
Следует сказать, что Генрих II Плантагенет - отец и Ричарда, и Иоанна, и Матильды, жены немецкого герцога Генриха Льва. Значит ли это, что подобной символикой обладали представители одного королевского рода? С этим трудно согласиться. Скорее всего, перед нами художественный прием (если не традиция), очень яркий и образный, державшийся в искусстве Западной Европы в течение нескольких веков.
Эта художественная традиция появляется и на Руси. В 1198 году князем Ярославом Всеволодовичем (отцом Александра Невского) была заложена церковь Спаса на Нередице, близ Новгорода в княжеском дворцовом монастыре. В западном нефе помещено изображение самого князя, подносящего модель храма Христу. Изображение это исследователи относят к 1246 году.
Но подобная символика, как кажется, на Руси так и не прижилась. И изображение Ярослава Всеволодовича с храмом в руках является едва ли не единственным в русской иконографии.
Если верно высказанное ранее предположение, что это не «град», а храм, то бросается в глаза необычная его форма – он восьмиугольный. А много ли восьмиугольных храмов было построено на Руси и в Западной Европе в средние века? На Руси ни одного. Но в Западной Европе такая архитектурная форма нашла свое место. Один восьмиугольный храм был построен в Аахене, столице франкских королей, и один в Париже. И оба они Тампли.
Обратимся к третьему восьмиугольному храму, который и послужил прообразом для первых двух. Именно он и представляет для нашего исследования наибольший интерес. Этот восьмиугольный храм был широко известен в средневековой Европе и пользовался большой славой. Но находился он не в Европе, а в Палестине – заветной и желанной цели всех крестовых походов. Назывался он Templum Domini, или Храм Господень, нынче известный как мечеть Омара.
Храм этот (представляет из себя приземистый восьмерик, разделенный архитектурным поясом по горизонтали на две равные части, увенчанный массивным куполом на низком барабане. Совпадение по форме с тем храмом, который помещен в руках Николы просто идеальное. Резчик даже старательно вырезал архитектурный поясок, который на мечети Омара разделяет изразцовое покрытие разных цветов.
Если допустить, что именно этот храм изображен в руках Николы Можайского, то возникает вопрос - в силу каких причин? Да в силу одной. Это был храм у подножья которого по легенде был образован орден Храмовников, который им дал им свое название.
Напомню легенду. «Орден Храмовников-Тамплиеров был основан в 1118 или в 1119 году. Основали его рыцари Гуго де Пайенс и Годфруа де Сент- Омер и дали обет сопровождать паломников к святыням Иерусалима и охранять их от разбоя мусульман. Король Балдуин Фландрский, верховный сеньор Иерусалимского королевства, выделил новому ордену здание рядом с храмом Господним. С этого времени они стали именоваться «бедными рыцарями Христа из храма Соломона», или просто «храмовниками (тамплиерами от французского слова tample –храм)».
На Руси возникает культ Николы-рыцаря-Можайского, который мог быть отражением мученика Иакова Медведя Малого (Жака Бернара Моле) жреца Змея.
А чтобы не быть голословными цитируем.
"Рассмотренное объединение Николы и Волоса ~ Велеса имеет, возможно, общеславянские корни. Во всяком случае есть некоторые указания на то, что подобное объединение могло иметь место не только у восточных славян. Выше мы уже упоминали о з а п а д н о с л а в я н с к о м восприятии св. Николая, обнаруживающем характерные признаки змеиной породы (см. § III.2.1.2 и § III.5.2). Отдельные признаки такого же рода прослеживаются и в южнославянском восприятии: так, болгары могут считать, что св. Николай, подобно змею, обладает крыльями и может летать по воздуху".
А вот еще. "Следует специально подчеркнуть, что медведь, как и Никола , повсеместно выступает в функции покровителя скота (см., например: Зеленин, 1914—1916, с. 163, 751; Зернова, 1932, с. 40—41; Шереметева, 1930,с. 64—65; Веселовский, 1883, с. 450; и т. п.). Именно поэтому в обряде опахивания селения, совершаемом при падеже скота, могут носить медвежью голову (Зеленин, 1914— 1916, с. 1204) 133; характерно, что в качестве ее функционального эквивалента в других местах фигурирует икона св. Власия, также соотнесенного с Волосом ".
Пожалуй, на этом все. Хотя нет.
Некий Сергий по прозвищу Радонежский. Радуница это, кстати, день поминовения предков, она еще называется Навским прздником и посвещена Нави, то есть Змееву миру. Так вот Сергий Радонежский продвигает культ Троицы или Трояна или Бафомета и под этими знаменами начинает формировать воинские дружины.


автор: "пилигрим."
Дата: 7.10.2012 12:49
Тема: Отступление. Малая Скифия.Ответить
Отступление. Малая Скифия.

Малая Скифия или Черная Русь имеет в исторических документах еще ряд названий, хорошо нам знакомых, но нами не сопоставляемых с ней.
Во-первых, это Великое княжество Литовское.
Во-вторых, это княжество Полоцкое.
В-третьих, это Пруссия.
Почему так? Темные «средние века», как ответили бы мне историки. Нет повести печальнее и нуднее на свете, чем повесть о Европейских делах в первой половине XII века. Русские летописи и Западноевропейские Хроники беспристрастно рассказывают об одних и тех же событиях: как дядя обидел племянника, а тот в ответ начал войну с ним. Локальный конфликт сразу же разрастался, поскольку взгляд на справедливость всегда относителен; в итоге все эти войны завершались ничем. Очередной передел, снова плодил недовольных. Так продолжалось до пятидесятых годов XII века. Кроме того вся эта заварушка велась внутри одной семьи, учитывая, что все правители того времени были потомками Рюрика и его дружины.
Вдруг, во Франции, Германии, Англии, Византии и на Северо - Востоке Руси, появляются государи, которые начинают проводить принципиально одинаковую внутреннюю политику, основное направление которой - укрепление центральной власти.
Кто эти государи?
Франция - Людовик VII, Германия - Фридрих II Барбаросса, Англия - Генрих II, Византия - Мануил I, в России... Андрей Георгиевич, еще при жизни прозванный Боголюбским , сын Ростовско-Суздальского Князя Юрия Владимировича Долгорукого, внук Владимира Мономаха, праправнук Ярослава Мудрого.
Самым старшим из них, по возрасту был Андрей Георгиевич (1110 г./р.), самым младшим Генрих II, король Английский, герцог Нормандский (1130 г.р.)
То, что все они в той или иной степени были родственниками, дотошные могут проверить сами, конечно, приложив некоторые усилия. Особенно близкие отношения, у Андрея Георгиевича были с Фридрихом Барбароссой и Мануилом I.
Государи встречались в Константинополе во время Второго Крестового Похода 1147 - 1149 гг. И Фридрих, и Людовик, и Генрих Анжуйский по нескольку месяцев жили при дворе Мануила и общались с ним.
А причем тут Черная Русь? Можете спросить вы. Терпение.
Первая столица этого государственного образования, известного под многими именами Новогрудок.
Новгородок, Новый город, Новгород, Новогродок, Новый городец, как его только не называли. Наваградак – так его называют местные. И это не белорусский акцент, а память предков.
Нава градок. Городок Нави. История этого городка – это история становление самого западного первого плацдарма будущей экспансии Белой Руси, Беловодья, земли сакральной Нави, волховского иного мира.
Это очень хотят забыть. Много чего, из истории этого края, старательно хотели и хотят забыть.
Именно сюда пришел Миндовг - варяг с дружиной. Здесь он был избран Великим князем Черной Руси. Отсюда началось Великое Княжество Литовское. Это то, что сквозь зубы, но все-таки говорят историки.
А вот то, о чем они старательно молчат историки.
Варяг, как мы и утверждали постоянно, и постоянно получали, на этот счет доказательства, было не принадлежность к племени и народности, а члены некоего военного братства. Скорее всего, братства языческого типа, потомков ариев. Отсюда и варяг. Соблюдение обета безбрачия, которое часто путают с целомудрием, оставляло право иметь законных наследников только тем, кто становился основоположниками властных ветвей. Мы видим это на примере Рюрика.
Возможные потомки остальных - это будущие воеводы и удельные князья. К примеру, Белозерские князья потомки Синеуса и его дружины, считавшие себя тоже Рюриковичами, то есть ведущими род от дружины Рюрика.
Так вот Миндовг был по специальности варяг, если можно так выразиться. А дальше полная неразбериха. В летописных источниках происхождение Миндовга описывается по-разному. Так, согласно легендарной родословной, содержащейся в Воскресенской летописи, Миндовг происходит из династии полоцких князей, а его отцом был Мовкольд , внук полоцкого князя Рогволода Всеславича. «Великая хроника о Польше, Руси и их соседях» называет Миндовга королём пруссов. По одной из еще более поздних легенд, Миндовг происходил из древнего римского рода Палемоновичей, ушедшего с единоверцами после арианского раскола христианства на берег Балтийского моря. «Хроника Быховца» называет отцом Миндовга — Рингольда.
Будем верить самой старой хронике Воскресенской, а то что она легендарная, так вся история сплошная легенда.
А вот дружинников его звали лютвинами или литвинами. Наверно сильно были люты. И это были первые и единственные литвины в княжестве литовском. Поэтому княжество его было воинским.
Он пришел, и княжество это создал. А столицей утвердил город Новогрудок или как говорят местные Наваградок Город Нави. Поэтому напрасно ломают копья историки православный или католик был сей князь. Был он язычник и поклонялся Трояну. Поэтому и на гербe у него был молот Тора олицетворяющий Триглава.
Редактор тогда отметил, что в службу основатель Великой Литвы или Лютвы уходил из Полоцка.
К 12 веку. Столица Великого княжества переместилась в Полоцк.
И вот тут стоит вспомнить девушку Предиславу, знаменитую православную святую - преподобную Ефросинью Полоцкую.
Она была внучкой Всеслава Чародея князя полоцкого, племяницей Бориса, которого звали Рогволд.
А кроме этого, дочерью князя Георгия Всеславича и его жены Софии. Или праправнучкой Ярослава Мудрого или троюродной сестрой Андрея Боголюбского.
По житию преподобной, составленному для "Четий Миней митрополита Макария (1481-1531)", источнику, весьма близкому по времени к жизни святой, (по мнению историков источник отстоящий на 500 лет весьма близок) известно, что в 12 лет Предслава, как ее нарекли родители, пришла в монастырь к своей тетке игуменье Романовой и сообщила о желании принять постриг. По летописи, князь Роман Всеславич умер в 1116 году; приход Предславы в монастырь, следовательно, произошел позднее, когда вдова Романа сама приняла ангельский образ и стала игуменией. Основываясь на этих скудных данным можно предположить, что Предслава родилась в 1102-1104 годах, а детство ее пришлось на 1102-1116 годы.
Понятное дело. Предположить, что игуменья Романова возглавляла монастырь при жизни мужа. Или что она Романова от Ромовы - языческого капища и была просто волхвиней. Такого историки предположить просто не могут.
Предположим, что Предслава родилась в 1100 - 1111 годы. Таким образом она была еще и ровесницей Боголюбского или чуть-чуть его старше. То есть старшая сестра в старшем роду. Или исходя из предыдущего нашего умозаключения старшая Рюриковна в Евразийсикх землях.
В 12 летнем возрасте. Напомню это возраст, когда мальчиков, а может и девочек, посвящали в пажи и отдавали на обучение в рыцари. Еще напомню, когда Жанну д Арк король спросил. Сколько тебе лет? Она ответила: Три раза по семь. Историки объясняют это тем, что она умела считать только до семи. Он просто не поимают, что это означало три посвящения по семь лет. Первое - младенец, второе - паж, третье - рыцарь. Жанна д Арк это уже 14 век. В 12 веке могло быть три раза по шесть.
Таким образом. Боголюбский в 12 лет уезжает в Иерусалим вступать в Орден тамплиеров, а Предслава уходит в Женский орден у себя в Полоцке. Потому как следующее ее появление в 1128 году, то есть почти в 18 дет после третьей ступени. И она уже сама основывает монастырь Спаса-Преображения.
Итак. Три раза по семь (по словам Жанны д Арк) это три этапа посвящения.
Младенческий - с рождения до 7 лет, по окончании его опоясывали мечом.
Пажеский или посвящение в валеты - с 7 до 14, когда должен был служить у старшего. В иудаизме это возраст взросления. Бар-Мицва (для мальчиков, а для девочек 12 лет).
Рыцарский - с 14 до 21 года. Ты уже стал взрослым по духу. (в избирательном праве в современности это осталось... как рудимент).
Андрей Боголюбский став пажом, едет сватать невесту для своего отца Юрия Долгорукого в Царьград. Он уже достоин, возглавлять свадебный поезд. Напомню Ромео было 14 лет, а Джульетте -12 лет. Так вот он едет в Царьград в возрасте 14 лет. После этого он едет в Иерусалим на службу в Орден, то есть в военно-монашеское братство.
Ефросинья или Предслава. уходит в монастырь, то есть в орден (военно-монашеское сестринство) в возрасте 12 лет. Вернется она оттуда в возрасте 18 лет. То есть уже - посвященной в третью степень. Как Жанна д Арк. Имея право на создание своего Ордена и на свое правление в мире.
В 1128 году, как нам говорят Жития, она «ударилась в строительство». Житие объясняет сей поступок просто: "чудо" и приводит следующее:
Как-то во сне она увидела, как "ангел повел ея в Сельцо" на окраине Полоцка и произнес: "Зде ти подобает быти!". В ту же ночь ангел явился и епископу Илии, сказав: "Веди ю, рабу Божию Евфросинию в церковь Святаго Спаса, нарекомое Сельце, - место то свято есть!".
Епископ Илия, которому в ту же ночь также было подобное видение, благословил официально, при многочисленных свидетелях, преподобную Ефросинию на основание женского монастыря, определив место обители - Сельцо, где была церковь Спаса и место погребения Полоцких епископов.
То есть ее «ударение в строительство» было выражено основанием монастыря.
Полоцких князей епископы почитали: перевод Евфросинии в эти места был важным решением, принять которое можно было лишь вместе с княжеским семейным советом. И совет состоялся: на нем были дядя преподобной Полоцкий князь Борис Всеславич, ее отец и именитые бояре. Речь полоцкого епископа Илии, произнесенная со всею осторожностью, сводилась к следующему: "Се отдаваю Евфросинии место Святаго Спаса при вас, да по моем животе никто не посудит моего даяния...".
Основанный Ефросинией Спасо-Преображенский монастырь получает широкую известность в полоцких землях. В обители на месте бывшей деревянной церкви Ефросинией начато строительство каменного собора. Этот собор, построенный окончательно в 1161 году, сохранился до нашего времени. В монастыре святая учила молодых инокинь переписыванию книг, пению, вышиванию и другим ремеслам.
Это как в мужских учили репу сажать и пчел разводить. А потом из смиренной братии Появлялись Осляби и Пересветы.
В монастырь к ней уходят двоюродая сестра Ефросинии, дочь князя Бориса Звенислава, отдав монастырю "все свои вещи золотые и многоценные ризы", и приняла иноческий постриг под именем Евпраксии. "Так начали они жить в монастыре в единомыслии, в молитвах к Богу; и были, словно единая душа в двух телах". Затем другая сестра Гордислава, что вызвало на этот раз бурный гнев родителей. "На се ли вас родих, - восклицал, по свидетельству Жития, возмущенный отец. - На се ли вас мати воспита!..".
Однако ВОСЕМНАДЦАТИЛЕТНЯЯ девочка не только основаля монастырь (сестринство), но и поставила на место всю свою знатную родню, всех полоцких князей, по части судьбы их дочек.
Вот это Предслава!
Но вернемся к монашескому строительству. Закончив основание Спасо-Преображенского монастыря, согласно тем же Житиям, Ефросинья начала построение Богородицкой церкви, при которой открыла мужской Богородицкий монастырь. Для этой обители и церкви преподобная приобрела с дозволения Константинопольского патриарха Луки чудотворную Одигитрию Эфесскую (икону Божьей Матери), одну из трех написанных, согласно преданию, самим евангелистом Лукой. Различные предания и традиции приписывают кисти евангелиста различные иконы Богородицы, в том числе и икону Владимирской Божей Матери, что досталась Андрею Боголюбскому, и которая сыграла потом не последнюю роль в Куликовской битве.
"Видел же царь {константинопольский] любовь ее и послал в Эфес семь сот оружников своих, и принесли они икону святой Богородицы во Царьград. Патриарх же Лука собрал епископов и весь собор во Святую Софию и, благословив, дал икону слуге преподобной Ефросинии; тот же с радостию взял и принес госпоже своей Ефросинии".
Вот так она таинственно появилась и так же таинственно исчезла. Икона могла быть также не Эфесской, а Царьградской Божией Матери. К сожалению, до сих пор не вполне известна судьба этого образа. Некоторые ученые даже склоняются к тому, что теперь эта икона известна под названием Ченстоховской, самой знаменитой католической иконы Польши.
Затем она собирается строить первый каменный храм в своей обители.
В Полоцке нашелся мастер по имени Иоанн, который был послушником Бельчицкого монастыря. Искусству зодчего, надо думать, он выучился у тех киевских мастеров, которые, как выяснил П.А. Раппопорт, были приглашены Всеславичами в Полоцк, воздвигали большой Успенский собор в Бельчицком монастыре, а затем "высотный" ступенчатый храм-усыпальницу Святого Георгия в Сольце. Как показал Н.Н.Воронин, первые опыты мастера Иоанна - храмы святых Параскевы Пятницы, Бориса и Глеба - были осуществлены именно в Бельчицком монастыре. Только вот нет ничего. Не осталось, как и не было.
Из некоторых источников известно, что зодчий Иоанн смог начать свои смелые Бельчицкие опыты не ранее 1140-х годов. Вполне естественно, что к этому зодчему игуменья Спасского монастыря начала присматриваться уже давно и в конце концов пригласила его в свою обитель для строительства нового храма.
По Житию, строительство шло быстро. Всего потребовалось 30 недель, то есть 7 с половиной месяцев, что указывает на четкую организацию строительства; храм возводили, видимо, с апреля по октябрь. В 1161 году его закончили, спустя 10 лет после начала строительства каменных храмов в Залесской Руси.
Но вот еще одна загадка. Притом загадка, подтвержденная документально и объяснения с точки зрения историков не имеющая.
Как мы хорошо знаем, древнерусские князья очень часто сообщались друг с другом в письменной форме. Это были либо грамоты, записанные на бересте и посылаемые специальным нарочным, либо грамоты на пергаменте, скрепленные княжеской печатью и пересылаемые так же. Берестяные княжеские грамоты по прочтении большей частью выбрасывались. Поэтому о них мы знаем только из рассказов историков.
Пергаментные грамоты до нас доходят очень редко. Текст стирали после прочтения и при надобности писали на них вновь; печати - маленькие свинцовые кружки с лентой - отрывались и выбрасывались. Почему не переплавлялись, историки не отвечают.
Русские князья всегда имели два имени: крестное, данное при крещении, и традиционное, данное при рождении. На одной стороне печати помещалось одно имя, а на другой - второе. Это дает возможность определять, кому же из князей принадлежала данная печать.
Среди многочисленных сфрагистических материалов (сфрагистика - наука о печатях) интересны несколько печатей, найденных в разных местах Руси. Это печати с именами Георгия и Софии и с именем Евфросиньи. Найдены эти печати в Новгороде, Кокнессе (древний Кукенойс) и в самом Полоцке.
Княжество полоцкое в XII веке владело всем средним течением Двины, примерно, от Двинска до Ашерадена. а в более древнее время, может быть, и нижним течением вплоть до моря.
На двух из них - двустороннее изображение святых Георгия и Софии, на третьей - святой Евфросиньи, на четвертой - еще некоей святой, а на обороте - изображение Архангела Михаила. Доказав, что все эти печати принадлежат женщинам и происходят из Полоцка (Георгий и София - отец и мать Евфросинии), и отметив, что печати женщин очень редки, а монашеские печати неизвестны вовсе, В.Л. Янин недоумевал, почему печати из Полоцка - женские? Почему утверждение актов - занятие мужское - в Полоцке в XII веке оказалось в руках женщин? "Что за матриархат в феодальном княжестве?", - восклицал В. Л. Янин.
В 1132-1144 годах в Полоцке правил Василько Святославич, которого полочане посадили на Полоцкий престол. Если считать, что отца Евфросинии Георгия в миру звали Святослав, то остается вывод, что Василько, не высланный с родителями в Византию, был ее родным братом!
Вопреки традиции, установившейся на Руси, основательница полоцкого Спасского монастыря и главная его устроительница преподобная Евфросиния, возможно, благодаря прямым контактам с Византией и, в частности, с Патриархом Лукой Хризоверхом, чувствовала себя уверенно и независимо и, в случае надобности, рассылала в различные города Руси и, вероятно, в Константинополь, важные документы, скрепляя их личной печатью.
Я не большой любитель хронологии. И старой и новой. Конкретно не понимая откуда берут даты историки. Но бездатый анализ... он есть бездатый по причине отсутствия сравнительных реперов.
Итак.
В 1128 годе девушка Предслава, она же Ефросинья Полоцкая, основывает сестринскую обитель и начинает свой путь в посвященческом ряду с 18 лет, как и положено рыцарю-деве.
В 1128 годе мальчик Китай, он же Андрей Боголюбский, начинает свой путь в посвященческом ряду с 21 года, как и положено рыцарю-юноше.
Затем оба проваливаются в небытие. Она вроде как вышивает крестиком. Он вообще незнамо что делает, наверно играет в лапту.
В 1147 году Бернар Клервосский объявляет Второй Крестовый Поход. Кстати ничем не примечательный, там на востоке. В это же время объявлен крестовый поход тевтонов против полабских земель.
В 1147 Андрей Боголюбский разбивает врагов Юрия Долгорукого под Луцком. Это начало объединения Залесской Руси.
После 1140 года Ефросинья Полоцкая начинает задумываться о строительстве храмов и создании БОГОРОДИЦКОГО мужского монастыря.
В 1148 году Андрей Боголюбский избран Командором Иерусалима.
В 1151 году он берет Киев и забирает оттуда икону Владимирской Божей матери кисти святого Луки евангелиста,даренную в Византии Лукой Хризавертом, под покровительством которой создает новое государство Владмиро-Суздальскую Русь и начинает каменное строительство на Руси с первого храма Покрова Богородицы на Нерли. До этого есть только один каменный храм в столице его отца Юрия (Георгия) Кидекше. И Это храм Бориса и Глеба.
После 1148 года Ефросинья основывает Богородицкий монастырь в котором ставит ПЕРВЫЙ каменный храм Бориса и Глеба, посвященный отцу Георгию. Туда она привозит из Византии икону Богоматери Эффеской кисти Луки евангелиста, даренную Лукой Хризавертом.
В 1153 году Андрей избран Великим Магистром тамплиеров под именем Андре де Монбарта, звание которого он складывает в 1157 году после избрания его в 1156 году Великим князем Владимирским. В это же время до 1174 года он строит в своем княжестве 11 городов и более 20 каменных соборов.
После 1160 года Ефросинья Полоцкая. Основывет еще три монастыря. Строит Спасо-Преображенский каменный Собор. И Создает Великое Полоцкое княжество, от Балтийского моря до Орши, граничащее с Новгородской Русью и строит в нем порядка 10 городов.
Теперь просто некие материальные, скорее даже архитектурные, репера или точки отсчета. Это наши материальные доказательства. Такие огромные артефакты.
1. Со времени Рюрика - Ререга появляется культ победителя, что совершенно закономерно для воинов. Это культ Гюргия, Георгия, Юрия, Егора, Игоря. Даже земля Рюрика получает название Земля ИГОРЯ, то есть Земля ПОБЕДИТЕЛЕЙ или в скандинавозвучании ИНГЕРМАНЛАНДИЯ. Культ этот рождает создание капищ-мест сборов-СОБОРОВ ГЕОРГИЯ. Это время побед. Становления государственности и появления земель и народов под защитой. Время ГАРДАРИКИ - ЗЕМЛИ ПОД ЗАЩИТОЙ ВЛАДЫКИ.
2. Второй этап. Этап экспансии от центра. Центробежной экспансии, от центра к периферии. Идет захват и создание новых княжеств. Появление огромного количества саттелитов на правах Земли и Воды, то есть на равных правах с центром. Лествиничное право. Отсутствие вассалитета. Создание Залесской, Галицкой, Черниговской, Полоцкой и др. Русей, в которых защиту осуществляли русы - воинский и жреческий симбиоз с опорой на кормильцев. Заведомо не поминаю Киевскую Русь по причине невозможности места ее определения. Попытка создать культ мудрости, культ волховизма. Строительства соборов Софии Премудрости. Большого распространения не получило. Основные центры - центры волховской власти, совпадает с торговыми центрами: Новгород, Царьград, Киев Полоцк.....
3. Третий этап. Начало центростремительной государственности. Создание единых централизованных государств вокруг идеологических и военных центров. Можно предположить, как бунт воинской касты, против перехвата власти волхвами, жрецами, друидами. Можно назвать это первом Преображением. Начинается оно с прославления Бориса и Глеба и создания культа связки Воина (Бор-Медведь) и Кормильца (Хлеб), затем после победы выливается в культ Спаса-Преображения. Создание жестких централизованных государств с избранием ВЕЛИКИХ владык (князей, королей, и пр.), воинским сходом (дружинниками, баронами, шляхтой) и появлением понятия вассалитет (подчинение выбранной власти).
Владимиро-Суздальская Русь, Святая империя Германской нации, Французской королевство, Английское королевство, Византийская империя, Полоцкое княжество (Великое княжество Литовское). Как компромисс с жрецами(волхвами), создание военно-монашеских братств и сестринств двойного подчинения и двойного назначения. Появление культов Бориса и Глеба и Спасо-Преображения и строительство их Соборов повсеместно. В конце этапа, опять же как мера примирения с волхвами, появление культа Богоматери. в основном в военно-монашеских структурах.
4. Четвертый этап. Бунт торговцев (кормильцев) попытка перераспределения власти. Претензия на часть власти со стороны управленцев (клерков) князей и городских дружин. Новое Преображение. На стороне бунтующих военно-монашеские образования....
Ефросинья Полоцкая яркий представитель третьего этапа. Пока вот такие выводы. Создатель плацдарма и его покровитель.
Закончим описание жизненного пути девушки Предславы.
Процитируем жития с комментариями историков и нашими (крупным шрифтом)
"Полоцкая просветительница решила окончить свои дни в Святых Местах у Гроба Господня в Иерусалиме. Ей было уже много лет, а путь в Палестину был нелегок. (ЛЕТ ЕЙ БЫЛО ПОД 50) Но решение ее "дойти Святаго Града Иерусалима и поклонитися Гробу Господню и всем Святым Местам, видети и целовати и тамо живот скончати", было твердо.
Паломничество было пешим, а не водным путем "из варяг в греки". По дороге преподобной паломнице встретился Византийский император, "идый на угры". То был воинственный Мануил Комнин, шедший на венгров. Византийский историк Никита Хониат изображает нам его как человека очень смелого, первого бросавшегося в бой, не боящегося ни горных, ни лесных переходов, спавшего на хворосте даже без подстилки, под дождем, среди своих воинов. Император принял Полоцкую игумению, давно знакомую ему заочно, со всем радушием и "с честию посла ю в Царьград".
Историки предполагают, что Император ходил с воинами на венгров, в 1163-1164 годах. Отсюда вывод, что видимо, преподобная Евфросиния отправилась к Святым Местам в 1163 году, уже не только отстроив Спасский храм, но и вложив в него уникальный крест.
Поклонившись святыням Константинополя, она добралась до Иерусалима, где в русском монастыре Пресвятой Богородицы и обрела вечный покой 23 мая 1173 года". СПУСТЯ 10 ЛЕТ ПОСЛЕ ПРИЕЗДА!!!
Напомню. В это же время меняются правители во Франции, Англии, Германии. Залесской Руси. Арабском мире, Византии, короче везде.....
Уж не откат ли это от первоначального пути утвержденного в 1128-1147 году, ориентированного на жесткую централизацию. Бунт воинов закончился. Наступали мирные дни. Первое СПАСО-ПРЕОБРАЖЕНИЕ закончилось.
Культ - это идеология необходимая на данном этапе для поддержания каких-либо действий.
Культ Георгия на этапе первой воинской экспансии поддерживал правоту воина победителя, не смотря на всю кровавость его действий. При этом ВЕРА сохранялась в МАТЬ-ПРИРОДУ и ее богов-духов предков, вера в родовые тотемы и РОД.
Культ Софии Премудрости поддерживал и возвышал мудрость, знания, то есть действия и правоту волхвов, жрецов, друидов, оправдывая их единоличную власть в обществе. При этом ВЕРА не менялась, оставаясь верой в МАТЬ всех богов, в данном случае отождествляемую с Софией.
Культ Бориса и Глеба, по всей видимости, был протестным, восхваляя страстотерпцев, невинных жертв жреческой касты, угнетенных воинов и кормильцев, задавленных властью волхвов (СВЯТО ПОЛКОМ). Культ этот призывал к борьбе и утвердился в мятежных округах. А потом перерос в культ воинов бунтарей, спасших мири его преобразивших. Это культ перелома. И тогда и тогда ВЕРА не менялась.
После установления мира и консенсуса власти воин-волхв. Опора этой власти воин-монах распространил культ самой изначальной ВЕРЫ в Мать Богородицу, показывая, что они не только гаранты мира, но и опора ВЕРЫ. С точки зрения идеологии сделано все идеально.
Забыли только раскланяться в сторону кормильцев (князей, торговцев, ремесленников, землепашцев и пр.). Оставив им ужатый культ Бориса и Глеба. Это и посеяло зерна гнева. Посеешь ветер - пожнешь бурю....

автор: "пилигрим."
Дата: 7.10.2012 15:28
Тема:  Портрет второй. Сергий Радонежский.Ответить
В своем построении геополитической обстановки "средневекового путча" мы дошли до точки перелома, то есть точки основного старта. Еще один фактор был необходим к тому времени. Поддержка жрецов-духовенства или хотя бы нейтральное отношение их. Но решить эту проблему оказалось не очень трудно. Жрецы мечтали о реванше.
Весной 1347 года в северо-восточной Руси наступает важное событие — породнение между никому тогда не известной Москвой и Великой Тверью.
«Тое же весны оженись Князь Великий: приведоша ему со Тфери Княжну Марию, дчерь Александрову Михайловича Тферского Князя; а ездили по ней Андрей Кобыла (родоначальник Захарьиных-Романовых) да Олексей Босоволков… Тое же зимы Князю Великому родися сын Данило. Дек. 15… Сент. 7 (в 1349 году) Великому Князю родись сын, и крести его Митрополит, и нарече имя ему Михаил… Тое же зимы (в 1350 г.) Князю Великому родись сын Иван… Февр. 3 родись ему сын Семен».
Тогда же положил Великий Князь Владимирский, с благословения святителя Алексия, грамоту детям:
«Слушали бы есте (вы братья) Владыки Олексея, тако же старых Бояр, хто хотел отцю нашему добра и нам. А пишу вам се слово того деля, чтобы не перестала память родителей наших с наша, и свеча бы не угасла».
С той грамоты начинается окончательное истребление в Доме младших Рюриковичей (Даниловичей) лествичного права и создание порядка наследования от отца к сыну, как это было при «старых князьях». Заслуги в этом святителя Алексия признаны историей, и не только церковной. Но мало кто обращал внимание, что у самых истоков восстановления древнего династического права стоит, ни кто иной, как «муж честен (знатен)» Андрей Кобыла, бывший одновременно великокняжеским сватом и деятельным устроителем московско-тверского родства. Причем он не «подвернулся под руку» (так в те времена быть не могло), а именно приехал для этого из Новгорода и, по-видимому, специально. Любое непредвзятое размышление на эту тему неизбежно наводит на мысль: Андрей Иванович Кобыла из «княжат Решских» появляется в решающее для Руси время, А решается не больше и не меньше, как главный вопрос государственного бытия — быть Русскому государству наследственной монархией, способной исполнять миссию Третьего Рима или нет. Вне зависимости от того, являлся ли Вейдевут родичем Рюрика, но так или иначе устроение Рюриковой династии (пусть младшей, московской ее ветви) вручается именно потомку Вейдевута, прибывающему из древнего, сакрального Новгорода-Словенска в молодую ордынскую Москву. Кем же был Андрей Кобыла в это время в Новгороде? Исследователь новгородских древностей Василий Передольский рассказывает, что во многих грамотах ХП-ХШ веков упоминается некий Князь Куний Гость, или, по-литовски, Куни-гаса, что в переводе означает Конный гость. Проще говоря, он был странствующий рыцарь Ордена.
С восстановления патриархата начинается смута. И руку к ней прикладывает Андрей Кобыла орденский рыцарь.
Но вот теперь нам надо осветить фигуру некого серого кардинала того времени - Сергия Радонежского.

Портрет второй. Сергий Радонежский.

Небольшая справка из Википедии
«Сергий Радонежский (в миру Варфоломей Кириллович) (1322, с. Варницы? Ростовского княжества - 1392, Троице-Сергиев монастырь) - церковный и политический деятель. Родился в семье ростовского боярина. В отличие от братьев ему тяжело давалась грамота, и он с детства искал уединения. После разорения отца в результате усмирения Ростова Иваном I Даниловичем Калитой, подавившим антиордынское восстание, семье пришлось переселиться в Радонеж Московского княжества. Решив стать монахом, Сергий передал свою долю наследства младшему брату и вместе со старшим не ранее 1342 года основал Троице-Сергиев монастырь, где в 1353 стал игуменом. Сергий обладал редким сочетанием таких качеств, как знатность происхождения, нестяжательство, религиозность и трудолюбие. Историк Р.Г. Скрынников отметил: "Церкви никогда бы не удалось приобрести исключительную власть над умами, если бы среди ее деятелей не появлялись подвижники, не щадя живота служившие идее. Одним из таких подвижников был Сергий". Основанный им монастырь со временем стал одним из главных центров русского православия и средневековой русской культуры».
А это из книги Шикмана А.П. «Деятели отечественной истории. Биографический справочник». Москва, 1997 г.
«В 1374 году Сергий стал доверенным лицом Великих князей, являясь одним из духовников Дмитрия Ивановича Донского, крестным отцом его сыновей, поддержавшим великого князя в борьбе против монголо-татарского ига; в 1380 помог в подготовке Куликовской битвы. В 1385 Сергий ездил с дипломатической миссией в Рязань, успешно справившись с предотвращением войны между Москвой и Новгородом. Примиряя русских князей, Сергий способствовал объединению государства. Сергий сумел создать и развить новый для русских земель XIV в. тип монастырей - общежительных, опиравшихся не на подаяние, а на собственную хозяйственную деятельность, что привело к образованию богатой и влиятельной монашеской корпорации. Был похоронен в основанном им монастыре и канонизирован русской церковью. В апреле 1919 года во время широкой кампании по вскрытию мощей для борьбы с религиозным сознанием масс мощи Сергий были публично вскрыты и обнаруженные в раке древние кости, остатки волос и одежды были оставлены на старом месте».
Так кто же он такой Сергий Радонежский?
В литературе встречается несколько различных дат его появления на свет. Высказывалось мнение, что Сергий появился на свет или в 1315, или в 1318 году. Днём рождения Сергия также называлось или 9 мая, либо 25 августа 1322 года. В сочинениях XIX века фигурировала дата 3 мая 1319 года. Этот разнобой мнений дал основание известному писателю Валентину Распутину с горечью утверждать, что «год рождения отрока Варфоломея потерян». Русская Церковь традиционно считает его днём рождения 3 мая 1314 года. Спустя месяц со дня гибели Жака де Моле.
Прозвище Радонежский он получил согласно исторической версии по Радонежской волости, в которой основал свой первый монастырь. Это так называемое топонимическое звание.
Уточним.
Было, согласно истории, такое село Радонеж. Около середины XII века Радонеж вошел в состав территории Ростово-Суздальского княжества, а в первой четверти XIII века — в состав великого княжества Владимирского. После 1237–1240 гг. княжества Северо-Восточной Руси стали частью Золотоордынского государства. Ханские чиновники провели перепись населения и обложили его данью. Сбором дани и надзором за подвластной территорией стали ведать баскаки. Эти ханские наместники сидели, как раз в Радонеже.
Об этом свидетельствуют названия пустошей Ханская и Баскакова, которые находились в окрестностях поселения. Кроме того, в народной памяти сохранились сведения о капище Белые Боги, в котором молились баскаки. Оно располагалось на холме, возвышающемся к востоку от Радонежа.
Однако это легенда, которая хранит в себе символическую память. Память о чем?
Начнем с того, что села такого, никогда не было, а было на этом месте село Городок, и вот в нем жили баскаки и справляли свои обряды на капище.
А само название Радонеж происходит от слова «радуница» или праздника Радуница, что празднуют в честь прихода весны, пробуждения Матери Природы, На старославянском Радуница значит «радость». Существовало поверье, что сожжённый уносится в рай-вырий, ирий, арий - отсюда древнее название арийцев. Уносится немедленно, на глазах любящих его близких. Душа у наших предков ассоциировалась с дыханием и дымом. Далее душу подхватывали жаворонки, первые птицы, прилетавшие весной из ирия-рая. День прилёта жаворонков – 9 марта – считался днём поминовения предков и назывался Радуница. Издревле у нас это действо называлось Радуницей, Радавницей, Радоницей, каковые названия, по словопроизводству, ясно напоминают собою о радости умерших или отраде, получаемой ими от поминовения их в роде.
Нередко же Радуница в старину носила еще одно название - Навиева дня, от древнеславянского слова «навий», означавшего мертвеца, усопшего, ушедшего в Навь. Ныне простой народ называет поминовение, как и в старину, Радуницею, также Могилками, Гробками от хождения на кладбище, или еще Родительскою, от поминовения родителей и родственников. Что касается самых обрядов поминовения, какие совершались нашими предками в это время, то они состояли в следующем. С наступлением Радуницы народ целыми семействами выходил на могилы своих предков, на курганы, на погосты, и здесь женщины и мужчины, садясь у захоронений усопших, взывали к их душам, воспевая их добродетели. При этом многие из людей твердо верили, что усопшие могут отвечать на их привет. К этому дню относится пословица: «На Радуницу утром пашут, днем плачут, а вечером скачут.
Так вот капище Белые Боги было связано с Радуницей, а потому и носило название Радонеж. По этому капищу и был наречен Сергий.
Посвящение свое он получил в переславской земле.
Именно там, в Спасо-Преображенском соборе в молодые годы Сергий Радонежский был посвящен епископом Афанасием в игумены Троицкого монастыря. А в 1374 году отец Сергий стал крестным отцом сына Дмитрия Донского Юрия (Георгия), которого крестили в том же Спасо-Преображенском соборе.
Итак, Сергей Радонежский получает посвящение в соборе Спаса Преображения в Переславле. Это там где лежит Синь Камень.
В тот же год он ставит собор Спаса Преображения в Новгороде, городе, который ни ему ни Донскому не подчинялся.
С этого момента начинается смена власти по всему миру от Каракарума до Португалии. Но до этого Сергий Радонежский возрождает на Руси общежитское, строгое монашество, так называемую киновию.
«Киновия (от греч. κοινός — общий, и βιός — жизнь) — название нынешних так называемых общежительных, братских монастырей, в которых братия не только стол, но и одежду и т. п. получают от монастыря, по распоряжению настоятеля, а, со своей стороны, весь свой труд и его плоды предоставляют обязательно на общую потребу монастыря. Не только простые монахи, но и настоятели таких монастырей ничем не могут располагать на правах собственности; их имущество не может быть ими ни завещаемо, ни раздаваемо. Настоятели в таких монастырях избираются братией монастыря и лишь утверждаются в должности, по представлению епархиального архиерея, св. синодом. Подробно положение этих монастырей определено указом св. синода от 20 марта 1862 г., текст которого см. в "Обозрении церковно-гражданских узаконений по духовному ведомству" Я. Ивановского (СПб., 1893, стр. 18»). (Энциклопедический словарь Ф.А. Брокгауза и И.А. Ефрона)
Общежитское монашество на Руси началось с Антония и Феодосия Печерских. Вообще все монастыри общежитские, то есть серьезного порядка, основывались двумя братьями. Из самых известных и легендарных кроме братьев Печерских, Сергий и Герман, основавших Валаамский монастырь по указу самого апостола Андрея.
Вернемся к общежитскому монашеству. По сути это братская община военно-монашеского типа, или аскетического типа, типа катарской и тамплиерской структур монашества. Таким образом, в середине четырнадцатого века на Руси массово возникают пустынные монастыри. Притом возникают в северной Руси.
Повторим. В 14 веке на Руси появилось и обрело повсеместное распространение общежитское монашество аскетического устава и создавали его ученики и сподвижники Сергия Радонежского.
Процитируем Академика Евгения Евсигнеевича Голубинского. Его труд «История Русской церкви. Монашество».
«Преп. Сергий, по введении общинножития в монастыре, со всем усердием начал исполнять обязанность странноприимства. Но по большой дороге, соединявшей столицу с целой чеверной частью страны, непрестанно шло и ехало великое множество странников, так что странноприимница преп. Сергия превратилась в станцию (постоялый двор), постоянно битком набитую народом. Нет сомнения, что при самом преп. Сергии странноприимство князей и воевод и безчисленных воев, проезжавших по дороге, было именно богорадным странноприимством; но впоследствии эти князья и воеводы, богато одарившие монастырь вотчинами, превратились в его гостей и стало, нисколько не к пользе его монахов, так, что в нем были «гости беспрестанные день и нощь».
То есть такие монастыри сразу становятся центром концентрации военной силы. Смотрим далее.
«Построив два монастыря для самого себя, преп. Сергий еще построил четыре монастыря во исполнение просьб вел. кн. Дмитрия Ивановича Донского и его двоюродного брата Владимира Андреевича, князя Серпуховского и вместе Радонежского, по прозванию также Донского. По просьбе Дмитрия Ивановича преп. Сергий построил монастыри: Голутвин близ Коломны, Дубенский на Стромыни и Дубенский в Шавыкине, - оба не особенно по далеку от Троицкого монастыря (в нынешнем Александровском уезде Владимирской губернии); по просьбе Владимира Андреевича – Высоцкий монастырь близ Серпухова. Во все четыре монастыря по просьбе князей были поставлены преп. Сергием настоятелями его ученики: в первый – Григорий, во второй – Леонтий, в третий – Савва, в четвертый – Афанасий. Благословлял преп. Сергий строить монастыри и самих своих учеников, и этими его учениками было построено монастырей до: Мефодием Песношским, [Иаковом Железноборовским, Сергием Комельским, Саввою Сторожевским и Сильвестром Обнорским] по одному, Павлом Обнорским два, Авраамием Галичским – четыре».
Явление от получило название "Русской Фиваидой на севере", которое первым дал религиозный писатель Андрей Муравьев - по аналогии с египетской пустыней, где селились когда-то основатели раннехристианского отшельничества. Это указывает, прежде всего, на многочисленность монастырей Белозерского края на северо-востоке бывшей Новгородской губернии, на протекавшую в их стенах интенсивную духовную жизнь. Белозерье при князе Дмитрии Донском мирно вошло в состав московского государства и стало его надежной северной опорой. Здесь и размещаются в основном общежитские монастыри
Начало Северной Фиваиде положили московские монахи, преподобные Кирилл и Ферапонт. В глухом лесистом краю они основали в 14 веке Кирилло-Белозерский и Ферапонтов монастыри, ставшие вскоре очагами культуры и центрами хозяйственной жизни Белозерья и Русского севера в целом.
Но есть и сакральная трактовка, почему Сергий создавал Фиваиду.

«Ковчег завета. Каждый ковчег-святыня, будь то у египтян, индусов, халдеев или у мексиканцев, был фаллической святыней – символом йони или чрева природы. Секет египтян, ковчег или священный ящик, стоял на ара - его пьедестале. Ковчег Озириса, со священными реликвиями этого бога, был "таких же размеров, как еврейский ковчег", говорит С.Шарп, египтолог; его несли жрецы на шестах, просунутых через его кольца, в священной процессии, - как и ковчег, вокруг которого танцевал Давид, Царь Израиля. Мексиканские боги также имели свои ковчеги. У Дианы, Цереры и других богинь, также как у богов, были свои. В каждом случае ковчег был ладьей - перевозочным средством. " Фивы имели священный ковчег длиной в 300 локтей", и сказано, что слово Фивы означает по-еврейски ковчег", что есть ничто другое, как естественное признание места, которому избранный народ обязан своим ковчегом». (Дж.Мид. Теософский словарь. Пер. - А.Хейдок.)
Если «фивы» - это ковчег, хранилище знаний древних, то Фиваида – это земля хранилища знаний древних. Монастыри Сергия Радонежского должны были хранить полученные ими знания древних.
Но и от мирских дел Сергий Радонежский не уходил.
«Когда в 1380 г. пришел в Россию со своими небывало-грозными полчищами Мамай, мужественный дух вел. кн. Дмитрия Ивановича смущался и требовал себе подкрепления; в эти страшные и истинно критические для отечества минуты преп. Сергий, уподобляясь древним Израильским пророкам, явился горячим воодушевителем государя: пришедшего к нему в монастырь Дмитрия Ивановича для вопрошения, «повелит ли (посоветует ли) противу безбожных изыти», он укрепил в решимости, обещав ему именем Божиим победу (Великий князь начал просить у преподобного двух его монахов – Пересвета и Ослябу, которые, принадлежав в миру к сословию воинскому, были ведомые всем ратники и великие богатыри крепкие и люди весьма смысленные к воинскому делу и наряду. Преподобный повелел монахам тотчас же готовиться в путь, а они с своей стороны от всей души изъявили готовность сотворить послушание. Вместо шлемов тленных он возложил на их головы шлемы нетленные – святую схиму, с нашитыми на ней крестами, и заповедал им крепко поборать по Христе на врагов его».
Закончим о Сергии Радонежском и вернемся к истории и архитектуре.


автор: "пилигрим."
Дата: 9.10.2012 06:07
Тема: Глава четвертая. Перелом.Ответить
Глава четвертая. Перелом.

Преподобный Сергий, в молодости сильно смахивал согласно Житиям на Илью Муромца и Илью Обломова одновременно. То есть лежал на печи до середины 14 века. Потом вдруг оклемался и начал проявлять чудеса недюжинной энергии и мистической осведомленности, строя храмы, монастыри, города и предсказывая будущее точно и неумолимо... Мало того, у него и ученики обладали даром предвидения.
Практически до того самого 1374 года, когда он стал окормлять Великих князей и когда начал строить в Новгороде Собор Спаса Преображения на Ильине, особым рвением он не отличался.
А с этого года у Сергия проявился уникальный организаторский талант.
Первое, что мы не знаем, это то, что вторично, что первично. Стал ли Радонежский духовником князей Владимирских до постройки Новгородского собора и съезда в нем Ордена или наоборот. Хотя в глобальном смысле хода истории это не меняет. Это не стратегия, а тактика.
Итак, Сергий берется за строительство Спаса на Ильине, и проявляет государственную хватку.
Взять хотя бы эпизод, когда он приглашает для росписи Храма Преображения на Ильине некоего "Феофана гречина". На Руси были высококлассные богомазы, но все они работали в классической манере того времени.
И тут появился Феофан Грек. Как рассказывал некто Епифаний Премудрый, Грек никогда не смотрел ни на какие образцы, все у него шло из головы, с колес. Мало того, он никогда ничего не переделывал, готовая и абсолютно совершенная вещь рождалась у него сразу, как человеческое дитя...
Обратите внимание, какая необычная манера! Ничего общего с русской классикой, но в тоже время и не похоже на церковное искусство Европы 14 века. Разве что в Константинополе, в монастыре Гора можно увидеть фрески, выполненные в той же манере:
Но самое удивительное - это то, что в России нет НИ ОДНОЙ работы, которую можно было бы достоверно приписать Феофану Греку - кроме вот этого Храма Спаса Преображения в Новгороде. Обычно поминают три церкви в Москве и одну в Нижнем Новгороде - но реальных доказательств нет, одни домыслы. Еще толкуют об изографии в его исполнении - ну например Евангелие боярина Федора Кошки, Богоматерь Донская, еще что-то - но опять же бабка надвое сказала...
Вот цитата из Энциклопедии «Феофан родился в Византии (отсюда прозвище Грек), до приезда на Русь работал в Константинополе, Халкидоне (пригород Константинополя), генуэзских Галате и Кафе (ныне Феодосия в Крыму) (сохранились только фрески в Феодосии).
Феофан Грек поселился в Новгороде в 1370 году. В 1378 году он начал работу над росписью церкви Спаса Преображения на Ильине улице. Самым грандиозным изображением в храме является погрудное изображение Спаса Вседержителя в куполе. Кроме купола Феофаном расписан барабан фигурами праотцев и пророков Ильи и Иоанна Предтечи. До нас дошли также росписи апсиды — фрагменты чина святителей и «Евхаристии», часть фигуры Богородицы на южном алтарном столбе, и «Крещение», «Рождество Христово», «Сретение», «Проповедь Христа апостолам» и «Сошествие во ад» на сводах и примыкающим к ним стенах. Лучше всего сохранились фрески Троицкого придела. Это орнамент, фронтальные фигуры святых, полуфигура «Знамения» с предстоящими ангелами, престол с подходящими к нему четырьмя святителями и, в верхней части стены — Столпники, ветхозаветная «Троица», медальоны с Иоанном Лествичником, Агафоном, Акакием и фигура Макария Египетского»
Вот еще.
«Последующие события жизни Феофана плохо известны, по некоторым сведениям (в частности, из письма Епифания Премудрого игумену Афанасиева монастыря Кириллу Тверскому) иконописец работал в Нижнем Новгороде (росписи не сохранились), некоторые исследователи склонны считать, что он так же работал в Коломне и Серпухове. В начале 1390-х гг. Феофан прибыл в Москву.
В Москве Феофан Грек проявил себя в росписи храмов, частных домов, в книжной графике и в написании икон. Как было отмечено Епифанием Премудрым, с которым сблизился Феофан во время пребывания в Москве, «(…)у князя Владимира Андреевича он изобразил на каменной стене также самую Москву; терем у великого князя расписан невиданною и необыкновенною росписью(…)» (письмо Епифания Премудрого игумену Афанасиева монастыря Кириллу Тверскому).
Феофан оформил Евангелие боярина Фёдора Кошки, оклад которого датируется 1392 годом, судя по всему, окончание рукописи относится к тому же времени.[1] Евангелие не содержит миниатюр, но изобилует красочными заставками, орнаментальными украшениями в начале каждой главы и зооморфными буквицами-инициалами. Характерные резкие линии, колорит изображений дают основание утверждать авторство Феофана Грека. Другая знаменитая рукопись — Евангелие Хитрово, имеет сходство с оформлением Евангелия Кошки, но существенные отличия в стилистике и колористике говорят о том, что работа выполнена кем-то из последователей Феофана, возможно Андреем Рублевым.
Относительно икон, написанных Феофаном, не сохранилось чёткой информации. Традиционно его авторству приписывают «Успение Божьей Матери», «Донскую икону Божьей Матери», «Преображение Господне» и деисусный чин Благовещенского собора Кремля».
Подведем итог. ТОЛЬКО Спас на Ильине и может быть Донская икона Божьей Матери, которую впоследствии подарят Дмитрию Донскому Донские казаки перед Куликовской битвой.
То есть все, что есть работы Феофана Грека, все сделаны для Сергия Радонежского.
С 1374 по 1378 год Сергий занят одним делом. И дело это постройка Собора в Новгороде.
И вот 1378 год.
12 февраля 1378 года скончался митрополит Алексий. Великий князь и многие знатные люди, по известию Степенной книги, обращаются к Сергию с увещанием принять святительский жезл. Однако из числа кандидатов на митрополичью кафедру Сергий поддерживает Киприана, который после долгой церковной смуты сделался митрополитом только в 1390 году, спустя 12 лет!
А что же эти 12 лет церковного междуцарствия? Смута? Тишина? Ни в коей мере. Как пишут Жития: «Сергий не мог ограничить свои труды на пользу церкви тесной оградой Троицкого монастыря. По просьбам князей, митрополита, частных лиц, он основал еще несколько монастырей, вводя в них строгие порядки общежительства и ставя игуменами своих избранных учеников. Так, по поручению вел. князя Димитрия Ивановича он построил два монастыря Дубенских перед Куликовской битвой и после нее, Московский Симонов, Коломенский-Голутвин, по поручению князя Серпуховского Владимира Андреевича — Серпуховский Высоцкий, совместно с митрополитом Алексием — Московский Андроников; наконец по благословению Сергия построены монастыри: Борисоглебский Устьинский в Ростовской области и Георгиевская пустынь на Клязьме. Многочисленные ученики Сергия по его примеру строили монастыри вдали от городов, в пустынных местах и неизменно вводили в них устав общежительства. Всего Сергием с его непосредственными учениками основано от 30 до 40 монастырей, которые в свою очередь стали рассадниками монашества и опорными пунктами колонизации и хозяйственной культуры пустынных дебрей северного Поволжья. Таким образом преподобный Сергий является отцом северно-русского монашества. В известии Воскресенской летописи о преставлении Сергия говорится, что он "бе начальник и учитель всем монастырем, иже на Руси".
Что же это за ученики Сергия Радонежского? Что за старцы и схимники?
Постараемся перечислить только самых известных основателей монастырей на Руси..
Преподобный Авраамий Галицкий, называемый также Городецким и Чухломским, который был одним из первых учеников и постриженцев преподобного Сергия. Из обители Сергия Радонежского он удалился в страну Галицкую. Он основал четыре обители: монастырь в честь Успения Пресвятой Богородицы, монастырь Положения пояса Богоматери, монастырь во имя Собора Богоматери и обитель в честь Покрова Пресвятой Богородицы, где и скончался.
Преподобный Павел Обнорский или Комельский. Был келейником у самого игумена Сергия. Потом испросил у старца благословения жить в уединении в окрестных лесах. Основал общежительный монастырь во имя Живоначальныя Троицы.
Преподобный Сергий Нуромский. Он был грек по происхождению. Основал на реке Нурме монастырь Преображения Господня.
Сильвестр Обнорский. Основал обитель Воскресения Христова.
Преподобные Андроник и Савва. Святитель Алексий испросил у Преподобного Сергия сего ученика для устроения обители Всемилостивого Спаса в семи верстах от Кремля, на речке Яузе в 1361 году. Под руководством Преподобного Андроника воспитались его спостник и преемник по игуменству Преподобный Савва и знаменитые иконописцы Андрей Рублев и Даниил.
Мефодий, основатель обители Пешношской, 1361 год.
Преподобный Феодор, в миpу Иоанн, родной племянник преподобного Сергия. Основатель Симонова монастыря.
Кирилл и Ферапонт Белозерские, выходцы из Симоновой обители. Кирилл основал обитель Уcпения Пресвятой Богородицы (в 1397 г.), а Ферапонт основал монастырь Рождества Богородицы (в 1398 г.). В 1408 году преподобный Ферапонт перешёл в Можайск и здесь, в версте от города, основал Лужецкий монастырь.
Преподобный Афанасий, основатель Высоцкого монастыря в Серпухове около 1373 года.
Преподобный Роман, основатель обители на Киржаче около 1374 года.
Преподобный Леонтий, основатель Стромынского монастыря Успения Богоматери на реке Дубенке около 1378 года.
Преподобный Савва, основатель Дубенского Успенского монастыря. Изображён в Успенском соборе Троицкой Лавры с закрытым правым глазом.
Преподобный Афанасий пустынник, впоследствии основал Череповецкий Воскресенский монастырь.
Преподобный Ксенофонт Тутанский основал Тутанский Вознесенский монастырь на берегу реки Тьмы.
Преподобный Ферапонт Боровенский, основатель Успенского Боровенского монастыря, в десяти верстах от города Мосальска Калужской области.
Преподобный Савва Сторожевский, после смерти преподобного Сергия и по удалении преподобного Никона на безмолвие, шесть лет управлял Лаврою преподобного Сергия. В 1398 году Савва основал близ Звенигорода на горе Стороже монастырь во имя Рождества Богородицы.
Преподобный Иаков Железноборский, или Галицкий. Основатель монастыря во имя Предтечи.
Преподобный Григорий Голутвинский, первый игумен Голутвинского монастыря в Коломне.
Преподобный Пахомий Нерехтский, основатель Троицкого Сыпанова монастыря близ Нерехты Костромской области.
Преподобный Никита Костромской, основатель Богоявленского монастыря в Костроме.
Любой дотошный читатель может проверить отнести данных людей к старцам рука не поднимается. Все они были мужчинами в самом расцвете лет.
Еще долго после 1378 года они строили, проповедовали, осваивали новые земли, окормляли князей и воевод.
Вот лишь один пример.
Ученик и сподвижник Сергия Радонежского– преподобный Савва Сторожевский предрек успех князю Юрию Звенигородскому в необыкновенно трудном и далеком походе русской дружины. Тогда войско направилось на Восток – до этого страшный и неприступный. Земли в сторону восхода солнца от Руси принадлежали Золотой Орде и их союзнику – Волжской Булгарии. Царство Булгарское было древним, приняло мусульманство и долгие годы время от времени совершало опустошительные набеги на русские княжества.
Отправившись в 1399 году с небольшим войском в Булгарию, князь Юрий, как водится, попросил благословения у своего духовного наставника – старца Саввы. И услышал, кроме прочего, от него такие слова: «Иди, благоверный князь, и Господь да будет с тобою, помогая тебе! Врагов своих одолеешь и благодатию Христовою здрав возвратишься в свое отечество». Насколько опасен был поход – можно судит хотя бы потому, что он считается для русских боевых дружин самым дальним за всю историю периода ордынского ига, а также одним из мало изученных и недооцененных. Выдвижение на Восток в самое сердце чужих территорий и сражение в центре вражеского государства – такого еще никто не предпринимал.
Итоги краткой войны оказались просто фантастическими. За три месяца войска прошли по Волжской Булгарии и взяли её главнейшие города: столицу государства – Булгар, мощные крепости Жукотин и Кременчуг, а также недавно возникшую, а в недалеком будущем великую Казань. Князь Юрий вернулся домой цел и невредим, да еще с великой победой и добычей.
Необыкновенный дар предвидения преподобного Саввы Сторожевского. Благодарность сына Дмитрия Донского была безграничной. Воодушевленный святым покровительством, он также по вдохновенному попечительству старца Саввы строит каменные соборы в Звенигороде, благоустраивает Сторожевскую обитель и воздвигает знаменитый Троицкий храм в Троице-Сергиевой Лавре, иконостас которой когда-то украшала «Троица» преподобного Андрея Рублева, а у алтаря и по сей день хранятся мощи преподобного Сергия Радонежского.
А ученики его громят оплоты Орды - Булгарию и Казань, уже после знаменитого переломного года.
Так что же произошло в 1378 году?
Здесь, в Новгороде, в Соборе Преображения на Ильине был сход всех основных военно-духовных сил Ордена, на котором было принято решение о переделе мира.
Передел начался с Куликовской битвы и закончился он победоносно, о чем и говорит Алексеевский крест в Соборе Святой Софии.
Это более чем удивительно, с исторической точки зрения, ибо новгородцы в Куликовской битве не участвовали. Исторический факт.
Почему? Вопрос, на который нет ответа. Но потом мы ответим, что это не так.
Действительно, на западном фасаде Софийского собора у южного угла до сих пор сохранилась ниша. Здесь помещался большой каменный Алексеевский крест с рельефной резьбой.
Центральная композиция "Распятие" отличается экспрессивной напряженностью фигуры Христа. Фигуры других композиций ("Благовещение", "Рождество Христово", "Воскресение Христово") тоже очень пластичны и динамичны. Нижняя часть креста утеряна (композиция "Воскресение Христа" представляет реконструкцию).
Сейчас Алексеевский крест находится в музейной экспозиции в Софийском соборе.
Он вообще интересен во всем. Новгородский крест (Алексеевский) - самый распространённый на русском Севере. Существует версия, что произошёл он от кельтского или ирландского креста. Алексеевский крест из Новгородской Софии изготовлен из белого камня в конце XIV века в честь победы русского оружия на Куликовом поле осенью 1380 года.
"Среди интересных реликвий, хранящихся по сей день в Софии, следует выделить две, одинаково ценных как с исторической, так и с религиозной точки зрения. Во-первых, это икона Богоматерь Знамение, которая, по-преданию, пострадала во время осады Новгорода войсками, руководимыми сыном Андрея Боголюбского Мстиславом на рубеже 1169-1170 года. Кто-то из осаждающего войска пустил стрелу в икону, и, по преданию, Богородица наслала смуту на войско неприятеля и заставила его отступить. На тему этого предания создано знаменитейшее произведение древнерусской живописи - икона «Чудо от иконы «Знамение Пресвятой Богородицы» (или «Битва новгородцев с суздальцами»), хранящаяся в Третьяковской Галерее. По сути своей, кстати, чистейший комикс. Вторая реликвия - каменный резной крест митрополита Алексия в честь победы на Куликовом поле. Кстати, Алексеевский крест - единственное произведение искусства, достоверно созданное в честь этой победы «по горячим следам».
Напомним. «Святитель Алексий достиг глубокой старости - 78 лет, пробыв на митрополичьей кафедре 24 года. Почил он 12 февраля 1378 года и погребен по завещанию в Чудовом монастыре. Мощи его были обретены через 50 лет чудесным образом, после чего стали чтить память великого святителя и молитвенника за Русскую». (ПРАВОСЛАВНЫЙ КАЛЕНДАРЬ).
Так что он ну никак не мог заказать крест в честь победы на Куликовском поле, произошедшей в 1380 году, спустя 2 года после его смерти. В чем-то здесь загадка.
Вот сам сговор был задуман при его жизни. В честь данного сговора и построен Спас Преображения. Тогда же положил Великий Князь, с благословения того же святителя Алексия, грамоту детям: «Слушали бы есте (вы братья) Владыки Олексея, тако же старых Бояр, хто хотел отцю нашему добра и нам. А пишу вам се слово того деля, чтобы не перестала память родителей наших с наша, и свеча бы не угасла».
Так что же там произошло, если привело к таким последствиям?
Годы строительства Собора -1374-1378.
1378 год – битва на Воже. Битва на реке Воже — сражение между русской ратью под командованием Дмитрия Донского и войском Орды под командованием мурзы Бегича, произошедшее 11 августа 1378 года.
1380 год – Куликовская битва. Об этом мы поговорим позже.
1388 - разрушение Каракарума, бывшей столицы Чингис-Хана
1389 - Косово поле. Битва на Косовом поле крупное сражение, состоявшееся 15 июня 1389 года между объединёнными войсками Сербии и Боснийского королевства с турецкой армией султана Мурада I.
Закат готики. В Германии – 1377 год. В Англии -1350 год. В Италии -1386 год. Во Франции- 1390 год.
Столетняя война. Война продолжалась 116 лет (с перерывами). Строго говоря, это была скорее серия конфликтов:
первый (Эдвардианская война) продолжался в 1337–1360,
второй (Каролингская война) — в 1369–1389,
третий (Ланкастерская война) — в 1415–1429,
четвёртый — в 1429–1453.
Жакерия (Жаки - это каменщики). Жакерия - название восстания в Западной Европе в Средние века, вспыхнувшего во Франции в 1358, вызванного положением, в котором находилась Франция вследствие войн с Эдуардом III Английским (Столетняя война 1337—1453 гг.) Современники называли восстание «войной недворян против дворян»,
Восстание Уота Тайлера (тайлер - это страж у тамплиеров, затем у масонов). Великое Крестьянское Восстание 1381 года в Англии.

Желающие могут продолжить.
Если мы взглянем на стены Собора, то для посвященных они говорят о многом.
По летописям Храм был построен жителями Ильинской улицы — главной в Славенском конце Новгорода. Это торговая сторона на противоположном от Детинца берегу Волхова, чуть дальше от берега, чем знаменитое Ярославово торжище. Ему предшествовала деревянная церковь, построенная епископом Никитой, и известная с XII века благодаря выносному образу Божией Матери «Знамение», через который по преданию Новгород был чудесно спасён в 1169 году от осаждавших город суздальцев.
Интерьер храма имеет ярко выраженную крестообразность, как пишут архитекторы. Проще говоря, Собор имеет в плане форму равноконечного креста.
«В качестве декоративного мотива использованы бегунец и поребрик, украшающие барабан купола и верхние контуры прясел. Помимо этого фасады украшены многочисленными крестами: рельефно выложенными или каменными резными. Выложенные кресты имеют ступенчатое основание — голгофу (голгофские кресты), они асимметрично размещены на плоскостях фасадов. Резные кресты были вкладными, то есть связанными с поминовением усопших. Обилие крестов могло быть связано с поминовением новгородцев погибших в 1372 году при разгроме Торжка тверским князем Михаилом Александровичем». (Царевская Т. Ю. Церковь Спаса Преображения на Ильине улице. - М.: Северный паломник, 2002).
Что же это за кресты на стенах Собора?
Итак, внизу в кругах кресты: Ассирийский, Шумерский, Византийский, Катарский, Тевтонский.
В верхнем поясе: Кельтский, Папский или Дерево Жизни (Скорее всего Дерево Жизни, который присвоил себе позднее папа, и Кресскрест (Орденский).

Поясним.
Ассирийский крест - это четыре направления, в которых светит солнце; крест-солнце носила только аристократия.
Шумерский равносторонний крест, получивший потом название Крест Святого Лоррена. Его считают прообразом крестов тамплиеров, князей анжуйских. Он был символом, обозначавшим царскую власть и воплощавшим в себе "Кад" - титул, данный царям Шумера и Аккада.
Византийский крест. Историк Г. А. Романов выделяет четыре основных мотива, повлиявших на формирование такого типа выносных крестов. Один из них — воспоминание победного креста императора Константина Великого, виденного им на небесах. По форме это крест, расширяющийся от средокрестия, как от источника света, во все четыре стороны, так называемый византийский или Константиновский крест.
Катарский крест - это почти православный крест, только все стороны катарского креста равны и еще он вписан в круг-нимб. А обычно когда такой крест носили на шее он был без кругов, обычный крест с равными сторонами.
Тевтонский крест или Шварцкройц. Крест тевтонского ордена.
Кельтский крест или Крест Святого Колумба — равнолучевой крест с кругом. Является характерным символом кельтского христианства, хотя имеет более древние языческие корни. Символизирует солнце, воздух, землю и воду в единстве. Обозначает цикличность и замкнутость.
Папский крест или Ферула (лат. ferula) — символ папского служения. Как материальный крест, его несли перед римским папой в процессиях или использовался им как его пастырский посох. Разновидность латинского креста, но с тремя поперечинами. Мировое Дерево - посох-жезл – Крест, по сути, крест Древо Жизни.
Голгофский крест. Особый монашеский (схимнический) «крест-Голгофа». Он состоит из православного креста покоящегося на символическом изображении горы Голгофы (обычно в виде ступеней), под горой изображен череп и кости, справа и слева от креста находятся копье и трость с губкой.
Странное сочетание для православного Храма.
Остается только напомнить, что все эти кресты символизировали структуры Ордена и имели общую, как и план самого Собора форму. Равноконечный крест, несущий символику, трактуемую на разных степенях Посвящения по-разному, а в принципе обозначающим солнечный крест.

Глядя на эти кресты на стенах Спаса на Ильине, знающий мог сразу понять, кто и откуда был здесь на том историческом сходе, соборе, собрании в год перелома.
Подведем итог.
Сергей Радонежский получает посвящение в сан в соборе Спаса Преображения в Переславле-Залесском в 1374 году. Это там где лежит Синь Камень. После чего становится игуменом Троицкого монастыря и уже в этом же 1374 году становится доверенным лицом Великих князей Владимирских и личным духовником Дмитрия Донского.
В тот же год он закладывает собор Спаса Преображения в Новгороде. Городе, который ни ему, ни Донскому не подчинялся.
В 1378 году после окончания строительства Собора, росписи его Феофаном Греком и смерти святителя Алексия, в соборе собирается общий сход структур Ордена. Который принял решение о силовом противостояние Орде – воинской касте.
С этого момента начинается смена власти по всему миру (известному на то время) От Каракарума до Португалии.
Первым в этой череде было сражение на реке Воже (как проба сил) и Куликовском поле. Единственный современным этому событию памятник (Алексеевский крест) будет установлен в том же Новгороде.
Итак, началась кастовая война.

автор: "пилигрим."
Дата: 9.10.2012 12:51
Тема: Отступление. Астрология и мистика.Ответить
Отступление. Астрология и мистика.

Благодаря Теософскому словарю Е.П. Блаватской мы знаем, что «как показано покойным Э.В.Кинили, этот «Наросский Цикл» был тайной, истинным «секретом бога», раскрытие которого, во времена преобладания религиозных мистерий и господства жрецов, каралось смертью. Ученый автор, по-видимому, считал само собой разумеющимся, что Нерос длился 600 лет, но он ошибался. (См. «Нарос».) Также и Мистерии и ритуалы Посвящения не были учреждены лишь ради необходимости увековечения знания истинного значения Нароса и сохранения этого цикла в тайне от профанов; ибо Мистерии так же стары, как и нынешняя человеческая раса, и были намного более важные тайны для сокрытия, чем цифры какого-либо цикла. (См. «Неофит» и «I.H.S.», а также «Нарос».) Тайну 666, так называемого «числа великого сердца», намного лучше представляют Тау и Реш, чем 600».
О чем же говорила нам просвещенная и посвященная Елена Петровна
Нарос (Naros) или нерос (Neros) -название большого планетного цикла в древневавилонской и древнееврейской астрологии. Та же Блаватская отмечает, что существовало три цикла, называемых Нарос. «Меньший из Нарос длился 600 лет и составлял 1/12 часть большого цикла в 7200 лет, двойного Сароса, представляющего собой наложение циклов Юпитера, Сатурна, Урана и Нептуна. Цикл Нарос характеризуется влиянием на религию и философию, а не на политику и экономику".
Каждые 600 лет происходит значимое изменение положений этих планет: Юпитер и Нептун смещаются на 8 знаков Зодиака, Сатурн - на 5, а Уран - на 3 знака. Кроме того, в конце каждого 600-летнего периода Солнце, Луна и Марс занимают одно и то же положение в Зодиаке и находятся в одних и тех же взаимных аспектах.
Н. Девор считает, что, поскольку из мажорных планет каждые 600 лет образуют один и тот же взаимный аспект только Юпитер и Нептун, цикл нерос характеризуется влиянием на религию и философию, а не на политику и экономику (что было бы при главенстве остальных мажорных планет). Однако это очень спорно.
Влияние Нептуна на значение цикла нерос выражается в мистическом плане и связано с откровением высших космических и мистических учений при посредстве великого духовного Учителя. Юпитер же представляет развитие и утверждение социальных институтов, связанных с религией и ритуалом. Хорошей иллюстрацией значимости нерос являются хронологическая таблица, приводимая тем же Н. Девором:
576 г. до н.э. - рождение Будды (буддизм), Махавиры (джайнизм), Пифагора (пифагоризм); деятельность Лао-Цзы (даосизм).
25 г. н.э. - миссия Христа (христианство).
625 г. - хиджра Мухаммеда (ислам).
1225 г. - св. Франциск Ассизский (подъем католицизма).
1825 г. - рождение Баба и Баха-уллы (основателей бахаизма) и Мэри Беккер-Эдди (основательницы христианской науки).
Действительно в каждом из приведенных случаев имело место некое откровение Учителя и развитие его в религию с определенным числом последователей.
Но ведь сам этот цикл в астрологии не единичен. Цикл Нероса входит в систему астрологических циклов.
Вот главные.
Цикл Сароса или драконический период — период в 18 лет (точнее 18 лет 11 дней или 6585 суток), по прошествии которых затмения Луны и Солнца повторяются в прежнем порядке; объединяет в среднем 41 солнечное и 29 лунных затмений.
Цикл Нероса — период в 600 лет.
Цикл Сотиса (Сириуса) — период в 1460 лет, связанный с возвращением Сириуса в одно из созвездий. Восход Сириуса над горизонтом египтяне праздновали как начало Нового года. Что касается времени, то древние Египтяне пользовались годовым кругом 360 суток + празднованием 5 дней, посвященные Богам. Високосную накрутку в 1 год они прибавляли по истечению периода в 1460 лет, именно он назывался Сотическим.
Циклы Нероса и Сотиса связаны с явлением прецессии, т. е. "покачивания" оси Земли относительно Полярной звезды и приводят к изменению картины звездного неба. Поэтому 1 день Тота у египтян смещался через четыре года на сутки, а за 1460 лет, обойдя 365-дневный круг, Новый год вновь совпадал с 1 днём месяца Тота. Период 1460 "Годов Сириуса" составлял 1461 гражданский календарный год и назывался "Годом Бытия". Мистически египтяне это изображали как возвращение гигантской реки времени "саму в себя".
Ну и были еще Сирисуанские циклы.
Цикл 869 год.

Выше уже были описаны наиболее яркие события 869 года - начало христианизации Руси и духовная связь с Сириусом.
Это мистерия принятия христианства Русью с одной стороны в главной точке Древнего Египта, с другой – приобретение панциря как защиты от зла.
Появление легендарной Гардарики. Земли под защитой Владыки.

867 год - первый договор греков с руссами.

903 год - первое упоминание о Пскове.

907 год - морской поход русских во главе с князем Олегом на Константинополь; византийцы заплатили дань.

941 год - неудачный поход русского войска в Византию.

945 год - убит князь Игорь, княжение Ольги.

973 год - Каир стал столицей Египта.

973 год - рождение Бируни и Авиценны (980 год). Интересно, что даты жизни великих ученых, внесших значительный вклад в науку- Бируни (973 - 1048 годы ), Авиценны или Ибн Сины (980 - 1037 годы), Омара Хайяма (1048 - 1122 годы).

Отношения между Восточной и Западной церквями в период цикла Сотиса 869-го года накалились до предела.

1047 (или 1051) год - на Руси - Ярослав Мудрый поставил митрополитом русского священника Иллариона без утверждения византийским патриархом.

С 1047 года становление централизованных государств.


Цикл 1234 года.

1204- 1261 годы - Византийская империя распалась на части и на ее обломках была создана Латинская империя. 1261-1453 - династия Палеологов в Византии

1204 год - окончательный разрыв между церквями в связи с захватом Константинополя крестоносцами.

1231 год - утверждение инквизиции Григорием IХ. Кадровое обеспечение инквизиции было поручено доминиканцам. Кампанелла принадлежал к этому ордену и был наиболее известным теоретиком. Главный его труд - « Город Солнца» был написан в 1601-1602 годах (1599 год – очередной цикл Сотиса ).

Именно в это время созданы или утверждены основные ордена запада:

Францисканцы с 1233 года утверждены папой Римским; первый женский монастырь картезианцев возник в 1234 год ; устав кармелитов утвержден Папой в 1247-ом году.

Создание и развитие некоторых западных церковных орденов просто соответствует шкале Сириуса. Например, Орден Бенедиктинцев.

Устав святого Бенедикта Нурсийского (480-543) - соответствует 504 году.

817 год - Аахенский собор утвердил статус ордена, а в 910 году образовано

Клюнийское аббатство - соответствует 869 году.

1215 год Латеранский собор - усиление сплоченности между монастырями

Ордена - это цикл 1234 года.

Реформация ордена (Никола Кузанский) - 1599 год.

1237 год – в Прибалтике основан Ливонский орден.

Это время жестоких завоевательных походов монголов: в 1236 году - поход на запад. 1237 год - нашествие на Русь, захват многих городов. 1240 год - захват Киева ханом Батыем.
1240 год (15 июля) - разгром шведов А.Невским.

1241 год - «Ледовое побоище», А.Невский.

1227 год - смерть Чингизхана.

1243 год - возникновение Золотой орды.

1244 год - Иерусалим окончательно захвачен мусульманами - против которых и были объявлены Крестовые походы. Папа Урбан II призвал рыцарей взяться за оружие, чтобы защитить Христа от неверных «сыновей Агари». Согласно Библии Агарь, служанка Сары, от которой у Авраама был сын Измаил, была египтянкой. И, несмотря на то, что как написано в книгах, что папа и рыцари решили вопрос о крестовом походе в минуту энтузиазма, не обдумав его заранее - астрологическая карта события высвечивает все те же звезды или, вернее, звезды высвечивают уже известные проблемы.

Цикл 1599 год.

1572 год - Варфоломеевская ночь - католики учинили расправу над гугенотами.

1582 год- принятие Григорианского календаря (новый стиль). Очевидно - одно из основных событий, т.к. это вторая реформа (1-ая была в 45 году д.н.э.) древнеегипетского календаря, циклы которого и происходящие в это время события и рассматривается в этой работе.

1584 год (18 марта) - смерть Иоанна Грозного.

1613 год - Земский собор избрание Михаила Романова царем - начало династии Романовых. Смутное время. Лжедмитрии I и II.

1589 год - учреждение Московского патриархата. 1591 год – Иов первый патриарх Руси.

1579 год - основан орден Базилиан. Орден Капуцинов обрел самостоятельность в 1619-ом году.
Монашеский орден Иезуитов (Общество Иисуса) основан в середине XVI века; один из главных мыслителей его: Балтасар Грасиани-Мораллес - родился в 1601 году.

1593год - отречение Генриха IV от протестанства.

1596 год - Брестская уния.

1600 год 17 февраля - в Риме на площади Цветов сожжен на костре Джордано Бруно, человек верящий в гармонию и красоту вселенной и в «бесконечность» обитаемых миров.

А по циклу Нероса достаточно вспомнить 1100 год -создание орденов и 1700 год восхождение Петра Первого. Или 1380 год - Куликовская битва и 1980 - начало перестройки.


автор: "пилигрим."
Дата: 9.10.2012 14:27
Тема: Глава пятая. Кастовая война.Ответить
Глава пятая. Кастовая война.

Напомним, борьба противоположностей абсолютна.
«Борьба противоположностей дает внутренний импульс к развитию, ведет к нарастанию противоречий, разрешающихся на известном этапе путем исчезновения старого и возникновения нового».
Однако при всем при этом старое уходит не то, чтобы по-английски, молча, оно уходит с кровью и огнем. По мере смены парадигмы, смены сознания и, вследствие этого, смены экономической модели общества, происходит и социальная ломка всей системы. Касты, до этого момента играющие ведущую роль, вынуждены отходить в тень, уступая место под солнцем новым, нарождающимся любителям власти.
Межкастовая борьба была постоянной и неутихающей на всем протяжении существования мира. Это и Соляные войны, и Соляные бунты, и венгерское восстание племенных воинских кругов против посадки на землю. Восстания касты жрецов известные нам под именами восстаний волхвов или альбигойских войн. Однако в основном борьба была между кастами молящихся, воюющих и кормящих. Кастами составляющими основы общества и претендующими на власть. Краткие, хотя и кровавые, мятежи земледельцев и ремесленников, типа Жакерии или восстания Уота Тайлера были эпизодами в этой череде кастовых войн гигантов.
На рубеже, отмеченном нами как перелом, произошло из ряда вон выходящее событие. В извечную борьбу двух каст, всегда делящих власть, то есть духовенства и воинов, вмешалась третья сила. Эту силу мы уже называли. Это каста кормильцев. Она была всегда, но никогда не претендовала на свою долю власти в управлении всем миром. Люди в короне все эти годы довольствовались ролью управленцев на местах, наместников, без притязаний на кресло во главе стола. Но в момент выстраивания новой идеологии, эта третья сила окрепла настолько и воспитала такой собственный силовой ресурс, что отважилась требовать свое место у руля. Заметим, что главным побудительным фактором такой позиции было не накопление силового ресурса и даже не упрочившееся положение городов - основной питательной среды этой третьей силы. Главным обстоятельством, позволившим преодолеть многовековое табу на их участие во властных структурах мирового масштаба, было ослабление идеологии, смена базовых принципов веры. В период безверия легко отбросить любые запреты, считавшиеся незыблемыми до этого.
Сейчас много и яростно спорят о том, где была Куликовская битва. Для нас, совершенно безразлично место ее проведения. Да хоть остров Занзибар. Это совершенно не влияет на основное. Суть в том, почему противостояние Орды и Донского обострилось до такой степени, что разрешиться могло только силой оружия? Второй же вопрос, какой результат был получен после победы? То есть, мы с вами должны понять суть конфликта и выявить его конечный результат.
Задаем первый вопрос. Против кого боролся Дмитрий Иванович, Великий князь Владимирский на поле Куликовом?
Казалось бы, ответ общеизвестен: против Золотой Орды! Вот привычная трактовка Мамаева побоища из Большой Советской Энциклопедии: «...На Куликовом поле был нанесен сильный удар по господству Золотой Орды, ускоривший ее последующий распад». (Том 13. Стр. 587).
Но в этой же энциклопедии, в статье, посвященной Золотой Орде (Том 9. Стр. 561-562), констатируется иное. Именно после разгрома Мамая в Орде на пятнадцать лет «прекратились смуты», усилилась «центральная власть»; что же касается «распада» Золотой Орды, то это событие относится уже к следующему, XV веку. Ах, извините, у статей разные авторы. Мы просто не заметили.
Совершенно ясно, что на поле Куликовом сошлись с одной стороны, представитель Орды, то есть воинских структур, подчеркиваю, воинских, а не военизированных. Различие в том, что воинские структуры - это в целом сама армия (Министерство обороны), а военизированные это то, что в форме, но к армии отношения не имеет (пожарные, железнодорожники, МЧС, налоговики, таможня и др.). Так вот, с одной стороны были представители воинской касты – Орды во главе с ханом. С другой стороны, был Великий князь Владимирский, представитель касты кормильцев, наместников, притом наместников в метрополии. На поле брани сошлись - люди на коне и люди в короне.
По действующему тогда законодательству наместник отвечал за сбор и отправку десятины во властные структуры. Десятую часть имущественный налог в виде дани и десятую часть подушный налог в виде рекрутов.
Историки находят подоплеку противостояния, в отказе выплатить такой налог Мамаю, не признанному Донским ханом Золотой Орды.
Так ли это?


автор: "пилигрим."
Дата: 10.10.2012 05:46
Тема: Отступление. Орда и князья.Ответить
Отступление. Орда и князья.

Вот попались в руки жития православных святых. Повторяю СВЯТЫХ. И хочется еще раз вернуться к отношениям ОРДЫ (татаро-монгольского ИГА) и православных КНЯЗЕЙ. Показать полную несостоятельность исторической точки зрения на противостояние по религиозному признаку. И полную несостоятельность по признаку рабов и господ.
Читаем. «В те времена, когда над русской землей тяготело татарское иго, был обычай, чтобы русские князья ездили в Орду к хану, для утверждения в княжеском достоинстве. Среди прочих князей отправился туда и ярославский князь Феодор со многими дарами для хана и для его супруги [3]. В Орде он был принят весьма благосклонно и служил при дворе хана в качестве любимца, весьма уважаемого. Мужественная красота и ум его так пленили жену хана, что она пожелала выдать за него свою дочь. Но он сказал ей, что у него есть жена в Ярославле, и не склонился на ее увещания. Испросив себе от хана утверждение на княжение в Ярославле и получив такое, благоверный князь Феодор уехал из Орды домой. Когда прибыл он к Ярославлю, то узнал, что супруга его скончалась. Он хотел войти в город, где в то время жили сын его Михаил и теща. Однако бояре и теща не пустили его, сказав: "у нас не в обычае, — говорили они, — принимать к себе в князья приходящего из чужой земли; довольно для нас иметь своим князем наследника Феодора, Михаила". Святой Феодор снова отправился в Орду и просил хана, чтобы он дал ему опять Ярославское княжество. Хан послал ярославцам строгое повеление принять своего князя, но те не повиновались такому повелению и упорно отказывались принять к себе Феодора. В то время, как святой князь пребывал в Орде, в гостях у хана, жена хана опять начала предлагать своему мужу выдать их дочь за Феодора».
Значит, приехал раб умолять господина дать ему ярлык на правление в уделе. А те его решили женить на дочке. Упрямый раб отринул их милость и ему голову с плеч не снесли, а дали повторно удел и повторно дочь предложили. Продолжим чтение.
«Хан долго не соглашался, говоря, что не подобает давать дочь ханскую в супружество даннику, притом еще иноверному. Но через некоторое время хан дал согласие на крещение дочери и ее брак с Феодором. Во святом крещении ханскую дочь назвали Анной. После этого брака хан еще более полюбил святого Феодора. Часто сажал он его с собой за стол свой, возлагал ежедневно ханский венец на его голову, одевал его в свою порфиру, устроил ему прекрасный дворец и окружил его славой и богатством [4]. Но среди всего этого великолепия сердце блаженного князя не возгордилось, и слава мира этого не отвлекла его от любви Христовой, и он все более и более преуспевал в исполнении заповедей Господних. Пока он еще жил в Орде, у него родился сын, который назван был во святом крещении Давидом. Затем родился у него второй сын, нареченный в святом крещении Константином».
Ну, упросил он раба. Даже дочь крестил. Выдал ее замуж за неверного и покорного. А за это тому почести, и возложение ханского венца (это что ж такое???? Ханский венец????) на главу, и награждение дворцом. Продолжим, дабы понять отношения рабов и господ.
«Вскоре после того прибыли к нему вестники из России с известием, что сын его Михаил умер в Ярославле. Тогда князь Феодор стал просить хана отпустить его на русскую землю вместе с княгиней и с детьми их. Хан отпустил его с великой честью, возложив на него венец и почтив его великим княжением Ярославским. Святой князь прибыл в Ярославль с большим почетом. С ним прибыло и много татарских вельмож от двора хана, которых он, по некотором времени, с честью отпустил в Орду».
Это вам не Анатолий Тимофеевич Фоменко. Не сказки про Змея Горыныча. Это православные жития.
Для понимания немного отступления на тему неверных, чтобы упредить плач по бедным князьям – христианам, ездящими на поклон к безбожным мусульманам, и за это ставшими святыми. Немного фактов.
Первое и основное. Большинство русских князей было по вероисповеданию язычниками, в современном понимании, различного толка. Притом повсеместно и в Белой Руси и в Черной Руси и во всех остальных уделах.
Второе. До 1307 года все ханы Орды по официальным летописям были христианами. Первым в Орде принял мусульманство Иль-хан Олджайт. И то это было в Персии. Все те кто не был христианином были по вероисповеданию язычниками, в современном понимании, различного толка.
Таким образом, и в уделах на Руси, в Большой и Малой Скифиях и в Орде была ВЕРОТЕРПИМОСТЬ и МНОГОБОЖИЕ,
В 1313 году Ислам стал официальной религией Золотой Орды. Узбек - хан исповедовал ислам и за два года провел исламизацию правящей верхушки страны. И даже после исламизации, кроме верхушки основная масса осталась христианами и язычниками.
Однако, вот слова из ярлыка Узбека : "Все чины православной церкви и все монахи подлежат лишь суду православного митрополита, а не чиновников Орды и не княжескому суду. Тот, кто ограбит духовное лицо, должен заплатить втрое. Кто осмелится издеваться над православной верой или оскорблять церковь, монастырь, часовню – тот подлежит смерти без различия, русский он или монгол. Да чувствует себя русское духовенство свободными слугами Бога!"
В 1314 году в Крыму в городе Солхате была выстроена ПЕРВАЯ мечеть в знак того, что Золотая Орда клянется в верности пророку. Заметьте не в Сарае и не Каракоруме, а в Крыму.
До 1314 года Орда и все уделы Руси были братья по вере.
Так что там с взаимоотношениями князей удельных и Орды?
Вот выписки из Ростовской летописи. (В скобках даты современной хронологии)
Под 6484(1276) годом встречаем явно ростовское известие о смерти великого князя Василия Ярославича и «съезде великом» в Орде, приуроченном к его похоронам;
под 6485(1277) годом – известия об отъезде ростовского князя Бориса Васильковича с сыновьями Дмитрием и Константином, его брата белозерского князя Глеба Васильковича с сыном Михаилом и других князей в Орду;
Под тем же годом - о болезни, смерти и похоронах Бориса; об участии Глеба с другими князьями в удачном походе хана Менгу-Темира на ясов;
под 6486(1278) годом – известия о торжественном возвращении Глеба с сыном и племянником в Ростов; о свадьбе сына Глеба Михаила; об отправлении Михаила отцом в Орду на новую «воину»; о смерти Глеба на ростовском княжении, а также пространный некролог, посвященный почившему;
под 6787(1279) годом – известие, что новый ростовский князь Дмитрий Борисович «съ грехомъ и неправдою» отнял у Михаила Глебовича его волости и его жалобе в Орду.
Большая часть названных известий содержит точные даты.
К этому княжескому по тематике блоку известий под 6788(1280) год подробный (и, возможно, неростовский по происхождению) рассказ о наказании епископа Игнатия митрополитом Кириллом II за незаконное перезахоронение останков Глеба в 1279 году.
И так далее. Не будем продолжать. Просто обратите внимание, князья ездят в Орду на войну как на работу.
Рассмотрим еще один источник. Это родословная Строгановых русских купцов и промышленников, крупных землевладельцев и государственных деятелей 16 — начала 20 вв., С XVIII века — баронов и графов Российской империи. Которые, по словам наших историков, выходцы из разбогатевших поморских крестьян
«С фамилией Строгановых связана одна легенда. Первый упоминавшийся в их родословной Спиридон, бывший сыном одного ханского князя, вопреки воле родителя принял христианство. Родитель, соответственно, разгневался и, опять-таки согласно легенде, послал на Москву многотысячную рать. В ответ Москва тоже послала немалое войско во главе со Спиридоном. Русские потерпели поражение, а Спиридон попал в плен и подвергся пытке. Его подвязали к столбу и железными когтями сдирали кожу. Тело превращалось в кровавое месиво, и человек умирал от потери крови. Эта пытка называлась строгание. Спиридон был строган, и его сын Кузьма так и прозывался – Кузьма Строганый. Уже впоследствии прозвище превратилось в фамилию Строганов. (Это рассказ Николая Витзена, заимствованный у голландского географа Исаака Массы)».
Н.М.Карамзин любимый историк России екатерининских времен, на основании доказательств, привезенных графом Волеговым, заявлял, что Строгановы - выходцы из Великого Новгорода, из числа богатых тамошних граждан, и что родоначальником их был Спиридон, живший во времена Димитрия Донского.
Но одно другого не исключает. Спиридон мог служить в Орде, подвергнуться пытке, а после как ветеран осесть в Новгороде и начать торговлю или ремесло. Или заниматься, как баскак сбором оброка. Так и поступали многие ветераны.
Внук Спиридона, Лука Кузьмич, упоминается в актах как владетель нескольких оброчных статей в Двинской земле. Ему же приписывается выкуп из татарского плена Великого князя Московского Василия Васильевича Темного (около 1445 г.).
Еще один источник. Родословная и геральдика трех знатнейших родов российских
Герб города Костромы, всемирно известной своим Ипатьевским монастырем, менялся при Романовых несколько раз. Не один раз изменялась и геральдика города Бежецкий Верх, центра пятины Новгородского удела. Обращает на себя внимание тот факт, что при императоре Александре II, приглашенный им Барон Бернгард Карл - мастер в области городской геральдики и еврей по происхождению, заменил единый куст малины на гербе Бежецкого Верха, образно, тремя кустами, поместив в серебряном поле герба «три ветки малины в столб». Этот герб Бежецкого Верха, земли, в окрестности которого принадлежали, в том числе, потомку Мурзы Чета - Михаилу Сабурову и были вложены им в Симонов монастырь на поминание рода, не был утвержден. Однако эскиз герба известен тем, кто занимается историей городских гербов. Дело в том, что «три куста малины в столб» напоминали всем три ветки потомков Чета, которые сохранились в веках под именами: Годун, Велья и Сабур.
Мурзу Чета - основателя Ипатьевского монастыря, до крещения, именовали Атун Анданович. Имя его в крещении было Борис. А Захария, о чем говорят историки - это нечто типа Мастера. Появился в русских землях Чет-Захария (Борис) именно в 14 веке. В 1330 году он заложил монастырь.
Само его имя Атун - восходит к монгольскому odon «звезда» и,одновременно, представляет собой русскую адаптацию тюркского ajdyn - ajdun «свет», «блеск», «сияние». То есть попросту Просвещенный. Чет-мурза
Итак, Чет-мурза — выходец, из Золотой Орды. Летописец относит прибытие его в Россию к 1330 г. — "в лето 6838 прииде из Орды князь Чет, а во св. крещении Захария" — и передает следующие подробности. «В Москве был милостиво принят и обласкан великим князем Иоанном I Даниловичем Калитой, крестился с сыном, приняв имя Захарии, а сына нарекши Александром, и навсегда остался в России». (Карамзин, "История Государства Российского", т. IV, СПб., 1819 г., стр. 242, прим. 324, 574).
Он является родоначальником целой группы дворянских родов, сыгравших впоследствии громадную роль в исторических судьбах России. «Его нисходящие по прямой линии: внук — Дмитрий Александрович Зерно, правнуки — Иван и Константин Димитриевичи Шея, праправнуки — Федор Иванович Сабур, Иван Иванович Годун и Вельямин Андреевич, сын Андрея Константиновича, по прозвищу "Глаз" — вот непосредственные, ближайшие родоначальники Зерновых, Шеиных, Сабуровых, Пешковых (они же одно время писались Сабуровыми-Пешковыми), Годуновых и Вельяминовых». (Кн. Долгорукий, "Российская родословная книга", т. IV, СПб., 1857 г., стр. 76—77, 19).
Я думаю, мы смогли показать, что отношения между ханами Орды и князьями в уделах были родственными. И что князья, попадая на воинскую службу, брали воинское прозвище, в миру оставаясь со своим именем. И наоборот. Это были ветки одной семьи, но разных профессиональных каст.

Пойдем далее.
До 1374 года Мамай не проявлял враждебности: в отношении Великого князя Владимирского, напротив, по собственному почину, например, посылал Дмитрию Ивановичу «ярлык на великое княжение», хотя полагалось, чтобы князья сами обращались с просьбой об этом ярлыке. Известно также, что в 1371 году, Дмитрий Иванович навестил Мамая и «многы дары и великы посулы подавал Мамаю». Дружил, значит, князь с воинством. Но под 1374 годом летопись сообщает о бесповоротном «розмирии» Дмитрия Ивановича с Мамаем, которое, по мнению историков, в конечном счете, и привело к Куликовской битве.
В «Сказании о Мамаевом побоище» изложена программа собравшегося в поход на Москву Мамая - программа, которую у нас нет никаких оснований считать произвольным вымыслом автора «Сказания», хотя нет никаких оснований и не считать вымыслом, потому как Сказание сие является юбилейным изданием к 300-летию данной битвы и написано выигравшей ее стороной. Однако историки относят данный документ к бесспорным источникам.
Прочитаем: «Мамай... нача глаголати ко своим упатом и князем и уланом «Аз тако не хощю творити, како Батый; како изждену князи и которые породы красны довлеют нам, и ту(т) сядем, тихо и безмятежно поживем...» И многи Орды присовокупив к себе и рати ины понаимова. Бесермены и Армены, Фрязы, Черкасы, Ясы и Буртасы... И поиде на Русь... и заповеда улусом своим: "Ни един вас не пашите хлеба, да будете готовы на Русские хлебы...».
Слова эти трактуются в научных кругах так, что Мамай намеревался не просто подчинить себе Русь, а непосредственно поселиться со своим окружением в ее лучших городах.
Ордынские правители никогда не стремились жить в городах. Тот, кто стремился – тот жил. Достаточно вспомнить Казань, Звенигород, Касимов, города ханские и их царевичей, уж не говоря о многих других городах, где жили ордынцы. Столь же несовместимы с порядками 3олотой Орды, да и любой другой Орды наемные войска, на которых, как нам постоянно говорят знатоки, возлагал большие или даже основные свои надежды Мамай. Словом, Мамаева Орда была принципиально другим структурным подразделением, нежели любая известная нам Орда, и ставила перед собой иные цели.
Поход Мамая на Москву истолковывается обычно только, как средство заставить Русь платить ему дань в том же объеме, в каком ее получала Золотая Орда при «благополучных» ханах. Так, автор ряда сочинений о Куликовской битве В. В. Каргалов утверждает: «По свидетельству летописца, послы Мамая «просили дань, как при хане Узбеке и сыне его Джанибеке»... Требование Мамая было явно неприемлемым, и Дмитрий Иванович ответил отказом. Послы, «глаголяху гордо», угрожали войной, потому что Мамай уже стоит «в поле за Доном со многою силою». Но Дмитрий Иванович проявил твердость».
Объективность работы «специалистов» видна на этом примере. Каргалов, подобно многим другим историкам, сумел попросту «не заметить», что на той же самой странице цитируемого им источника сообщено как раз об уплате Мамаю требуемой им дани!
Поначалу Дмитрий Иванович, в самом деле, не хотел ее платить, поскольку знал, что такой ордынский выход платится только в случае войны, а Мамай не имел статус походного хана, а посему и не имел права на ту дань, какую он требовал. Однако затем, посоветовавшись с митрополитом, который сказал, что Мамай «за наша согрешениа идет пленити землю нашу» и «вам подобает, православным князем, тех нечестивых дарми утоляти четверицею...», Дмитрий Иванович «злата и сребра много отпусти, Мамаю». Решение странное. Почему четверицу, то есть не десятину, а вчетверо больше? Почему все-таки заплатил после отказа? И много других почему, если не предполагать, что он просто тянул время до сбора войск.
Однако сразу же после уплаты требуемой дани снова пришли «вести, яко Мамай неотложно хощет итти на великого князя Дмитриа Ивановича». И тут не очень понятно. Дань уплачена – конфликт исчерпан. Значит и здесь вопрос не в дани.
Один тянет время. То, не давая дань, то давая. Другой наоборот гонит время, не взирая на уплату. Идет нарастание конфликта до полного обострения.
Для понимания истинного смысла и значения Куликовской битвы необходимо, прежде всего, более или менее конкретное представление об участниках этого сражения или точнее об участниках этого противостояния. Потому как за каждым из них угадывается тень своей касты. Это было не локальное сражение, это была битва титанов, в результате которой делились места на Олимпе. Нам важно сформировать свое мнение о «своеобразии» Мамаевой Орды, которую, как уже говорилось, совершенно безосновательно отождествляют с Золотой Ордой (или же говорят об Орде «вообще») и о «странностях» княжения юного Дмитрия Ивановича.

Начнем с того, что Мамаева Орда занимала совсем иное геополитическое положение, в отличие оттого, что нам представляют в школьных учебниках и исторических трудах. Ее центром, ее базой, ко времени конфликта, являлся Крым, отделенный от золотоордынского центра в Поволжье тысячекилометровым пространством. Таким образом, к той самой Золотой Орде она имела весьма косвенное отношение, если не считать попытки утвердится в качестве главного (столичного) хана, предпринимаемое Мамаем с завидной постоянностью. Но мы с вами расследуем не историю Мамая и не факт Куликовской битвы, а ее причины и последствия. Деятельность самого этого ордынского сановника вызывает у современных исследователей некоторую двойственность оценок.

автор: "пилигрим."
Дата: 10.10.2012 12:36
Тема: Портрет третий. Мамай и Крым.Ответить
Портрет третий. Мамай и Крым.
«С одной стороны, Мамай представляется в роли крупнейшего сепаратиста данного периода, выдвигавшего собственных претендентов на ханский престол и проводившего активную завоевательную политику. С другой стороны, Мамай определяется как узурпатор, лишенный реальной социальной опоры и вынужденный прибегать к услугам временных внешних союзников (русских, литовских, итальянских и др.). Следует также отметить, что в историографии деятельность Мамая характеризуется, как правило, во внешнеполитическом аспекте и, прежде всего, — в контексте взаимоотношений с русскими княжествами». (Варваровский Ю.Е. Мамаева Орда по данным письменных источников и нумизматики).
Письменные источники практически не содержат каких-либо сведений биографического характера, позволяющих уточнить происхождение этого сановника.
Пожалуй, наиболее ранние известия о Мамае относятся ко времени правления хана Бердибека (1357-1359). Согласно сообщению арабского автора Ибн Хальдуна, Мамай уже в это время находился в числе придворных эмиров, «управлял всеми делами», являлся удельным держателем города и области Крым, и, состоял в родственных отношениях с верховным правителем Орды.
К нашему счастью в исторических хранилищах других народов сохранились еще источники по интересующему нас вопросу. В 1950 году в Ереване были изданы «Памятные записи армянских рукописей XIV века». Среди них иногда мелькают крупицы интересующих нас сведений.
«...написана сия роспись в городе Крым ... в 1365 году, 23 августа, во время многочисленных волнений, потому что со всей страны - от Керчи до Сарукермана собрали людей и скот, и находится Мамай в Карасу с бесчисленными татарами, и город в страхе и ужасе». Итак, Мамай за пятнадцать лет до битвы базируется в Крыму. Что там дальше? «завершена сия рукопись в 1371 году во время владычества Мамая в области Крым...»; «...написана сия рукопись в 1377 году в городе Крыме во время владычества Мамая - князя князей...». Заметьте он там все время развития конфликта. И во время отказа в уплате дани и во время ее последующей уплаты. При этом именуется князем князей, там, в Крыму, ибо летописи крымские.
Это он, когда дань на севере собирает – хан, когда по мобилизации приезжает в Сарай-Берке. Я намеренно написал по «мобилизации», мог бы написать «на лагерные сборы». А то сразу вспоминается рассказ о том, как «выдающийся военачальник и политик Мамай захватывал столицу Золотой Орды четыре или даже пять раз, но все-таки вынужден был покидать ее. Причину этого уяснить ученые не в силах, а сообщение летописей свет на это не проливает».
Да не захватывал он Сарай-Берке, и не менялось там двадцать пять ханов за короткий всего в 23 года, период «заката» Золотой Орды. Просто свои функции сборщиков положенной десятины они, то есть ханы, выполняли в ротационном режиме, и Мамаю за это время их пришлось выполнять пять раз. В этом и весь секрет. Вот и был он, пять раз ханом в столице, а дома в Крыму был, как и все князем.
"Эней был парубок бедовый,
И хлопец хоть куда - казак!"
Так писал И.П. Котляревский в своем переводе "Энеиды". И продолжал
Хоть были крови не троянской,
Иной какой-то басурманской,
Но знали службу казаки.
Молодцеваты, крепки, ловки,
Пошли к Энею по вербовке.

Вот и Мамай из тех же, что по вербовке. Пришелв Орду стал ханом, вернулся в Крым -князем.

Повторим, в период с 1365 по 1377 год Мамай, согласно этим, сделанным тогда же, армянским записям, был властителем Крыма, притом есть все основания полагать, что его владычество началось здесь значительно раньше, а завершилось только в конце 1380 года.
Теперь настала пора вспомнить о роли генуэзцев в Крыму. О том, что генуэзцы прочно утвердились в Крыму в средневековье, знают все и каждый. Кто забыл, извольте полюбоваться на остатки их крепостей в Феодосии, Судаке или Балаклаве, мощь которых ясно видна и теперь, в наши дни. Вспомнили? И историки об этом знают, но их мирное сосуществование с «неверными», и в частности, с Мамаем не объясняют. Чрезвычайно редки случаи, когда понимание отдельных сторон проблемы, так сказать, вписано в общую картину мировой истории. А если и вписано, то как?
«Западная цивилизация последовательно продвигалась на восток к линии Эльбы, затем - Одера и, далее, Двины и к концу XIV века континентальные европейские варвары, противостоявшие... развитым цивилизациям, исчезли с лица земли.… В результате западное и православное христианство... оказались в прямом соприкосновении по всей континентальной линии от Адриатического моря до Северного Ледовитого океана». (Из трактата Арнольда Тойнби «Постижение истории»).
Вот так! «континентальные европейские варвары…исчезли с лица земли». Это о ком? Неизвестно. Просто о варварах.
А пока о генуэзцах, армянах и других противниках «неверных» татар спокойно живущих под их игом. Именно так. Кроме генуэзцев там живут в это время армяне, как нам сообщают те же летописи - христиане.
«Миссионеры и латинские епископы в Кафе нередко прибегали и к насилию... даже к подкупу отдельных служителей Армянской Церкви... Армяне в знак пассивной борьбы уходили из Кафы к своим соотечественникам в другие части Крыма: Вероятно, это вызвало необходимость основания в тот период - в 1358 году - недалеко от Старого Крыма знаменитого армянского, монастыря Сурб-Хач (Святой Крест)». (В.А.Микаелян).
Следует отметить, что ко времени указанных событий взаимоотношения жителей Кафы и других генуэзских городов с Мамаем были достаточно напряженными. Письменные источники этого времени представляют краткие сообщения об имевшем место военном конфликте между Мамаем и генуэзскими колонистами Крыма.
«Последние летом 1365 года захватили у «гордых и сварливых греков» город Солдайю (Судак) с прилегающей сельскохозяйственной округой» (Мурзакевич 1837. История генуэзских поселений в Крыму. Одесса), однако «впоследствии им пришлось уступить Солдайю и 18 мелких поселений «сеньору Мамаю». (Desimoni C. 1887. Trattato dei Genovesi col Chan dei Tartari nel 1380-1381 scritto in lingua volgare // Archivio storico italiano fondata da G.P.Vieusseux. 4-a ser. T. XX. Firenze). Датировка этого похода Мамая затруднительна, поскольку указанные события не имели строгой хронологической последовательности (к моменту переподчинения Солдайи Мамаю генуэзцы успели учредить здесь католическую епархию).
Это та самая знаменитая наемная генуэзская пехота Мамая, это его Фрязи и Армене. Опять возникают вопросы. Что, эти самые Фрязи были только у Мамая? И вообще, кто такие эти легендарные фрязи и генуэзцы?

автор: "пилигрим."
Дата: 10.10.2012 14:11
Тема: Отступление. Фрязи и генуэзцы.Ответить
Отступление. Фрязи и генуэзцы.
У маститого академика М.Н.Тихомирова, основы и опоры нашей исторической науки за все время ее становления с 1917 года, в свое время прозвучала такая версия: «...Итальянцы (в русских источниках – «фряги») появляются в Москве и на севере Руси уже в первой половине XIV века, как показывает грамота Дмитрия Донского. Великий князь ссылается на старый порядок, «пошлину», существовавшую еще при его деде Иване Калите, следовательно, до 1340 года. Великий князь жалует «Печорою» некоего Андрея Фрязина и его дядю Матвея. Обоих «Фрязинов» привлекли на далекий север, в Печору, вероятно, поиски дорогих и ходовых товаров средневековья; пушнины, моржовых клыков и ловчих птиц».
Значит, авторитет нашей исторической науки подтверждает, что в поисках «пушнины, моржовых клыков и ловчих птиц» легендарные фрязи или фряги или генуэзцы были не только в Крыму.
Что там еще у авторитета?
«Отдельные купцы, покупавшие у великого князя за большую плату «лицензии», разумеется, не представляли для Руси никакой опасности. Но появление их даже на далеком Русском Севере свидетельствует о стратегической «устремленности» крымских «фрягов».
Ага, это значит на далеком севере те же самые «фряги» что и у Мамая? Тем более становится интересно узнать кто они и что это у них за устремления, да еще и стратегические и не куда-нибудь в Киев - мать русских городов или в торговый Новгород, а на север Руси. Еще одно замечание. Почему это упомянутые отдельные купцы покупают «лицензии» не у хана Мамая, который у них под боком, да еще и глава Золотой Орды, а у подвластного ему великого князя? И какое отношение великий князь Владимирский имеет отношение к северу Руси, а тем более к Печоре? Вопросы, вопросы, вопросы.
А вот по поводу крымских наместников определенные данные свидетельствуют о достаточно широких их полномочиях, в том числе и в данной области. В их распоряжении находятся значительные воинские контингенты, они принимают посольства из других стран, от их имени заключаются международные соглашения, они проводят самостоятельную политику в коммерческих отношениях с иноземными представителями.
Примеры?
Пожалуйста. Крымский наместник Туглук-Тимур предлагает венецианцам основать колонию в Боспоре («Vosporo» итальянских источников, современная Керчь) на условии взимания трехпроцентной пошлины от стоимости реализованных товаров. (Heyd W. 1984. Geschichte des Levantehandels im Mittelalter. Bd. II. Hildesheim — Zьrich — New York.).
Позже, в 1356 году, Рамадан на тех же условиях предоставляет для венецианской торговли порт Прованто. (Mas Latrie 1848, Paris.).
Но все-таки, постараемся ответить хотя бы на один вопрос. Кто они фрязи?
Фрязи – это генуэзцы, так уверяют нас историки. Принимаем утверждение за правду. Признак презумпции невиновности. По поводу возражений можем отослать к книгам А.Т.Фоменко и Г. Н. Носовского, конкретно к главе «Глава 5. НАША РЕКОНСТРУКЦИЯ РУССКОЙ ИСТОРИИ ДО КУЛИКОВСКОЙ БИТВЫ».
Кто такие генуэзцы? Генуэзцы – купцы из Генуи. Кто такие купцы из Генуи? Стоп! Вот тут и загвоздка. Как известно, это итальянская народность, населяющая Лигурию, где собственно и расположен город Генуя. Такой провинции - Генуя на территории современной Италии не существует, как впрочем, ее и не существовало в средние века.
ИТАЛЬЯНЦЫ (самоназвание италиани), включают в себя группу народностей: венецианцы, лигурийцы, калабрийцы, ломбардцы, пьемонтцы, тосканцы, сицилийцы.
Средневековые источники до 15 века называют лигурийцев лигурийцами. «…Находился здесь и прибывший из Лигурии с двумя кораблями адмирал по имени Иоанн Джустиниани. …Лигурийцу Мануилу с 200 стрелков и пращников было поручено охранять участки Золотых Ворот». (Из «Большой Хроники» Георгия Фрадзи).
На каком основании сегодняшние историки лигурийцев упорно называют генуэзцами? Загадка.
Но ведь были генуэзцы, и был генуэзский флот, один из самых мощных в мире и были генуэзские колонии, в том числе и в Крыму. Как мы видим, хроники и документы средневековья четко разделяют лигурйцев и генуэзцев, даже в части флота.
Точно так же неуловимые генуэзцы разделяют Крым под властью Мамая (или любого другого князя) и Газарию, место, где стоят их крепости.
ГАЗАРИЯ Gazarla, Gatsaria. В XIII-XIV веках так назывался Крым и прилегающие к Крыму территории в низовьях Днестра, Днепра и в Западном Приазовье во всех официальных документах генуэзцев. Они так же присвоили наименование Ofiicium Gazariae ведомству, которое с 1314 года управляло их колониями в Северном Черноморье.
Термин Газария вошел также и в лексикон папской курии: в пределы кустодии Газарской францисканского викариата Татарии Аквилонской входили все земли дунайского, днестровского и днепровского понизовья и часть Приазовья к западу от Таны. Уж не та ли это неуловимая Хазария, о которой мы писали в «Средневековой империи евреев»?
Генуэзцы жили в Газарии на территории Крыма, Днестра, Днепра и в Западном Приазовье, продвигались на Север Руси на Печору и даже имели свой Устав, принятый в 1316 году в котором было записано:
«Не должны генуэзцы или те, которые считаются или называются генуэзцами, или пользуются либо привыкли пользоваться благами генуэзцев, ни покупать, ни продавать, ни приобретать, ни отчуждать, ни передавать кому-либо, ни лично, ни через третье лицо каких-либо товаров под страхом указанного выше штрафа... Никто из генуэзцев не смеет выгружать или приказывать выгружать или позволять выгружать с судов, над которыми они начальствуют или при которых они находятся, на какую-либо часть побережья от Солдайи до Кафы каких-либо вещей или товаров под страхом штрафа в 100 золотых перперов с каждого за каждый раз».
Напомню Устав – это Орден, таково название законодательного документа, которое впоследствии было перенесено на Братства монахов. Флаг генуэзцев – это красный крест на белом фоне, называемый «иерихонские трубы». Кто забыл, вспомнит легко, такой был на парусах Христофора Колумба, Васко де Гама и многих других, хотя они были не из Генуи. Свой Устав генуэзцы принимают в 1316 году, после разгрома Ордена Тамплиеров и сожжения в 1314 году на Жидовском острове последнего Великого Магистра храмовников Жака де Моле. Ведомство по их колониям Ofiicium Gazariae появляется впервые в том же 1314 году.
В прошлый раз мы высказывали гипотезу, что название Хазария ведет свое начало от глагола «хазар» - возвращение.
Наша версия. Генуэзцы – это, в первую очередь, флот тамплиеров, а во вторую - это их торговые комтурства. Такая же структура была у всех орденских структур, в том числе, у госпитальеров и тевтонов. После разгрома Ордена Храмовников во Франции, по всему миру они сохранили свое влияние и свои отделения. Торгово-морские их отделения в Газарии (Хазарии) и являются теми самыми неуловимыми Фрязями. Те же что осели на северных землях Руси, назывались так же. Итак, мы с вами почти разгадали загадку той самой тяжелой генуэзской пехоты, что вышла на поле Куликово, простояла всю битву на одном месте и пальцем не пошевелила, чтобы помочь Мамаю. Мы почти разгадали тайну тех, кто зарезал Мамая в Кафе, куда он вернулся после проигранного сражения Тохтамышу. Это были рыцари Храма. Знаменитые арбалетчики тамплиеров, легенды о которых рассыпаны по всем средневековым хроникам. Но разгадка одной тайны тянет за собой другую. Почему они пошли с Мамаем можно понять. Все-таки их города, замки, комтурства, были соседями с его владениями. А вот почему они самоустранились в битве?

Версия дальнейших событий после самой Куликовской битвы, представленная в русских летописях, сводится к сообщениям о подготовке Мамаем новых отрядов для организации очередного похода на владения князя Дмитрия и его союзников. Эти планы были сорваны вторжением с востока, армии Тохтамыша. Встреча двух противников на реке Калке завершилась переходом «Мамаевых князей» на сторону нового хана (Московский летописный свод 1949; Рогожский летописец 1965 и др.). Очередная неудача заставила ордынского сановника вновь возвратиться в Крым, где он надеялся получить помощь от генуэзцев. Характерно, что требование Мамая о предоставлении ему убежища в Каффе мотивировалось ссылкой на какие-то ранее достигнутые договоренности — «по докончанию и по опасу» (Сказания и повести о Куликовской битве 1982). Возможно, что здесь идет речь о выполнении условий договора, где генуэзцы обязывались быть «друзьями его друзей, врагами его врагов». (Desimoni C. 1887. Trattato dei Genovesi col Chan dei Tartari nel 1380-1381 scritto in lingua volgare // Archivio storico italiano fondata da G.P.Vieusseux. 4-a ser. T. XX. Firenze.). Однако, жители Каффы, оценив реальное соотношение сил, предпочли физическое устранение Мамая.
Но не будем забегать вперед. Решим первую задачу. Зачем вообще Мамай пошел на Русь? Главная загадка, в том, почему Русь только один раз за почти два с половиной столетия «монгольской эпохи», «тяжкого монгольского ига» вышла в широкое поле для смертельной, схватки.

«Во второй половине четырнадцатого века Московское княжество заняло доминирующее положение на Руси. Внук Ивана Калиты, московский князь Дмитрий Иванович стал настолько силен, что решил перестать платить дань Золотой Орде». (Статья В. Е. Рудакова из «Энциклопедического словаря Брокгауза и Ефрона», 1890 – 1907).
Все вроде бы известно и ясно. Московское княжество. Какое?
Вот что пишет известный советский историк А.А.Зимин. «Составляя в 1389 г. завещание, Дмитрий Донской писал в нем: «...благословляю сына своего Василия своею отчиною, великим княжением Владимирским».
Постойте, Дмитрий Донской - Владимирский князь, а не Московский. Нам возразят. Еще и Московский.
Тогда еще цитата. «Наконец, была еще проблема, которая волновала наследников Дмитрия Донского. Это - судьба выморочных владений. Старшему сыну, Василию, князь Дмитрий завещал Коломну, Юрию - Звенигород, Андрею - Можайск, Петру - Дмитров и Ивану, вскоре умершему, - Раменейце. Москва должна была находиться в нераздельном владении первых четырех сыновей. Кроме того, как бы в компенсацию за передачу Василию великого княжения Юрий получил «деда куплю» (Калиты) Галич, Андрей - «деда куплю» Белоозеро, Петр - «куплю» Калиты Углич». (А. А. Зимин. Завещание Дмитрия Донского ).
Посмотрим еще раз. «Москва должна была находиться в нераздельном владении первых четырех сыновей». Какое в таком случае княжество Московское?
О том, как Дмитрий Донской «перестал платить дань» Орде, мы уже писали выше. Мягко говоря, все написанное в энциклопедической статье не соответствует действительности.
Значит, была причина, по которой Великий князь Владимирский выступил против Орды, то есть против воинской касты. И была веская причина, чтобы Мамай, представитель воинской касты, несмотря на уплату даже повышенной дани, вывел войска против представителей власти на местах.
Попробуем понять сложившуюся ситуацию на данный момент в обоих противостоящих лагерях. Ключ к ларчику Дмитрия Донского мы найдем в составе его войск. Вообще эта битва двух «азиатских гигантов» по выражению отца русской истории Миллера стоит внимательного изучения. Были ли армии, участвовавшими в Куликовской битве азиатскими? К этому вопросу мы еще вернемся. Посмотрим, что собой представляло «русское» войско.
Но сначала о втором «азиатском гиганте».

автор: "пилигрим."
Дата: 11.10.2012 07:14
Тема: Портрет четвертый. Дмитрий Иванович – Великий князь Владимирский.Ответить
Портрет четвертый. Дмитрий Иванович – Великий князь Владимирский.
Начнем с изложения хрестоматийного из энциклопедии Кругосвет
«Дмитрий Иванович Донской (1350-1389) - великий князь московский (c 1359 года), владимирский (с 1362 года) и новгородский (с 1363 года), сын Ивана II Ивановича Красного и его второй жены княгини Александры Ивановны. Родился 12 октября 1350 года в Москве, принадлежал к 15 колену Рюриковичей. После смерти отца в 1359 году фактическим верховным правителем Московского княжества при малолетнем Дмитрии стал митрополит Алексий - человек недюжинного ума, обладавший сильным характером, умело пользовавшийся своим авторитетом для проведения в жизнь идеи главенства Москвы в Северо-Восточной Руси. Дмитрий советовался с ним, продолжая политику отца и деда (Ивана Калиты) по собиранию русских земель вокруг Москвы. Для этого ему пришлось вести длительную борьбу с князьями - соперниками (суздальско-нижегородским, рязанским и тверским) за великое княжение. Она началась в 1361 году, когда одиннадцатилетний Дмитрий вместе с митрополитом Алексием и московскими боярами поехал в Орду за ярлыком на великое княжение. В Орде им суждено было узнать, что хан Наврус уже передал ярлык суздальскому князю Дмитрию Константиновичу. Однако начавшаяся вскоре в Орде смута изменила ситуацию: хан Наврус был убит, а новые правители Орды - два хана, Мурат и Абдул (Мюрид) - выдали митрополиту Алексию второй ярлык на великое княжение, для его воспитанника и протеже Дмитрия. Воодушевленные этим успехом, московские бояре посадив на коней малолетних наследников московского престола - Дмитрия, его брата Ивана и двоюродного брата Владимира - "пошли войной" на Суздаль. После длительного противостояния войск двух княжеств Дмитрий Суздальский уступил, а Дмитрий Иванович получил право единолично считаться великим князем. В 1363 году Дмитрий "взял свою волю" и над князем Константином Ростовским. Наконец, в 1365 году он закрепил отношения с Суздалем женитьбой на суздальской княжне Евдокии Дмитриевне. Отец Евдокии при этом отказался от ярлыка на Владимир в пользу Москвы. Вскоре к Москве отошли и связанные с Суздалем нижегородские земли.
В 1366-1367 годах по распоряжению Дмитрия столица была укреплена первым на Руси белокаменным Кремлем. Если для ханских послов ворота его были гостеприимно раскрыты (Дмитрий предпочитал откупаться от них богатыми подарками), то для других соседей и князей-соперников Кремль стал мощной защитной крепостью. Когда в ноябре 1367 года на реке Тросне литовский князь Ольгерд, приходившийся зятем тверскому князю Михаилу Александровичу, разбил московские полки, Дмитрий Иванович произнес: "На великое княжение не пущу!". И действительно, наличие Кремля стало надежной защитой для московской столицы: в 1368 году попытка Михаила Тверского осадить Кремль и взять его провалилась.
В 1369 году Дмитрий уже сам пошел войной на Ольгерда и разгромил союзные ему Смоленское и Брянское княжества (война 1368-1375 годов Москвы с Тверью и Литвой). В ходе ее тверской князь несколько раз получал ярлык на великое княжение и объявлял себя "старшим" среди русских князей, но в конечном счете верх одержал все-таки Дмитрий. Успех молодого московского правителя объяснялся мудрой поддержкой митрополита Алексия, помогавшего своему воспитаннику в деле объединения под его "рукой" суздальскоих, нижегородских, серпуховских, городецких, белозерских, кашинских, стардубских, тарусских, новосильских, смоленских, ростовских, ярславских и новгородских ратей. В 1375 году Дмитрий разбил под Любутском литовское войско Ольгерда. Ордынская помощь Ольгерду вовремя не пришла, и Михаил Тверской, "видя изнеможение свое, понеже вся Русская земля возста на него", просил вместе со своим зятем Ольгердом у Дмитрия мира. Договором 1375 года между Тверью и Москвой тверской князь низводится до положения "младшего брата" великого князя московского и навсегда отказывался от притязаний на великое княжение и согласился на союз с Дмитрием против Золотой Орды.
В 1376 году Московское княжество утвердило свое влияние в Волжско-Камской Болгарии, начало переговоры с Великим Новгородом об урегулировании торговой деятельности. В результате этих переговоров Москва открыла свободный пропуск новгородских товаров в своей земле, заручившись согласием новгородцев в случае нового конфликта с Тверью стоять на стороне Москвы. В том же году в спорах о границах Московского и Рязанского княжеств Дмитрий вновь вышел победителем, разгромив под Скорнищевом рязанского князя Олега Ивановича.
В 1377 году на Суздальское княжество, где правил тесть Дмитрия, напал ордынский царевич Араб-Шах (Арапша). Спасая родственника, Дмитрий направил туда московское войско и тем самым первым из русских князей начал открытую борьбу с ордынцами. Однако первое столкновение с ними оказалось неудачным для русских: по преданию, ордынцы разбили упившихся русских воинов, не ожидавших нападения врага, и река, на которой они расположились лагерем, получила поэтому название "река Пьяни". Вслед за тем татары опустошили нижегородские и рязанские земли, а царевич Арапша провозгласил себя ханом Золотой Орды.
В 1378 году Дмитрий, лично командовавший отрядом воинов, разбил на реке Воже большой отряд ордынцев под водительством татарского мурзы Бегича. Это была первая военная победа русского оружия над ордынцами, в ней также прославились воеводы Даниил Пронский и Тимофей Вельяминов.
Испугавшись усиления московского правителя, ордынский тёмник (командовавший "тьмою" - 10 тысяч воинов) Мамай решил сломить возраставшую мощь Руси, усилить ее зависимость от Орды. Он собрал войско (100-150 тысяч), в которое, помимо монголо-татар, входили также отряды черкесов, осетин, армян, некоторых народов Поволжья, наемные отряды крымских генуэзцев, вступил в союз с литовским князем Ягайло и великим князем рязанским Олегом Ивановичем. Новое сражение с московским войском было назначено на конец лета. Получив известие об этом, Дмитрий объявил сбор всех полков в Москве и Коломне на 15 августа 1380 года.
8 сентября 1380 года в решающей для русских Куликовской битве, развернувшейся между реками Дон и Непрядва, московский князь Дмитрий Иванович разбил ордынское войско, за что и получил прозвище Донской. Два года после победы на Куликовом поле Москва не платила дани завоевателям, пока новый ордынский хан, Тохтамыш, пользуясь поддержкой рязанского князя Олега, указавшего обходные пути к Москве, не взял город в 1382 году. Дмитрий был извещен о наступлении Тохтамыша, но после Куликовской битвы Москва не смогла выставить крупного войска. Город весь сгорел, кроме каменного Кремля. Воспользовавшись ослаблением Москвы, тверской князь Михаил, "забыв" клятву, отправился в Орду за ярлыком на великое княжение. Но Дмитрий Донской, опередил его "покаянным посольством" к хану. В Орде он отдал в заложники своего старшего сына Василия, поклявшись исправно платить дань. Ярлык на великое княжение остался за Москвой, после чего Дмитрий пошел войной на Рязань и разорил ее "пуще татар". В 1385 году Дмитрий Донской и Олег Рязанский заключили мир.
В связи с возобновлением выплат дани ордынцам Дмитрий увеличил поборы с податного населения. Скудость казны заставила его обратить внимание на богатый Новгород и, найдя повод, начать в декабре 1386 года войну с ним. В начале января 1387 года московское войско подошло к Новгороду, но битвы не было. Новогородцы согласились выплатить единовременно большую сумму серебром и в дальнейшем платить особую подать ("черный бор") ежегодно в пользу Москвы.
За свое 30-летнее правление Дмитрий сумел стать признанным главой антиордынской политики в русских землях, собирателем русских земель ("всех князей русских привожаше под свою волю"). Представление о политическом единстве Руси стало при нем совпадать с идеей сильной великокняжеской московской власти. Территория Московского княжества расширилась при Дмитрии за счет территорий Галича Мерьского, Белоозера, Углича, а также костромских, чухломских, дмитровских, стародубских и северных коми-зырянских (где была основана пермская епископия) земель. Поддерживая дружеские связи с православной Византией, Дмитрий добивался признания независимости русской православной церкви от Константинополя.
В самой Москве, кроме белокаменного Кремля, были возведены монастыри-крепости (Симонов, Андроников), прикрывавшие подступы к центру города. Взамен старого, "служилого" принципа комплектации войска Дмитрий впервые в русской военной истории ввел новый (территориальный) принцип его формирования. Он оправдал себя в Куликовской битве. При Дмитрии в Москве была введена чеканка серебряной монеты - раньше, чем в других русских княжествах и землях. Культурную жизнь княжества времен Донского характеризует создание произведений, связанных с победой русского оружия (ставших позже основой "Сказания о Мамаевом побоище" и "Задонщины", прославлявших успехи русского оружия на Куликовом поле).
У Дмитрия Донского было 12 детей (8 сыновей, 4 дочери). В своей "Духовной" (завещании) он передал великое княжение старшему сыну Василию - без санкции Золотой Орды, уже как "свою отчину". Всем детям, в том числе сыновьям (Василию, Юрию, Андрею, Петру, Ивану и Константину) он завещал слушать во всем после его смерти мать, Евдокию Дмитриевну.
Умер 19 мая 1389 года, погребен в Москве в Архангельском соборе Кремля. Причислен к лику святых; день памяти - 19 мая (1 июня нового стиля). Житие рисует его идеализированно: крепок, высок, плечист, грузен ("чреват вельми и тяжек собою зело"). По словам составителя Жития, имел "дивный взгляд", был "совершен" умом. По свидетельству же современников, имел непростой характер: отвага в Дмитрии соседствовала с нерешительностью, храбрость с готовностью отступать и подчиняться, ум с бестактностью, прямодушие с коварством. Образованностью князь не отличался, но был славен благочестием, незлобивостью и целомудрием "духовным".
Имя Дмитрия Донского за несколько столетий стало символом русской воинской славы ("во всех странах славно имя его" - подчеркнул летописец). Образ его неоднократно вдохновлял живописцев (в частности, Корина, изобразившего князя на мозаике плафона станции "Комсомольская-кольцевая" Московского метрополитена, К. Васильева, П. Рашина и др.). В 2002 году учрежден Орден "За Служение Отечеству" в память святого великого князя Дмитрия Донского и преподобного игумена Сергия Радонежского».
Текст этот мы оставим на совести авторов, а сами займемся изучением данного персонажа.

Всем хороши князья так называемые московские. Однако Даниил Московский был посажен на княжение в Спасо-Преображенском соборе Переславля-Залеского и, притом, князем не Московским, а Переславским. Затем здесь же был рукоположен и возведен в сан Сергий Радонежский. А уж потом здесь же он же крестил Георгия сына Дмитрия Донского и Евдокии.
Это еще раз о князьях Московских.
И в том же самом Переславле-Залеском зимой 1374 года в состоялся княжеский съезд, на котором решался вопрос о дальнейшей тактике борьбы с Ордой. Это ровно тогда, когда Сергий Радонежский становится духовником Великих князей и закладывает Собор Спаса на Ильине в Новгороде. По летописным данным, в Переславском Съезде участвовали почти все влиятельные князья Северо-Восточной Руси. Именно на этом съезде был решен вопрос о создании княжеской коалиции, с легкой руки святителя Алексия Московского, получившей название «московской коалиции».
В августе 1375 года состоялся союзный поход "московской" коалиции русский князей на Тверь. Подошедшие было на помощь литовские отряды отошли, не решившись вступить в бой. Осажденный Михаил заключил мир, по условиям которого навсегда отказывался от притязаний на владимирское княжение и признавал себя «братом молодшим» великого князя Владимирского Дмитрия Ивановича.
В 1376 году состоялся поход "московского" войска на одну из территорий Орды – область волжских булгар. Полки вел воевода князь Дмитрий Михайлович Боброк-Волынский. В результате успешных действий местный правитель признал зависимость от Москвы.
А уже в 1378 году войска «московской коалиции» разбивают в пух и прах мурзу Бегича на реке Воже. А это войска Орды.
Заметьте, города Москвы как таковой еще нет, но есть "московская коалиция" и "московские войска". Но к этому мы еще вернемся.
А вот некоторые надписи на могильных плитах Московского Кремля, открытые для всеобщего обозрения.
Надпись на надгробии: "В лето 6897 мая в 19 преставися благоверный князь великий Дмитрей Иванович Донской". Архангельский собор.
Надпись на надгробии: "В лето 6918 августа в 12 преставис благоверный князь Владимир Андреевич Донской". Архангельский собор.
Вроде ясно Владимир Храбрый за участие в Куликовской битве получил тоже прозвище Донской. Его мать даже монастырь в Москве заложила Рождественский на Трубе в память о сыне Донском Володимире.
Надпись на надгробии: "В лето 6931 октября в 7 преставис благоверный князь Иван Владимирович Донского". Иван Владимирович, князь Серпуховской,
Надпись на надгробии: "В лето 6934 августа 16 преставис благоверный князь Афанасей Ярослав Владимира Донского". Афанасий-Ярослав, князь Малоярославецкий,
Надпись на надгробии: "Лето 6934 ноября в 5 преставис благоверный князь Андрей Владимирович Донского". Василий Владимирович, князь Перемышльский, Архангельский собор. Его могила ошибочно обозначена как могила князя Андрея Владимировича, погребённого в Троице-Сергиевом монастыре.
Надпись на надгробии: "В лето 6936 августа в 10 преставис благоверный князь Пётр Дмитриевич Донского". Пётр Дмитриевич, князь Дмитровский,
Надпись на надгробии: "В лето 6940 июля в 10 преставися благоверный князь Андрей Дмитреевич Донского". Андрей Дмитриевич, князь Можайский,
Для примера.
Юрий Васильевич, князь Дмитровский, сын великого князя Василия II Васильевича Тёмного. Архангельский собор. Надпись на надгробии: "В лето 6981 сентября в 12 преставись благоверный князь Георгий Василевич Дмитровской брат великого князя Ивана Василевича всея Руси".
Таким образом, князя Донские это не прозвище. Это титул.


автор: "пилигрим."
Дата: 11.10.2012 10:22
Тема: Отступление. Источники.Ответить
Отступление. Источники.
Прежде чем перейти к самой битве, надо ввести в курс читателя, откуда мы вообще знаем о ней. Какие источники нам о ней рассказывают.
Сведения о Куликовской битве содержатся в 4-х основных произведениях древнерусской письменности. Это "Краткая летописная повесть" и "Пространная летописная повесть" о Куликовской битве, "Задонщина" и "Сказание о Мамаевом побоище". Кроме того, краткий вторичного происхождения рассказ о ней содержит "Слово о житии и преставлении великого князя Дмитрия Ивановича", а рассказ о встрече перед битвой Дмитрия Донского с Сергием Радонежским и о посылке им на бой Пересвета и Осляби содержится в Житии Сергия Радонежского.
Краткие упоминания о Куликовской битве сохранились также у двух прусских хронистов, современников события: Иоганна Пошильге и Дитмара Любекского.
Привожу их в переводе с немецкого.
Хроника Иоганна Пошильге
«В том же году была большая война во многих странах: особенно так сражались русские с татарами у Синей Воды, и с обеих сторон было убито около 40 тысяч человек. Однако русские удержали [за собой] поле. И, когда они шли из боя, они столкнулись с литовцами, которые были позваны татарами туда на помощь, и убили русских очень много и взяли у них большую добычу, которую те взяли у татар».
Хроника Дитмара Любекского
«В то же время была там великая битва у Синей Воды между русскими и татарами, и тогда было побито народу с обеих сторон четыре сотни тысяч; тогда русские выиграли битву. Когда они хотели отправиться домой с большой добычей, то столкнулись с литовцами, которые были позваны на помощь татарами, и взяли у русских их добычу, и убили их много на поле».
Дитмар Любекский, монах-францисканец Торнского монастыря, довёл свою хронику на латинском языке до 1395 года. Затем его продолжатель до 1400 года перевёл её на нижненемецкий.
Иоганн Пошильге, чиновник из Помезании, живший в Ризенбурге, писал свою хронику также на латыни с 60-70-х годов XIV века до 1406 года. Затем его продолжатель до 1419 года перевёл её на верхненемецкий.
Сведения их о Куликовской битве восходят, очевидно, к сообщению, привезённому из Руси ганзейскими купцами на съезд в Любеке в 1381 году.
Они в сильно искажённом виде сохранились в "Вандалии" немецкого историка конца XV века А. Кранца.
Как видно из тестов это перепев одной информации, не известно, откуда взятой, и не известно о чем говорящей. Может быть, о битве на Воже.
КРАТКАЯ ЛЕТОПИСНАЯ ПОВЕСТЬ
Создана в самом начале XV века, скорее всего до 1409 года, которым датируется Троицкая летопись, погибшая в пожаре Москвы 1812 г. О том, что она содержалась в ней, мы знаем по выпискам Карамзина из Троицкой летописи в примечаниях к "Истории государства российского" [Приселков М.Д. Троицкая летопись. М. Л. 1950]. Её тексты, почти дословно совпадающие, сохранились в составе Рогожского летописца (середина XV в.) и Симеоновской летописи (начало XVI в.)

Рассказ Симеоновской летописи очень похож на её же рассказ о битве на реке Воже и вышел, очевидно, из под пера того же автора, как и весь текст за вторую половину XIV в., представляющий многочисленные стилистические параллели Краткой повести.
ПРОСТРАННАЯ ЛЕТОПИСНАЯ ПОВЕСТЬ
Первоначальные и наиболее полные тексты Повести содержатся в Новгородской IV и Софийской I летописях. Тексты Повести в остальных содержащих её летописях являются сокращёнными или переработанными редакциями, восходящими к текстам Повести в составе вышеуказанных летописей.
Пространная летописная повесть - художественно-публицистическое произведение, при создании которого использованы реминисценции из Жития Александра Невского и паремийного Чтения о Борисе и Глебе, а также многочисленные библейские цитаты. В описании скорби русских женщин и в "плаче Мамая" использовано апокрифическое "Слово на Рождество Христово о пришествии волхвов".
М.А. Салмина в своей работе убедительно обосновывает вторичность Пространной летописной повести по отношению к Краткой, показывая, что она является распространением последней (преимущественно риторического характера). Причём у её автора как бы не хватает терпения до конца выдержать этот "высокий штиль", в результате чего по мере приближения к концу Пространная повесть всё более и более приближается по стилю к краткому рассказу.
ЗАДОНЩИНА
"Задонщина" сохранилась в 6 списках:
1. РГБ, Собрание Ундольского, № 632, XVII в., наиболее полный список [У]
2. ГИМ, Собрание Музейское, № 2060, конец XVI в., без начала [И-1]
3. ГИМ, Собрание Музейское, № 3045, начало XVI в., отрывок [И-2]
4. Женевский, БАН № 1.4.1, отрывок, XVII в. [Ж]
5. РНБ, Собрание Кирилло-Белозерского монастыря № 9/1086, 70-80 гг. XV в. [К-Б]
(Это сокращённая переработка первой половины произведения, сделанная известным писцом Ефросином)
6. ГИМ, Собрание Синодальное, № 790, XVII в. [С]
Каждый отдельный список "Задонщины" имеет множество искажений и дефектов, что делает невозможным достоверную реконструкцию первоначального текста произведения. "Задонщина" представляет собой поэтический отклик на события Куликовской битвы. В тексте памятника содержится множество цитат и реминисценций из "Слова о полку Игореве", местами искажённых и переосмысленных, что свидетельствует о недостаточном понимании древнего и трудного текста "Слова" автором и позднейшими переписчиками.
СКАЗАНИЕ О МАМАЕВОМ ПОБОИЩЕ
Сказание известно более чем в 150 списках, разделённых Л.А. Дмитриевым на 8 редакций, некоторые из которых представлены, в свою очередь, несколькими изводами.
Первые четыре описанных редакции, за исключением Забелинского и Михайловского изводов Основной редакции, дошедших до нас в исключительно поздних списках, могут быть отнесены к концу XV - XVI векам. Точная датировка возникновения каждой рассмотренной редакции и извода практически невозможна. Оставшиеся четыре редакции Сказания созданы в XVII-XIX вв. и не представляют непосредственного интереса.
ЖИТИЕ СЕРГИЯ РАДОНЕЖСКОГО
Житие Сергия Радонежского практически исчерпывающе исследовано Б.М. Клоссом. Первоначальный текст Епифания Премудрого (1418-19 гг.) до нас не дошёл. Его большой фрагмент (начиная с "Предисловия" до главы "О худости порт Сергиевых и о некоем поселянине") сохранился в составе Пространной редакции первой трети XVI века и опубликован Клоссом. Впрочем, нет полной уверенности, что авторский текст в ней не искажён позднейшими редакторами.
Подведём краткие итоги.
В самом начале XV века события Куликовской битвы нашли отражение в Краткой повести Троицкой летописи, которая до нас не дошла, и в созданной на её основе Пространной летописной повести.
Эпизод предполагаемого посещения перед битвой Дмитрием Донским Сергия Радонежского содержался, скорее всего, уже в Житии последнего, написанном Епифанием Премудрым. До нас он дошёл в составе Пахомиевых редакций Жития, составленных в первой половине XV века.
Во второй половине того же столетия было составлено поэтическое произведение о Куликовской битве, вскоре после этого довольно неумело сокращённое - "Задонщина". Она была частично переработана после 1475 года. Произведение это написано в духе государственной идеологии того времени.
Наконец, в первой четверти XVI века создаётся самое подробное и сюжетно увлекательное повествование о Куликовской битве - "Сказание о Мамаевом побоище". Создававшееся изначально как "исторический роман", оно требует максимально осторожного подхода к содержащимся в нём сведениям. Это произведение оказалось впоследствии самым популярным. На протяжении XVI-XIX вв. было создано несколько его редакций, обраставших постепенно всё более фантастическими подробностями.
Так что источники наши практически все литературные.
Например, если рассмотреть наиболее подробное и наиболее цитируемое произведение "Сказание о Мамаевом побоище", сомнений не остается.
В Сказании очень много имён, известных только по этому произведению, количество которых, к тому же, подозрительно возрастает от более ранних редакций и списков к более поздним, упоминаются мелкие удельные княжества, не существовавшие в 1380 году. Сказание содержит также целый ряд анахронизмов: во всех его редакциях (кроме Летописной и Киприановской, входящих в состав летописей, где имя литовского князя механически исправлено, что местами входит в противоречие с контекстом), союзником Мамая указан не Ягайло, а Ольгерд, умерший за три года до Куликовской битвы.
Это сознательный литературный приём, призванный усилить драматизм повествования: братья Ольгердовичи, выступившие на стороне Московского великого князя, пошли на правое дело вопреки воле отца, а не брата!
В Основной редакции вместо коломенского епископа Герасима Дмитрия Ивановича благословляет на битву епископ Геронтий, занимавший коломенскую кафедру с 1453 по 1473 год.
Покидая Москву, Дмитрий Донской молится перед иконой Владимирской Богоматери, которая, как известно, была перенесна в Москву только в 1395 году.
В Сказании упоминаются Константиновские (Константиноеленинские) ворота московского Кремля, ещё в 1476 году называвшиеся Тимофеевскими [Московский летописный свод конца XV века, ПСРЛ т. 25; С.П. Бартенев. Московский Кремль в старину и теперь. М. 1912]. И т.д. И т.п.
Всё это убеждает в том, что произведение изначально создавалось как "исторический роман", и, хотя это и самый красочный и подробный рассказ о событиях Куликовской битвы, относиться к его подробностям следует с предельной осторожностью. Откуда вообще могли взяться в произведении, написанном спустя столетие после события, эти имена и подробности? Вспомним, что конец XV - первая половина XVI вв. - это время расцвета боярских "вольностей", с которыми впоследствии с переменным успехом будет бороться Иван Грозный, время бесконечных местнических споров и притязаний, для обоснования которых использовались как официальные летописи и разрядные книги, так и их доморощенные аналоги (родословные росписи).
В последних, особенно пышным цветом расцвели всякого рода легенды, а то и прямые подлоги, перекочёвывавшие "за давностию лет" в официальную документацию.
Эталоном для подобных "исторических доказательств" можно считать официальную легенду о происхождении правящей династии Московского государства от брата римского императора Августа.
Прослеживая, как в различных списках Сказания появляются многочисленные эпизодические персонажи, встречающиеся среди предков различных знатных фамилий XV-XVII вв., невольно убеждаешься, что их источником являлись именно эти "доморощенные" разряды, а в иных случаях, может быть, и устные пожелания заказчиков конкретных списков.


автор: "пилигрим."
Дата: 12.10.2012 05:04
Тема: Глава пятая.(продолжение)Ответить
Вернемся к рассмотрению состава войска «московской коалиции».

Если принимать свидетельство летописи Дубровского, следует заключить, что так называемая «московская» коалиция русских земель, сложившаяся в 1375 году, продолжала существовать и в 1380. В любом случае, именно воины этих княжеств: Московского, Владимирского, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Моложского, Стародубского, Кашинского, Смоленского, Новосильского, Оболенского, Тарусского, возможно, Суздальско-Нижегородского и Муромского, и их уделов принимали участие в Куликовской битве.
Перечень князей в этой росписи полков подозрительно напоминает перечень участников похода на Тверь 1375 г. в той же летописи. С другой стороны, различия между ними довольно хорошо объясняются политической ситуацией 1380 года. Так, в росписи отсутствуют нижегородские князья, которым было не до участия в очередной военной кампании после двукратного разорения их владений в 1377 и 1378 годах.

На правом фланге - полочане, под командованием литовского князя Андрея Ольгердовича (Полоцкого). К сожалению, точно не известен весь комплект имен князя Полоцкого. Андрей - это христианское имя, отчество Ольгердович - языческое.
Младший брат Андрея - Яков, имел еще языческое имя - Ягайло и славянское - Владислав. Двоюродный брат Андрея - Юрий, был «по совместительству» язычником Витовтом и католиком - Александром. Причем в католичество он за свою жизнь крестился как минимум, по мнению историков, трижды. К слову сказать, мы выскажем крамольную мысль, в то время не было еще никаких религий и, следовательно, различий. В этот период только происходило формирование, скажем так, религиозных предпочтений.
В середине фронта и на левом фланге были москвичи и отряды других русских городов. За ними стояло войско ... литовского князя Дмитрия (Корибута) Ольгердовича.
Кто был главным на поле Куликовом? Наемников и союзников-чужестранцев всегда ставят перед собой, сбоку, но никак не за собой.
В засаде ждал Дмитрий Боброк. Дмитрий Михайлович Боброков Волынец был сыном князя Кориата-Михаила Гедиминовича, владельца местечка Боброка, недалеко от Львова. Он был тысяцким у суздальского и нижегородского князя Дмитрия Константиновича, потом перешёл на службу к великому князю Дмитрию Ивановичу, который выдал за него сестру своей жены Анну. Он также первым свидетельствует подлинность завещания великого князя Дмитрия, уже упомянутого нами.
Следует вспомнить еще одного участника событий, любимого сына Ольгерда - Ягайло (он же Яков, а позже Владислав). Согласно традиционной версии, Ягайло спешил на помощь Мамаю, но не успел, остановившись в 20-ти километрах от поля битвы.
Что привело на Куликовское поле литовских князей: Дмитрия Ольгердовича, Андрея Ольгердовича, Ягайло Ольгердовича. Зачем они рисковали жизнью в далеком второстепенном княжестве?
Еще раз взглянем на построение русского войска на Куликовом поле. В засаде ждал Дмитрий Боброк. Правый фланг занимал Андрей Ольгердович (Полоцкий). Середину и левый фланг - Дмитрий (Корибут) Ольгердович.
Пространная летописная повесть упоминает только полки великого князя Дмитрия Ивановича, его двоюродного брата Владимира Андреевича - князя Серпуховского и Боровского - и белозерских князей.
Роспись полков в летописи Дубровского перечисляет, кроме того, отряды, выставленные смоленскими, ростовскими, стародубскими, ярославскими, моложскими, оболенскими, новосильскими, тарусскими, кашинскими князьями.
Задонщина дополняет этот перечень (в списке убитых) боярами московскими, коломенскими, серпуховскими, переяславскими, костромскими, владимирскими, суздальскими, муромскими, ростовскими, дмитровскими, можайскими, звенигородскими, угличскими, а также боярами рязанскими (нонсенс), новгородскими «посадниками» и даже литовскими «панами», якобы пришедшими с братьями Ольгердовичами и приведшими с собой 70000 латников.
Второй ключик к пониманию, кто стоял на стороне коалиции, это состав воевод, перечисление комсостава армии Дмитрия Донского.
Согласно "Сказанию о Мамаевом побоище", распределение воевод было следующим:

Передовой полк:
Дмитрий и Владимир Всеволожи,
коломенский воевода Микула Васильевич,
воевода владимирский и юрьевский Тимофей Волуевич,
костромской воевода Иван Родионович Квашня,
переяславский воевода Андрей Серкизович.

Большой полк:
великий князь Дмитрий Иванович,
белозерские князья.

Полк правой руки:
князь Владимир Андреевич Серпуховской,
Данила Белеут,
Константин Конанов,
князь Фёдор Елецкий,
князь Юрий Мещерский,
князь Андрей Муромский.

Полк левой руки:
князь Глеб Брянский.

При втором «уряжении» на поле битвы был выделен засадный полк, возглавленный князем Владимиром Андреевичем и Дмитрием Боброковым Волынцем. Полк правой руки возглавил Микула Васильевич, а полк левой руки - Тимофей Волуевич.

Согласно летописи Дубровского, распределение воевод было следующим:

Передовой полк:
князья Андрей и Дмитрий Ольгердовичи,
боярин Микула Васильевич,
князь Фёдор Романович Белозерский.

Большой полк:
великий князь Дмитрий Иванович,
Иван Родионович Квашня,
боярин Михайло Бренков,
князь Иван Васильевич Смоленский.

Полк правой руки:
князь Андрей Фёдорович Ростовский,
Фёдор Грунка,
князь Андрей Фёдорович Стародубский.

Полк левой руки:
князь [Василий] Васильевич Ярославский,
Лев Морозов,
князь Фёдор Михайлович Моложский.

Сторожевой полк:
Михаил Иванович Окинфович,
князь Семён Константинович Оболенский,
князь Иван Тарусский,
Андрей Серкизович.

Засадный полк:
князь Владимир Андреевич,
Дмитрий Михайлович Волынец,
князь Роман Михайлович Брянский,
князь Василий Михайлович Кашинский,
князь [...] Романович Новосильский.

Под знамена Дмитрия Донского встали дружины вновь народившихся и старых окрепших городов. Княжеские дружины и городские ополчения. Именно воины этих городских соединений Московского, Владимирского, Ростовского, Ярославского, Белозерского, Моложского, Стародубского, Кашинского, Смоленского, Новосильского, Оболенского, Тарусского, возможно, Суздальско-Нижегородского и Муромского, и их уделов были ядром в Куликовской битве со стороны «русских» князей. Городские дружины готовились к битве.
Неужели при той прозрачности политических ходов в таком большом масштабе, это укрылось от глаз Мамая?
Конечно нет. Определенные признаки, косвенные улики свидетельствуют и об аналогичных приготовлениях и со стороны Мамая.
Незадолго до Куликовской битвы ордынский хан проводит очередную замену своей креатуры в Золотой Орде, в результате которой прежний 18-летний хан вместе с приближенными был казнен, а на его место заступил новый правитель, известный по монетным легендам под именем «Буляк» или «Туляк» — второе прочтение более приемлемо (Мухамадиев А.Г. 1983. Булгаро-татарская монетная система XII-XV вв). Это же имя, переданное в форме «Тюляк», упоминается в тексте ханского ярлыка от 1379 года, выданного митрополиту Михаилу (Митяю) (Памятники русского права 1955). Мамай заручался лигитмным верховным правителем из высшей иерархии воинской касты Чингизидов. Сходная транслитерация «Теляк» или «Тетяк» содержится в изложениях летописных «сказаний» и «повестей» о Куликовской битве (Сказания и повести о Куликовской битве 1982). Прямые указания на присутствие в «Мамаевой Орде» номинального правителя из рода Чингизидов накануне решающего сражения содержит также Новгородская I летопись младшего извода (Новгородская Первая летопись 1950).
К тому времени, города получили право на управление и самостоятельность. Люди в короне получили опору на города и на их силовое прикрытие. В результате они потребовали свое место у стола власти. Первым об этом заявил Великий князь Владимирский. Каста кормильцев протянула руку к пирогу правления, к пирогу власти.
Каста воинов, каста людей на коне, правителей Орды, попыталась ударить по этой руке. Не вышло.
И вот тут еще серия загадок. А как же те, кто обязан был не допустить даже самой мысли выступить против власти. Как же те самые военизированные структуры – Орден? Те самые фрязи и генуэзцы, что были на территории Руси. И почему московская коалиция, если Москва вообще не княжеский удел?
В связи с этим нельзя не упомянуть, о Сергии Радонежском.
Преподобный Сергий Радонежский за какое-то время до Куликовской битвы отказался благословить великого князя на войну с Мамаем. В одной из рукописей жития величайшего русского святого приведено его прямое возражение Дмитрию Ивановичу: «...Пошлина твоя държит покорятися ордынскому царю должно». Нет оснований сомневаться, что преподобный Сергий действительно сказал так. Сергий личность загадочная. Не митрополит, не патриарх, просто настоятель монастыря и создатель сети обителей по всей Руси. Обителей монастырских общежитского типа, точно такого же, как и у всех монашеско-рыцарских братств. Накануне же Куликовской битвы Сергий Радонежский сказал совсем иное: «Подобает ти, господине, пещися о врученном от Бога христоименитому стаду. Пойди противу безбожных, и Богу помогающи ти, победиши».
Упомянем весьма многозначительное место из «Сказания», где сообщается о реакции рязанского князя Олега на выступление Дмитрия Ивановича против Мамая. Привожу его в переводе М.Н.Тихомирова. Узнав о решении московского князя, Олег говорит: «Я раньше думал, что не следует русским князьям противиться восточному царю. А ныне как понять? Откуда такая помощь Дмитрию Ивановичу?...» И бояре его сказали ему: «...в вотчине великого князя близ Москвы живет монах, Сергием зовут, очень прозорливый. Тот вооружил его и дал ему пособников из своих монахов».
Военно-монашеские ордена встали на сторону касты кормильцев и тем самым обеспечили ее победу в конфликте с воинами. В этом и разгадка бездействия тамплиеров (генуэзской пехоты), бывших первоначально на стороне Мамая, на поле Куликовом. В этом разгадка его смерти.
Последняя кастовая война, рожденная сменой экономической политики, изменением идеологии и парадигмы в жреческой (духовной) касте и ослаблением в касте воинов, привела к власти третью касту. Этой властной составляющей пришедшей на гребне Новой Экономической Политики средневековья стала каста наместников – людей в короне. Первой ласточкой победы было право наследования. Новый закон, опиравшийся на идеологию патриархата и на завоеванное право самим решать передачу власти.
Составляя в 1389 году завещание, Дмитрий Донской писал в нем: «...благословляю сына своего Василия своею отчиною, великим княжением». Победа, одержанная на Куликовом поле, и успехи объединительного процесса городов сказались уже в том, что великий князь Дмитрий считал великое княжение «своею отчиною» и не передавал вопрос о его судьбе на усмотрение ордынских царей.
Однако само завещание великого князя Дмитрия Ивановича в сложившихся условиях еще было двояко в своей интерпретации. Первая из них опиралась на формальное истолкование текста: наследником удела Василия I (а следовательно, и великокняжеского престола) должен стать следующий по старшинству брат умершего великого князя, то есть Юрий Дмитриевич. Подобное престолонаследие было в ходу до этого, в том числе и в роду Ивана Калиты. Отец Дмитрия Донского Иван Иванович стал великим князем после смерти своего старшего брата, Семена. Обладание великим княжением определялось тогда традицией (духовенством), волей ордынского царя (воинами) и раскладом сил на самой Руси (политикой в среде кормильцев).
Вторая интерпретация завещательного распоряжения Дмитрия Донского имела своими истоками новый порядок престолонаследия, только еще складывавшийся при Василии I.
В первом своем увещании Василий I говорил лишь о возможности перехода великого княжения к его сыну («А даст Бог сыну моему, князю Ивану, княженье великое держати»).
Во втором - это княжение рассматривается как вотчина завещателя, наследие Дмитрия Донского («А сына своего, князя Василья, благословляю своею вотчиною, великим княженьем, чем мя благословил мои отець»). (Зимин А.А. Завещание Дмитрия Донского).
Пока еще власть предавалась робко, с оглядкой на более сильные касты правителей: духовенство и воинов, но уже по линии отца, по законам патриархата.
Это было началом конца, но об этом еще никто не знал, не догадывался. Строились города и соборы. Мужали и крепли торговые гильдии. Каста кормильцев, людей в короне праздновала свою победу, радуясь отвоеванному месту под солнцем. Пока еще локомотив экономики летел вперед. Знакомая картина. «Наш паровоз вперед лети…»! А те, кто не с победителями, машут платочками, с платформы.
А что победителям? Отказ от дани? Место у стола власти? Нет. Дмитрий едет в Орду опять, и опять везет договор о десятине. И это не результат похода Тахтомыша, якобы сжегшего Москву. Это геополитическое решение, которого сейчас не видит никто.
Результат визита Дмитрия Донского в Орду не ограничился только восстановлением "статус кво". Об этом мы можем судить по двум документам: "докончанию" Дмитрия Ивановича с Владимиром Андреевичем 25 марта 1389 г. [ДДГ, 13. № 11] и его духовной грамоте (завещанию), написанной незадолго до смерти 19 мая 1389 года.
Во-первых, в завещании Дмитрий Иванович передаёт своему сыну Василию власть над Великим княжеством Владимирским. "А се благословляю сына своего, князя Василья, своею отчиною, великимъ княженьем". Такой пункт не мог быть внесён в завещание без предварительного согласия Орды. Таким образом, был завершён процесс фактического формирования геополитического ядра будущей России.
Во-вторых, впервые фиксируется надежда на возможное в недалёком будущем освобождение от власти Орды и прекращение выплаты дани. Духовная грамота: "А переменитъ Богъ Орду, дети мои не имуть давать выхода в Орду, и которыи сынъ мои возмет дань на своем уделе, то тому и есть".
В-третьих, определяется, впервые, распределение доходов с территории Москвы, как отдельной единицы, некоего порто-франко. Докончание с Владимиром Андреевичем: "А оже ны Богъ избавит, освободит от Орды, ино мне два жеребия, а тебе треть".
Теперь надежду на это давали, как пример недавней "великой замятни" в Орде, так и победа на Куликовом поле.

Вот теперь о Москве.

автор: "пилигрим."
Дата: 12.10.2012 09:10
Тема: Портрет. Святитель Алексий и ханша Тайдула.Ответить
Портрет. Святитель Алексий и ханша Тайдула.
Почему мы объединили эти два портрета, да потому что сама Москва началась по их так сказать воле.
Начнем с идейного вдохновителя всего этого перелома. Если Сергий Радонежский был моторчиком всех съездов, коалиций и выступлений, то головой и мозгом всего был святитель Алексий.
Неизвестно еще как бы повернулось дело, если бы не твердая позиция, которую занял тогдашний русский митрополит Алексий. Представитель касты духовенства.
Будущий русский митрополит родился в Москве около 1293 года в семье боярина Федора Бяконта и его жены Марии, выходцев из Чернигова. В конце XIII века боярин Федор с семьей переехал в Москву и вошел в число ближайших бояр князя Даниила Александровича Московского. По некоторым сведениям князь, а затем и его сыновья не раз поручали Федору Бяконту управление Москвой во время своих отлучек. Сыновья боярина (братья митрополита Алексия) стали основателями известных боярских фамилий — Игнатьевых, Жеребцовых, Фоминых, Плещеевых.
При крещении своего сына Федор Бяконт назвал Елевферием (по некоторым данным его имя было другим — Симеон). Крестным отцом младенца стал сын Даниила, юный княжич Иван, будущий князь Иван Данилович Калита.
В Житие святого рассказывается, что в возрасте двенадцати лет с отроком произошел чудесный случай. Однажды мальчик расставлял в поле силки для ловли птиц. Он случайно уснул и во сне услышал голос: "Зачем, Алексий, ты напрасно трудишься? Я сделаю тебя ловцом человеков". Пробудившись, отрок очень удивился, но с этого времени задумался над своей жизнью и решил стать монахом. Он выучил грамоту и греческий язык, хорошо изучил Священное Писание. В двадцать лет он принял иноческий постриг в московском Богоявленском монастыре. В монашестве ему было дано имя, которое он слышал во сне — Алексий.
Двадцать лет провел Алексий в монастыре. Около 1333 года тогдашний русский митрополит Феогност привлекли его к управлению Русской Церковью. В 1340 году Алексий был поставлен митрополичьим наместником во Владимире, где он и пробыл двенадцать лет и три месяца.
В 1352 году Алексия возвели в сан епископа Владимирского. Тогда же великий князь и митрополит направили к константинопольскому патриарху грамоту, с просьбой поставить Алексия в митрополиты Киевские и всея Руси после смерти митрополита Феогноста. Через год послы вернулись с положительным ответом. Но к этому времени, великий князь Семен Иванович и митрополит Феогност уже умерли от эпидемии чумы. По завещанию великого князя Алексий был назначен советником его братьев Ивана Ивановича Красного, который стал великим князем, и Андрея Ивановича.
В 1353 году Алексий отправился в Константинополь, где провел около года в ожидании утверждения на митрополичьем столе. 30 июня 1354 года константинопольский патриарх Филофей утвердил Алексия в сане митрополита Русского.
На обратном пути из Константинополя корабль Алексия попал в жестокую бурю на Черном море. Алексий усердно молился и дал обет: если он спасется, то построит в Москве церковь. Буря прекратилась и путешественники смогли достичь берега. А в 1360 году митрополит Алексий исполнил обет: на берегу реки Яузы он устроил храм и монастырь в честь Спаса Нерукотворного. В создании монастыря ему помогал ученик Сергия Радонежского Андроник, а монастырь по его имени с тех пор называется Спасо-Андрониковым.
Уже при жизни Алексий прославился как чудотворец. В 1357 году митрополит Алексий ездил в Орду по приглашению хана Джанибека. Дело в том, что ордынская царица Тайдула лишилась зрения и пожелала, чтобы Алексий исцелил ее. Житие митрополита рассказывает, что 18 августа, в день отъезда, в Москве случилось чудо: в Успенском соборе перед гробом святого митрополита Петра сама собой загорелась свеча. Алексий разделил свечу и одну часть ее раздал народу, а другую взял с собой. В Орде, возле больной царицы, он помолился и зажег привезенную из Москвы свечу. Затем окропил Тайдулу освященной водой — и та тотчас прозрела.
А в память о чудесном исцелении царицы Тайдулы, в 1365 году митрополит Алексий заложил в московском Кремле монастырь во имя Чуда архистратига Михаила, бывшего в Хонех. Этот монастырь, известный под именем Чудова монастыря.

Вскоре Алексию вновь пришлось ездить в Орду. Пришедший в результате переворота к власти хан Бердибек потребовал от русских князей огромной внеочередной дани. Митрополит постарался укротить ярость хана. До сего дня сохранился ярлык, выданный Бердибеком Алексию, подтверждающий освобождение Русской Церкви от даней и поборов.
В начале 1359 года митрополит Алексий отправился в Киев, но был схвачен литовским князем Ольгердом. Ольгерд заключил Алексия под стражу, отнял все имущество и даже грозился убить. Однако Алексию удалось бежать. В Москву он вернулся в 1360 году.
За время его отсутствия, в 1359 г. умер великий князь Иван Красный, завещав престол девятилетнему сыну Дмитрию Ивановичу. Опекуном над сыном он назначил митрополита Алексия. В течение последующих лет Алексий был фактическим руководителем московского правительства. Дмитрия Ивановича он воспитывал как смелого воина и мудрого политика, способного объединить русские земли и организовать отпор Орде.
В начале 1360-х гг. митрополит Алексий сделал все, чтобы Дмитрию Ивановичу достался ярлык на великое княжение. Алексию удалось убедить нижегородско-суздальского князя Дмитрия Константиновича отказаться от претензий на великокняжеский стол. И в 1362 году Дмитрий Иванович стал великим князем. Позднее митрополит поддержал великого князя в его борьбе с Тверью.
Значительную роль сыграл митрополит Алексий в установлении духовного единства Руси. В этом отношении он особую роль придавал учреждению и распространению общежительских монастырей.
Выдвижение на первый план в XIV веке монастырского "общежития" предполагало принципиально иной взгляд на само назначение монастыря. По мысли митрополита Алексия, озабоченного установлением на Руси духовного и политического единства, общежительские монастыри должны были стать центрами, из которых на всю Русь проливался бы свет христианского благочестия. В монастырях, устроенных на правилах "общежития", отменялась частная собственность, вводились общие молитвы, общие трапезы и обязательный труд для каждого инока. Кроме того, ориентированные на Москву, эти монастыри способствовали бы усилению политического единства. К тому же, распространение общежительских монастырей должно было способствовать возрождению общинных идеалов и, следовательно, распространению идеи единства. А устроенные как настоящие крепости, монастыри выполняли и военно-оборонительные функции. Как показала дальнейшая история, митрополит Алексий оказался прав — духовно-политическая жизнь Русского государства во многом строилась вокруг вновь основанных монастырей.
Впрочем, вопрос о первых шагах монастырской реформы, благодаря которой на Руси в большом числе возникли общежительские монастыри, не до конца ясен. Так, в летописном изложении "Повести о Митяе" на первое место вынесен "архимандрит Иван Петровьскый", о котором говорится: "Се бысть перъвый общему житию началник на Москве". При втором упоминании Ивана Петровского "Повесть" также подчеркивает его значение как "архимандрита, Московьскаго киновиарха, началника общему житию". Слово "начальник" имело значение и близкое к современному, и, чаще, значение "зачинатель", "зачинщик". При одном толковании, можно предполагать, что в Москве было специальное учреждение, ведавшее общежительскими монастырями, которое возглавлял Иван Петровский. При другом толковании, получается, что именно Иван Петровский и был первым зачинателем "общежительских" монастырей в пределах Московской Руси.
В самой Москве Алексий основал четыре новых монастыря: Чудов, Андроников, Алексеевский и Симонов. Затем монастырская колонизация двинулась на север и способствовала экономическому освоению края.
Ученики Сергия Радонежского во второй половине XIV — начале XV вв. основывают несколько новых монастырей, самыми известными из которых стали Высоцкий в Серпухове, Саввино-Сторожевский в Звенигороде, Благовещенский на Киржаче, Кирилло-Белозерский и Ферапонтовский под Вологдой. Всего же, по подсчетам В.О. Ключевского, в конце XIV—XV вв. возникло 27 пустынных и 8 городских монастырей.
Несомненная заслуга митрополита Алексия в создании коалиции русских князей.
Сразу после съезда в Переславле в 1374 году нижегородцы уничтожили "посольство Мамая" и тысячу татар с ним, видимо, надеясь на поддержку московской коалиции, в случае если Орда попыталась бы наказать их за дерзость.
В 1376 году войско под водительством воеводы Боброка Волынца взяло бывшую столицу Волжской Булгарии, получив 5 тысяч рублей "окупа".
Победа над ордынским войском во главе с Бегичем на реке Воже в 1378 году, одержанная московскими и рязанскими силами. И недаром в следующем году Мамай опустошит Рязанскую землю, но не осмелится вступать в московские пределы.
12 февраля 1378 года митрополит Алексий скончался.
После смерти митрополита Алексия похоронили в церкви Архангела Михаила в основанном им Чудовом монастыре.
Таков был Святитель Алексий Московский.

Теперь о ханше Тайдуле.
Ханша Тайдула, вызывает интерес в первую очередь тем, что она расположила свой ханский двор на Боровицком холме современного Кремля, рядом с будущей Соборной площадью, улицей Великой и Варваркой.
Цитирую еще раз официальную историческую справку.
«В 1366-1367 годах по распоряжению Дмитрия столица была укреплена первым на Руси белокаменным Кремлем. Если для ханских послов ворота его были гостеприимно раскрыты (Дмитрий предпочитал откупаться от них богатыми подарками), то для других соседей и князей-соперников Кремль стал мощной защитной крепостью».
А вот Чудов монастырь был основан митрополитом Алексием в 1365 году на земле ханского двора в память о чудесном исцелении от слепоты Тайдулы, жены хана Золотой Орды Узбека, матери хана Джанибека.
Таким образом, ещё до Кремля на Боровицком холме, который тогда был двумя холмами: Боровицким и Кремлевским стоял двор этой самой ханши Тайдулы, занимавший правый и левый берега Неглинки, текущей на месте современной Соборной площади.
Рядом стояло капище Яра (Ярилы), позже названное собором святого Йара, затем собором Иоанна Предтечи на Бору с приделом святого Йара.
Хотя, по другим источникам «Легендарная кремлевская церковь Рождества Иоанна Предтечи на Бору была самой первой московской церковью, основанной в Москве на заре ее истории - в XII веке, когда появилась и сама Москва» («Москва, которой нет. Церковь Рождества Иоанна Предтечи и святого Уара в Кремле»).
В таком случае ордынская ханша Тайдула ставила свой ханский двор рядом с этой церковью.
Щедрость ее обоснованна волшебным исцелением императрицы Северной Тартарии (Тульского улуса). Она ослепла, но была излечена молитвой вызванного в Золотую Орду Митрополита Алексия. В Государственной Третьяковской галерее даже хранится картина Я.Ф. Капкова, посвященная этому поразившему всех событию: «Исцеление Митрополитом Алексеем Тайдулы, жены Чанибека, Хана Золотой Орды».
После своего чудесного исцеления ханша прослыла заступницей христианства.
Об этой ханше Тайдуле, исследователи пишут так: «В истории Золотой Орды и русско-ордынских отношений середины XIV в. нет личности более известной и одновременно более загадочной, чем Тайдула . Заинтересованное исследование выявляет имя Тайдулы не только в собственно ордынских, но также в арабских и персидских источниках. Имя ханши и ее историческая роль прослеживаются не только в русских, но и в папских, и в венецианских документах той далекой эпохи. Ее полное имя в транслитерации буквами арабского алфавита представлено в труде персоязычного историка начала XV в. Муинуддина Натанзи. Женой Узбека она стала после 1323 года, когда умерла его жена Баялун. После этого, старшей и любимой женой Узбека Тайдула оставалась до конца дней его жизни».
При ордынском дворе ходила молва, которую поведал миру арабский путешественник Ибн Баттута, объяснявшая привязанность Узбека к Тайдуле некими анатомическими особенностями ее женского естества… В действительности влияние Тайдулы на своего супруга, придворное окружение и даже внутреннюю и внешнюю политику страны в целом объяснялось незаурядностью ее личности.
Современные Тайдуле руководители христианских государств, прекрасно знали о ее роли «христианской заступницы» при ордынском дворе и постоянно прибегали к ее помощи. Летом 1340 года глава католической церкви папа Бенедикт XII (1334-1342) составил в Авиньоне послание «светлейшей императрице Северной Тартарии, достойнейшей государыне» Тайдуле, в котором сообщал, что ему известно, с какой любовью Тайдула относится к христианам-католикам, проживавшим в Золотой Орде ( Григорьев А. П., Григорьев В. П. 2002).
После смерти Джанибека к власти пришёл его сын и соответственно внук Тайдулы — Бердибек, при нём, как и при его отце, Тайдула участвовала в управлении державой. Известно, что она разбирала судебный иск между золотордынскими купцами и венецианцами, которые ограбили и захватили в плен этих купцов.
Бердибек был свергнут и убит в результате переворота, совершённого Кульпой (Кульной). Тайдула вступила с ним в борьбу за власть. Р. Ю. Почекаев сообщает, что в поисках достойной кандидатуры хана она сначала рассматривала кандидатуру шибанида Хызра, но затем склонилась к тангуту Наурузу. В 1360 году она пошла на активные действия, чтобы вернуть себе былую власть. Кульпа был свергнут и убит вместе с сыновьями. Тайдула вступила в брак с Наурузом, чтобы подкрепить права своего ставленника на престол Золотой Орды. Однако их совместное правление продолжалось недолго. Хызр смог найти поддержку среди столичной знати. В том же 1360 году он напал на столицу, используя помощь своих сторонников в городе. В результате переворота Науруз и Тайдула были убиты. Так говорят историки.

Ханша Тайдула нам интересна не только в связи с тем, что она спустя пять лет после своей смерти, «пожаловала святителю в Кремле участок земли, на котором святитель Алексий воздвиг в 1365 году Чудов монастырь, в память чуда архистратига Божия Михаила в Хонех. В этом монастыре святитель завещал себя похоронить», но и еще одним загадочным обстоятельством. Полным совпадением истории болезни её и княгини Оболенской-Сабуровой, и легендой о ее исцелении.
В исторической статье «Сабуровы: Царедворцы и Царица», описывается легендарная история о том, как жена князя Ярославова - Оболенского, урожденная Сабурова, заболела глазами, и он направился с нею в Крыпецкий монастырь, где за её исцеление перед стенами монастыря молился сам Савва Крыпецкий. Память об этой истории сохраняет икона «Клеймо: исцеление жены (Сабуровой) псковского наместника князя Ярослава Васильевича Оболенского» и сказание о том, что «Ярославов мост», построен после этого к Крыпецкому монастырю князем Ярославовом Васильевичем Оболенским.
Эти две истории, являются или историями о наследственной болезни, с учетом того, что и родоначальница князей Ярославовых - дочь Михаила Сабурова и Тайдула имели отношение к Золотой Орде. Потеря зрения подобной природы была и у Аксакова, но он тоже потомок некой таинственной турчанки из таинственного рода чуть ли не потомков Мехмеда. Причем Ярославовы и Аксаковы - состояли в родстве.
Или же это фантомы вообще одной истории. Удивительно в легенде следующее - излечены были обе молитвой. Можно сделать предположение, что в определенный момент, когда муж ее служил в Орде, она была известна как ханша Тайдула. А вот, когда он возвратился в княжеский удел, как например князь крымский Мамай, то стала женой князя Оболенского. И легенда с исцелением осталась в анналах и Орды и княжества.
На этом история ханши Тайдулы в связи с ее знакомством с митрополитом Алексием заканчивается.
Мы еще к этому вернемся.


автор: "пилигрим."
Дата: 12.10.2012 17:35
Тема: Глава шестая. Москва.Ответить
Глава шестая. Москва.

Москва. Как нам рассказывают столица Московского княжества с Кремлем, стоявшим на крутом берегу реки, из ворот которого выехал на Куликовскую битву во главе войска Дмитрий Донской.
То, что на крутом берегу реки, даже рек – Москвы и Неглинки, стоял Чудов монастырь, мы поняли из истории с ханшей Тойдулой. Стоял он с 1365 года стараниями святителя Алексия.
А что еще?
В Никоновской летописи записано, что "в лето 1367г....князь великий Дмитрий Иванович заложил град Москву камену...".
Историки это дело расширяют.
"В связи с пожаром Кремля, а также со сведениями о замыслах Литвы и Твери внезапно напасть на Москву, зимой 1366 г. Дмитрий Донской и его двоюродный брат и соратник Владимир Андреевич Серпуховской по настоянию митрополита Алексея и совету старейших бояр задумали "ставити город Москву камен, и еже умыслиша, то и сотвориша, тоа бо зимы и камень повезоша ко граду".
Читаем дальше.
"Приступая к строительсту стен и башен Кремля, Дмитрий Донской "многи мастеры наведе в Москву ", а весной 1367 г. " заложи Москву камен и начаша делати беспрестани".
А дальше описаны такие подробности.
«Стены и башни ставились с небольшим отступом наружу от деревянных стен Кремля Ивана Калиты. Только восточная стена, особенно ее южная часть, сильно отодвинулась к посаду, так что новый Кремль по своей площади приблизился к современному. Стены его были выложены из подмосковного камня, вероятно, добывавшегося в селе Мячково, при впадении Пахры в Москву - реку. При реставрации кремлевских стен в 1945-1959 гг. в их толще местами были обнаружены части белокаменных стен, вошедших в более поздние кирпичные стены Кремля Ивана III. Судя по этим очень скудным остаткам стен, они были сложены из отесанных наружных блоков с забуткой внутри на известковом растворе. Толщина стен колебалась между 2-3 м».
То есть были стены из рыхлого Мячиковского известняка и все они рассыпались через 100 лет. Предположим что так. Хотя Храм Покрова на Нерли стоит 900 лет и ни Екатерина Великая, ни большевики, что хотели ее снести так эти рыхлые стены и не смогли сковырнуть.
Удивительно другое. Что же это были за князья, если стены каменые поставили в 14 веке, а город вокруг него начал строить аж Иван Третий спустя триста лет. Так и стоял каменный забор на холме посреди дикого поля и леса?
Может есть другое мнение?
Есть и принадлежит оно главному археологу Кремля Татьяне Пановой и названо соответствующе "1000-летие Москвы явно притянуто за уши".
Читаем ее интервью газете «Известия».
«С чего начиналась Москва, какие тайны хранят кремлевские недра — материя, необычайно интересная. Многие — за неимением точных данных — на эти темы фантазируют. Но есть человек, которому ведать такими вопросами полагается по должности. С главным археологом Кремля Татьяной Пановой о мифах и реальности сердца России побеседовал корреспондент "Известий" Дмитрий Смолев.
вопрос: Археология обычно ассоциируется с масштабными раскопками. А как работать в Московском Кремле, который в одном лице и туристическая мекка, и режимный объект?
ответ: Работать здесь действительно сложно. В этом году, к счастью, удалось произвести настоящие раскопки — впервые за много лет. Последний раз подобные работы велись при строительстве Дворца съездов, почти полвека назад. Сейчас нам достался довольно большой участок, около 800 квадратных метров, на Подоле Боровицкого холма, у Москвы-реки. Вместе с коллегами из Института археологии РАН поработали там очень плодотворно.
в: И что же нашлось?
о: Удалось пройти вплоть до "материка", то есть до девственно чистых слоев без следов человеческой деятельности. Через строительный мусор вышли на XVII столетие и дальше. Нашли больше сотни деревянных построек - вернее, их остатков. Самые ранние находки датируются XIV веком, ничего более древнего не обнаружилось. Да мы на это и не рассчитывали.
в: А как же популярные версии насчет того, что и до Юрия Долгорукого на месте Кремля существовало поселение? Будто бы даже находили остатки языческого капища.
о: Было упоминание в летописи о том, что одну из первых московских церквей построили на месте капища. Легенд и сказок много, но подтверждений им нет. Факты говорят о том, что на месте нынешнего Дворца съездов была воздвигнута небольшая, площадью около гектара, крепость, заложенная Долгоруким, — она упоминается в летописи 1156 года. Рядом появилась городская застройка, которая и образовала Москву. Тут же были и сельскохозяйственные угодья. Например, на месте Красной площади сеяли хлеб — мои коллеги обнаружили там следы распашки. Но ранее XII века никогда ничего не находили — если, конечно, не считать следов дьяковской культуры (археологическая культура раннего железного века — "Известия"), которая относится к первому тысячелетию до нашей эры, и с нынешним городом, разумеется, никак не связана. Я вообще не понимаю, почему так стремятся "удревнить" Москву. Постоянно ведутся разговоры о скором будто бы 1000-летии города. Подобный юбилей был бы откровенно притянут за уши. И, кстати, с празднованием Дня города тоже не совсем понятно. Почему-то он отмечается осенью, хотя первое упоминание о Москве датировано 4 апреля 1147 года. Мы у себя в отделе именно в этот день всегда устраиваем чаепитие с конфетами.
в: Возвращаясь к недавним раскопкам: там ведь нашлась берестяная грамота — редкий случай для московской археологии, в отличие от новгородской.
о: Берестяных грамот обнаружилось даже две. На одной, правда, лишь обрывки нескольких слов, связного текста она не дает. А вот вторая грамота, написанная чернилами, содержит около трехсот семидесяти слов. Предварительная датировка — рубеж XIV—XV веков, конец княжения Дмитрия Донского или начало правления его сына, Василия Дмитриевича. Читать такие документы нелегко, этим сейчас занимаются лучшие специалисты. Надеемся, что в итоге прочитается 95% содержания. Понятно уже, что перед нами опись имущества некоего кремлевского жителя по имени Тураб или Турабей — скорее всего крещеного татарина. Разумеется, такие документы — на вес золота, особенно если учесть, что в деревянной Москве бесконечно случались пожары. Образцов письменности сохранилось очень мало.

в: На территории Кремля многие строения сносились — и в XIX веке, и при советской власти. Что-нибудь уникальное тогда находили?
о: В XIX веке — да. Некоторые важные находки того времени хранятся в Оружейной палате. А вот после больших сносов в 1929—1930 годах остались только перечисления в архивных документах, сами предметы до нас не дошли. Правда, усилиями музейщиков тогда удалось спасти некрополь великих княгинь и цариц — их останки перенесли в подземную палату рядом с Архангельским собором. Представьте, каково было добиться такого разрешения в самый разгул антицерковной кампании... По этим останкам сейчас восстанавливаются портреты тех женщин, чьи имена мы все знаем со школьной скамьи. Этим заняты "внуки" по ремеслу знаменитого антрополога Михаила Герасимова — в первую очередь Сергей Алексеевич Никитин, главный у нас в стране специалист по реконструкции обликов. Уже готовы портреты Софьи Палеолог, Марфы Собакиной — третьей жены Ивана Грозного, его матери Елены Глинской... Только что Никитин закончил портрет-реконструкцию матери первой русской царицы Анастасии (первой жены Грозного). А в планах — портрет Натальи Кирилловны, матери Петра I. Их лиц мы раньше совершенно не представляли, ведь в средневековой России светской живописи не существовало.
в: Коль уж упомянут Иван Грозный, не могу не спросить: насколько основательны слухи о царской библиотеке, будто бы спрятанной где-то в подземелье?
о: Одно время я собирала материалы по этому вопросу, а сейчас бросила. На мой взгляд, искать что-то подобное под землей бесперспективно. Книги были очень дорогими предметами, и прятать их в подвалах, где они бы неизбежно испортились, вряд ли пришло бы в голову. Да и не так много осталось неисследованных мест на территории Кремля. Хотя библиотека наверняка была. И богослужебные книги, и травники, и летописи. Какие-то европейские книги тоже могли храниться при дворе — например, в переписке Ивана Грозного с Курбским цитируются античные авторы. Еще до войны один ленинградский историк составил список книг, которыми мог пользоваться Иван Грозный. И выяснилось, что библиотека в основном никуда не сгинула, а просто существует в разрозненном состоянии — после всевозможных исторических перипетий. Книги, которые остались, хранятся сейчас в самых разных музеях и библиотеках. В 1960-е годы даже была создана специальная комиссия, которая как раз и занималась выявлением царских книг там и тут, но после смерти ее главы, академика Тихомирова, эта деятельность заглохла.
в: А как вообще обстоит дело с древними кремлевскими подземельями? Слухов на эту тему всегда хватало...
о: Слухи явно преувеличены. В 1970-е годы мы натолкнулись на кусочек такого подземного хода — судя по признакам, XVII века. Но это редкость. Сказать, что существовала древняя разветвленная структура, мы не можем. Если что и было, то позднейшими коммуникациями все давно уничтожено и перекроено. При этом современная система коллекторов в Кремле довольно сложная, если бы она выходила на какие-то подземные ходы, мы бы знали.
в: Когда рассуждают об уместности некрополя у Кремлевской стены, приводят довод о том, что захоронения тут существовали испокон века. Действительно?
о: Сразу за стеной, от Спасских до Никольских ворот, стояли несколько храмов. И при каждом храме имелось кладбище. Но ссылаться на это в данном случае некорректно. В центре Москвы вообще очень много старинных захоронений. Помню, в 90-е годы, едва найдут какие останки, так сразу давай вспоминать про жертв НКВД. Я несколько раз помогала следователям разобраться с местами прежних церковных погребений. Они были безумно благодарны и радостно закрывали такие дела».
По моему, достаточно ясно и конкретно сказано специалистом . «Нашли больше сотни деревянных построек - вернее, их остатков. Самые ранние находки датируются XIV веком, ничего более древнего не обнаружилось». Никаких белокаменных кремлей, никаких стен и прочего детинца. Каменный Чудов монастырь и деревянные постройки времен Дмитрия Донского.
Можно не поверить, но, как известно, дьявол прячется в мелочах.

автор: "пилигрим."
Дата: 13.10.2012 03:45
Тема: Отступление. Улицы Москвы.Ответить
Отступление. Улицы Москвы.
Предположим Москва - столица нашей Родины появилась, согласно официальной истории, в 1147 году усилиями князя Юрия Долгорукого. Потом всяческие Донские и Калиты ее поднимали и обхаживали... кремли строили и пр.
Вопрос из истории городского хозяйства.
Когда в Москве появились улицы, шляхи, штрассе, дороги...короче направления обозначенные именами собственными, то есть названиями???? Ибо улица – это артерия города, по которой течет городская жизнь.
Вы не поверите! Первое упоминание улиц Москвы датируется 1468 !!!! годом, спустя почти век после знаменитого Куликовского сражения.

Это улица Великая или Большая. Часть дороги из Киева (Смоленска) в Суздаль проходящей мимо Кремлевского холма.
Потом это место получило название Мокринского переулка по церкви Николы Мокрого. Потом это место снесли.
Что за переулок?
"Назван в XVII веке по находившейся на нём церкви Николы Мокрого, напоминая «о том времени, когда не было Москворецкой набережной и река подходила к самым стенам Китай-города и в весенние паводки и осенние дожди проникала внутрь города, заливала ближайшие улицы и переулки. Прежнее название — Большая улица или Великая улица — произошло оттого, что это была главная улица Зарядья".
И когда же она возникла?
"Улица возникла в середине XV века при застройке торгового района Зарядье. Она была главной улицей района и вела от Константино-Еленинских ворот Кремля к пристани на берегу Москвы-реки. «Шумная торговля велась по всему Зарядью и особенно на Большой или Великой улице, упоминаемой в летописях под этим названием в 1468 и 1547 годах».
После постройки в 1535—1537 годах стены Китай-города улица была отрезана от Москвы-реки и стала оканчиваться около угла, образованного стенами, где находилась церковь Зачатия Анны. Значение улицы уменьшилось. С конца XVII века улица стала называться Мокринским переулком. Мокринский переулок снесли в конце 1950-х годов, а в 1964—1967 годах на месте Зарядья была построена гостиница «Россия».
В связи с новой застройкой после сноса в 2007 году гостиницы «Россия» планируется частичное восстановление переулка, в частности церкви Николы Мокрого.
Отметили. Это КОНЕЦ ПЯТНАДЦАТОГО ВЕКА!!! А город возник по понятиям историков в НАЧАЛЕ ДВЕНАДЦАТОГО!!! ТРИ ВЕКА БЕЗ УЛИЦ!!!!????
Кстати это та улица, что ведет от Константино-Еленинских ворот, и по ней выезжал на битву Дмитрий Донской, согласно Сказанию о мамаевом побоище. Но об этом позже.
Продолжим. После Великой появляются сразу несколько улиц веером от Кремля.
Перечислим.

Знаменка.
Названа она по находившейся в этой местности церкви середины XVII века иконы Божьей Матери «Знамение» (уничтожена в 1931 году). Как звалась до этого никому не известно, но известно, что улица начиналась у самого Боровицкого моста через реку Неглинную, у которого, на месте современных домов №№ 2—4, в конце XV века стоял загородный двор князя И. Ю. Патрикеева, двоюродного брата Ивана III.
В 1493 !!!! г. Иван III, образуя площадь вокруг Кремля, снес и двор Патрикеева.
В 1925-1990 годы называлась: улица Фрунзе, в честь председателя РВС СССР М. В.Фрунзе, который работал в располагавшемся здесь здании Реввоенсовета.
От Боровицкой площади она шла до площади Арбатские Ворота.
Почему здесь? Историческая справка.
«В XII веке здесь пролегала торговая «волоцкая» дорога из Великого Новгорода через Волоколамск в Рязань и другие приокские города. Но в XIII и в начале XIV века, когда московский посад перехватил транзитную торговлю через Москву и сам стал торговать со всеми окружающими городами, торговая дорога направилась к нему от нынешней Арбатской площади по новой, возникшей тогда части «волоцкой» дороги, современной улице Калинина».
Опять ПЯТНАДЦАТЫЙ ВЕК!!!!

Воздвиженка.
В XVIII веке улица она стала так называться по монастырю Воздвиженкой и сохранила это название до 1946 года.
Улица идет от Троицких ворот Кремля (от башни Кутафьи) до Суворовского бульвара. Длина ее — 632 метра, средняя ширина — 31 метр.
Историческая справка.
«В XIII—XIV вв. на месте этой улицы проходила «волоцкая» дорога — из Великого Новгорода через Волоколамск в Кремль и на торговый посад Москвы. Предполагают, что в 1367 г. на этой дороге был выстроен каменный мост через реку Неглинную к современным Троицким воротам Кремля. В это время улица была мало застроена: по западной ее стороне, за дворцовым селом Ваганьковым, на месте которого теперь высятся новые здания Библиотеки им В. И. Ленина, находился еще «остров» — остаток леса между населенными местами».
Однако еще в XV—XVI вв. и в первой половине XVII века именно эта улица носила название «Орбат», что значит по-арабски предместье возле города, которым в то время был Кремль. На месте «острова» стоял уже Крестовоздвиженский монастырь; рядом с ним и напротив — дворы знати: боярина Шереметева, князя Ф. И. Пожарского, деда полководца, и др.
Начиналась улица сейчас же за рекой Неглинной, протекавшей тогда в современных Александровских садах, у моста через нее. Хотя «волоцкая» дорога из Великого Новгорода на посад в это время шла уже по современной улице Герцена, но улица Орбат стала частью торговой дороги в Москву из Смоленска, сохранив значение и старой «волоцкой» дороги в Кремль.
В 1493 году здесь образовалась площадь, остатки которой ныне заметны перед Троицкими воротами, между Манежем и домом к западу от него.
В XVII веке по улице продолжала проходить Смоленская дорога, почему царь Алексеи Михайлович указом 1658 года и переименовал улицу в Смоленскую. Здесь, кроме Крестовоздвиженского монастыря и церквей Николы Зарайского и Дмитрия Солунского (стоявшей на месте ворот современной Кремлевской больницы), были в XVII веке дворы первейшей знати, близкой по родству или службе к царскому семейству.
Итак, в 1367 году на волоцкой дороге был выстроен мост и ВСЕ! А далее было село Ваганьково и лес!!!! Это даже в официальной исторической справке.

Большая Никитская.
Это та что носила название с 1920 года, в память философа и писателя A. И. Герцена, в связи с 50-летием со дня его смерти.
Большая Никитская, тянется от центра до площади Восстания. Разделяется Никитскими воротами на две улицы, которые до XIX века носили и разные названия.
Первая, от центра до Никитских ворот,называлась собственно Волоцкой и Новгородской — по дороге из Великого Новгорода через Волоколамск, которая проходила по ней со второй половины XIV века. Новгородцы и устюжане жили здесь целой слободой, и современная улица Станкевича до середины XVIII века называлась Новгородским переулком.
В 1565—1575 гг. между современными улицами Моховой и переулком Романова (Грановского) стоял Опричный двор Ивана Грозного. За ним к северу более чем на 100 м тянулся Никитский женский монастырь, по которому и улица была переименована в Никитскую. Сюда, на Никитскую, выходили кельи первоначальной постройки, собор и колокольня.
Стоящая доныне на улице церковка Малое Вознесение, построенная в 1584 году и перестроенная в 1627 году, с приделом Прокопия Устюжского, находилась в слободе новгородцев.
В XVII веке на месте Опричного двора был двор князей Черкасских, а рядом — боярина Н. И. Романова, по которому улица Грановского называется Романовым переулком.
Странный результат.
ТРИ улицы появились из ОДНОГО волоцкого шляха. Знаменка, Орбат (Воздвиженка,Новый Арбат) и Большая Никитская.
Или это не так или дорога на Волоколамск плавала по Москве, что говорит, что до ПЯТНАДЦАТОГО века никакой застройки с этой стороны Москвы не было. Хотя и в этом случае дорога, торный шлях плавать по местности на километр не могла.
Это направление мы изучили. Все улицы здесь – это шляхи. Дороги в другие города.
Но может город развивался в другом направлении?
Возвращаемся в Зарядье и к улицам между Кремлем и Лубянкой. Туда, где торговый посад, туда, где появилась первая улица.

Варварка.
Ее еще недавно называли улица Разина в память вождя крестьянской воины 1667— 1671 гг. Степана Тимофеевича Разина, казненного в Москве в 1671 году.
А вот с XIV по XVI век она называлась Всехсвятской и доходила до современной Солянки, и только с XVI века до 1933 года — Варваркой, по имени бывших на ней церквей. Она шла по гребню холма, круто обрывавшегося к Москве-реке, что и сейчас видно из Зарядья.
Известна улица с конца XIV века, когда по ней проехал Дмитрий Донской, то ли ехавши, то ли возвращаясь с Куликова поля.
Но тогда это была дорога на Владимир!!!! и Коломну!!!
А догадайтесь с трех раз, почему она называлась Всехсвятской???
В 1434 году на улице стояла церковь Бориса и Глеба. В том же году на ее кладбище был похоронен юродивый Максим, и церковь стала называться по его имени. В 1699 году на ее месте было построено новое здание, сохранившееся до нашего времени (на углу Максимовского переулка).
В 1514 году на углу Зарядьевского переулка была построена Алевизом каменная церковь Варвары, перестроенная в 1796 году Р. Р. Казаковым.
В конце XV века по склонам от улицы к реке были поселены семьи купцов-псковичей, почему эта местность долго называлась Псковской горой. Об этом напоминал недавно ликвидированный Псковский переулок.
А еще на ней есть две замечательные церкви - Георгия Победоносца и Климента на Псковской горке.
Если убрать невнятный рассказ из Сказания о Мамаевом побоище, про то как Донской выезжал из несуществующих Константино-Еленинских ворот несуществующего к тому времени Кремля по несуществующей улице Всехсвятской в сторону не построенной церкви Всех Святых на Кулишках, остается сухой остаток.
Здесь шла дорога в столицу Владимиро-Суздальской Руси аж до середины ПЯТНАДЦОГО века.
Смотрим дальше. Что там у нас веером параллельно Варварке?

Ильинка.
При Советах улица Куйбышева названа так в 1935 году в память В. В. Куйбышева. А до этого улица называлась Ильинкой — по имени, стоявшего на ней с 1518 года монастыря. В 1626 году монастырь был закрыт, а церковь пророка Илии, здание которой стоит и доныне (дом № 3), стала приходской.
А вот до XVI века улица называлась Дмитриевской — по церкви Дмитрия Солунского на углу Рыбного переулка. Эта церковь известна с 1472 !!!! г., снесена в 1790 году.
Улица начиналась у Спасских ворот Кремля, у моста через ров, пересекала современную Красную площадь и оканчивалась у современного Большого Черкасского переулка.
В «Степенной книге» середины XVI века упоминается находившаяся на ней церковь Николы Большой Крест, как стоящая «ВНЕ ГРАДА» !!!!!!,
Это только в 1534—1538 гг., стену Китай-города построили за церковью Николы Большой Крест, по современной Новой площади.
А вот торг был издревле на месте современного Гостиного двора. Уже в духовной грамоте Ивана III 1504 г. сказано: «А ставятца гости с товаром иноземцы и из Московской земли, и из их уделов на гостинных дворех».
После большого пожара 1547 года Иван Грозный построил на месте торга Гостиный двор с деревянными лавками и переселил в Китай-город купцов со всей Москвы. В 1595 году после пожара деревянные лавки в Гостином дворе были заменены каменными.
Отметим. Так же как и Варварка (Всехсвятская) Ильинка имела изначально другое название - ДМИТРОВКА и вела, как и ее соседка к церкви НИКОЛЫ БОЛЬШОЙ КРЕСТ.
Это были дороги к памятным местам. И название они получили по этим местам. Притом оба места были ВНЕ ГРАДА.
Это были не улицы Москвы, а ЗАГОРОДНЫЕ ДОРОГИ!!!!
Следующая улица между Кремлем и Лубянкой.

Никольская.
Названа она по известному в этой местности с середины XVI века Никольскому монастырю (уничтожен в 1935 году).
Старое название: Сретенская улица (конец XIV — середина XVI века), как часть улицы, идущей к Сретенскому монастырю.
В 1935-1990 годах называлась: улица Двадцать Пятого Октября, в память дня начала Октябрьской революции 1917 года (по старому стилю).
Никольская улица вот уже более шести веков носит имя одного из древнейших монастырей Москвы. В разное время Никольский монастырь именовали по-разному: Никола Старый у Большого Крестца, Никола Большая Глава, что у крестного целования, Николаевский, Никольский Греческий, Афоногорский.
Основан он в конце XIV века и впервые в летописи упоминается в 1390 году. Греческие монахи впервые появились в Никольском монастыре в 1556 году. Иван Грозный пожаловал его афонским монахам из Хиландарского монастыря для временного проживания, что было подтверждено царской грамотой от 7 марта 1556 года. Обитель к концу XVII века уже имела достойный ансамбль.
В конце это улицы стояли до недавнего времени, практически на Лубянской площади два собора.
Владимирской Божией Матери и Гребневской Божией Матери.
Итак, это последняя улица между Кремлем и Лубянкой.
Как и две ее соседки она была дорогой имевшей название СРЕТЕНКА и вела к памятным местам Сретенскому монастырю и Соборам Богоматери Владимирской и Гребневской.
Это тоже до ПЯТНАДЦАТОГО ВЕКА не улицы, в понимании городского хозяйства. Отметим эти три дороги, как мемориальные, проложенные к памятным местам.
Позволим себе подвести промежуточный итог.
1. Улицы: Воздвиженка, Большая Никитская, Знаменка - это по сути Волоцкий тракт с дублерами, то есть дорога на Волоколамск и Новгород.
2. Улица Великая - дорога из Киева (Смоленска) во Владимир, то есть ее часть у Боровицкого холма.
3. Улицы Варварка (Всехсвятская), Ильинка (Дмитровка). Никольская (Сретенка) - это дороги к памятным местам, отмеченным церквами и монастырями. Притом места эти ВНЕ ГОРОДА!!!.
Все они не известны ранее конца 14-15 века.
Таким образом, пока до ПЯТНАДЦАТОГО века мы улиц в Москве не видим.
Рассмотрим еще одно направление. Может город развивался за рекой Неглинкой, в так называемое Занеглинье.
Самая главная улица Занеглинья - Тверская.

Тверская.
Недавно называлась именем писателя А. М. Горького, названа была так в 1935 году, за год до его смерти. Еще называлась Тверской улицей Белого города — от современной площади Революции до Пушкинской площади, Тверской улицей Земляного города — от Пушкинской площади до площади Маяковского, — и 1-й Тверской-Ямской улицей — от площади Маяковского до Тверской заставы.
В древности здесь проходила дорога в Москву из Твери, в конце XV века слившаяся с дорогой из Великого Новгорода. Выходцы из этих городов поставили на дороге свои дворы, лавки, кузницы и пр. Уже в XIV веке образовав здесь слободку. Но в XIV и XV вв. улица южнее современного Брюсовского переулка шла к мосту через реку Неглинную, находившемуся в современных Александровских садах против Средней Арсенальной башни Кремля. Лишь в конце XV века, когда был построен деревянный мост против современного Исторического проезда, улица пошла прямо на этот мост.
В XVI в. слободские дворы были почти вытеснены с улицы дворами знати, церквами и монастырями. Только между современными Столешниковым переулком и Пушкинской площадью оставались еще дворы и лавки Новгородской сотни (слободы). В конце века на месте, занимаемом гостиницей «Москва», стояли лавки Мучного, Житного и Солодовенного рядов, а на месте Манежной площади — дворики стрелецкого Стремянного полка.
Между современными Охотным рядом и Советской площадью улица с 1504 года запиралась на ночь «решетками». «Решетка» у Охотного ряда называлась Житной, у Советской площади — Золотой.
Боярские палаты на улице в XVII веке в большинстве были уже каменные, но они не выходили на линию улицы, а стояли в глубине обширных дворов, за которыми шли сады. На саму улицу же выходили заборы с воротами и разные службы. Заборы располагались по улице не по прямой, а по ломаной линии, с той и другой стороны, почему улица в XVII веке имела в разных местах разную ширину — от 8,5 до 14,9 м. Проезжая часть улицы была устлана бревнами.
Тверская улица считалась в XVII веке и в следующие века главной в городе. По ней проезжали на Посольский двор в Китай-городе иностранные посольства, проезжал царь.
На ней стояло два монастыря: Моисеевский — на современной Манежной площади, и Воскресенский — против Брюсовского переулка. А также четыре церкви: Илии Пророка, Спаса Преображения, Василия Кесарийского и Дмитрия Солунского.
Итак, до конца Четырнадцатого века это была ДОРОГА и потом только в ПЯТНАДЦАТОМ после слияния с дорогой на Новгород и выпрямления, вроде бы стала называться улицей, хотя дома стояли в палисадах и вокруг нее были СЛОБОДЫ!!!!

Большая Дмитровка

Не менее известна Большая Дмитровка или в недавнем прошлом Пушкинская.
Пушкинской улица названа в 1937 году в ознаменование столетия со дня смерти А. С. Пушкина. А вот прежнее ее название — Большая Дмитровка из-за того, что Дмитровка это нынешняя Ильинка, Малая Дмитровка (бывшая Чехова) ее продолжение.
Это одна из древнейших улиц Москвы. В XIV веке здесь проходила большая торговая дорога в город Дмитров — ближайший к Волге московский порт на ее притоке, реке Яхроме. В конце XIV — начале XV в. возле дороги находилась слобода дмитровцев, переселившихся на постоянное жительство в Москву.
В XVI веке слобода выделила от себя Малую Дмитровскую слободу (улица Чехова), а в XVII веке еще Новую Дмитровскую слободу (Каляевская и Новослободская улицы). Это произошло не только вследствие роста населения слободы, но и в результате оттеснения ее из центра знатью.
В XVI веке старая Дмитровская слобода, между центром и Столешниковым переулком, была заселена исключительно придворными чинами, среди дворов которых выделялся обширный двор дяди царицы Анастасии Романовны — Юрия Захарьевича Кошкина-Кобылина. После его смерти тетка царицы — девица Феодосия Юрьевна Романова устроила здесь Георгиевский девичий монастырь (на месте современных домов №№ 3 и 5), сгоревший в 1812 г. По монастырю улица в XVI веке называлась Юрьевской.
На юго-западном углу Пушкинской улицы и Столешникова переулка в XV—XVIII вв. стояла церковь Воскресения в Скоморошках (это там где сейчас жалкое подобие часовни), что указывает на проживание здесь в XVI—XVII вв. скоморохов, якобы полностью истребленных еще при монголах. И это рядом со стольниками!!!! В 1815 г. церковь была снесена.
Опять замечательная дата - ЧЕТЫРНАДЦАТЫЙ век.
А до этого ДВА века из Москвы в Дмитров никто не ездил???? Потому и дорога была не нужна. А в ШЕСТНАДЦАТОМ это была дорога (улица) к монастырю по нему и называемая....
И, пожалуй, последняя из древних улиц Москвы.

Петровка.
Петровка — одна из древнейших улиц Москвы. Названа она по Петровскому монастырю, «что на Высоком» (месте), основанному у Петровских ворот в середине XIV века. Петровка первоначально представляла собой пустынную дорогу из этого монастыря в Кремль по правому берегу реки Неглинной и шла параллельно этой реке не только, как сейчас, до площади Свердлова (Театральной), но и по этой площади, и по Охотному ряду, и по Манежной площади — до Троицких ворот Кремля.
Во второй половине XVI века она оканчивалась у современной Манежной площади, в 1793 году от нее отделилась площадь Охотного ряда, а в 1817 году и Петровская площадь (нынешняя площадь Свердлова).
До середины XVIII века улица в современных границах была сплошь застроена лишь по западной стороне. Восточная ее сторона, к реке Неглинной, была застроена редко и беспорядочно. Виною этому были разливы реки Неглинной, затоплявшие почти всю восточную часть современной Петровки. На плане 1739 года, кроме Крапивенского переулка, между Петровкой и современной Неглинной улицей не видно ни одного переулка. Но на западной стороне улицы уже можно различить современные Кузнецкий мост, Копьевский, Дмитровский, Столешников и Петровский переулки и, кроме того, еще один переулок между Столешниковым и Петровским (колено Важенского переулка), шедший с севера параллельно Петровке.
В XVII века на Петровке против монастыря находилась слободка его работных людей. На месте нынешнего сквера стояла церковь Воскресения Словущего с домиками причта.
Опять та же картина. Это дорога известная с ЧЕТЫРНАДЦАТОГО века, ведущая к монастырю и все... Притом шла она не так как сейчас, а вдоль реки Неглинная.

Рождественка.
С нею родниться улица Рождественка.
Это — древняя дорога к центру от построенного в конце XIV века Рождественского девичьего монастыря.
В XV веке так же как на Петровке была застроена лишь восточная сторона улицы; западная же, представлявшая собой склон к реке Неглинной, была занята монастырскими огородами, которые сохранялись здесь очень долго.

В конце XV века между Рождественкой и рекой Неглинной был построен Пушечный двор. Севернее возникла слободка кузнецов и конюхов Пушечного двора.
К северу от этой слободки поселили звонарей и сторожей кремлевских соборов и церквей, поставив по улице церковь Николы Божедомского, позже называвшуюся «Никола в Звонарях».
Против слободки звонарей, по восточной стороне улицы, был построен в том же веке Варсонофьевский «убогий» монастырь, в котором хоронили тела неизвестных людей, поднятые на улицах. Во время польской интервенции по приказу Лжедмитрия I здесь были похоронены тела царя Бориса Годунова, его жены и сына, позже вывезенные в Троицко-Сергиевский монастырь.
Вот теперь ВСЕ!!!!
Итог.
За исключением легендарной Всехсвятской улицы, по которой Донской ехал на Куликову ВСЕ остальные дороги, улицы, шляхи, штрассе появились в Москве в конце ЧЕТЫРНАДЦАТОГО века.
Отсюда вывод.
До этого времени их просто НЕ БЫЛО!!!
ВСЕ дороги или федерального значения (Киев-Владимир, Новгород-Владимир) или памятного (Всехсвятская, Ильинка...) или к монастырям.
Вывод два.
Или Москвы, как города тогда не было и она, как город не строилась, или Москва в это время была конгломерат.
Но чего?

Итак. Улиц не было практически до 16 века.
Мне могут возразить. А вот это что на карте?
Алексеевская, Петровская, Савинская, Симоновская, Новинская....
А это слободы! Вся Москва состояла из СЛОБОД с 14 до 16 века и позже.
А что такое слободы? И с чем их едят????
Действительно, а что такое слобода?
Смотрим словарь Ушакова.
« СЛОБОДА 1. СЛОБО́ДА, слободы, жен. (обл.). неправ. вместо свобода. 2. СЛОБОДА́, слободы, вин. также слободу, мн. слободы, слобод, слободам, жен. 1. Большое село с некрепостным населением (ист.).|| Вообще большое село, селение. 2. Поселок у самого города (или, прежде, у монастыря), пригород. Заречная слобода. Ямская слобода. Торговая слобода. Монастырская слобода».
Ну, почти понятно. Может Большая Советская Энциклопедия дополнит.
«СЛОБОДА - название различных поселений в Русском государстве 11-17 вв., население которых временно освобождалось от государственных повинностей. Известны слободы стрелецкие, монастырские, ямские, иноземные, в городах - слободы ремесленников».
Посмотрим в словаре Ожегова.
«СЛОБОДА́, -ы, мн. слободы, -од, -дам, жен.
1. В России до отмены крепостного права: большое село с некрепостным населением, а также торговый или ремесленный посёлок (до 17 в. поселение, освобождённое от княжеских повинностей). Стрелецкая, ямская с. Торговая, ремесленная с.
2. Посёлок около города, пригорода (устар.).
| уменьш. слободка, -и, жен. (ко 2 знач.).
| прил. слободской, -ая, -ое.»

В результате имеем. Слобода – это ПОСЕЛОК, ОСВОБОЖДЕННЫЙ ОТ ПОВИННОСТЕЙ. СВОБОДНЫЙ!!!!
Вот из таких поселков и состоит Москва с конца 14 до 16 века. Такая интересная штука. Москва – конгломерат свободных от повинностей поселений. Почему???
Попробуем постараться понять внутреннюю структуру этих самых слобод.
Заглянем опять же в историческую справку.
Начнем с устройства "большого села с не крепостным населением".
Центром любой ЛЮБОЙ слободы была СЪЕЗЖАЯ ИЗБА, во главе которой стоял ВЫБОРНЫЙ староста.
Все дела решались на сходе который назывался БРАТСКИМ ДВОРОМ, или БРАТЧИНОЙ. или ОБЧИНОЙ, или ССЫПЩИНОЙ.
Корни ее уходят к ЯЗЫЧЕСКИМ временам.
Братчина имела свою БРАТСКУЮ церковь или СОБОР, являвшийся слободским. Он же был местом братского суда не подсудного никому для членов слободы. "А братщина судить как судьи!" так сказано в Правдах.
Другое название слобод было СОТНИ, но не от термина СТО, а от термина СОТЫ, как у пчел.
Удивительное образование.
Следует напомнить, что у Святого Бернарда Клервосского, символом наравне со скованным драконом и тремя митрами был улей. Его даже звали «Медоточивый доктор». А он был между прочим идеологом Орденского движения. Их так сказать основателем. У него и его бернардинцев, чаще именуемых цистерцианцами, девиз был «Страданьями купим успокоение». Символом братских общин, чей девиз «Наслаждение - через боль» по древним правилам является медведь и пчелы. Древние ессеи именовали членов своей общины «пчелами Божьими». История с общим ульем и нектаром на общественное благо имеет много символов и толкований. Но мы договорились разбираться без фантазий.
Без фантазий ищем аналоги данной общественной структуре. Не у сказочных язычников и не в крепостном праве, коего тогда просто не было, о чем историки спокойно забыли, описывая устройство "большого села с не крепостным населением", а где-то в исторически сопоставимом времени.
Есть такой аналог.
«Комтурство (командорство) — минимальная административная единица в составе рыцарского ордена. Обычно употребляется по отношению к Ордену Святого Иоанна Иерусалимского (где впервые были введены комтурства) или к Немецкому (Тевтонскому) ордену. В Ордене Рыцарей Храма комтурствам соответствовали прециптории. К 1300 году в Тевтонском ордене насчитывалось около 300 комтурств, расположенных по всей Европе, от Сицилии до Прибалтики. Как правило, комтурство состояло из одного замка и непосредственно прилегающих к нему территорий. Во главе каждого комтурства стоял комтур. Самые маленькие и бедные комтурства могли выставить лишь по десятку вооружённых воинов, наиболее крупные и влиятельные — более тысячи. Комтурства объединялись в баллеи (провинции)».
А вот еще один.
«Вольный город — 1) средневековый город, пользовавшийся в пределах своей территории правами и властью самостоятельного государства (истор.); "Города нередко разрастались на месте оборонительных укреплений (замков, крепостей и т. п.) и вокруг них. Это отражает и этимология: «город» (в церковнославянском «градъ») дословно означает огороженное, защищённое место (сравните польское gród — крепость [1]). Скандинавское название Руси «Гардарики» составное и означает «государство городов», где garđ- происходит от того же индоевропейского корня — «городить», «огораживать».
Мы как-то писали, что "Гардарика" не "Государство городов", как его переводят повсеместно, а "Под защитой государя". Так как "гард" не "городить", а "защищать". Отсюда "огород", - защищенное поле и "гарда" – защитная рукоять на холодном оружии. А "рик" не страна, а Рик, рекс - владыка, государь.
Отсюда понятие город это защищенный. Следовательно, вольный город - защищенная свобода, слобода.....
Итак, Москва до 16 века практически улиц не имела и представляла собой конгломерат из слобод. Свободных поселений, вольных городков, независимых селищ, братских обчеств.
Вернемся к их названиям.
Алексеевская, Петровская, Савинская, Симоновская, Новинская....
Это первые из известных. Что за названия?
Да по монастырям. Алексеевский, Петровский, Савинский.
Это МОНАСТЫРСКИЕ слободы. С конца 14 века Москва была конгломератом МОНАСТЫРСКИХ слобод, то есть ОГРОМНЫМ МОНАСТЫРЕМ.....

Приходим к выводу, что до конца 14 века, то есть до Куликовской битвы, Москвы, как города, не было. Однако может под городом подразумевался Кремль, из которого на битву выезжало войско Дмитрия Донского.

автор: "пилигрим."
Дата: 14.10.2012 11:53
Тема: Глава шестая (продолжение)Ответить
Изучим Кремль. А чтобы нас не обвинили в неугодных фантазиях, разговор наш будет с той же Татьяной Дмитриевной Пановой доктором исторических наук, заведующей историческим отделом музея-заповедника «Московский Кремль».
Разговор заочный, при помощи ряда интервью, которые она дала СМИ, статьи «История укреплений Москвы 12-14веков» и ряда ее публикаций в прессе.
Предыдущее интервью, которое мы приводили, давала уже умудренная опытом дама, а это в начале ее карьеры.
Орфография, стиль и названия даны в том виде, в каком они напечатаны в официальных изданиях.

Действительно ли Москва известна со времен Юрия Долгорукова, как город, хотели бы мы спросить уважаемую Татьяну Дмитриевну.
Вот ее ответ.
"....Слабая археологическая изученность культурного слоя Кремля в 1960-1970-х гг. и не всегда верная интерпретация артефактов, приведшая к представлениям о зарождении Москвы как города в XI столетии, а иногда назывался и Х в. (М.Г. Рабинович и Г.П. Латышева, Н.С. Шеляпина, В.И. Федоров, А.Г. Векслер), всегда мешали обоснованной датировке обнаруженных фрагментов древних укреплений и выявлению этапов их строительства..."
В. Но все-таки что-то известно о поселениях в этом районе?
".. Следы славянских укреплений на валах археологически не зафиксированы... однако, люди всегда селились там, где существовала возможность удобных проездов – по торговым ли, военным ли делам. Вот и первую крепость на Боровицком холме построили рядом с такой сухопутной дорогой и недалеко от крупной водной артерии среднерусской равнины – Москвы-реки. Остатки первой крепости – укрепления из дерева и мощные валы высотой 7 и шириной в основании до 14 метров – археологи обнаружили в 1959–1960-е годы в котловане, который тогда рыли под здание Кремлевского дворца съездов. Эта постройка из бетона и стекла практически накрыла собою место, на котором в 1156 году возвели древнейшую московскую крепость. Проходя через Кутафью башню и поднимаясь по крутому Троицкому мосту на высокий Боровицкий холм (на 25 метров вверх), мы повторяем маршрут людей XII века, спешивших попасть из южных или западных городов во Владимир и в Суздаль. Их путь пролегал вдоль современных нам ориентиров – мимо входа в Государственный Кремлевский дворец (бывший Кремлевский дворец съездов), вниз по ступенькам к Патриаршему дворцу и далее через арку выводил на Соборную площадь, затем по южной оконечности (бровке) Ивановской площади вниз к Константино-Еленинским воротам, на Васильевский спуск и к Москве-реке. Археологические раскопки свидетельствуют, что рядом с крепостью (в северной части Соборной площади) во второй половине XII века активно начали селиться люди. И уже в конце XII столетия они замостили проходившую мимо грунтовую дорогу деревом. Так на Боровицком холме появилась первая улица Москвы».
В. То есть весь город как раз и умещался на Боровицком холме?
«Кстати, в то время город был еще очень мал и весь умещался на верхней террасе холма. Остатки настилов этой первой, скорее всего безымянной, улицы археологи увидели в середине 1960-х годов, когда копали в районе Патриаршего дворца – тогда шла работа по замене пришедшего в негодность фундамента этого здания XVII века. И вот в восточной проездной арке, под церковью Двенадцати апостолов, на глубине чуть более 5 метров, глазам археологов открылась мощенная деревом улица, по которой люди ходили и ездили более восьми веков назад. А по ее правой стороне (если двигаться от Троицких ворот) стояли жилые дома и хозяйственные постройки москвичей (археологи, естественно, увидели лишь то, что от них осталось). Улица была более 4 метров в ширину, раскопать же в длину удалось участок лишь в 15 метров. Основу улицы составляли круглые бревна-лаги, на которые вплотную были уложены толстые (10 см) и широкие (10–15 см) плахи – так называемый настил.
Когда первый настил поизносился и зарос грязью, на него уложили следующий. (Как установили археологи, работавшие в древнем Новгороде, поновление уличного мощения происходило, как правило, через 20–25 лет.) Исследуя участок древнейшей московской улицы, ученые обратили внимание на то, что местами между плахами мостовой попадаются плоские кости домашних животных. Затем выяснилось, что часть настила вообще лежит на вымостке из костей – то были ребра, зубы и расколотые пополам челюсти коров и лошадей. Последующие археологические наблюдения в северной части Соборной площади, проведенные в конце 1960-х и в 1970–1980-е годы, прояснили, что отмостка из костей домашних животных в конце XII столетия занимала значительную площадь, не менее тысячи квадратных метров. Это мощение тянулось от алтарной части церкви Двенадцати апостолов и уходило под здание Звонницы. Пласт костей достигал толщины 20–25 см, а на одном из участков даже полуметра! Появилась такая костная площадка, вероятнее всего, в связи с необходимостью замостить влажный участок территории раннего города. В исходном рельефе здесь просматривается впадина, в которой и скапливалась вода»
В. Мы тут обсуждали, что в Москве не было улиц, как таковых до конца 14 века. А вы говорите об улице.
«Древнейшая улица Москвы не меняла свою трассу более трех столетий и прекратила существование лишь в конце XV века, когда в кирпичной крепости города сделали новые ворота, а планировка застройки и система улиц Кремля изменились. Одной из новых мощеных улиц в XVI веке стала Никольская. Участки ее археологи обнаружили в 1994–1995 годах возле Кремлевского дворца конца XVIII века, построенного архитектором М. Казаковым (ныне – резиденция президента РФ). Ранние составлявшие ее настилы первой половины – середины XVI века были довольно простыми – доски на лагах. А в конце XVI – середине XVII века конструкция мощения усложнилась. И хотя дерево сохранилось не везде хорошо, удалось проследить и понять конструкцию мостовой. На продольных лагах (в площадь археологической траншеи попали две линии лаг-подкладок) вплотную друг к другу лежали поперечные бревна, поверх которых набиты доски, уложенные продольно (как и лаги). Лаги из еловых стволов с остатками сучков сохранились плохо: в полусгнившем виде их диаметр не превышает 12–15 см. Доски верхнего настила имели ширину 13–14 см при толщине 6 см. Их прибивали к бревнам наката железными костылями длиной 12–15 см, загибая частично на доску. Длина досок, набитых продольно на поперечные бревна, не превышала 1,5–1,6 метра. В 1994 году впервые удалось обнаружить деревянную мостовую, конструкция которой частично представлена на одном из древнейших планов Московского Кремля – первых лет XVII столетия. На нем показана улица, замощенная продольно положенными досками. И археологические работы подтвердили: этот план Кремля правильно отражает характер улиц центра Москвы в XVII веке. Обнаружены в Кремле и уличные настилы, сооруженные лишь из бревен, – накат, или накатник. Такое мощение, как считают археологи, использовалось в основном в конце XV и в XVI веке, хотя в некоторых русских городах этот тип настилов применяли и в более ранние времена – во Пскове, например, в XIII–XIV веках. К редким для городского благоустройства древностям относятся гати. На территории Кремля гать зафиксировали лишь в одном месте. Она появилась во второй половине XIV века, видимо, из-за необходимости замостить сырой участок, образовавшийся после сооружения деревоземляных укреплений 1339 года. По всей видимости, эти укрепления нарушили естественный сток влаги с верхней террасы Боровицкого холма в районе Арсенала. Гать представляла собою мощение из тонких веток и сучьев, ее пласт достигал толщины 15–20 см».
В. Значит, первая улица даже в Кремле появилась только во второй половине 14 века. Ясно.
Дальше приведем выдержки из интервью той же Пановой.
К.ЛАРИНА: А какое место в Кремле самое древнее?
Т.ПАНОВА: Самое древнее место, к сожалению, застроено Кремлевским Дворцом съездов.
К.ЛАРИНА: Да что Вы!
Т.ПАНОВА: Там размещалась как раз первая крепость. Московская. На этой территории. Когда строили Дворец съездов, вот, ее остатки удалось тогда найти и зафиксировать археологам.
К.ЛАРИНА: А дубовый Кремль, Вы мне объясните, что это такое. Это одна из, один из вариантов, да?
Т.ПАНОВА: Это постройка 1339 года. Да, это одно из возобновлений деревянного кремля. Последняя деревянная крепость у нас в Москве, 1339 год. Ну, археологи не натыкались на остатки этой крепости, потому что, ну, по тем участкам, где мы копали. А на некоторых участках, на место вот этого, линий вот этих деревянных стен встали уже постройки каменные. Сначала белокаменный Кремль, а потом и кирпичный, вдоль Ниглинки, например. И вот в 1894 году, когда князь Щербатов искал библиотеку в Кремле и копал как раз вот в некоторых башнях и рядом со стенами вдоль Ниглинки, она натолкнулся на деревянные, остатки деревянных стен, скорее всего вот именно, как раз Кремля Ивана Калиты 1339 года. Но не смогли они тогда определить, что это такое, их это не заинтересовало. Все-таки была великая идея найти библиотеку, на остальное как-то внимания меньше обращалось. И эта находка так и осталась.
Где-то с середины 12-ого до 1339 года где-то 4 или 5 раз возобновлялся Кремль.
К.ЛАРИНА: Деревянный…

Т.ПАНОВА: Постепенно расширялась, да, территория. Это была деревоземляная крепость. Вал высокий, на ней деревянные стены. А потом идет, вот, первый белокаменный Кремль 1367-1368 гг.
К.ЛАРИНА: Так, дальше поехали. Где находился великокняжеский дворец Дмитрия Донского, на набережной или у Спасских ворот, из которого княгиня Евдокия провожала Дмитрия Донского на Куликово поле.
Т.ПАНОВА: Нет, дворцовый комплекс, вот уже с конца 13-ого века, т.е. со времен Даниил Александровича уже располагался там, где стоит большой Кремлевский дворец, вот этот вот.
К.ЛАРИНА: То, о чем Вы и говорили.
Т.ПАНОВА: Да, да, да. Вот такие институты власти, они у нас с конца 13-ого века размещались здесь.
К.ЛАРИНА: Ну, где-нибудь зафиксирован, вообще, образ этого храма, этого собора?
Т.ПАНОВА: Нет, это вот дворец, и храмы.
К.ЛАРИНА: Т.е. даже не знаем, как это выглядело?
Т.ПАНОВА: Нет, абсолютно.
К.ЛАРИНА: Ни рисунков, ничего не сохранилось?
Т.ПАНОВА: Ну, какие рисунки, у нас первый план Москвы появляется в начале 17 века.
К.ЛАРИНА: Ну, подождите, ну они же эскизы все-таки делали или нет?
Т.ПАНОВА: Возможно, делали, но ничего не сохранилось.
К.ЛАРИНА: Даже в то время…
Т.ПАНОВА: Ну, пожары уничтожали все. А пожары случались иногда по 2 раза на дню в Кремле.
К.ЛАРИНА: Т.е. это наша бурная фантазия, когда мы пытаемся себе историческую какую-то реконструкцию сотворить.
Т.ПАНОВА: Да, да, да. Москва была. Деревянный город, деревянный город восстановить очень сложно, только вот когда большие масштабные раскопки, если находят какие-то остатки, которые позволяют такие реконструкции сделать, тогда мы можем что-то представить. Ну, это вот в Новгороде. Оно реально, где раскапывают огромными площадями и целые усадьбы можно представить, что там стояло на каждой усадьбе, как она была огорожена. У нас этого нет, в Кремле и в Москве в частности.
К.ЛАРИНА: Как долго Кремль был белокаменным? И сразу же следующий вопрос, видимо, уже последний. Как Кремль из белокаменного преобразовался в кирпичный, неужели стены разбирались полностью?
Т.ПАНОВА: Надо сказать, что белокаменный Кремль, построенный при великом князе Дмитрии Ивановиче, будущем Донском, в 1367-68-ом году, он просуществовал очень недолго для сооружения такого рода и такой вот мощности. Дело в том, что когда начали заготавливать камень белый для строительства Кремля, его не выдержали. Его нужно было года 2-3 подержать на воздухе, чтобы он покрылся защитной пленочкой такой и стал более стойким. Его сразу пустили в дело, потому что была очень сложная политическая ситуация. Ждали нападения Литвы, Твери. С Тверью было тут сложные отношения у московских князей, поэтому постоянна была угроза нападения. Что собственно и произошло в 1368-ом, прямо сразу после окончания строительства Кремля. Тут же литовский князь Ольгев пришел и осадил Кремль, но Кремль выдержал осаду. Вот и просуществовал Кремль недолго, до 1485 года. Ну, конечно, не сразу все сносили, прежде чем сооружать новую крепость. А все это шло постепенно. Нельзя же было оставить без обороны в центр города и вообще людей без надежного такого места укрытия. Поэтому сносилось постепенно: кусок стены снесли – начали строить новую. И так вот постепенно заменяли старую постройку на новую. Дело в том, что на многих участках для основания кирпичного Кремля использовали еще фундаменты белокаменного Кремля. Это тоже археологически прослежено, то есть, использованы вот эти вот старые основания.
Но от крепости, построенной в годы правления великих князей Ивана Даниловича, Дмитрия Ивановича археологических данных нет.
В ходе археологических исследований выяснилось, что трасса стен кирпичной крепости конца XV в. в мысовой части холма (вдоль берега Неглинной) совпадает с линией древних укреплений второй половины XII-XIII вв. Интересно, что здесь не зафиксированы следы белокаменного строительства Кремля времени княжения Дмитрия Ивановича (XIV в.). Археологические материалы свидетельствуют о том, что в середине XII-XIII вв. была освоена и укреплена территория всей верхней террасы Боровицкого холма (от современной нам Боровицкой башни до Спасских ворот).
К.ЛАРИНА. А далее?
Т.ПАНОВА: Ну, Кремль строили в течение 10 лет, вот, стены и башни сами, начиная с 1485 и по 1495. Довольно короткое время. Ну, сама, крепость была завершена только к 1520 годам. Потому что огромный ров еще сооружали на Красной Площади, вот этот знаменитый.
К.ЛАРИНА: Вокруг, вокруг стены?
Т.ПАНОВА: Нет, только по Красной Площади. Он от Неглинной, вот, до Москвы-реки. Протянули, ров был более 500 метров длинной, шириной 32 метра. Глубиной до 12 метров. Это было огромное сооружение. Его начали в 1508 году только делать, его закончили к 1520 годам. Интересное очень сооружение, особенно в районе Константино-Ильиниских ворот, где был закрытый мост через этот ров, башенка стояла, типа Кутафьей, такой же вот отводной. Вот, такая же башенка была. И мост был закрыт. Там, видимо, были какие-то сооружения, которые помогали воду подавать в этот ров. Вот, очень интересный объект, и он, практически, сохранился ведь под брущаткой современного Васильевского спуска. Т.е. можно было бы раскопать и тоже как-то музейфицировать этот объект и сам ров. Он тоже сохранился, сохранились его стены. Они так и лежат под землей. Такое мощное интересное сооружение, которое тоже можно было бы сделать музеем интересным
А, ну, крепость была построена при Иване III в конце 15-ого века. Это великий князь, который наладил контакты с итальянцами и пригласил итальянских фортификаторов для создания современной мощной крепости в Москве.
К.ЛАРИНА: И что-то сохранилось?
Т.ПАНОВА: Ну, двадцать башен сейчас сохранилось вместе с отводной Кутафьей. Ну, некоторые башни получали названия по церквям, стоявшим рядом. Вот, например, Константино-Ильиниская башня, она получила название по церкви, которая стояла недалеко от нее. Беглимишевская башня была, сейчас она Москворецкой называется, это угловая, круглая башенка, очень изящная.
К.ЛАРИНА: Беглимшевская, это тоже в честь..?
Т.ПАНОВА: Это рядом стоял двор, бояр Беглимишев, Беглимишевых. Которые служили еще и Василию II и Ивану III, и при Василии III только были лишены своих владений в Кремле. И даже казнен был последний владелец двора кремлевского. Так что по-разному называли.
К.ЛАРИНА: Ну, давайте дальше пройдемся. Это же ведь интересно, Вы так бросаете по дороге. Я не прошу все двадцать, но…
Т.ПАНОВА: (смеется) Ну, вот Фроловская башня, ныне Спасская, она тоже была сначала, называлась, вот, по церкви Флоры и Лавры, которая стояла недалеко, а потом уже по образу Спаса, который разместили уже на самой башне. Интересна вот Троицкая башня, она довольно поздно получила это название, но рядом стояло подворье Троице-Сергеевого монастыря, нашего знаменитого, подмосковного. И по этому подворью как раз получила название эта башня. Боровицкая башня, ну, обычно выводят ее название от бора, который когда-то шумел. И это действительно так было. У нас тут все было в лесах, очень много хвойных было.
К.ЛАРИНА: Там где Александровский Сад сейчас?
Т.ПАНОВА: Да, да, да. Где вход в Оружейную Палату. Вот, возможно, что действительно, вот, в память об этих лесах непроходимых, вот, как раз эта башня и получила свое название. Тайнитская, предполагаю, что там был колодец-тайник, но не сохранился он, к сожалению, так что вот так точно сказать сложно. Петровская башня была в Кремле недалеко от Москворецкой. Просто в нее перенесли церковь Петра, которая стояла на подоле. Недалеко.
К.ЛАРИНА: Прямо в башне была церковь?
Т.ПАНОВА: Да, прямо в башне, у нас в нескольких башнях были церкви. Ну, например, в той же Боровинкой была церковь рождества Иоанна Предтеча в 19 веке, ее сломали и перенесли… Там, вот, в Боровицкой сохранился амвон и детали алтаря.
К.ЛАРИНА: Алтарь, и службы там проводились, т.е. как церковь?
Т.ПАНОВА: Благовещенская башня тоже получила название по церкви, которая стояла прям вплотную к этой башне. Благовещение на житном дворе. И, кстати, один из служащих этой башни даже, по некоторым там документам, корову держал в башне (смеется). Это конечно было нарушение, потом его заставили убрать это животное. Вот, ну, домашнее хозяйство завел, разместил в башне. Вот, такие названия.
К.ЛАРИНА: Скажите, а есть какие-нибудь секреты в кладке кремлевской стены, в составе материала, кирпичи и растворы?
Т.ПАНОВА: Ну, стены сложены достаточно, так, интересно. Дело в том, что кирпич – это наружная, как бы, обкладка, а внутри все забутовано белым камнем рваным, кусками белого камня, пролито известковым раствором и в эту массу, вот этой белокаменной кладки, помещены, значит, еще какие-то участки кирпичных тоже, кирпичных кладок. Т.е. достаточно прочная такая конструкция, а снаружи несколько рядов кирпичей облицовывают эту вот, такой массив вот этот белокаменный.
К.ЛАРИНА: Это было чье-то конкретное изобретение или заимствование?
Т.ПАНОВА: Да нет, это конечно привезли с собой итальянцы…
К.ЛАРИНА: Итальянцы.
Т.ПАНОВА: Да, которые были лучшими фортификаторами в Европе в 15-ом веке. Собственно поэтому их и пригласили, и Северная Италия особенно. И они вот эти, у нас и кирпич стали более активно использовать как раз с приходом итальянцев. Ну, вот когда построили вот этот кирпичный Кремль, было 6 основных ворот: это вот Фроловские ворота, позже Спасские, Никольские, Троицкая башня, Боровицкие вороты, Тайницкая башня и Константино-Ильининская башня. 6 ворот. Ну, одними пользовались более активно, другие, так сказать были более закрытыми, как Константино-Ильининская башня.
К.ЛАРИНА: А вот подземные были проходы в Кремль.
Т.ПАНОВА: Вы знаете, с подземными ходами, конечно, история сложная, хотя натыкались иногда на них. Вот, в частности, тоже, князь Щербатов в районе Никольской башни нашел подземный ход. Но, к сожалению, так зафиксировано все плохо, что не очень понятно, как этот ход работал. Вот, а так, очень интересные были проходы в самих стенах сделаны для переброски незаметной войск. Вот, особенно, вот, в стенах, которые со стороны…
К.ЛАРИНА: Как звали уже, наконец, скажите итальянских архитекторов и что они построили в Италии, и в каких городах?
Т.ПАНОВА: Эх, сейчас я, конечно, не вспомню, что они построили в Италии. Но тоже крепости строили, водопроводы строили. Занимались вот такими вот…
К.ЛАРИНА: Они что тендер выиграли? (смеется) Каким образом, почему именно их пригласили-то сюда?
Т.ПАНОВА: (смеется) Ну, Иван III послал посольство, и наши русские послы отбирали, конечно, наиболее интересных мастеров и известных, того же Аристотеля Фераванти, который очень известным был мастером. Он построил Успенский собор и некоторые другие храмы в Москве и в других городах. Вот. Итальянские архитекторы известные, но, правда, наверное, не все они попали в летописи, ну есть Оливи Сно, Марков Рязин, один из строителей Кремля. Ой, сейчас не вспомню уже имена. Ну, несколько имен всего называется, которые строили основные башни наиболее сложные. А так и русские мастера наверняка присутствовали и участвовали в работах про Кремль.
Закончим диалог со специалистом и постараемся сделать первые выводы.
До Кремля ни чего не было или что-то было?.
На НЫНЕШНЕМ Боровицком холме, который тогда был ДВУМЯ холмами: Боровицким и Кремлевским стоял двор ханши Тайдулы, который занимал правый и левый берега Неглинки, текущей по месту современной Соборной площади.
Рядом стояло капище Яра (Ярилы), потом названное собором святого Йара, потом собором Иоанна Предтечи на Бору с приделом святого Йара.
Это начало. Первые десятилетия 14 века.
Какие там племена индейцев или алеутов жили по холмам не принципиально. Города еще нет.
Приведенные цитаты отражают конкретные факты, а трактовка фактов - конечно неблагодарное дело, но отражает личные пристрастия. При этом точка зрения сотрудника музея - отражает официальную историю, но и она говорит о слабой заселённости данного места.
Да имеется поселение на Боровицком холме: но, что заставило придти сюда земледельцев?
Ясно одно, к началу 14 века на месте Москвы есть только: ханский двор, капище, небольшая казна для хранения дани, и гостевой дворец в Коломенском владимирских князей. Хотя это уже вряд ли Москва.
Все.
Делаем следующий шаг.
К концу первого началу второго десятилетия 14 века казенный двор (казна) становится одним из центральных на Руси (условно) для сбора дани (Иван Калита и др.)
К этому времени вкруг него начинает разрастаться поселение мытарей и охранников (скорее всего тот же ханский двор).
Ханский двор - это ханский двор. Это двор воеводы. В нашем случае воеводы - женщины (ханши). Двор воеводы - это военный стан. Укреп пункт. Блок-пост. ЗамОк. Место для расположения силовой поддержки мытарей сборщиков дани. Им все равно, кто здесь рядом. Земледельцы, стеклодувы, алеуты, рыбаки, охотники и др. Просто объекты сбора дани. Даже не здесь, а где-то в шаговой досягаемости.
Это у нас начало 14 века. Всякие там поселения сборщиков травы и пастухов коз нас не интересуют. Нас интересует появление города и Кремля.
Города никогда и нигде не появлялись на месте земледельческих деревень.
Смотрим далее. В расположении Московского Кремля не ищите никаких фортификационных предпосылок. С этой точки зрения блок-пост (не форт, потому как защитных функций не нес совершенно) поставлен в очень неудачном месте. Не на слиянии рек, как города "персейного" типа, а по берегам маленькой реки, впадающей в большую. Тут два резона. Первый водная коммуникация.
Легенда нам говорит, что приехала слепая Тайдула на свой двор. Митрополит Алексий (духовник владимирского князя Дмитрия) ее вылечил. В награду получил кусок ханского двора (по правому берегу Неглинки). Построил Чудов монастырь (в честь чуда исцеления), состоящий из КАМЕННОЙ церкви и келий. Обнес его КАМЕННЫМ забором (стенкой).
Это было ПЕРВОЕ КАМЕННОЕ сооружение с КАМЕННЫМИ стенами в ЕВРОПЕ.
Есть версия. Она основана на Фульканелли, на наших исследования алхимии, на работах Хумперта и Шенка и др. Были единичные каменные сооружения в Залесской Руси, Но без стен.
Ольгерт, когда пришел и увидел каменные стены, стоял три дня в растерянности и потом ушел.
Алексий строит первый каменный укрепрайон. Откуда технологии. Загадка. Сергий Радонежский (заметьте духовное лицо без титула) строит второй укрепрайон.
Сестры Алексия начинают строить третий. Первый женский монастырь (общежитский) на Руси.
Москва становится местом хранения казны под прикрытием серьезного оборонительного сооружения.
Однако до определенного времени (пока на казну нет претензий) она никому не нужна, хотя и служит несколько раз запасной базой для непокорного и много на себя берущего Дмитрия.
"Один из самых древних московских монастырей, Чудов, был основан св. Алексием, митрополитом Московским, в 1365 году в память о чудесном исцелении от слепоты Тайдулы (Тайболы), жены хана Золотой Орды Джанибека. Молитвами святителя Алексия Тайдула прозрела и в благодарность подарила Алексию двор ханских наместников, располагавшийся в Московском Кремле. На месте этого двора Алексий и основал монастырь. Начало ему положила каменная церковь во имя Чуда Архистратига Михаила, заложенная в сентябре 1365 года - один из самых ранних каменных храмов в Москве (по другим данным, этот храм был деревянным, а первый каменный храм Чудова монастыря .сооружен в 1404 году)". Статья из книги Низовского А.Ю. "Самые знаменитые монастыри и храмы России"
Хотя я все-таки сделаю свой вывод об этой легенде.
Не исцелял святитель Алексий слепую ханшу. Ох уж этот наш материалистический мир!!! Совсем перестали понимать аллегории!!! Если гигант то длинный, если возвысится, то подняться по ступенькам....
Он дал ей ПРОЗРЕНИЕ!!!! Она увидела СВЕТ!!!! Он ее ПРОСВЯТИЛ!!!
А за это чудо она ему отплатила монастырем.....
Но теперь нас интересуют ворота и окрестности, под стенами белокаменного Кремля.


автор: "пилигрим."
Дата: 15.10.2012 04:59
Тема: Отступление. Проездные ворота.Ответить
Отступление. Проездные ворота.
«И окончив молитву, поклонился преосвященному митрополиту Киприану, архиепископ же благословил его и отпустил в поход против поганых татар; и, перекрестив ему чело, осенил его Христовым знамением, и послал богосвященный собор свой с крестами, и со святыми иконами, и со священной водой во Фроловские ворота, и в Никольские, и в Константино-Еленинские, чтобы каждый воин вышел благословенным и святою водою окропленным». (Сказание о Мамаевом побоище).
Для справки.
«В 1379 году русское посольство в Константинополе добилось от нового патриарха Нила поставления игумена переславльского монастыря Пимена митрополитом Киевским Великой Руси. Киприан же, который в соборном акте характеризуется не иначе как «второй Роман», был осужден, но оставлен митрополитом Литвы и Малой Руси, с тем условием, что по его смерти Пимен распространит свою власть и на западные епархии».

Таким образом для поклонения Киприану Дмитрию Донскому надо было ехать в Полоцк, да и там он был не митрополитом Всея Руси.
Однако заслуга его в борьбе против Орды была.
«Вернувшись на Русь, Киприан благословил Андрея и Дмитрия Ольгердовичей на борьбу с Ордой. Андрей и Дмитрий Ольгердовичи с псковскими, полоцкими, друцкими, туровскими, брянскими полками, в союзе с двоюродным братом Дмитрием Михайловичем Боброком-Волынским и мужем своей сестры Елены Ольгердовны Владимиром Андреевичем Храбрым 8 сентября 1380 года участвовали в разгроме ордынских войск на Куликовом поле».

Но вернемся к воротам.
Вообще в Кремле пять проездных ворот, которые связывали его с посадом.
Первые упоминаемые в Сказании ворота - Фроловские.

Спа́сская (Фроло́вская) башня — одна из 20 башен Московского Кремля, выходящая на Красную площадь. Название башни происходит от вятской иконы «Спас Нерукотворный», висевшей над Спасскими воротами.
Первоначальное наименование башни — Фроловская — происходит от церкви Фрола и Лавра на Мясницкой улице, куда вела дорога из Кремля через эти ворота. Церковь не сохранилась до наших дней.
Это первая версия.
До 1658 года Спасская башня называлась Фроловской стрельницей, как предполагают,- по церкви Фрола и Лавра, находившейся на посаде недалеко от башни. В 1658 году царским указом она была переименована в Спасскую - по образу Спаса Смоленского, написанного над воротами отводной стрельницы со стороны Красной площади, в память освобождения русскими войсками города Смоленска. Эта древняя фреска до сих пор сохраняется в белокаменной раме над воротами башни.
Это вторая версия.
Башня была сооружена в 1491 году в период княжения Ивана III архитектором Пьетро Антонио Солари, о чём свидетельствует белокаменные плиты с памятными надписями, установленные на самой башне со стороны Кремля.
При постройке башня была приблизительно вдвое ниже. В 1624-1625 годах русский архитектор Бажен Огурцов и английский мастер Христофор Галовей возвели над башней многоярусный верх, заканчивающийся каменным шатром.
Значит о Фроловских воротах или о Фроловской стрельнице мы знаем с 1491 года.

Вторые ворота, упомянутые в Сказании – Никольские ворота.
Никольская башня с проездными воротами была названа еще в древности по имени иконы Николая Чудотворца, помещенной в белокаменной раме над воротами отводной стрельницы со стороны Красной площади. Это древнее изображение в белокаменной раме также дошло до наших дней.
Это первая версия.
Название башни было также связано с Никольской улицей, отходящей от башни в северном направлении, на которой находился монастырь с церковью Николы Старого (на месте нынешнего здания Историко-архивного института). Через Никольские ворота проезжали в Кремль к боярским и монастырским подворьям, занимавшим северо-восточную часть Кремля.
Это вторая версия.
Но мы уже говорили, что улица эта называлась Сретенкой по Сретенскому монастырю. И ворота назывались Сретенскими.
До недавнего времени считалось, что монастырь был основан на том месте, где находится ныне. В 1984 году М.М. Сухман высказал гипотезу, что монастырь первоначально находился в районе Сретенских (Никольских) ворот Китай-города и был перенесен оттуда в связи со строительством Китайгородской стены
Построены Никольские ворота в 1491 году по проекту итальянского архитектора Пьетро Антонио Солари.
Подведем итог по Никольским воротам. Известны они с 1491 года, да и то, как Сретенские.

Третьи ворота из Сказания – это Константино-Еленинские ворота.
Название Константино-Еленинской башни и проездных ворот в ней связано с церковью Константина и Елены, находившейся в Кремле недалеко от башни. Раньше ворота назывались Тимофеевскими - по имени воеводы Дмитрия Донского. В XVII веке ворота были заложены. Башня и отводная стрельница стали использоваться под тюрьму. В XVШ веке отводную стрельницу разобрали, а впоследствии, при планировке Васильевского спуска к Москве-реке, были засыпаны и ров перед башней, и нижняя часть башни с воротами. Верхняя часть воротной арки с нишей для надвратной иконы и сейчас видна на фасаде башни.
Возведена Пьетро Антонио Солари в 1490 году на месте Тимофеевских ворот белокаменного Кремля 1366-1368 годов. Название свое башня получила от располагавшейся неподалеку в Кремле церкви Константина и Елены.
Церковь святых Константина и Елены — церковь, существовавшая в Московском Кремле рядом с Константино-Еленинской башней. Уничтожена в 1928 году.
Впервые церковь упоминается в летописном сообщении о пожаре 1470 года.
Тимофеевскими эти ворота назвали по имени Тимофея Вельяминова - героя Куликовской битвы, потому как здесь на посаде, современном Васильевском спуске, ему был выделен надел за его подвиги.
Значит, ранее 1470 года ворота быть Константино-Еленинскими не могли.
Кроме этих ворот проездными были следующие ворота.

Троицкие ворота.
Название Троицких ворот связано с располагавшимся в Кремле неподалеку Троицким подворьем. До XVII века ворота, как и башня, назывались то Куретными, то Ризположенскими, то Знаменскими, то Богоявленскими. Название Троицких закрепилось за ними с 1658 года. Эти ворота служили для проезда к патриаршему двору и женской половине царского дворца, хоромам цариц и царевен.
Все хозяйственное снабжение Кремля и вход на великокняжеский двор осуществлялись через Боровицкие ворота. Около них находился великокняжеский двор, а у кремлевской стены, обращенной к реке Неглинной, располагались кормовой, житный и конюшенный дворы. В XVII веке башню переименовали в Предтеченскую, но это название за ней не укрепилось.

Тайницкая башня на берегу Москвы-реки и ворота в ней получили название от тайника-колодца, бывшего в башне. Ворота башни использовались только для проезда к Москве-реке и прохождения крестного хода на водосвятие.
В 70-е годы XVIII века Тайницкую башню разобрали в связи с начавшейся постройкой Большого Кремлевского дворца по проекту В. И. Баженова. По прекращении строительства башню восстановили заново, но без отводной стрельницы. В 1862 году по проекту художника А. С. Кампиони к башне была пристроена отводная стрельница, завершавшаяся зубцами и специальной платформой внутри, на которой устанавливались пушки для стрельбы в праздничные дни. В 1930 году стрельницу разобрали, а ворота заложили. Арка ворот, заложенная кирпичом, и сейчас хорошо видна на фасаде башни со стороны Москвы-реки.

Остальные башни Кремля были глухими, т. е. непроездными, и название их иногда менялось в зависимости от назначения, использования и от появлявшихся за ними в Кремле зданий.
Таким образом, при рассмотрении ВСЕХ проездных башен Кремля, мы пришли к выводу, что упоминаемых в Сказании о мамаевом побоище Фроловских, Никольских и Константино-Еленинских во время Куликовской битвы, то есть в 1380 году, быть просто не могло. Впрочем, как и других проездных ворот Кремля тоже.

Так откуда же взялась уверенность у специалистов историков в подлинности литературного вымысла?
А из работ доктора исторических наук (1945), профессора, лауреата Сталинской премии (1952) Николая Николаевича Воронина. Особенно из его статьи «Московский Кремль (1156-1367 гг.)» опубликованной в 1958 году в сборнике «Материалы и исследования по археологии СССР, №77 (Метательная артиллерия и оборонительные сооружения)».
Приведем здесь только выводы.
«Приведенные расчетные данные по Московскому кремлю, при всей своей относительности, дают ясное представление о широких материальных возможностях Москвы и, главное,- о количестве строительных кадров, обеспечивших "скоростную" реализацию огромной инженерно-архитектурной программы. Для постройки кремля, действительно, "отовсюду собраны были во множестве мастера каменного дела".
На обширной военно-инженерной работе, проводившейся московским правительством, несомненно, выросли очень значительные кадры крепостных зодчих, горододельцев. Ими очень дорожали, стремясь при военных столкновениях забирать у противника этих мастеров. По крайней мере несколько позже сын Донского Василий I в договоре с князем Владимиром серпуховским (около 1390 г.) оговаривал: "А кого собе вымемь огородников и мастеров, и мне князю великому з братьею два жеребья, а тобе, брате, того треть" 79).
Что касается рядовой рабочей силы и транспортных средств, то они, конечно, мобилизовались обычным путем - сгоном феодально-зависимых крестьян. Вспомним, что "городовое дело" в Новгороде осуществлялось крестьянством волостей "елико их есть во всей Новгородской земли и области, а Новгородские люди толико кто пригожь с торговых с рядов нарядчики были"; в 1430 г. "пригон был крестианом к Новугороду, город ставити, а покручал четвертый пятого..." 80). В Москве дело обстояло, наверное, также. Располагая достаточными кадрами зодчих и каменщиков и неисчерпаемыми резервами простой рабочей силы, москвичи начинали работу с твердой уверенностью в ее реальности и имели полное основание надеяться "на свою на великую силу" 81). Сарказм тверского летописца, бросившего эту фразу в связи с началом строительства Московского кремля, был опрокинут действительностью.
Эти мастера сохранялись в Москве и позже, может быть, работая на стройке не известных нам сооружений.
Менее всего было связано с традицией военно-инженерное строительство Москвы. Оно должно было отвечать современным условиям и приемам военного дела. Однако центральное сооружение рассматриваемой поры - Московский кремль 1367 г.- в отношении его общего замысла все же был близок, например, крепости Изборска. Он также следует принципу концентрации башен на наиболее ответственной линии "приступной" стены, обращенной к равнинному участку, тогда как хорошо защищенные Москвой-рекой и болотистой долиной р. Неглинной южную и западную стороны зодчие оставляют с малым количеством башен. Дерзким новшеством московской крепости является помещение на приступной стене трех проездных башен, рассчитанных на активную оборону и массированную вылазку на всем фронте большого количества войск. В общей композиции плана нельзя не отметить зарождения черт некоторой регулярности, отчасти обусловленной формой самого участка в устье Неглинной: план сравнительно прямолинеен, середину южной стены занимает Тайницкая башня, также относительно равномерно расположены проездные башни восточной стены.
При всех своих боевых качествах стены и башни Московского кремля ставились и с учетом чисто художественных условий архитектурного ансамбля. Наиболее существенно, что южная стена крепости прошла не по склону холма, а у его подножия, открыв вид на кромку берега и расположенные на его высоте здания. Это был сознательный архитектурный прием.
Любопытно, что как при Калите, ставившем свои храмы вне стен старой крепости XII-XIII вв., так и при Донском еще до постройки Московского кремля 1366- 1367 гг. в 1365 г. строится белокаменный собор митрополичьего Чудова монастыря; его ставят поблизости от будущей "приступной" стены крепости с ее 3 воротами. Собор как бы "охраняет" их. Московский кремль 1366-1367 гг.- крупнейшее военно-инженерное сооружение Руси XIV в.- сыграл огромную роль в "возвышении Москвы". Он стал не только неприступной твердыней, на которую опиралась энергичная политика Москвы, нанесшей на Куликовом поле решительный удар татаро-монгольскому владычеству и заложившей основу объединения русских земель».

В этой же статье выдающийся археолог рисует план белокаменного Кремля Дмитрия Донского и недрогнувшей рукой подписывает трое проездных ворот. Никольские, Фроловские, Константино-Еленинские.
Ну что можно ожидать от доктора исторических наук и лауреата Сталинской премии, если он не задумываясь, пишет о кадрах крепостных зодчих и толпах крепостных крестьян, забывая, что введение ограничения права перехода от одного помещика к другому — Юрьев день было только в 1497 году. А уж отмена Юрьева дня — «заповедные лета» с чего и началось крепостное право и того позже в 1581 году.
Опять же без колебаний, указывает на то, что приступная стена защищает слабое, с его точки зрения место в крепости, не обращая внимания, что если стену отодвинуть к Чудову монастырю, то она пройдет по берегу Неглинки. А уж то, что южная стена идет у подножья холма, открывая вид на реку, в ущерб фортификации, вызывает у него прилив восторга «учетом чисто художественных условий архитектурного ансамбля».
Нет слов!!! И вот на этот опус опирается археологическая наука в доказательствах существования белокаменного Кремля до Куликовской битвы.
Закончим о башнях и воротах и посмотрим, а что было вокруг Кремля.




автор: "пилигрим."
Дата: 17.10.2012 13:38
Тема: Глава шестая (продолжение)Ответить
Историки уверенно говорят нам, что в XIV веке произошло значительное расширение московского посада. Об этом можно судить по сведениям о московских пожарах и количестве сгоревших церквей. В первый пожар (1331 год) выгорел город Кремник. Во второй пожар (1337 год) в Москве сгорело 18 церквей, причем выгорела «вся Москва».
Что подразумевается под городом Кремник и всею Москвой, об этом наука умалчивает.
Однако эту цифру следует сопоставить с известием о пожаре Великого Новгорода 1340 года, когда в нем сгорели 74 церкви. Как ни трудно сопоставление величины обоих городов по количеству сгоревших церквей, тем не менее, обе цифры дают некоторое понятие о количестве населения в названных городах. Новгород, несомненно, был многолюднее и богаче Москвы времен Калиты, но и Москва сильно расширилась. Хотя население в средневековом Новгороде в самый его расцвет насчитывала 600 дворов.
В пожар 1334 года сгорели 28 церквей. Но тут загвоздка. В их число входят, те же уже сгоревшие 18, и многие из тех церквей, которые будут упомянуты в летописях позже.
«В основном посад расширялся в сторону позднейшего Китай-города. Однако никаких сколько-либо достоверных сведений о московском посаде XIV века мы не имеем. Можно только предполагать, что посад в это время не занимал даже всю территорию позднейшего Китай-города». (Тихомиров М.Н., Средневековая Москва в XIV-XV веках, М., 1957, редактор: Арциховский А.В.)


Впрочем, некоторое понятие о размерах московского посада XIV века могут дать сведения о ближайших подмосковных селах, позже вошедших в городскую территорию.
На юге московский посад естественно ограничивался Москвой-рекой. Территория позднейшего «Болота», видимо, еще не была застроена. Тут находился «луг великий за рекою». Он отделял посад, и Кремль от села Хвостовского, находившегося в районе позднейших Хвостовых переулков в Замоскворечье.
Это село принадлежало знатному боярину и тысяцкому Алексею Хвостову.
На западе в непосредственной близости к Кремлю находилось село Старое Ваганьково. Его место и сейчас легко определить по небольшой церкви, стоящей во дворе Библиотеки им. В. И. Ленина. Еще в XVII веке стоявшие здесь церкви именовались: «что в Старом Ваганькове».
И. М. Снегирев причислял это урочище к числу древнейших московских урочищ. Он производит название Ваганькова от глагола «ваганить» — играть, потешаться, шутить (на вологодском говоре). Еще в XV столетии здесь находился загородный двор великой княгини Софьи Фоминишны. Это название – загородный, четко показывает нам, что Старое Ваганьково находилось за городом.
Район к западу от Кремля изобиловал болотами и оврагами, отчего и местность к западу от Кремля у реки называлась Чертольем. Тут стояло село Семчинское в районе современной улицы Остоженки, одно из древнейших московских сел, названное уже в духовной Ивана Калиты. К нему примыкал большой Самсонов луг. Надо представить громадный заливной луг с его стогами сена, чтобы понять, почему прошедшая здесь позднее улица называлась Остоженкой.
На востоке посад разрастался между Москвой-рекой и Неглинной. Естественной его границей на востоке служил Васильевский луг у Москвы-реки, Это там где сейчас обширная территория Воспитательного дома, соединявшейся с Кулишками. Последнее название толкуется по-разному, то, как поемный луг, то, как поляна среди леса, выжженная и очищенная для посева. Это место было уже за окраиной города. Возможно, отсюда и произошла теперь забытая, но очень распространенная полвека тому назад старинная московская поговорка для обозначения отдаленности и заброшенности места: «у черта на куличках».
К северу от Кулишек простирались местности, известные еще в XVI—XVII веках под характерными названиями: «глинищи», «в садах», «Кучково поле». Раньше это была окраина московского посада. За Неглинной к северу от Кремля лежали еще совсем слабо заселенные пространства, болотистые и полулесные.
Так очерчивается перед нами территория московского посада XIV века, при Иване Калите (1328— 1340 гг.) и его сыне Симеоне Гордом (1340—1363 гг.) и Дмитрии Донском. Москва этого времени еще сравнительно небольшой город, если так можно назвать укрепление на Боровицком холме, окруженное селами и слободами. Может быть, в нашей картине и не все точно, но в целом она довольно близко соответствует действительности.
В самом хозяйстве великих князей XIV века большое место занимало использование таких естественных богатств, как борти с дикими пчелами, луга, охотничьи места. Это прямой признак того, что такие отрасли хозяйства занимали еще непомерно большое место в бюджете московских князей. В первой своей духовной грамоте Иван Калита особо отмечает «оброк медовый городской Василцева веданья». Оброку придается настолько большое значение, что Калита делит его между своими сыновьями.
Великий князь упоминает о своих лугах и стадах. В грамоте говорится о купленных бортниках и бобровниках. Что речь идет о городских бортях, во всяком случае примыкавших к городу, видно из того, что «Добрятинская борть», или «Добрятинское село», было разделено по третям между сыновьями Калиты. Василий, ведавший медовым оброком, вероятно, тысяцкий Василий Вельяминов, — высший сановник в княжестве.
Во второй половине XIV века «Василцево сто и Добрятинская борть с селом з Добрятинским» еще передаются по наследству старшему сыну. О них договаривается и Дмитрий Донской со своим двоюродным братом Владимиром Серпуховским. «Оброк медовый» городской упоминается в княжеских грамотах времен Дмитрия Донского и его наследников.
Москва всегда казалась приезжим из Петербурга «большой деревней». Даже в начале XX века нескончаемые деревянные заборы, за которыми угадывались зеленые сады, запущенные пруды, обширные огороды, пустыри были разбросаны в разных частях города. Поля и рощи близко теснились к городу, и современному человеку трудно поверить, что так недавно в районе Песчаных улиц шумела обширная роща. Кто помнит теперь о Тюфелевой роще и окружающих ее огородах, кто поверит тому, что между Крутицкими казармами и Симоновым монастырем тогда тянулись нескончаемые огороды, и не было ни одного строения.
Но в начале XV века произошли изменения.
Конечно, современное переустройство городов никак нельзя сравнивать с медленной ленивой перестройкой, которая производилась при расширении средневековых городов. Но такая перестройка все-таки шла и с течением времени приводила к значительным изменениям первоначального ландшафта той местности, которую занимал город. Летописи и другие источники, впрочем, не дают никакого материала для суждения, в чем состояли эти изменения. Но о них можно судить по другим источникам, в первую очередь по названиям городских урочищ, улиц и зданий. К ним прикладывались и потом веками жили порой самые странные названия, связанные с первоначальными топографическими признаками.
Первую попытку объяснить московскую топонимику сделал в середине прошлого века И. М. Снегирев, теперь довольно прочно и несправедливо забытый автор. Снегирев собрал топографические названия Москвы, тогда еще жившей, можно сказать, старыми традициями. В середине прошлого «первопрестольная», еще была наполнена преданиями о допетровской Москве.
Впрочем, И. М. Снегирев только собрал и попытался осмыслить старые московские названия, еще жившие в его время. По-иному подошел к московской топонимике И. Е. Забелин — младший современник Снегирева. Забелин выпустил свою «Историю города Москвы» в начале XX века.
Оставались еще не тронутыми московские кривые переулочки, кое-как замощенные булыжной мостовой, стояли старые церкви и монастыри с их обширными садами и кладбищами.
Уже И. М. Снегирев отметил общую особенность ландшафта ранней Москвы: «Вообще холмы были выше, удолья глубже, леса чаще, реки обильнее водою, болота многочисленнее».
Москва возникла при слиянии двух рек — Москвы и Неглинной, или Неглинки. Из других более значительных речек больше всего выдается Яуза. Сами по себе Неглинная и Яуза не были широкими и глубокими речными потоками, но долины их служили значительным препятствием для сообщения, в особенности долина Яузы в ее нижнем течении. Высокие берега Яузы образуют здесь ряд горок, возвышающихся над рекой. Говоря о холмистой поверхности Москвы, я имею в виду обычное, а не географическое понятие холмистой местности.
Значительное число различного рода горок и холмов характеризует изрезанный московский рельеф. Среди них И. М. Снегирев отмечает Красную горку.
«Эти горки и холмы в соединении с болотами и речками составляли немалое препятствие для освоения городской территории. Поэтому Москва XIII — XIV веков не была похожа на позднейший город с его длинными улицами и переулками, улицы только еще намечались в виде дорог, ведущих в Кремль, по бокам которых строились дома. Между строениями находились обширные пустыри, а сами строения группировались вокруг церквей, в виде особых слобод».
«Добавим сюда лесистый характер местности, существование рощ и рощиц в пределах самого города, и тогда Москва XIV века предстанет перед нами как город, только что возникающий на месте грязи, (песков, сосновых боров, на холмах и «крутицах». Это был уже град «честен и кроток», но пока еще очень небольшой городской центр. Более быстрый рост городской территории начинается позднее, с конца XIV века, когда Москва окончательно делается центром складывающегося Российского государства». (Тихомиров М.Н., Средневековая Москва в XIV-XV веках, М., 1957, редактор: Арциховский А.В.)

Ну, вот мы и мы вернулись к слободам.





Тема

автор: "пилигрим."
Дата: 17.10.2012 14:51
Тема: Отступление. Слободы.Ответить
Отступление. Слободы.

«Слобода» – произошло от слова «свобода». В XI – XVII на Руси – поселение, получающее определенные социально-экономические льготы (свободы)». (БОЛЬШОЙ ЭНЦИКЛОПЕДИЧЕСКИЙ СЛОВАРЬ).
«Слободы - населенные пункты, жители которых - земледельцы пользовались свободным трудом и не были закрепощены помещиками. Первые слободы появились в Литве после Люблинской Унии (1569 г.), когда слабо населенное Среднее Приднепровье перешло в распоряжение Польши и стало быстро заселяться вывезенными с запада Украинцами, Белорусами и Поляками; первое время переселенцам предоставлялась свобода в пользовании землей, с освобождении их от выполнения каких-либо повинностей в пользу местных магнатов на сроки от 20 до 40 лет; по этой свободе и пошло название - С. Казачьи земли Гетманщины тоже покрылись С-ми, которые после 1638 г. появились и на Донце; здесь они основаны Запорожскими Казаками, ушедшими из границ польско-литовской Речи Посполитой вместе с семьями». (Казачий словарь-справочник).
«Слободы - населенные пункты, жители которых - земледельцы пользовались свободным трудом и не были закрепощены помещиками. Первые слободы появились в Литве после Люблинской Унии (1569 г.), когда слабо населенное Среднее Приднепровье перешло в распоряжение Польши и стало быстро заселяться вывезенными с запада Украинцами, Белорусами и Поляками; первое время переселенцам предоставлялась свобода в пользовании землей, с освобождением их от выполнения каких-либо повинностей в пользу местных магнатов на сроки от 20 до 40 лет; по этой свободе и пошло название - С. Казачьи земли Гетманщины тоже покрылись С-ми, которые после 1638 г. появились и на Донце; здесь они основаны Запорожскими Казаками, ушедшими из границ польско-литовской Речи Посполитой вместе с семьями. На Дону С. заложены свободными крестьянами и Днепровскими Казаками только после его покорения Россией и наделения поместьями чиновных Казаков, заслуживших особые милости монархов. Поселения крестьян зависимых назывались деревнями и селами». (Исторический словарь).
Не могут договориться словари.
С древних времён под словом «слобода» подразумевался поселок или группа поселений на территории того или иного хозяина, например церковного или светского. Есть и другие определения, как «поселение вне города», на просторе. Зачастую, таким образом, расселялись беженцы и просто выходцы из других мест.
Так вот, специально для составителей словарей, напоминаем. На Руси упоминания о таких поселениях встречаются еще в Х веке. Первыми считаются «Уставы о церковных судах» Владимира Святославовича (978-1015 гг.), в которых говорится: «суд устанавливается по всем градам и погостам и по свободам, где христиане суть». О «свободах» упоминают и Лаврентьевская летопись (1158 г.) и множество других исторических источников.
Владелец земли разрешал «охотчим людям сесть на землю», беря их под своё покровительство и предоставляя при этом определенную независимость, свободу.
Это еще раз подтверждает историю происхождения самого термина «слобода». Как правило, такие поселения возникали именно на окраинах городов или княжеств, в местах, ранее незаселенных, пограничных или вокруг укрепленных пунктов.
Особенное быстрое распространение слободских поселений приходится на время правления Ивана Калиты (1325–1340 гг.). Широко практиковались «приглашения на слободу». Когда княжеские писцов или просто группы вольных людей оповещали по округе об устройстве новой слободы, собирая вокруг себя множество мелких торговцев, ремесленников, служилых людей и других держателей небольших земель. Такие новые поселения формировались по определенным признакам, главным образом, по основному роду занятий жителей, и получали соответствующие названия: Купеческая, Кожевенная, Гончарная и т.д.
При основании слободы, жители получали жалованную грамоту, в которой подробно перечислялись все обещанные им льготы и послабления. Нередко разрешалось внутри слободы устройство рынка или «винокурение», что тоже являлось на Руси особыми привилегиями.
Слободы и создали Москву как город, или скорее как конгломерат слобод. Недаром, известный историк И.Е.Забелин назвал когда-то московские слободы «растительными клеточками» Москвы. Они разрастались вокруг Кремля и Китай города, а также вокруг московских монастырей. С о временем слободы стали возникать и за чертой Земляного города. В середине XVIII они были обнесены Камер-коллежским валом с заставами и караульнями. Главным предназначением вала, последнего кольца старой Москвы, являлась не защита города, как таковая, а именно препятствие провоза в столицу контрабандного товара. Пошлины с ввозимых в Москву товаров в то время взимались именно Камер-коллегией, давшей название валу. Впоследствии этот вал, потеряв свое первичное значение, стал считаться границей города. Таким образом, долгое время Москва расширялась именно за счет слобод.
К середине XVII века число московских слобод достигло полутора сотен. Все их можно условно разделить на пять основных групп.
Дворцовые и казённые, составляющие 51 слободу, обслуживали дворцовое хозяйство и состояли в основном из ремесленников, получавших денежное и «хлебное» жалование.
Военные поселения составляли 33 слободы.
Монастырские и владычные (патриаршие и митрополичьи) – 26 слобод.
Иноземцы обустроили в Москве 8 слобод .
В особую группу выделялись тяглые слободы, которых насчитывалось 25, позднее чаще именовавшиеся «черными». Именно последние и составляли в XVII веке московский «тяглый посад». Жители этих слобод помимо «некоторых видов государевой службы», выполняемой в обязательном порядке, работали по частным заказам и на вольный рынок.
Расселяясь в слободах, горожане руководствовались стремлением к принципу «свои – к своим» и, нередко, между слободами образовывались значительные пространства незаселенной земли. Эти участки занимались под сады и огороды, что своеобразно сказывалось на общем топографическом виде города.
Тот же И.Е.Забелин писал в конце XIX века в одной из своих работ: «Древняя топография Москвы представляла больше живописности, чем теперь, когда под булыжною мостовою везде исчезли сохраняемые только в именах церковных урочищ поля, полянки и всполья, пески, грязи и глинища, мхи, ольхи даже дебри и кулижки, т.е болотные места и самые болота, кочки, лужники, вражки – овраги, ендовы – рвы, горки, могильцы и т.п., а также боры и великое множество садов».
Общие тенденции расположения слобод по территории Москвы соответствовали их внутренним особенностям.
Военные слободы находились в черте Земляного города.
Монастырские – вблизи монастырей (Алексеевская, Новинская, Симоновская и др.).
Ремесленнические же (Гончарная, Кузнечная и т.п.) находились на отдаленных от центра землях и, преимущественно, вблизи воды.
«Черные» слободы располагались повсюду, в том числе и за чертой Земляного города.
Появлению и распространению «иноземческих» слобод способствовало, что выходцам из других земель предоставлялась на Руси определенная религиозная свобода. Так только протестанты к XVII веки имели в Москве уже четыре церкви, первая из которых была построена ещё при Иване Грозном, когда в Европе был расцвет гонений за религиозные убеждения». Немецкая и Старопанская слобода насчитывали по несколько десятков дворов. Ещё одна Панская слобода, расположившаяся в Замоскворечье, тоже состояла из бывших поляков и литовцев. Были также Греческая и Татарская слободы…
Потребность в обучении грамоте привела к созданию в слободах образовательных учреждений, главным образом при слободских церквях. Кстати, вплоть до XVII века сведений о московских школах в исторических источниках крайне мало. Именно XVII век, особенно вторая его половина, стали периодом расцвета начального, первичного образования, сконцентрированного в слободах, в слободских приходах. Посадско-слободская школа стала основным образовательным звеном на Руси. Общий распорядок учебного дня, предметы школьного обучения, сама обстановка в школах и выработанные практикой определённые правила организации первичного учебного процесса – всё это позволяет говорить о достаточно высокой культуре начального образования, сложившейся в московских слободах допетровского времени.
Слободское деление Москвы практически стёрлось, а к началу XIX века и вовсе исчезло. Сам термины “слобода”, “слободские” еще существовали какое-то время в разговорном обиходе горожан, но и они со временем забылись.

Итак, каков итог? Слободы в XIV — начале XVIII вв., как достоверно установлено нами, территориально обособленные поселения свободных людей, близких друг другу по роду занятий (иногда по происхождению). Слободы пользовались определенными льготами, получаемыми от князя (царя).
В XVII в. в Москве было около 150 слобод, расположенных в различных районах города, кроме Кремля, в том числе:
В Китай-городе — Патриаршая певчая слобода,.
В Белом городе — 21 слобода.
Остальные — в Земляном городе и за его пределами.
Слободы занимали всю территорию Замоскворечья (в пределах Земляного вала).
С XIV века существовали слободы служилых людей (стрелецкие и др.), дворцовые и казённые (Кадашевская, Конюшенная, Хамовная и др.), монастырские, патриаршие, митрополичьи, слободы иностранцев (Немецкая, Панская и др.).
Жители этих слобод освобождались или, по-другому, «обелялись» — отсюда название «белые» слободы, от городских и государственных повинностей.
В отличие от них, жители «чёрных» слобод появившихся позже, несли многочисленные повинности в пользу города и государства. «Чёрные» слободы были подчинены Земскому приказу.
Все слобожане должны были содержать в порядке бревенчатые мостовые, выполнять пожарную повинность (устройство и содержание в каждой слободе пожарного обоза и городской пожарной команды). На средства слобожан при Земском приказе несли службу 75 «ярыжных» (полицейских), на приказном дворе дежурили 6 извозчиков, в различных приказах несли службу целовальники, исполнявшие различные финансовые и судебные обязанности (всего слобожане содержали на разных службах 260 человек, платя им «подможные деньги»).
Слободы представляли собой самоуправляющиеся поселения, жители которых выбирали старост, «окладчиков» (ведали «раскладкой» повинностей), десятников и других должностных лиц.
Центр слободы — съезжая изба, в которой располагались канцелярия и тюрьма. Слободская администрация находилась под надзором «объезжего головы» — дворянина, назначавшегося Разрядным приказом.
Слободские дела решались общим сходом на братском дворе. Все слободы города объединяло общее собрание старост.
В 1649 было установлено, что «впредь опричь государевых слобод ничьим слободам на Москве не быть». С переводом в начале XVIII в. столицы из Москвы в Петербург дворцовые слободы запустели. В 20-х гг. XVIII в. в московских слободах насчитывалось свыше 13600 душ мужского пола. С введением для ремесленников цехового устройства (1722) и всеобщего подушного обложения горожан (1724) жители слобод слились с городским купечеством и мещанством; слободское самоуправление исчезло. Названия многих слобод сохранились в наименованиях московских местностей, улиц, переулков.
Уточним, что значит, что в 1649 было установлено, что «впредь опричь государевых слобод ничьим слободам на Москве не быть». Это не значит, что в Москве по сему повелению были только опричные слободы. Отнюдь.
Просто произошло резкое деление.
Почитаем книгу «Из истории Московских переулков».
"Самыми распространенными в Замоскворечье были слободы военные. По словам Сигизмунда Герберштейна, посла австрийского императора, еще великий князь Василий III вывел сюда "своих телохранителей", образовавших целое поселение под название "Нали" (в районе Спасоналивковских переулков). Позднее в Замоскворечье обосновались стрельцы - тут насчитывалось семь стрелецких слобод, и в описаниях иностранных путешественников эта часть города так и называлась - Стрелецкая слобода. Швед Петрей де Ерлезунда, побывавший в Москве в начале XVII в., писал, что в Замоскворечье живут "главные стрелки из великокняжеских телохранителей; их больше 10 тысяч и все отборные, высокие и сильные молодцы". А вот свидетельство о Замоскворечье чеха Бернгарда Таннера, приезжавшего в 1678 г. с посольством в Москву: "Этот солдатский город крепок столько же силой и множеством воинов, сколько и своим положением. С одной стороны обтекает его полукругом река Москва, ибо тут-то и происходили у москвитян схватки с татарами, с этой-то стороны и могли только вторгаться эти злейшие их враги».
Таким образом, Ордынка и татарские улицы Замоскворечья были ВОЕННЫМИ слободами. Не лишне будет напомнить, что у них было еще одно название КАЗАЧЬЯ слобода, о чем говорить церковь Николы в Казаках.
«Вокруг города раскинулся посад и опричные слободы: Конюшенная , Кузнечная, Кирпишная, Торговая (Кокуиха), Охотная (Бутиковка), Стрелецкая, Мамонтовка (Опричная). Гольянова (Людская) и другие. Внутри ограды разместились государев двор, казначейство, посольский приказ, разрядный приказ, хозяйственный двор и прочие службы, необходимые для царского обихода. В Занеглименьи вокруг церкви «Козьмы и Демьяна , что в Шубине» раскинулась Скоморошья слобода. Память о них сохранилась — место на углу Космодемьянского (ныне Столешникова) переулка и Большой Дмитровки (Пушкинская улица) москвичи долгое время называли “Скоморошки”. А вблизи “Глинищ”, названных по почве этой местности, располагалась когда-то слобода мастеров-сребреников Оружейной палаты оставившая после себя название “Старые серебряники» А рядом слобода стольников известная как Столешники».
Очень интересный факт.
Скоморохи жили там, где сейчас Глинищевский переулок на этом месте стояла церковь Алексия, митрополита Московского в Глинищах. Возведенный в начале XVII века храм снесли в 1934-м. На его месте решено было построить кооператив для работников театров, в основном МХАТа, который и был закончен в 1937-м году. Позже москвичи прозвали его "первым домом МХАТа". Первым, потому что существовали другие - в Брюсовом переулке, на Суворовском бульваре, каждый со своими легендами и скелетами в шкафах. Впрочем, первые обитатели дома предпочитали считать символическим другой факт: еще до строительства церкви этот квартал древней Москвы звался Скоморошками - в нем располагались старая скоморошья слобода и кладбище скоморохов.
Обратите внимание, Иван Грозный организует для скоморохов опричную слободу, наравне со стольниками и оружейниками. Это вообще идет с традиционной версией, что скоморохи были в опале еще с татаро-монгольского ига.
Кроме того все опричные слободы дублируют земские. Кузнецкая на Кузнецком мосту – опричная слобода, а Кузнецкая в Кузнецком переулке - земская, опричные Хамовники и Хамовническая слобода в Зарядье, Стрелецкая в Заниглинье и Стрелецкая в Зарядье....
Опричное войско и земщина жили раздельно и раздельно обеспечивались.
А кроме того царский двор стоял в Коломенском, а это Замоскворечье. А вот у Кремля стоял Опричный двор.
Даже монетные дворы у них были разные.
«Красный (Китайский, Старый) монетный двор в Москве у Китайгородской стены. Основной опричный. На нем чеканились общегосударственные золотые, серебряные и медные монеты различных достоинств, а также некоторые монеты специальных выпусков (для Прибалтийских провинций, Пруссии.
Кадашевский земский (Хамовный, Замоскворецкий, Военно-морской, Адмиралтейский) монетный двор в Москве, в Кадашевской слободе. Чеканил золотые, серебряные и медные монеты различных достоинств. Медные монеты чеканились на специальном отделении двора, которое было открыто в 1704 году.
Царские монетные дворы.
Набережный. Медный монетный двор в Москве на территории Кремля. Чеканил медные монеты всех достоинств.
Набережный Серебряный монетный двор в Москве на территории Кремля. Чеканил серебряные копейки дореформенного образца.
Новый монетный двор в Москве на Красной площади. Чеканил серебряные копейки дореформенного образца.

Плащильная мельница в Москве на реке Яузе. Чеканила медные монеты различных достоинств.
Варварский монетный двор. Находился в Китай-городе на Варварке, между каменной церковью Варвары Великомученицы и Английским двором. Обеспечивал денежную реформу великой княгини Елены Глинской (1533 – 1538 гг.). Первый во времена опричнины и последующие годы правления Ивана Грозного. Затем производство Монетного двора приходит в упадок».
(Таценко С. Н. Топография Московского денежного двора в XVI веке // Труды Музея истории города Москвы. Вып. 10. Археологические памятники Москвы и Подмосковья. Ч. 3. М., 2000, с. 148 – 152.)

Вернемся к тому, что первые слободы в городе Москве, то есть первый конгломерат поселений вокруг Кремля представлял собой объединение монастырских слобод. Значит, их основой были монастыри. Те самые сорок сороков.

автор: "пилигрим."
Дата: 18.10.2012 04:58
Тема: Глава шестая (продолжение)Ответить
Сорок сороков. Что это?
Сорок сороков — устаревший фразеологизм, обозначающий неопределённо большое количество чего-либо. «Сорок раз по сорок» — указывает не точное число предметов, а их великое, «неисчислимое» множество. Так объясняют нам словари.
А еще нам говорят, что сороками считали собольи шкурки.
Вероятно, было время, когда на эти "сорока ", как мы теперь на "дюжины" или "десятки", считали не только шкурки, но и некоторые (не все) другие предметы. Кое-какой след этого старинного счета сохранился в разных областях нашей исторической жизни и нашего языка. Так, например, до 1917 года нередко можно было услышать выражение: "В Москве сорок сороков церквей". Говорилось: "Затрезвонили во все сорок сороков " или "С Поклонной горы видны все сорок сороков ".
По другой версии выражение « сорок сороков » применяли, указывая на обилие храмов в Москве. Однако при буквальном подсчёте такого количества церквей в столице не набирается ни в один период. Но историки настаивают, мол, количество 1600 (сорок раз по сорок) могло получиться приблизительно при подсчёте не храмов, а всех их престолов. К 1917 году в московских церквях их насчитывалось 1620. Согласно древним канонам, престол по происхождению является отдельным храмом, пристроенным к основному и должен быть наглухо отделённым от него, имея общими лишь притвор и галерею. Кроме того, над церковным приделом обычно ставится малая главка, так же указывающая на его обособленность.
Не выходит. Тогда в одних Кижах престолов должно было бы быть 32.
Ничего историки найдут еще одну версию.
Некогда существовало также слово «сорок», обозначавшее церковную административно-территориальную единицу — «старо́ство», «церковное благочиние». Такое деление было учреждено указом Стоглавого собора Русской Православной церкви в 1551 году. Согласно ему было образовано семь московских благочиний, которые образно назывались сороками: Кремлёвское, Сретенское, Никитское, Китайгородское, Замоскворецкое, Ивановское и Пречистенское. Каждый сорок имел главную церковь/приход, руководил которой поповский староста. В одно благочиние входило не менее сорока приходов.
Выражение «сорок сороков» могло возникнуть именно в ту пору, когда проводился всемосковский крестный ход, на который собиралось огромное число людей — всё городское духовенство с прихожанами согласно приписке к благочинию — сороку.
Без комментариев. Но запомним, что память о том, что была административная единица сорока осталась.
Вернемся к исконно русскому понятию «сорока». Происходит от древнерусского сорокъ «сорок» (РП, Ипатьевск. летоп.), «связка из 40 собольих шкур» (часто в грам. ХIV—ХV вв.).
«Считается, что русское числительное «сорок», не образованное по правилам других количественных числительных (два+дцать, три+дцать и т. д.), использовалось восточными славянами для обозначения мешка или рубахи (предполагается также, что «сорок» — это мужской род от слова «сорочка» в смысле «исподняя рубашка»), в котором содержалось сорок (древнее «четыре десяте») шкурок соболя, куницы и др. Один сорок — мешок с четырьмя десятками шкурок. Позже слово « сорок » вытеснило первоначальное «четыре десяте» и стало использоваться как самостоятельная счётная единица в так называемом счёте «по сорокам». Например, существовали и широко применялись сорокавёдерные бочки, 1/40 часть ведра именовалась «сороко́вка». (Википедия).
Пусть так, но вообще-то, несомненный интерес представляет вопрос – почему наши предки считали «по сорокамъ»? Можно ли на полном серьезе оперировать точными пропорциями с такими мерами, как «рубаха», «шкурка», «мешок» Рубаха, ладно еще, куда ни шло, а шкурка - это совершенно неопределенный по размерам предмет.
Почему мы видим такое устройство?
Не 10, 12, 50 или 100, а именно 40. Чтобы понять русский счет, надо понимать сакральность меры.
Надо понять систему нашего пальцевого счёта. Вы думаете, наши предки считали, как дикари, загибая пальцы – «разъ, два, три…»? Как бы ни так! Такой примитивизм у них не был в ходу.
Посмотрев на пальцы, вы увидите, что на каждом пальце три фаланги (косточки), только на большом пальце их две. 2 + 3 = 5. Это если к большому пальцу прибавить любой другой, то не надо загибать пять пальцев – это скучно. Приставьте по очереди Большой палец к каждому следующему – 5, 10, 15, 20. На другой руке тоже самое – ещё 20. Вместе – 40. Просто и понятно.
Таким образом, у нас пальцы служат естественной системой счёта по 40.
Теперь понятно, почему на Руси. «Сороковой мот, моток в 40 пасм».
«Сороковая бочка, сороковица у тверяков сороковуша в симбирске, сороковка, сорокаведерная, мерная, в 40 ведер». «Сорокобарщина, семибоярщина, бестолочь от многоначалiя».
А еще сорок - это безмен, вешающий до пуда, сорока фунтов. Сорокишник так называли в саратове гривенник.
Кстати. Сороковина, мусульманская подать, по Корану, где берется сороковая часть наличного имущества ежегодно.

Но есть еще одно значение понятию сорок. Как пишут историки «некогда существовало также слово «сорок», обозначавшее церковную административно-территориальную единицу». Действительно так. Но это была не церковная административно-территориальная единица, выражаясь новоязом. А просто единица управления, типа мытни.
Ну, вот скажите вы еще одно загадочное слово.
Поясним. Всем известна таможня. Слово «таможня» произошло от тюркского слова «тамга», означавшего у кочевых народов Средней Азии клеймо, которое обычно ставилось на различные предметы в качестве знака собственности. В Древней Руси в период Золотой Орды тамгой именовалась торговая пошлина. У тюркских кочевых племён тамга ставилась в первую очередь на скот (лошадей) и различные предметы, представляющие особую ценность. Тамга могла обозначать как принадлежность скота или имуществ отдельному владельцу, так и принадлежность к определённому роду/племени (родовая тамга и т. д.).
На Руси ряд платежей типа таможенной пошлины, которые было поручено взимать местным русским князьям, назывались «мыт». В старину таможню на Руси называли мытней (мытня), мытницей. Сидели на ней мытари.
Отсюда поговорка «не мытьем, так катаньем». Большое число товаров перевозилось в бочках, поэтому употребляется слово «катанье», а «мыта» в то же время являлась денежной единицей расчета на мытне, маленькой местной таможне.
А вот таможни государевы, то есть Великого князя, через которые шли торговля мехами, иноземными товарами, оружием и другими, выражаясь современным языком, федеральными товарами, назывались сороками. Отсюда и Сорочинская ярмарка и множество застав по границе Руси именуемых Сороками. И Сорочинский камень оттуда же. Это через него не смог перескочить Василий Буслаев и сложил свою буйну голову.
Взошел на гору высокую,
На ту гору Сорочинскую,
Где стоит высокий камень
В вышину три сажени печатные,
А через него только топором подать,
В долину — три аршина с четвертью.
На том камене подпись подписана:
«А кто станет у каменя тешиться,
А и тешиться-забавлятися,
Вдоль скакать по каменю, —
Сломить будет буйну голову».

Так что сорок сороков – это еще и сорок таможен или мытен, что следили за торговлей на государственном уровне.
Попробуем найти их в Москве.

автор: "пилигрим."
Дата: 18.10.2012 10:50
Тема: Re: Глава шестая (продолжение)Ответить
Вы спросите, в какой Москве? Попытаемся наглядно показать, что мы имеем в виду под этим наименованием.
Итак, важным этапом на пути к созданию единого русского государства был территориальный рост Москвы, как некоего объединительного центра в конце XIV – начале XV веков, не смотря на то, что как княжеский удел ее не существовало. Как тут не вспомнить «московскую коалицию» созданную в 1378 году Сергием Радонежским. Вот ее и будем называть Москва, потому как непонятно, как в нее входили княжества, оставаясь под рукой старых своих князей.
При Дмитрии Донском к Москве были присоединены Дмитров, Стародуб, Углич, Кострома, обширные территории в Заволжье.
В 1393 году сын Дмитрия, Василий I, добился присоединения к Москве Муромского и Нижегородского княжеств.
В 1395-м, в пределах Руси появился Тимур золотоордынский хан. Василий Дмитриевич с войском вышел к нему навстречу, но битва не состоялась, – Тимур повернул назад. В его завоевательные планы не входила война с московской коалицией князей.
Заключительными этапами «собирания» русских земель вокруг Москвы стали присоединения Ярославского (1460-е годы), Ростовского (1474), Тверского княжеств и Новгородской земли, а также западнорусских земель из состава Великого княжества Литовского.
Традиционное описание прошлого Московии мы даже приводить не будем. Характерно, что не только о Юрии Долгоруком (отце Андрея Боголюбского), применительно к Москве, но даже о периоде княжения здесь Даниила (1276—1303) ничего толком неизвестно. Это не наше мнение, а И. Е. Забелина. Московская знать и в XVI веке, и в XVII веке возводила свои родословные сказки лишь ко временам его внука, Дмитрия Ивановича Донского (1350—1389) не ранее.
Подлинные документы о городе мы имеем, лишь начиная с XV века, и с некоторой степенью уверенности можем говорить о его истории с XIV века. И эти данные, в отличие от легенды, подтверждаются тем, что именно с этого времени на территории Москвы начали строить церкви. Но каков же был город, и где строили церкви?
Собранный и проанализированный материал заставляет серьёзно задуматься. Оказывается, древнейшие храмы на территории Москвы – церкви Благовещения Святой Богородицы, Архангела Михаила и прп. Иоанна Лествиничка (её разобрали, когда строили на этом месте Ивана Великого). Самые древние! А это Кремль.
Также, одним из самых древним на территории современной Москвы полагают храм Рождества Иоанна Предтечи на бору (Боровицкий холм), на месте языческого капища. Год основания не известен. Обычно пишут: наверное, скорее всего, вероятно этот храм был построен Юрием Долгоруким… а может быть, в 1321 году. Каменным он стал с 1461 года, и это был старейший каменный непрерывно сохранявшийся храм в Кремле; изначально его называли храмом Св. Йара.
В 1847 году его аккуратно разобрали из-за ветхости, о чём Иван Забелин в своей книге «Истории города Москвы» (М.: «Столица», 1990, стр. 64), со ссылкой на другую книгу об истории этой же церкви и цитатой из неё сообщает: «2-го октября 1846 г. Государь Император Николай Павлович при осмотре Новаго дворца … Высочайше повелеть соизволил церковь св. Иуара (как в это время прозывался древний храм по имени предела) перенести в башню Боровицких ворот, ныне же существующие её строения разобрать». (См. «Судьба первой церкви на Москве» А. И. Успенского. М., 1901, стр.15.)
Когда каменный храм был окончательно разобран, то под кирпичным сводом каменного жертвенника (у Предтеченского престола) была найдена захороненная лошадиная голова с костями. Под КИРПИЧНЫМ сводом КАМЕННОГО жертвенника!
О принесении в жертву лошадей как части традиции, «одной из многих, сохранявшихся до недавнего времени», читаем в книге Н. Пенник и П. Джонс «История языческой Европы» (стр. 251—254): «Церемониальное убийство лошади и приготовление сакрального блюда из её мяса являлось частью североевропейской языческой традиции. Лошадь считалась тотемным животным Водана/Одина… Папа Григорий III (731—741 гг.) запретил употреблять в пищу лошадиное мясо, назвав это „грязным и оскверняющим деянием“. Собор в Келкиде (787 г.) также осудил потребление мяса лошади как „обычай, позорящий народ Британии“…. Но традиция не исчезла мгновенно. Так, конину ели даже монахи аббатства Св.Галла, за что возносили хвалу Господу в благодарственной стихотворной молитве, написанной монахом Эккехардом (ум в 1036 г.)».
Употреблять в пищу конину запретили и в Париже в 739 г. Языческие жертвоприношения заклания лошадей продолжались в Дании вплоть до начала 11 в. Лошадей убивали во время похорон английского короля Иоанна, императора Карла IV в 1378 г и Бертрана Дувесклина в 1389 г.
В 1499 г ландскнехты принесли в жертву коня в честь окончания Швабских войн. На похоронах генерала кавалерии Фридриха Казимира в Трирев 1781 г его коня убили и опустили в могилу…
«Лошадей продолжали приносить в жертву и при закладке зданий… Так, лошадь принесли в жертву в 1318 г, когда был основан монастырь Кенигсфельден в Германии. Существует множество примеров, когда череп лошади помещали в церквях и других священных сооружениях. При возведении церкви Св. Ботольфа в Бостоне (Линкольншир), лошадиные кости замуровали в пол… Восемь лошадиных черепов обнаружили внутри кафедры проповедника в зале собраний на Бристоль-стрит в Эдинбурге в 1883 г.; также их нашли и под сиденьями на хорах в Лландаффском соборе в Уэльсе. Аж в 1897 г череп лошади замуровали под фундаментом новой методистской церкви в Блэкхорс-Дроув… Случаи принесения в жертву лошадей зафиксированы и в Голландиив 18 в.» (Ярослав Кеслер)

И вот мы видим лошадиный череп в храме Св. Йара в Кремле, который стал каменным с 1461 года, в гробнице под кирпичным полом прямо в алтаре.
Это однозначно капище Яра или бога Ярилы.
Но посмотрим, когда появились и другие московские церкви, и прочие религиозные сооружения. В списке указан год основания (если известен), полное название, в ряде случаев – адрес. При этом необходимо помнить, что дата основания в основном указывается с появления каменного храма. А то, что здесь могла стоять, и зачастую стояла, деревянная церквушка, его предшественница, это забывается как само собой понятное. Сразу обращаем ваше внимание: среди церквей нет ни одной моложе XIV века! Также важно, что многие сооружения содержат в названии своём указание на особенности ландшафта, где они поставлены; тут встречаются боры, сады, урочища, овраги, поля.
Начнем рисовать Москву на карте.
1326 собор Успенской божьей матери. Полагают, основан святителем Петром, митрополитом, перенёсшим в Москву свой престол из Владимира. Как нам говорят, первая каменная церковь в Кремле. Тут есть неразрешённые вопросы. В Симеоновской летописи под 1326 годом сказано: «…положиша его въ гробе камене, иже самъ съ здавъстее церкви святые богородица ». Речь идет о каменном гробе, а не о каменной церкви.
1329—1330: собор Спаса Преображения на бору. На Боровицком холме, опять же Кремль. Согласно Малому энциклопедическому словарю Брокгауза и Ефрона, бор – «крупный, сосновый и еловый лес ». В историко-этимологическом словаре П. Я. Черныха читаем: «бор – хвойный лес, обычно на сухой почве, на большой территории, по возвышенности ».
1380 год: Всех Святых на Кулишках, церковь построена в честь победы на Куликовом поле. Об этом сообщает табличка на стене церкви. В книге «Святыни древней Москвы» сообщается: «Некоторые храмы строились «на кулишках» – полянах, вырубленых в лесу… » Однако помимо этого значения, любые кулишки, равно как и Куликовы поля, есть участки земли по берегам рек, близ излучин, которые использовались для сенокоса. Понятно, что церкви, где бы их ни ставили – на бору или вражке, – были в местах, где жили люди, ибо проповедовать следует людям, а не птицам и зверям. Наши же московские Кулишки расположены в низине, а на подтапливаемом лугу люди заведомо не жили; храм в честь битвы в таком неудобном месте мог быть поставлен только в случае, если битва тут и происходила, – ведь в 1380 году московские Кулишки находились вне города!
Вспомним Покровский собор на рву, построенный на месте бывшей Троицкой церкви; он известен также под названием церкви Василия Блаженного. Храм появился через 175 лет после Храма Всех Святых на Кулишках, в 1555—1561 годах в память о покорении Казанского ханства и его вхождения в состав России; стоит на холме. И тут же был Васильевский луг, известный ещё и в XVIII веке. Он тянулся вдоль левого берега Москвы-реки, на севере соседствовал с Кулишками, на западе – с Зарядьем, на востоке примыкал к реке Яузе. Низменная местность затоплялась во время половодий, в XIV—XV веках использовалась как пастбище для выпаса великокняжеских табунов. В 1530-х годах вдоль западной оконечности Васильевского луга сооружена Китайгородская стена. И только в конце XVI века Васильевский луг вошёл в состав Белого города, а Кулишки – так и ещё позже!
1410 год: церковь Николая Чудотворца в Хлынове. Адрес: Хлыновский тупик, 3, – это близ Большой Никитской. В книге о московских церквах, изданной Патриархией, писано: «Урочище Хлыново по документам известно с 1410 года». Берём Толковый словарь, смотрим слово «урочище»: «участок, отличный от окружающей местности, например, болото, лесной массив».
1423 год церковь Князя Владимира в старых садах, Старосадский переулок.
1468 год: церковь Николая Чудотворца мокрого, что на болоте. Каменная. Адрес: Мокринский переулок (гостиница Россия)
1493 церковь Зачатия праведной Анны, что на углу. Адрес: Москворецкая наб., 3. Наглядный пример того, как изменялось название с ростом города. Первое название – «Зачатия на востром конце», 1493 год. В XVI веке её называли «Что у городской стены на углу», в 1677 году – «Что в Китай-городе на берегу», в 1681-м – «Что в Китае на Углу».
1493 церковь Иоанна Богослова под вязом. Адрес: Новая пл., 12, Название произошло от огромного вяза, который до 1775 года рос перед алтарём.
1493 церковь Сошествия Святого Духа или Покрова на грязях. Стояла на берегу ручья Черторык (станция метро Кропоткинская).
1493 церковь Троицы в полях; в XVI веке стала каменной. Адрес: Никольский тупик, 6, это у Моховой и Охотного ряда, там, где нынче Государственная Дума. Однако, поля! А чуть выше – там, где церковь Николая Чудотворца в Хлынове, – урочище, какой-то, видимо, лесной массивчик возле полей.

Есть ещё целый ряд строений:

Успенский вражек (овраг) – древнейшее урочище Москвы в Белом городе. Названо так по Успенской церкви, издавна здесь существовавшей вблизи длинного глубокого оврага между улицами Тверской и Никитской. Впервые храм упоминается в 1548 году; с 1634-го – каменный.
Церковь Успения Божьей матери на том же длинном Успенском вражке – бывшая Огарёва, 15. Известна с 1537 года.
Церковь Воскресения Словущего на Успенском вражке; Брюсовский переулок. «История храма восходит к времени Ивана Грозного и Бориса Годунова [конец XV – начало XVI века]. Некогда здесь, между Никитской и Тверской проходил глубокий овраг…. »
Церковь Великомученика Георгия, что в старых лучниках. В справочнике написано: «Существует иное толкование храма „Егорья в Лужниках“ (по переписи Москвы 1638 года) т. е. в Лужниках, на выгоне для скота. По летописям значится в 1625году». Но это не те Лужники, где ныне стадион, – Лучников переулок и сегодня можно найти между Лубянкой и Маросейкой; адрес храма – Малый Лубянский проезд 9.
Церковь Григория Неокесарийского в Дербицах. По Далю, «в Дербицах» означает «в замшелой, залёжной земле». Храм известен с середины XV века. Адрес: Большая Полянка, 29а.
Церковь Николая Чудотворца в Подкопаях, Подколокольный переулок. «Известна с конца XV века. Под горой, на берегу речки Рачки, где стоял храм, добывали глину, подкапывая холм. Отсюда название местности ».
Церковь Живоначальной троицы в Сыромятниках. Адрес: 3-й Сыромятнический переулок, у Курского вокзала. Об этой церкви говорится: «Своё название получила по месту, где в XVI веке среди вырубленного леса поселились конюшенная Государева слобода сыромятников… »
Церковь Преподобного Сергия, Крапивинский переулок, 4. «Переулок назван по урочищу Крапивинки, славящимся буйными зарослями крапивы, росшей у стен высокого Петровского монастыря. В документах эта церковь деревянной впервые значится за 1625 год… »
Церковь Рождества Пресвятой Богородицы в Столешниках. Адрес: Петровка, 13. В справочнике писано: «Урочище «Столешники» известно с 17 века, когда здесь жили ткачи… »
Кстати, московский погост находился там, где, теперь Староваганьковский переулок; это территория Российской Государственной библиотеки, бывшей Библиотеки им. В. И. Ленина.
1534 год: церковь Николая Чудотворца, она же «Большой крест». Адрес: Ильинка, 7. В справочнике говорится: «В Степенной книге XVI века упоминается церковь «Большой крест», как стоящая «вне града», т. е за городской стеной ».

Такова Москва в XIV—XVI столетий. Луг, поле, бор, урочище, овраги, сады, болота.

«Итак, город Москва основан в 1147 году. Через сто лет митрополит московский назначает епископов в иные земли. Ещё через 150 лет Дмитрий Донской строит каменный Кремль. Ещё через 100 лет, в 1493 году на Охотном ряду – поле, в районе нынешней гостиницы Россия болото, а там, где ныне Центральный телеграф, – колоссальный овраг. И только-только появляются церкви. Если уже в начале XII века здесь были православные жители, то куда они ходили молиться в XII, XIII, XIV веках? Почему ВСЕ храмы центра Москвы такие «молодые»? И где же всё-таки был город, если ещё в 1537 году улица Ильинка, на которой, в частности, стоит выходящий фасадом своим на Красную площадь ГУМ, была «вне града» – за городской стеной?!» (Ярослав Кеслер)

В XVI веке городом, или Кремль-градом назывался только Кремль. Даже нынешний Китай-город не был городом, а просто Китаем.
Историки сообщают вот что: «Кремль, по старому разделению Москвы, назывался Городом, строения вне Кремля – Посадом, а слободы вне Белого города – Загородьем. Впоследствии … мать Ивана Грозного Елена Глинская во избежание новых бедствий от нашествия татар и литовцев приказала выкопать глубокий ров вокруг всего Посада, заключавшего в себе кроме домов многих знатных граждан все купеческие лавки, торги, или рынки, святые храмы и достопамятную Красную площадь. Работа начата была 20 мая 1534 года и в июне того же года окончена. Замечательно, что работа эта производилась всеми московскими жителями, за исключением знатнейших граждан и государственных чиновников. Ров простирался от речки Неглинной через старую Троицкую площадь и Васильевский луг к Москве-реке. Речка Неглинная была запружена и водой своей наполнила ров, так что Кремль и Китай-город представлялись островом. В 1535 году, 16 мая, после молебна и крёстного хода по нововыкопанному рву была заложена и каменная стена с четырьмя башнями. Сам митрополит Даниил заложил камни основания как для стены, так и для башен. Постройкой стены заведовал зодчий итальянец Петрок Малый, и стена была окончена в 1538 году».

Вот только с этих пор Китай стал Китай-городом!

А ещё почти 130 лет спустя, в 1665 году Николаас Витсен, посетивший Москву в свите посла Нидерландов, писал в своём дневнике: «14 марта. Я верхом объехал вокруг всего города; притом что лошадь шла быстрым шагом, это заняло целых три часа; два раза переехали реку Москву, а Неглинную и Яузу один раз. Вал [Кремля] очень запущен, частокол из брёвен упал. С одной стороны видны несколько неупорядоченных бастионов из земли, с другой стороны много деревянных башенок, а с третьей – вал, но это плохой бруствер. Вокруг него идёт канава – сухой ров».

Вот вам и «древность»! Вот вам и «каменный Кремль»!
Значит до Куликовской битвы и до начала 15 века Москвы, как города не было.
А был, повторим еще раз конгломерат вольных поселений, слобод. И поселения эти были в основном монастырские слободы. Каждая окружала большой монастырь. И было их сорок. Каждый монастырь выполнял функцию мытни или сороки, для сбора пошлины и функцию закрома, то есть хранилища под охраной стен и вооруженной братии.
Вот они сорок сороков.



автор: "пилигрим."
Дата: 19.10.2012 05:53
Тема: Отступление. Монастыри.Ответить
Отступление. Монастыри.

Алексеевский женский монастырь.

Первый Алексеевский монастырь в районе Хамовники, между улицей Остоженка и рекой Москвой основал в 1360-е годы митрополит Киевский и всея Руссии Алексий. В обители митрополит построил небольшой деревянный храм во имя преподобного Алексия человека Божия. Затем был построен собор Зачатия святой Анны, вероятно, тоже деревянный. Соответственно, монастырь стал именоваться Зачатьевским, но осталось и наименование «Алексеевский» — по посвящению первого храма. Тогда же, по старшинству над прочими возникшими вслед за ним женскими монастырями в Москве, он стал именоваться Стародевичьим.
Первыми монахинями, по преданию, стали родные сёстры митрополита, принявшие в монашестве имена Иулиании и Евпраксии.
Зачатьевский (Алексеевский) монастырь был уничтожен пожаром и возобновлён ближе к центру города, в Чертолье, на месте, где сейчас стоит Храм Христа Спасителя под именем Алексеевского монастыря. На старом месте остался Зачатьевский монастырь.
В 1837—1838 годах в связи со строительством Храма Христа Спасителя Алексеевский монастырь был перемещен на Верхнюю Красносельскую улицу, иконостас перенесён в верхний храм Церкви Смоленской иконы Божией Матери в селе Бородино, а все его постройки, в том числе и уникальный двухшатровый храм, были разрушены.
С этого времени история собственно Алексеевского монастыря прекратилась, а в Красном Селе началась история Ново-Алексеевского монастыря.
В память о находившемся на этом месте женском Алексеевском монастыре сооружена Преображенская церковь нового Храма Христа Спасителя.
Дата основания: 1360 год.

Андреевский мужской монастырь, что в Пленницах (искажено от «поленницы», здесь брёвна складывались в плоты-поленницы и сплавлялись по реке). Монастырь стоит на Воробьевых горах.
Андреевский (Преображенский Андреевский монастырь) мужской монастырь, на берегу Москвы-реки, близ Воробьёвых гор. Основан в 1648 году окольничим Ф.М. Ртищевым. По другим данным, существовал уже давно и был обновлён на средства Ртищева, на месте старого монастыря, который прекратил свое существование в чумной год, так как был чумной больницей. В память о монахах, спасавших больных здесь стоял храм мученика Андрея Стратилата. Ртищев учредил в монастыре училище, пригласив преподавателями украинских учёных (так называемое учёное братство, в которое входили Епифаний Славинецкий и Арсений Сатановский), ставшее основанием Славяно-греко-латинской академии. В 1682 монастырь был приписан к Заиконоспасскому монастырю; учащиеся из монастыря в 1686 переведены в Славяно-греко-латинскую академию.
С началом екатерининской секуляризации, в 1764 году, Андреевский монастырь был упразднён, и в его зданиях устроена богадельня.
В 1992 году, указом патриарха Алексия II в Андреевской обители образовано патриаршее подворье, для возобновления деятельности синодальной библиотеки (в Донском монастыре было крайне тесно).
Дата основания: 1648 год – боярин Ртищев. XIV век – монастырь-больница.

Богоявленский мужской монастырь. Находится в Богоявленском переулке на станции метро Площадь Революции.
Новгородская летопись так повествует об основании обители: «От 1296 года до 1304 года бысть обитель чуднаго Богоявления, да в приделе Благовещения Пречистыя Богородицы на Москве за торгом, Божиим благословением и строением благовернаго и благочестиваго великаго князя Даниила Александровича Владимирскаго и Новгородскаго и Московскаго и всея Руси, сия пречестная обитель Богоявления во дни государства его сделана <…>».
Богоявленский мужской монастырь, один из древнейших в Москве. Согласно преданию, основан «за Торогом» Великого посада князем Даниилом Александровичем около 1296. Предание относит к числу монашествующих Богоявленского монастыря будущего митрополита Алексия. Одним из первых игуменов монастыря был брат Сергия Радонежского Стефан. Первая каменная церковь была заложена в 1342 году В 1382 году Богоявленский монастырь был разграблен воинами Тохтамыша, а в 1427 году опустошён «моровой язвой».
Дата основания: конец XIII века - XIV век.

Вознесенский женский монастырь стоял на Ивановской площади в Кремле
Вознесенскии девичий монастырь находился у Спасских ворот внутри Кремля, по правую их сторону. Монастырь этот до 1817 года назывался Стародевичьим.
По преданию, монастырь был основан великой княгиней Евдокией, женой Дмитрия Донского. О точной дате основания Вознесенского монастыря нет достоверных сведений, но предполагается, что это было в 1386 году. В кратком сказании о жизни Евдокии, супруги великого князя Дмитрия Ивановича Донского, помешенном в "Степенной книге", говорится, что Евдокия "в царствующем граде Москве постави церковь каменную Вознесения и монастырь честен возгради, иже ныне есть девический общежительный монастырь".
Первая Вознесенская соборная церковь была построена из дерева. В 1407 Евдокия удалилась в этот же монастырь под именем Евфросинии и уже через несколько дней повелела заложить новый каменный Вознесенский собор на месте деревянного. Прожив в иночестве всего несколько недель, 7/20 июля 1407 года инокиня Евфросиния скончалась и была погребена в строящемся соборе. Преподобную Евфросинию Московскую стали почитать покровительницей Москвы.
Дата основания: рубеж XIV-XV вв.

Высокопетровский мужской монастырь. Именно по нему и названа улица Петровка.
Первые упоминания — в письменных источниках с 1377 года, но предание приписывает основание монастыря митрополиту Киевскому и всея Руси Петру, который перенёс свою кафедру из Владимира в Москву. Ктиторами монастыря в различное время были: князья Дмитрий Донской, Иван Калита, Василий III, царь Алексей Михайлович Романов, император Пётр I. По другой версии, основание Высоко-Петровского монастыря на Петровке принадлежит великому князю Дмитрию Ивановичу Донскому. Первым игуменом монастыря был Иоанн, известный установитель общежития монахов в Москве, безуспешно искавший себе впоследствии сан митрополита, соперничая с переяславским архимандритом Пименом.

Дата основания: XIV век

Данилов мужской монастырь.
По легенде Данилов монастырь — первый монастырь в Москве, основанный святым благоверным князем Московским Даниилом, младшим сыном прославленного в истории Церкви и Государства святого благоверного великого князя Александра Невского и супруги его праведной княгини Вассы. 17 (4 ст.ст.) марта 1303 года в возрасте 42 лет святой благоверный князь Даниил преставился ко Господу, приняв незадолго до этого монашеский постриг в схиму, и, согласно своему завещанию, был похоронен в Даниловом монастыре. Однако достоверно известно, что 1330 году братия Данилова монастыря была в Кремле, где при храме Спаса-на-Бору был устроен новый монастырь, Спасский. В 1490 году, при Иоанне III, Спасский монастырь был перемещен на Крутицкий холм над Москвой-рекой и стал называться Новоспасским. При царе Иоанне Грозном Данилов монастырь стал возрождаться, в нем была возобновлена монашеская жизнь и построен первый каменный храм во имя Святых Отцов Семи Вселенских соборов на берегу Москва0реки, где стоит он сейчас. Спасо-Преображенский монастырь на бору. Боровицкий холм. В 1490 году переведён на Яузу и стал называться Ново-Спасским. Дело в том, что на месте старых церквей обычно ставили новые, сохраняя прежние названия. «Просто» сносить храмы и монастыри начали только при большевиках, а раньше их в худшем случае переносили, сохраняя преемственность. Вот почему есть много названий, начинающихся со слова «Ново»: старое название сохранялось в истории нового храма.
Дата основания: Легендарный в 1296 году, Спасо-Преображенский на Бору - XIV век, Новоспасский – 1490 год.

Донской мужской монастырь
Донской монастырь основан в 1591 году на месте расположения русского гуляй-города после отражения нападения крымского хана Газы II Гирея, отступившего с большими потерями, что было расценено как чудо.
В гуляй-городе в дни боёв действовала походная церковь в честь преподобного Сергия Радонежского, в которой находилась Донская икона Божией Матери — по преданию, та самая икона, которой преподобный Сергий благословил великого князя Димитрия Иоанновича на Куликовскую битву, состоявшуюся в Рождество Пресвятой Богородицы 8 сентября 1380 года на Куликовом поле, что вблизи Дона на Непрядве.
Дата основания: 1591 год, но легендарно связан с Донской иконой Божьей Матери.

Заиконоспасский мужской монастырь, расположен на Никольской улице, бывшей Сретенке. Официальное наименование монастыря — Всемилостивейшего Спаса на Никольском крестце, что за Иконным рядом, другое название - Спас на Старом месте, на песках.
На месте нынешнего монастыря существовал монастырь Николы Старого, известный с XIV века.
Заиконоспасский монастырь, Спасский за иконным рядом, основан Борисом Годуновым в 1600 году. Своё название получил от расположения — за лавками, где торговали иконами. При царе Алексее Михайловиче, в 1660 году, заложен каменный собор во имя иконы Спаса Нерукотворного Образа. Средства на строительство Спасского собора дал воевода князь Ф. Ф. Волконский.
Дата основания: Николы старого - XIV век, Заиконоспасский - XVI век.

Зачатьевский женский монастырь на Остоженке
Первый монастырь на этом месте основал в 1360-е годы митрополит Алексий (Бяконт). Он именовался и Зачатьевским, по имени церкви Зачатия св. Анны, и Алексеевским — по престолу этой церкви. Первыми монахинями, по преданию, стали родные сёстры митрополита, принявшие в монашестве имена Иулиании и Евпраксии.

Дата основания: 1358 год

Златоустовский мужской монастырь на Лубянке
Основан он, по мнению одних историков, иностранными купцами в XIV веке, а по мнению других — не ранее княжения Ивана III. Впервые упоминается в 1412 году в связи с погребением здесь новгородского митрополита Иоакима. Достоверно известно, что игуменство в монастыре учреждено Иваном III, который построил и первую каменную церковь (1479), на месте прежней деревянной, перенесённой в бывший Покровский монастырь, что находился в Садах.
Дата основания: не позже начала XV века.
Знаменский монастырь что на Старом Государевом дворе — бывший мужской монастырь в Москве. Основан в 1629—1631 годах. Освящён во имя иконы Божией Матери «Знамение». Местность на улице Варварка, где находится монастырь, в XVI веке принадлежала боярам Романовым. Там располагался боярский двор и домовая церковь, освящённая во имя иконы Божией Матери «Знамение». Церковь Знамения и храм Георгия Победоносца до этого принадлежали старому монастырю на Варварке. После вступления на престол царя Михаила Фёдоровича, палаты на Варварке стали называться Старым Государевым двором.

Дата основания: 1631 год.

Иоанно-Предтеченский женский монастырь на Ивановой горке.
Точной даты основания монастыря установить не удалось. Известно, что уже в 1415 году существовал Ивановский мужской монастырь "под Бором" в Замоскворечье, между улицами Пятницкой и Ордынкой, а точнее - в Черниговском переулке. Известно также, что на месте основания женского монастыря в "Старых садех" на Кулишках в конце XIV столетия жил старец, который предсказал великому князю Василию Дмитриевичу рождение сына Василия - внука Дмитрия Донского. Вероятно, где-то в это же время был перемещен на Кулишки Ивановский мужской монастырь , который в дальнейшем явился базой для основания женской обители.
Вот что говорится в брошюре, которую в нём самом и распространяют: «На высоком берегу близ Солянки находится один из древнейших монастырей: Иоанно-Предтеченский девичий монастырь в Старых садах, под бором, что на Кулишках. Он расположен близслияния трёх переулков – Большого Ивановского (ныне ул. Забелина), малого Ивановского и Старосадского. Южный склон холма издавна использовали для разведения садов, они упоминаются ещё в XVI веке ».

Дата основания: не позже начала XV века.

Моисеевский монастырь — упразднённый монастырь Белого города в Москве, находившийся в северо-западной части современной Манежной площади.
Монастырь этот назывался то у Житной решетки (по соседству с Житной площадью, бывшей около нынешнего Охотного ряда), то у Богаделен (от бывших здесь богаделен для престарелых и убогих).
Дата основания неизвестна, но монастырское кладбище датируется не позже начала XV века.

Никитский женский монастырь
На месте современного Никитского монастыря была построена церковь великомученика Никиты у Ямского двора с Введенским приделом. Храм был двухстолпный, остался от старого монастыря. При разборке собора в 1930 году выяснилось, что храм был большей частью построен из итальянского кирпича.

При этой церкви в 1582 году боярином Никитой Романовым (дедом царя Михаила Фёдоровича) основан Никитский монастырь. После его основания проходившая рядом Волоцкая (или Новгородская) улица стала называться Большой Никитской; улица была частью дороги к Волоку Ламскому и Великому Новгороду, сформировавшейся в XIV-XVI веках.
Дата основания: Нового -1582год. Старого – XIV век.

Николаевский греческий мужской монастырь. Исторически он известен с 1556 года, т.е. со времен Ивана Грозного, под названием Николы Старого и Большой главы, что у Крестного целованья, а место, на котором существует монастырь, называлось в древности Никольским крестцом.
Николо-Греческий монастырь находился на посаде Москвы уже в конце XIV века, когда еще не было стены Китай-города, и прилегающая к восточной стене Кремля территория называлась посадом — у подножия городской крепости «садились», то есть селились ремесленники и торговцы. Вероятно, в те годы монастырь находился подле Богоявленского монастыря. Доподлинно неизвестно кем и когда был основан этот монастырь. Первое упоминание о нем относится к 1390 году, в связи с визитом в Москву из Константинополя митрополита Киприана, с сопровождавшими его греческими монахами. Здесь митрополит, готовясь к торжественной встрече с великим князем Василием I, вместе с прибывшими священнослужителями облачился «у Николы Старого» в архиерейские облачения, и с крестным ходом они направились отсюда в Кремль, в Успенский собор.
Дата основания: не позже середины XIV века.

Новодевичий женский монастырь.
Новым монастырь назвали по отношению к более древним — Зачатьевскому монастырю, именуемому тогда Стародевичьим, и Вознесенскому монастырю в Московском Кремле, имевшему второе название Девичий..

Покровский женский монастырь
Покровский женский монастырь, основанный на территории бывшего кладбища, где прежде размещался Убогий дом (богадельня; отсюда второе название Покровского монастыря — «что на убогих домах»). Кладбище было известно с XIV века.

Рождественский монастырь на полугоре, под которой протекала речка Неглинка. Другое название – Богородицкий на трубе.
Он имел много имен: Рождества Пречистыя Богородицы девичь, что за Пушечным двором; Рождества Пречистыя Богородицы девичь, что на Москве, за Неглинною у трубы; Рождественский девичь, что на Москве, на Рождественской улице; Рождественский девичь, что на трубе; Рождественский Московский;
Богородице-Рождественский монастырь — один из древнейших женских монастырей Москвы. Расположен на углу пересечения улицы Рождественка и Рождественского бульвара.
Рождественский находится близ Сретенских ворот, на полугоре, под которой протекала некогда речка Неглинная. Он основан около 1386 года супругой князя Андрея Серпуховского, сына Калиты, княгиней Марьей Кейстутьевной, матерью знаменитого князя Владимира Андреевича Храбрового, который быстрым ударом из засады в дубраве решил в пользу русских участь, колебавшейся было битвы 8 сентября 1380 года. В древности монастырь назывался Богородицким на Трубе, или "у Трубы".
Через девять лет после Куликовской битвы, 2 декабря 1389 года, княгиня Мария, в инокинях Марфа, преставилась и погребена была в монастыре. Невестка ее, княгиня Елена, в иночестве Евпраксия, дочь Ольгерда Литовского, супруга князя Владимира Храброго .завещала в 1452 году похоронить себя здесь же и подарила монастырю вотчины свои, и в том числе известное село Косино, находящееся в 15 верстах от Москвы. К сожалению, могилы этих княгинь неизвестны. Затем здесь была погребена в 1471 году княгиня инокиня Марфа Ростовская.
Первое время находился на территории рядом с Кремлем, там, где сейчас Храм Василия Блаженного, и носил имя монастырь Рождества Богородицы на Рву. Там была основана церковь Рождества Пресвятой Богородицы на рву, выстроенная в честь победы в Куликовской битве на средства великой княгини Московской Евдокии.
Дата основания: Богородицкий на трубе - 1386 год, Рождества Богородицы на Рву -1380 год

Симонов мужской монастырь
Симонов Успенский мужской монастырь в юго-восточной части Москвы, на левом берегу Москвы-реки. Основан в 1370 учеником и племянником Сергия Радонежского Феодором на землях боярина С.В. Ховрина (инока Симона — отсюда название). Это Старый Симонов с церковью Рождества Богородицы, в которой в XVIII веке были обнаружены захоронения героев Куликовской битвы — Александра Пересвета и Андрея (Родиона) Ослябы, сохранившиеся и поныне. Симонов, мужской.
В 1379 году Симонов сам перенесён на нынешнее место.
На новом месте храм был заложен только в 1379 году в честь Успения Богородицы. Он окончен постройкой через 25 лет и тогда же освящен. Храм построен каменный. Этот монастырь находится на левом, очень крутом, берегу Москвы-реки, отделяясь лугом от воды на половину версты; расстоянием же от Кремля он на 6 верст. По значению соборного храма в честь Успения Богородицы монастырь именовался всегда в грамотах монастырем Пречистой Богородицы, что на Симонове. Впрочем, со времени освящения церкви над вратами во имя Всемилостивого Спаса монастырь стал было именоваться Спасским на Симонове, или Спасо-Симоновым, а с первой половины XVII века зовется просто Симоновым.
Прежний же монастырь в честь Рождества Богородицы, будучи усыпальницей иноков, назывался Рождественским на Медвежьем озерке, или на Лисьином пруде. Впоследствии его просто называли Старосимоновским монастырем. В первой половине XVIII столетия ни келий, ни ограды этого монастыря не существовало, а церковь сделали приходской.
Преподобный Сергий Радонежский считал Симонов монастырь «отраслью» своей Троицкой обители и всегда останавливался здесь во время приездов в Москву. Из стен Симонова монастыря вышла целая плеяда выдающихся подвижников и церковных деятелей: св. Кирилл Белозерский (1337—1427), св. Иона, митрополит Московский (?—1461), патриарх Иосиф (?—1652), митрополит Геронтий, архиепископ Ростовский Иоанн. В XVI веке в монастыре проживали и работали знаменитый деятель нестяжательства инок Вассиан (в миру — князь Василий Иванович Косой-Патрикеев) и богослов Максим Грек.
Дата основания: Старо Симонов 1370 год, Симонов Успенский -1379 год.


Спасо-Андроников мужской монастырь
Андро́ников монасты́рь (Спасо-Андроников, Свято-Андроников, Андроников Нерукотворного Спаса) — бывший мужской монастырь на левом берегу реки Яузы, близ одной из Поклонных гор. Основан в 1357 году митрополитом Алексием как митрополичий монастырь, назван по имени первого игумена — Андроника, ученика Сергия Радонежского. В настоящее время монастырь находится в черте Москвы у Андроньевской площади.
На территории Андроникова монастыря находилась одна из древнейших в Москве скудельниц (братское захоронение). Братское кладбище было предназначено для героев Куликовской битвы. Среди особо почитаемых святынь была икона Спаса Нерукотворного Образа (первая половина XIV в.).
В XIV—XVII в.в. монастырь был одним из центров переписки книг.
Дата основания: 1357 год.

Сретенский мужской монастырь.
Сре́тенский монасты́рь — православный мужской ставропигиальный монастырь в честь Сретения Владимирской иконы Божией Матери, расположенный в центре современной Москвы, на улице Большая Лубянка (до конца XIX века — Сретенке, на Кучковом поле).
Древняя повесть рассказывает нам об этом событии так.
«Тамерлан уже захватил Елец и направил свои отряды грабить пограничные с московскими земли Рязанского княжества.
Московский князь Василий Дмитриевич, посоветовавшись с князьями, боярами и митрополитом, решил, что только заступничество Богоматери может спасти Москву и русскую землю от вражеской силы. По совету митрополита Киприана послали за чудотворной иконой Богоматери во Владимир, куда она была привезена из Вышгорода князем Андреем Боголюбским. 26 августа 1395 года на берегу реки Неглинной икону торжественно встретили вышедшие навстречу ей люди, собравшиеся тогда в Москве. В тот же день Тамерлан, простояв без движения две недели, стремительно покинул пределы русских земель, как сообщает нам летопись, - под влиянием внезапно охватившего его страха и трепета».
Сретенский мужской монастырь, основан в 1397 великим князем Василием I Дмитриевичем на Кучковом поле, в память избавления от страшной угрозы, на месте СРЕТЕНИЯ, то есть встречи прославленной иконы Богоматери, которую народ назвал Владимирской, заложил Сретенский монастырь. С тех пор эта икона неотлучно пребывает в Москве и становится одной из святынь Российского государства.
В начале XVI века перенесён на другое место (ныне — улица Большая Лубянка, 19).
До недавнего времени считалось, что монастырь был основан на том месте, где находится ныне. В 1984 году М.М.Сухман высказал гипотезу, что монастырь первоначально находился в районе Сретенских (Никольских) ворот Китай-города и был перенесен оттуда в связи со строительством Китайгородской стены.

Эта гипотеза, вызвавшая поначалу возражения, подтверждается летописными источниками. Например, как отмечает Типографская летопись, икону встречали «на Кучкове поле близь града Москвы, на самой на велице дорозе Володимерской» - а нынешняя Сретенка никогда не была частью Владимирской дороги.
В 1552 году монастырь находился еще на первоначальном месте - на пути от Яузы к Кремлю: народ, встречавший царя, стоял " от реки от Яузы и до посаду и по самой град".
После переноса монастыря на его месте была сооружена часовня; в 1692 году на часовенном месте была сооружена Владимирская церковь, к которой был переориентирован в 1722 году крестный ход 21 мая
Дата основания: 1397

Страстной женский монастырь.
Страстной монастырь — женский монастырь в Земляном городе у ворот Белого города в Москве. На месте разрушенного Страстного монастыря стоит памятник А. С. Пушкину, находившийся на противоположной стороне Страстной площади, ныне Пушкинской площади.
Страстной монастырь был основан в 1654 году царем Алексеем Михайловичем на месте встречи москвичами у ворот Белого города Страстной иконы Божией Матери, по которой он и получил свое название. В 1646 году, ещё до устройства монастыря, был построен пятиглавый храм Страстной иконы Богоматери.

Спас-Чигасов монастырь (Спасочигасовский пер.). Упоминается в летописи под 1483 годом: «заложи церковь кирпичну Спас Святой за Яузой игумен Чигас» (ПСРЛ, VI, 234; XX, 349). Под 1547 годом в Никоновской летописи указано: «загорешася за Яузой на Болвановке… и церковь Спаса выгоре в Чигасове монастыре» (ПСРЛ. XIII, 152). Церковь Никиты – ул. Володарского, бывш. Швивая горка. Время основания неизвестно. В Летописи Никита святой «иже за Яузой» впервые упоминается под 1476 годом (ПСРЛ, VIII, 182). Под 1533 годом говорится: «…взошла туча велика страшна… и за Яузою у церкви святаго мученика Никиты прошибе стену…» (ПСРЛ, VIII, 283; XIII, 69).

Чудов мужской монастырь
Чу́дов монастырь — разрушенный в 1929 и 1930 гг. кафедральный мужской монастырь в восточной части Кремля в Москве. Название происходит от посвящения соборного храма монастыря — во имя Чуда святого Архистратига Михаила в Хонех.
Основан митрополитом Алексием в 1365 году в память о чудесном исцелении от слепоты Тайдулы, матери хана Золотой Орды Джанибека[1]. Название получил по церкви Чуда Архангела Михаила в Хонех, ставшей впоследствии усыпальницей митрополита Алексия. В 1483 году на территории монастыря была сооружена Алексиевская церковь. По распоряжению чудовского архимандрита Геннадия в неё перенесли мощи митрополита Алексия. В 1501—1503 годы древнюю церковь Михаила Архангела сменил храм, возведенный итальянскими мастерами.
Дата основания: 1365 год.

И очень коротко о некоторых легендарных монастырях или о тех, кто далеко от города.

Николо-Перервинский монастырь был основан во времена Куликовской битвы, т.е. приблизительно в 1380-е годы. Обитель располагалась на высоком берегу Москвы-реки, откуда открывался вид на город. Название монастыря произошло от особенности местности: здесь река круто меняла свое русло, сворачивая к Коломенскому, которое находилось на противоположном берегу.

Нико́ло-Угре́шский монастырь — православный мужской ставропигиальный монастырь. Расположен по адресу: Московская область, гор. Дзержинский, Площадь Святителя Николая, д. 1
Монастырь основан в 1380 году великим князем Дмитрием Донским на месте явления иконы Святителя Николая Чудотворца. По преданию именно в этом месте войско великого князя остановилось на отдых на пути к полю Куликову. Явление иконы укрепило Дмитрия Донского верой и надеждой, отчего Святой Благоверный князь произнёс «Сия вся угреша сердце мое» («Это всё согрело сердце моё»). С тех пор это место называется Угреша, а сам монастырь Николо-Угрешским.

Никольский, женский. Находился на Никитской улице, где приходская церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, известная под именем Николы в Хлынове. В 1629 году монастырь сгорел, уничтожен и оставлена одна приходская церковь.

Крестовоздвиженский на Острове, на Воздвиженке, получившей название от монастыря. Островом называлось здешнее урочище издревле потому, что тут был некогда лес, отделенный отовсюду в виде острова перелогами полей. Леса, сады и огороды, принадлежавшие этому дому, простирались от Старого Ваганькова к Москве-реке, к Арбату и даже к нынешней Поварской улице. Ховрин был любимцем Василия Темного. В 1450 году на месте своего дома и бывшей деревянной церкви он построил новую, каменную, а вскоре потом основал монастырь, в котором сам принял иночество. О подвиге этого князя во время нашествия хана Мехмета мы говорили выше. В 1814 году монастырь упразднен, а соборная церковь обращена в приходскую.

Варсанофьевский, женский, между улицами Лубянкой и Рождественкой в переулке, получившем название от монастыря. Под именем Вознесенского на Рву этот монастырь упоминается в первый раз в XVI веке. Близ этого монастыря находился в древности убогий дом, т. е. кладбище для погребения странников, убогих и погибших насильственной смертью. Это-то и было причиной того, что Лжедмитрий, завладев русским престолом, велел перенести тело Бориса Годунова сюда. Супруга Годунова и сын Федор здесь же преданы были погребению. При Шуйском тела их перевезли в Троицкую лавру. Монастырь упразднен в 1764 году.

Покровский, мужской. Находился близ Ивановского монастыря. Уничтожен в начале XVII века. Известен тем, что в 1479 году при основании Златоустовского монастыря сюда перенесена была старая церковь, находившаяся на месте монастыря.

Георгиевский, женский, на Дмитровке, близ Охотного ряда. Здесь был дом Юрия Захарьевича, родного деда царицы Анастасии. В этом доме она воспитывалась и из него взята в супруги Иваном IV Васильевичем.
После 1812 года монастырь упразднен. На его месте находятся три приходские церкви. Внутренность храма Великомученика Георгия отличается правильностью размеров и соответствием частей. В ней погребены современники и сподвижники Петра Великого: Зотов, его первый учитель, Ромодановский и Головин, знаменитый вице-канцлер, скончавшийся в 1755 году в Сибири. Вблизи монастыря находилась еще церковь Анастасии Узорошительницы, основанная Анастасией Романовной в память прежней жизни около этого места. В 1793 году церковь разобрана.

Ильинский на Торговище, на Дмитровке, на Крестце, на Новгородском подворье, у палат Новгородского митрополита, у двора Гостиного, что в Ветошном ряду. Первое упоминание 1508 году, с каменной церковью Ильи Пророка. Ранее улица называлась Дмитриевкой по стоявшей на перекрёстке (на крестце) церкви Дмитрия Солунского (на месте Биржи; впервые упомянута в 1472 г, снесена в 1790). Монастырь был упразднён после пожара 1626 г., после чего церковь стала приходской.

Покровский-Убожедомский, мужской. Место, на котором построена обитель (близ нынешней Покровской заставы), занято было прежде общим кладбищем для бедных, странников и умерших насильственной смертью. Здесь был и Убогий дом, почему и монастырь назывался сперва Убожедомским.

Ма́рфо-Марии́нская обитель милосердия — община сестер милосердия, по своему уставу приближающаяся к монастырю. Располагается в Москве, на улице Большая Ордынка. Основана великой княгиней Елизаветой Фёдоровной в 1909 году на месте легендарной обители врачующих сестер 14 века.

Подворье Русского Свято-Пантелеимонова монастыря, что на греческом Афоне.
На Швивой горке в Москве, что на Гончарах. Если подниматься по Большому Ватину переулку, рядом с высоткой на Котельнической. Стены были возведены всего-то семь-восемь лет назад, в 1996 году! А основан был вместе со строительством храма святого Никиты, с начала XV-ого века.

Ну что удивительного, скажите вы, монастыри и монастыри. Ну, много, и что из того?
Для примера. В Италии-оплоте католицизма 15 монастырей. В Испании-родине инквизиции -15 монастырей. Во Франции-государстве монастырском – 107 обителей.
А в Москве 14 века – 40 монастырей. По сути, весь город один большой монастырь.
Почему так?

автор: "пилигрим."
Дата: 20.10.2012 15:02
Тема: . Глава седьмая. Реконструкция.Ответить
Глава седьмая. Реконструкция.


А теперь вернемся к тому, с чего мы начали эту книгу. Почему мы поддерживаем версию А.Т. Фоменко о том, что Куликовская битва произошла в Москве на Кулишках?
Потому что вся геополитическая обстановка того времени указывает нам на правильность версии. Все остальные аргументы уже приведены ее сторонниками и противниками, и мы не будем их повторять.
Всем нам со школьной скамьи известно, что Куликовская битва произошла где-то под Тулой на Куликовском поле. Татарское войско хана Мамая потерпело поражение от русского войска князя Дмитрия. Далее в течение десяти дней оставшиеся в живых воины Дмитрия, которого после победы стали называть Донским, хоронили погибших воинов. А Пересвета и Ослябю даже привезли в Москву и похоронили в Симоновом монастыре.
Оказывается, что с этой битвой не всё так просто. На Куликовом поле до сих пор не могут найти братские могилы воинов. В музей, организованный там, в 19 веке, собрали отдельные находки с громадных территорий, и произвольно разделили их на «русские» и «татарские».
Пётр Первый строит в Санкт-Петербурге Александро-Невскую лавру для прославления русского воинского духа. Похоже, что он ничего не знает о Дмитрии Донском. Да и в Москве до 19 века не много было воспоминаний о Куликовской битве. В середине 19 века бывший декабрист Нечаев находит случайно в земле своего имения под Тулой некие археологические находки. Они явились причиной активного рекламирования идеи о нахождении Никитиным якобы того самого Куликова поля, о котором в то время почти забыли. Несмотря на большие усилия Нечаева, найти захоронения не удаётся. Крестьяне приносят барину различные находки, которые постепенно приводят к организации музея. Ни единого доказательства, что находки принадлежат именно битве на Куликовом поле, не найдено.

В свою очередь историки начинают спешно сочинять литературные байки о боярине Кучке и его Кучковом поле, расписывать всё более витиевато и всё более детально бесконечные подробности сражения, не представляя ни единого реального доказательства своих построений.
Итак, к 20 веку, и особенно после рекламы помещика Нечаева, количество «трудов по исследованию Куликовской битвы» превысило всякие мыслимые пределы, достигнув сегодня почти двух сотен. Историки начинают ссылаться уже друг на друга, хотя первоисточник информации остаётся единственным и всё тем же, и содержит он пятнадцать страниц литературного текста.
В конце 20 века становится очевидно, что на том тульском Куликовском поле никакого сражения в 1380 году быть не могло. На гигантских территориях предполагаемого поля ничего не найдено, кроме нескольких десятков экспонатов для спешно организованного музея. Появляются различные исследования, которые показывают, что в то далекое время там и поля не было, а был лес. Военные никак не могут понять совершенно бредовый принцип расположения войск, который следует из постулата, что битва между войсками Дмитрия Донского и Мамая произошла на берегу Дона. Различные исследователи вынуждены искать другое место для битвы. Однако найти на Дону подходящее во всех отношениях место, которое бы точно следовало описанию Задонщины, не удаётся. Историки начинают петь свою обычную хоровую песню, что авторы Похвалы не знали того, о чём они пишут… Отдельные из историков, которые посмелее, вообще утверждают, что и Куликовской битвы не было вовсе… Да и на самом деле, разве может серьёзный учёный верить каким-то пятнадцати страницам текста, ничем более не подтверждённым… Тщательно замалчивается факт прямого и многократного упоминания в Задонщине именно Москвы как места битвы.

Наконец, в семидесятых годах 20 столетия появляется учёный, в дальнейшем академик Российской Академии Наук Анатолий Тимофеевич Фоменко, который в первую очередь оценивает исторические источники по степени их достоверности. Выясняется, что и к этому времени никакими новыми первичными источниками сведений о Куликовской битве историки не обладают. У Фоменко возникает вполне естественная мысль – прочитать Задонщину так, как она написана, не ставя заранее географические рамки для расположения Куликовского поля. И сразу появляется замечательный результат. В Задонщине место битвы называется «поле Кулишкове». А такое поле есть в Москве. В Задонщине сохранилось много географических ориентиров и названий. Все они есть в Москве. Небольшая проблема только с названием реки. Но и с ней находится вполне очевидное историческое решение. Фоменко точно читает Задонщину и перед ним выстраивается вся последовательность движения войск Дмитрия Донского и Мамая по московским предместьям и будущим московским улицам и районам. Мимоходом выясняется действительно удивительная история. Все древние московские названия тех мест, по которым шли войска, продублированы в 18 - 19 веках на всём пути к совершенно мифическому месту на Дону. Кроме того, приходит понятие, что Москвы как города в 1380 году ещё нет даже и в мечтах. Есть некое поселение без каменного Кремля.
Наступает 2003 год, и совершенно неожиданно двум исследователям истории, участникам проекта «Цивилизация» Синельникову и Щуйко, приходит мысль о возможности проверки Задонщины по церковным архивам. Идея основывается на древних церковных традициях отмечать всякие значительные события истории построением церквей и монастырей, чётко привязанных по месту и смыслу своего названия к конкретному событию. Практически немедленно исследования приводят к замечательному результату. Почти все основные выводы А.Т. Фоменко подтверждаются. Появляется масса новых, ранее не известных деталей, теперь уже просто и окончательно ставящих точку в поиске или, точнее, в восстановлении временно сфальсифицированного места Куликовской битвы. Раскрываются причины и предварительные исторические обстоятельства конфликта, все военные приготовления Дмитрия Донского и Мамая, маршруты движения их войск, места принятия присяги, ночёвок, остановок и разделений, и многое, многое другое.
Почему Донской и Мамай пошли под Тулу? Вопрос не имеющий ответа. Как они нашли друг друга в бескрайних степях? Нет ответа.
А если понять, что в Москве была запасная ставка Владимирского князя и его казна и вспомнить, что Донской от набегов постоянно уходил в Москву под охрану каменных стен Чудова монастыря, то становится ясно, почему Мамай пошел на перехват очередной попытки уйти за каменные стены.
Но мы не об этом.
Постараемся, взяв за основу размещение в городе церковных сооружений, для того, чтобы наиболее достоверно реконструировать саму Куликовскую битву с топографической привязкой.
Кули́шки (кули́жки) — историческая местность (урочище) Москвы в восточной части Белого города.
Историческое место Кулишек является своеобразным архитектурным заповедником.
Обычно происхождение названия объясняют тем, что кулижками называли топкое, болотистое место. Другие исследователи называют кулижками часть леса, оставшуюся после вырубки или пожню между кустами и чапыжником. То, что в этих местах был лес, подтверждается названием церкви Иоанна Предтечи под бором. Сохранившиеся на этой территории церкви — Всех Святых, Рождества Богородицы, Иоанна Предтечи и Трех Святителей до сих пор сохраняют прозвище «на кулижках».
Так же объясняли название кулишки возможным происхождением от «кульков» или «кошелей». Производство кошелей здесь существовало с давних пор, а кулёк и кошель принимались за одно и то же. Разрушенный храм на Яузской улице — церковь Николы в Кошелях — в своём прозвище сохранял это старинное значение.
Название Кулишки связывают также с топонимом «Куликово поле». Объясняют это соседством храма-памятника Всех Святых, построенным Дмитрием Донским в память по убиенным в битве с Мамаем на Куликовом поле.

Возможно Кулишки существовали прежде Москвы, и назывались селами Кучковых. Вырубая лес и осушая местность, разводили сады и возводили постройки.
Кулижки, название в XIV—XVII вв. местности в восточной части Белого города (в районе современной площади Варварские ворота, Славянской площади, Солянки и прилегающих переулков). В XIV веке — восточная окраина Москвы, через которую пролегала дорога на Владимир и Коломну. В 1380 на Кулишках произошла Куликовская битва, то есть это и есть поле Куликово. В честь воинов, павших в Куликовской битве, была заложена церковь Всех Святых на Кулишках (существующее здание — XVI—XVII вв.)

Это начало Кулишек.



Мамай хотел перехватить Дмитрия, а Дмитрий дезинформировал его о своем бегстве в Москву, с целью встретить его здесь в полной готовности. Это была блестящая воинская операция во всем. В подготовке, в разведке, в проведении.
Войско Дмитрия Донского, в отличие от большинства предыдущих случаев, состояло целиком и полностью из городских ополчений и княжеской дружины. Из войск, той самой «московской коалиции», созданной усилиями Сергия Радонежского. Это немаловажная деталь, потому что только конное войско без обоза и пешей рати могло пройти этот маршрут очень быстро.
Попробуем понять, где оно собиралось и как выдвигалось к стенам Кремля.
Собиралось войско в селе Коломенском, московской резиденции князей Владимирских и двигалось оттуда на Котлы.
А пока рассмотрим ряд святынь (икон), которые были в войске у Дмитрия Донского. Это чертовски интересный материал, вызывающий немало вопросов.


автор: "пилигрим."
Дата: 21.10.2012 06:00
Тема: Отступление. Святыни.Ответить
Отступление. Святыни.

Суть проблемы в следующем. Мы знаем, что в войске Дмитрия Донского была икона Божьей Матери. После того, как Дмитрий победил, эта икона стала называться Донской. Есть книга «Чудотворная икона Божьей Матери», в которой говорится о разных иконах Божьей Матери. О Фёдоровской иконе, которую упоминает А.Т. Фоменко, утверждая, что именно она была праосновой всех икон, которые находились в войсках Дмитрия Донского. Однако, ситуация видится несколько по-иному. Ларчик просто открывается. Есть Владимирская икона Божьей Матери. По преданию она была написана ещё евангелистом святым Лукой. Находилась в Константинополе, потом её привезли в Россию – Москву, и очень долго она хранилась во Владимире после чего, спустя много, много, много лет стала Владимирской иконой. Но она была тогда просто иконой божьей матери. С неё были сделаны несколько списков. Один из списков это Фёдоровская икона, другой в дальнейшем назывался Донской иконой. Вы самостоятельно можете убедится, что они практически одни и те же. Вопрос.Донская икона, Владимирская икона, Фёдоровская икона – это всё одна и та же икона Божьей матери? Да, это одна и та же икона Божьей матери. То есть практически получается, что в стане войска Дмитрия Донского находилась икона Божьей матери – Умиления Богородицы. Она ещё не была Донской. Она ещё не была Фёдоровской или Владимирской.
Первоначально можно подумать, что если иконы отличаются друг от друга, то они должны быть разными иконами. Ничего подобного. Есть такая Виленская икона Божьей матери. Возможно, вы когда-нибудь увидите её, или в Интернете. Если человек не знает, то он не догадается, что эти иконы, это одна и та же икона. Потому что там представлены две иконы, которые напрочь отличаются друг от друга. Там совершенно разный сюжет, но эти иконы называются одинаково – Виленской иконой Божьей матери.
Здесь же, на этих иконах, отлично видно, что это были списки с одной единственной иконы, которая в дальнейшем стала Владимирской. Она была как бы центральной иконой, первой. Один из этих списков и оказался в дальнейшем в войсках Дмитрия Донского и был, естественно, в ставке Дмитрия Донского. С этим списком, который в дальнейшем назван Донским, связано много историй.
Существуют три праздника на Руси в честь иконы Владимирской Божьей Матери. Она является спасительницей России. Она трижды защищала Русь. И каждый раз этот день спасения становился праздником и праздновался на протяжении веков. Так вот, ничего не выдумывая, зачитываю. Самый последний раз это произошло 21 мая 1521 года, когда Мехмет-Гирей пытался сжечь Москву. Но не получилось, вынесли эту икону, защитили. Это 16 век. Второй раз это событие произошло в 1480 году, 23 июня, когда было нашествие из Золотой Орды войск хана Ахмата. И также эта икона защитила Москву. А первый раз, самое интересное, историки говорят о дате 26 августа и всё… Какого года – не говорят. Но связывают это событие как бы с нашествием Тамерлана. Естественно, по другим источникам. Мы поднимаем эти материалы и видим, что это 1395 год. Если мы говорим, что в 1395 году икона была уже чудотворная, тогда встаёт вопрос, а как же тогда её встречали в Москве ещё до того момента, когда Тамерлан пришёл? Ведь её сначала встретили в Москве, потом построили целый Сретенский монастырь по этому поводу. Значит, получается, что она где-то и когда-то себя проявила уже как чудотворная. И ЗАЩИТНИЦА!!!
Получается, сначала встретили икону, которая никоим образом себя никак не показала и не проявила. То есть была одна из многих икон. В честь этого «события» построили целый Сретенский монастырь. И только после этого икона начинает спасать Русь от нашествий захватчиков, и трижды спасает.
Как это могло быть?
В таком случае должно же быть событие, которое имело отношение к этой иконе. Это же Донская икона, которая ничем практически не отличается. Потому что именно Донская икона была в стане Дмитрия Донского…
Принесена была донцами и подарена перед битвой, и именно её чуть ли не захватили воины Мамая, когда прорывались к ставке Дмитрия Донского.
Вторая икона, которая, достоверно известно, была покровительницей войска Дмитрия Донского, это икона Николы чудотворца, которая была ему явлена чудесным образом. На месте явления её построен Угрешский монастырь, потому что она угрела сердце войска тем, что явилась. Это чисто легендарное понятие об иконе Николая чудотворца. Почему легендарное? Потому что основные войска Владимиро-Суздальские, Серпуховские, входившие в состав войск Дмитрия Донского, имели покровителем своим Николая Белого – Николая чудотворца.
Во всех основных местах сосредоточения войск, а это Суздаль, Серпухов, и Белоозеро – основные храмы покровители этих уделов это храмы Николы чудотворца. И второй иконой, которой воздано было по поводу победы на Куликовом поле, была именно икона Николы чудотворца. То есть вторым покровителем битвы на Куликовом поле был Никола чудотворец. Известно, что Угрешский монастырь построен в честь Николы чудотворца.
Никола чудотворец был покровителем ещё двух очень известных участников Куликовской битвы – Владимира Андреевича Храброго и Дмитрия Волынского Боброка.
Закончим об отношении к Николаю чудотворцу. Легенда такова. Враги начали одолевать то селение, в котором находились мощи святого. Когда уже не могли они защищаться, помощи невозможно было ждать ниоткуда, вдруг разразился гром, грянула непогода, ударили молнии. И корабли неприятеля были потоплены. Таким образом, произошло спасение. В самый последний момент, когда помощи ждать было невозможно.


автор: "пилигрим."
Дата: 22.10.2012 09:28
Тема: Отступление. Маршрут войска.Ответить
Отступление. Маршрут войска.

После Котлов войска проходили через реку Чуру на Михайлове. В Москве у татарского кладбища идут Михайловы проезды. Это единственное место в Москве. Больше Михайловых проездов нет нигде. И река Чура здесь есть. В летописях это указано так: «И оставил он разбойника Фому на реке Чур у села Михайлова, чтобы он стоял и доносил ему идут ли мамаевы войска или не идут.» То есть это была арьергардная разведка, которая должна была доложить Дмитрию Донскому о том, пошёл ли Мамай по этой стороне реки. Или не переходя реку, остался на той стороне Москвы реки. Вот здесь стоял разбойник Фома-Чур. Ещё раз подчёркиваем, что регулярных войск у Дмитрия Донского не было. Ибо под разбойниками понимается ватага, набранная из налётных. Вот разбойник Фома у него был в разведке. Здесь проходил Калужский тракт, южный тракт.
Далее войска московской коалиции, перешли реку, и пошли в сторону будущего Донского монастыря. Официально Донской монастырь основан в 17 веке, через триста лет после тех событий. А вот в житие Донского монастыря записано, что Донской монастырь был поставлен там, где Донские казаки подарили Дмитрию – князю икону Божьей Матери – список с Владимирской, перед Куликовской битвой. И произошло это на месте стоянки войск, где впоследствии и был построен Донской монастырь. То есть, оказывается это место, имеет прямое отношение к войскам Дмитрия Донского, потому что здесь стояла походная церковь.
Следующая точка нашего летописного движения это смотр войск на Девичьем поле. А пока немного об Олеге Рязанском. Есть житие Олега Рязанского, благоверного князя, канонизированного. На гербе Рязани просто изображён князь Олег Рязанский. Согласно официальной версии историков, предатель, сподвижник Мамая, как нам его описывают, и т.д. и т.п.
По той же традиционной версии, если Дмитрий Донской привёл свои войска в устье Лопасни, оттуда конного хода три часа до Рязани. Мамай идёт из Золотой Орды. Ягайло подвигается с другой стороны. Рязань просто открыта для войск Дмитрия Донского вся, как на ладони. Три часа ходу. Дмитрий Донской даёт указание своим войскам, по официальной версии, «с рязанцами не вязаться, Рязань не трогать».
Но открываем Задонщину. И читаем убиенных на поле Куликовом. На поле Куликовом самое большое количество бояр погибло из Рязани. Семьдесят бояр. Это практически четверть всех погибших в битве бояр.
Вопрос. Почему стоя у Лопасни, откуда три часа ходу было до «изменника» Олега Рязанского, Дмитрий Донской туда не пошёл?
И второй вопрос. Почему Рязань и рязанцы, а кстати, Коломна это было рязанское княжество, Тула – рязанское, Елец – рязанское, почему рязанцы участвовали и составляли костяк городского ополчения Дмитрия Донского?
И ещё, после 1380 года, когда великий Дмитрий Донской победил и вырвался из-под гнёта Золотой Орды, ровно через пять лет Олег Рязанский, «сподвижник и холуй Мамая» пишет: «Дорогой Дмитрий Донской! Ты чего-то «по-запарке» после Куликовской битвы забрал у меня Коломну с Тулой. Верни!». Тот говорит: «Я тут вообще весь герой после Куликовской битвы». Тогда бедный, занюханный Олег Рязанский собирает войско, бьёт шею бедному нашему великому победителю в Куликовской битве Дмитрию Донскому, и заставляет его сына жениться на собственной дочери. Только в этом случае, – он говорит, – я подпишу с тобой мирный договор. А не женишь, я выгоню тебя не только из Коломны и Ельца пешком, но из всей Помосковской Руси. Вот и ответ князя Рязанского Дмитрию Донскому. Это не наши выдумки, а «Житие благоверного князя Олега Рязанского». Утверждённое РПЦ! И с 1385 года после заключения мира между Рязанью и Дмитрием Донским моментально Михаил Тверской признаёт главенство Дмитрия Донского.
Площадь Калужской заставы, современная Октябрьская площадь. Здесь, в районе метро Октябрьская, стоит храм Иоанна-воина, что на Большой Якиманке, и стоял храм Спаса Нерукотворного, который сейчас снесён. Он был в Большом Спасоналивковском переулке, а старый Иоанна Воина ближе к Москве-реке, на месте Третьяковки. Здесь, было большое поле, на котором могли разместиться все войска для принятия присяги.
Девичье поле потом стало, потом называться Бабьи городки. Оно было там, где на Крымском валу стоит новая Третьяковская галерея, этот бетонный куб. Возражения о том, что Церковь Иоанна воина это, по сути дела, новодел, отметаются. В истории церкви Иоанна воина написано: «И стояла церковь Иоанна воина на берегу Москвы-реки и была перенесена потом. На новом месте построена каменна в 16 веке». Старая церковь стояла на берегу, на урезе Москвы-реки. И до того, как построили знаменитую эту железобетонную кубышку, которая называется Новая Третьяковская галерея, там стояла часовня. Её, естественно, снесли. Часовня обозначала до середины 20 века, что на этом месте стояла первая церковь Иоанна-воина.
Церкви Иоанна воина имеют очень интересное свойство – эти церкви ставятся там, где войско перед битвой присягу принимает, что в этой битве – именно в этой битве, оно будет служить тому хозяину, с которым пришло. Это единственная церковь Иоанна-воина в городе Москве.
Второе. На месте Бабьих городков по легенде стоял монастырь, который назывался не просто Девичий, а Старый Голутвинский. До сих пор Голутвинские переулки остались.
А. Т. Фоменко рассматривает три маршрута движения войск. Он говорит – войска могли идти и переправляться через Москву-реку на Лужнецкую набережную, могли идти прямо по Якиманке к Кремлю, и третий вариант – переправляться по Крымскому броду . Крымского брода нет в Задонщине, а есть Сенькин брод . Причём он так и называется – Сенькин брод у четырёх церквей . То есть здесь уже было четыре церкви.
Покажите мне место на Дону, где были бы четыре церкви! Хоть одно…
Здесь было четыре церкви. Совершенно понятно. В Алексеевском монастыре, Зачатьевском монастыре и на Бору.
Следовательно, отметаем первый вариант. Переправа на Лужнецкую набережную. Ни один нормальный стратег не будет переправлять конное войско с крутого берега Воробьевых гор вниз через речку на болота. Лужники это было болото. Такой стратег может быть только сумасшедшим.
Второе. Ни один военачальник не поведёт конное войско через Болотную площадь в слиянии двух рек – Москвы и Неглинки. Это самая широкая водная гладь. Остаётся единственное место – это Крымский брод. То есть мы отметаем две теории Татьяны Фоменко, ибо мы знаем, чья это теория. А не Анатолия Тимофеевича.
Две теории Татьяны Фоменко, что войска переходили или у Лужников – на болотах, или на слиянии двух рек – также на болотах. Ни один стратегически грамотный воевода не поведёт через болота свои войска. Поэтому единственно возможный переход был на Крымском броде.
Но перед тем, как пойти на переправу, здесь они на Девичьем поле встретили Владимира Серпуховского, которому, далее всего было до Лопасни (ведь историки говорят что они встретились у брода на реке Лопасня) идти из Серпухова, поэтому он пришёл последним.
Во-вторых, здесь они встретили московское ополчение, которому, конечно же, до Лопасни идти было тоже дальше всех из Москвы.
И третье. Здесь они отделили целую кучу очень интересных ребят. Потому что вдоль всей Москвы-реки. Напомню, в то время обводного канала не было. Так вот вдоль всей Москвы-реки, стоят просто вдоль берега церкви Николая Чудотворца и очень интересные церкви Пантелеймона целителя и Косьмы и Демьяна целителей. То есть, исходя из нашей реконструкции, они заранее по берегу пробросали стрелков и поставили полевые госпиталя. В случае если будет поражение, то уйти через реку, прикрытую стрелками, и сразу в госпиталя. А в случае если будет отступать противник, то здесь его будут пристреливать с берега. Но полевые госпитали везде, а в самом центре Замоскворечья стоит совершенно замечательное сооружение – Мариино-Марфинская обитель сестёр милосердия, богом принятых для попечения раненых. Прямо посреди Замоскворечья. То есть основной, даже не полевой, а стационарный госпиталь они оставили здесь за рекой. Женщин с собой не потащили.
И здесь же мы находим храмы – Спаса Нерукотворного в Спасоналивковском переулке и Спаса Нерукотворного на Убогих домах в Царицинском переулке. И на Божедомке – Пречистенка 12.
Почему мы упоминаем Спаса Нерукотворного? Есть очень серьёзные аргументы того, что Спас Нерукотворный это не одно лишь знамя. Поразительно, на древних иконах мы видим иконы Спаса Нерукотворного над Дмитрием Донским и над Мамаем.
Над русским войском и над ордынским войском Мамая. Спас Нерукотворный примерно соответствует современным голубым беретам на десантниках. Это было отличие элитной гвардии, прошедшей обучение школе Спаса Нерукотворного, специальным воинским премудростям, умению ведения боя. Это профессиональная гвардия, известная из других литературных источников, как берсерки. Иначе говоря, медведь с секирой. Те, которые ещё могли вызывать в себе такое состояние предбоевое. Чисто духовным воспитанием. Это современные ушу, кендо, всяческие самураи и т. п. Мы ведь больше сейчас смотрим на Запад и Восток. Всё это Спас Нерукотворный, и корни его растут ещё с 14 века и ранее.
Почему мы упомянули берсерков? Бер – медведь, сер – секира. Медведь с секирой. Тот самый, что не гербе Ярославля. Так вот эти берсерки имели отличительное звание Спаса Нерукотворного, поэтому и в церкви их покровителем был Спас Нерукотворный. Соответственно там, где стоят церкви Спаса Нерукотворного, они поставлены гвардейцами в честь того маршрута, в честь тех побед и потерь, которые были на Куликовом поле.
Вот здесь на Пречистенке есть очень интересное место. Церкви Спаса Нерукотворного «расползаются», разделяются на два направления. Также разделяется расположение церквей Николы Чудотворца. Отсюда мы сделали вывод, что именно здесь, заранее ушёл в сторону Владимир Андреевич Храбрый, практически со всем конным войском. Он ушёл в засаду по маршруту будущего Садового кольца, на Остоженку, Пречистенку, Арбат, Трубную площадь, и до места современной Сретенки. И вот там они остановились. Заранее. По этой причине мамаевские разведчики не нашли засады, и даже не знали, что она вообще есть. Воины Владимира Андреевича сделали большой круг по тылам, обход по садам и дубравам.
Вообще с точки зрения военного искусства подготовка к Куликовской битве и выход на неё – дают фору любым Каннам и битвам при Креси. Мамай просто не ожидал такой подготовки и такой воинской выучки от тех войск, с которыми он собирался встретиться. А уж о том, чтобы заранее расставить стрелков по реке, заранее увести конные засадные полки…
Дмитрий Донской выводит здесь через Лебяжье озеро свои войска на Бор. На Боровицкий холм. В Задонщине сказано, что Дмитрий Донской становится с войсками на ночь на холму в Бору.
Вернемся еще раз к вопросу. Почему Мамай пошел на Москву и почему Дмитрий пошел на Москву?
Странно почему никто не задает зачем они пошли в голую степь???
Известно, что в 1368 году (оказывается не первый раз Дмитрий Донской враждовал с Мамаем, он враждовал с ним много раз) один из налётов Мамая был на Владимир. Мамай же знал, в отличие от историков, что Дмитрий князь Владимирский, а не Московский. Так вот, когда Мамай пошел на Владимир, то Дмитрий Донской собрал всех своих бояр, молодую жену Евдокию, и ушел на место будущей Москвы, где города ещё не было, а стоял на Бору, Чудов монастырь. Он был поставлен ханшей Туйдулой в честь её чудесного прозрения. И в 1367 году его обнесли каменными стенами. Дмитрий за каменные стены монастыря спрятал молодую жену Евдокию и бояр. Когда в следующий раз в 1380 году Дмитрий вновь повздорил с Мамаем, он имитировал уход снова сюда. В результате Мамай вновь пошёл на Москву. Чтобы, как в прошлый раз, не ткнуться в каменные стены, перехватить якобы обозы Дмитрия, который как бы сюда повёл всех прятаться. На это и была рассчитана вся подготовка Дмитрия. Воинское искусство было в этом случае прекрасно показано. Это была воинская хитрость. Ведь Дмитрий повёл сюда уже не обозы, а войско. И ждать Мамая стал здесь, на Бору, в старом известном месте, где уже прятался ранее.
Сюда пришли, здесь разместились на Бору.
Ночью известно, что Боброк вышел, ухо к земле приложил. Такая поэтическая литературная вставка в летописях. Услышал Боброк, что плачут жёны русские, жёны татарские, половецкие. Понял, что будет большая битва. И ночью отсюда с Бора Боброк уходит через Неглинку в засаду. А Владимир уже там, в засаде.
По правой стороне Москвы-реки шло войско Дмитрия Донского. Мамай шёл по этой левой стороне Москвы-реки и вышел на Таганский холм. Таганским этот холм стал лишь в 19 веке. А до этого он назывался Швивой горкой. Что значит это понятие, никто не может пока раскрыть.
На Швивую горку Мамай вышел от Ногатинской поймы, по этому берегу реки. Остановился, перед ним Яуза, Смолка, Непрядва, как хотите называйте, но нет этого слова в первоисточнике, в Задонщине. Слева Дон-Москва река. Это наши эти историки придумали Непрядву, Оку, Лопасню. А в первоисточнике их нет, к сожалению.
Мамай, профессиональный тёмник, тридцатитысячник, воевода, узурпировавший власть, пришедший сюда с профессиональными войсками выходит на вершину холма. Перед собой он видит всё, как на ладони.
Перед собой он видит поле, потому что Кулишки или Кулижки это заливные луга, заболоченные, где косят траву, и ничего больше там нет.

Ну вот, дошли. Теперь о битве.
Смотрим с вершины Красного Холма. И представим как все могло быть.


автор: "пилигрим."
Дата: 23.10.2012 05:43
Тема: . Глава седьмая. (продолжение)Ответить
Чуть левее, там, где находилась гостиница Россия, было болото. Ведь там, в 15 веке, была построена церковь на болотах. Справа на склонах холма располагались сады или бор. Ещё более справа, внизу, сейчас находится Курский вокзал, через речку. Там в Третьем Сыромятническом переулке расположена церковь Живоначальной Троицы в Сыромятниках. Своё название получила по месту, где в 16 веке среди вырубленного леса поселилась конюшенная государева двора. То есть здесь при Мамае бор, не тронутый топором.
Вот Мамай с холма видит поле, тягун. Какие-то разрозненные войска. Мы уже сказали, – всё конное войско Дмитрий Донской направил в засаду. Оставил он с собой пешее ополчение и личную гвардию. Стоит пешее ополчение, какие-то мужики с оглоблями и спорадически какие-то кусочки княжеских дружин, и донцы отошли сюда Семёна Мелика, – разведка.
На правом фланге, где сейчас расположена гостиница Россия, были болота. Здесь, по всей видимости, разведка Семёна Мелика встретила передовые отряды Мамая. А там далее, ближе к современной Красной площади, протекала речка. И разведке с частью ополчения отступать было, в общем-то, некуда. У них за спиной был небольшой овраг. Когда войска Мамая упёрлись своим левым флангом в этот фронт, они быстро поняли, что дальше в этом направлении продвигаться бессмысленно. За спиной узкой полосы оборонявшихся ничего не было… Тратить время на их добивание бессмысленно. И огромные войска Мамая поворачивают направо по склону холма. То есть, другого пути у них просто нет. Справа и слева от них на склоне холма располагался лес. А по склону холма стекали мелкие ручьи в дождь, склон, видимо, был изрезан рытвинами и лощинами, заболочен. А вот здесь, по ходу вверх, Лубянский проезд дом 17, раньше стояла тоже церковь Спаса Нерукотворного. Очевидно здесь, на месте выравнивания склона, Мамая встретил передовой полк профессиональной гвардии. Только закончился крутой подъём, и здесь как раз и вступили в главный основной бой войска Дмитрия Донского. А дальше, на углу улицы Никольской, стоял передовой центральный полк Дмитрия Донского. Там же находилось знамя Дмитрия Донского.
Потом там поставят собор Владимирской Божьей Матери, единственный в Москве. Заступнице и покровительнице князей Владимирских, чей лик во время битвы был над ставкой Дмитрия.
Судя по всему, войска Мамая смяли стоявшее здесь ополчение и направились в сторону современной Никольской улицы к Кремлю. Вот эта вся часть холма, вся Новая площадь были заняты войсками Мамая.
По летописи, они сначала пытались сбить правый фланг войск Дмитрия Донского, который держали князья Белозёрские. Это там, где сейчас комплекс зданий ЦК. Учитывая, что разведчики Мелика-донцы отошли к ним, они удвоили силы правого фланга, и сбить их было сложно. Их ещё сзади Неглинка подпирала. Так что отступать некуда было. Ордынцы двинулись направо, к левому флангу войск Дмитрия Донского. Это Старые Лучники. Здесь известный храм Георгия Победоносца в Старых Лучниках. Старые лучники это старая гвардия. Из летописи известно, что гвардия луки отложила, взялась за мечи и с места не сдвинулась. Гвардия выдержала удар.
И тогда войска Мамая двинулись вперёд на Главную ставку Дмитрия Донского к месту расположения современного метро Лубянка. Дмитрий Донской очень грамотно выстроил свои войска. Войско Мамая втягивается в середину узкой горловины, оставляя неприкрытыми свои фланги и тылы. А на этих флангах остаются не сбитые боевые дружины Дмитрия Донского. Мамай продолжает двигаться вперёд. Задача его ясная – взять штандарт Дмитрия Донского и убить самого князя. Известно, что князь поставил Боярина Бренка, одетого под князя. И боярин Бренок был убит. И икона была уже близка к захвату. Её вынуждено передвинули в резерв, назад.
На месте современной Маросейки, Мясницкой и между ними расположены были сады, дубравы, леса. Очевидно, что разведчики Мамая, которые здесь, естественно, шастали, ничего не нашли. Поэтому войска Мамая спокойно поднимались наверх для уничтожения тех войск, которые они видели.
Теперь смотрите задумку самого Дмитрия Донского. Войско Мамая, двигаясь на тягун вверх, втягиваясь как бы в воронку, спешивается, потому что рубиться конно, когда два фланга поджимают, невозможно. Ордынцы втягиваются в жуткую сечу. А вот в этот момент…
Мамай с удивлением видит, что идти на Бор через Неглинку он не может. Там надёжно стоят воины Мелика и князья Белозёрские. Идти направо он тоже не может. Там тоже войска и лес. Ситуация нормальная. Задача войскам Мамая поставлена уничтожить Дмитрия Донского. Его штандарт передовые части Мамая, поднявшиеся на холм, уже видят. Против тяжёлой генуэзской пехоты Мамая стоит ополчение.
Что могло сдержать генуэзцев? Просто чисто даже психологически. Да ничего… И они сбили заслон. Теперь вперёд, вот она цель!
Передовой полк сбит, цель впереди войскам Мамая открыта. Передовой полк, который стоял здесь у современного дома 17, выполнил свою задачу.
Мы говорили о Николае Чудотворце, святого, который в последний момент спас людей, которые были на той территории. Выясняется вот что. Я тут специально повыписывал. С самого начала Маросейки стоит церковь Николая Чудотворца. В этих местах церквей Николая Чудотворца восемь штук. И все они имеют отношение к той территории, по которой мы сейчас едем. По нашей реконструкции где-то здесь стояли эти конные войска. Стояла засада Владимира Андреевича и Боброка. Именно здесь, именно по этой причине их не могли вычислить. Потому что они стояли слева от основного войска. Если бы они стояли ближе, в садах, их бы точно определили. Потому что представить себе невозможно, что не было у Мамая разведки.
А теперь обратите внимание, сколько надо времени для того, чтобы от этого места добраться до Куликова поля. Вот по Покровке они выходили сразу к современному месту, где расположен Политехнический музей, и выскакивали на Лучники. И там в самом начале, на Маросейке дом 5 расположен храм Николая Чудотворца. То есть часть войск выходила в тылы наступающим войскам Мамая.
В помощь лучникам часть конной гвардии Владимира Храброго повернула направо. Это был широкий охват войск Мамая. Возмущает сказка, что Боброк держал Владимира за штаны и говорил: Не время Вова, не время. Вове было 45 лет, между прочим, замечу. А Боброку было 40. Так вот, якобы, вот этот младший держал за штаны старшего – Вову, князя Серпуховского. И говорил: Не время, Вова. Горяч больно.
Они просто шли дубравами, и вышли в тылы. Обратите внимание, что Покровка это лощина, выходящая снизу. Они лощинами выходили. И их не видно было войскам противника. Задумка была такая. Вот первая часть засадных сил пошла к лучникам, и помогла им удержать свои позиции, а вторая часть пошла вот этим переулочком (Хохловским) туда в старые сады, где стоит церковь князя Владимира на Старых садах. Конечно, войска повернули не в переулок, а в то место, где сейчас этот переулок.
Задонщина называется как? Похвала Владимиру Андреевичу Храброму.
Вот церковь князя Владимира в старых Садах. Это единственная церковь не только в Москве, а возможно вообще в православной церковной традиции, которая построена князю, живому герою, а не святому.
Кстати, престольная икона здесь, как мы с удивлением увидели, – Спаса Нерукотворного. То есть и здесь военное назначение церковной памяти очевидно.
Вот напротив стоит Ивановский монастырь. Его история говорит о том, что основал его то ли Иван третий, то ли Елена Глинская, то ли Иван четвёртый. Современные служители и сами толком не знают. Но доподлинно известно, что это была летняя загородная резиденция вообще поздних рюриковичей. Здесь они отдыхали, в женском монастыре…Известно, что монастырь был женским и основан где-то в конце 14 века «для приюта вдов и сирот убиенных воинов».
Отмечу, что даже в монастырских списках не любят этот монастырь церковники. На стене у него висит табличка, что сохранившаяся до сего времени часть построена в 1670 году. И престольная икона у него Чудотворная Иоанна Воина.
Церковь Николая Чудотворца в Подкопаево в Голенищах практически стоит на берегу Яузы. Это последний поворот засадных полков, которые отрезали ордынское войско от отступления, бегства к реке, через Яузу назад на холм к Мамаю.
Говорят, что Дмитрий Донской ничего не построил на Куликовом поле. Построил. В самом центре Куликова поля построена церковь Рождества Богородицы. Вот она церковь была построена в 1801 году. А дальше ничего нет… Мы ничего пока не нашли об этой церкви. Хотя Носовский с Фоменко утверждают, что впервые эта церковь построена в 1380 году. Быстрее всего в 19 веке эта церковь была построена не на пустом месте. Эта каменная церковь была построена архитектором Казаковым на месте старой деревянной.
Вот с этой стороны сюда, по нашей реконструкции, скатились конные войска засадного полка и вступили в сечу.
Опять же по нашей реконструкции не шли вместе Боброк и Владимир. Будучи более опытным воеводой Боброк собрал конную гвардию и пошёл, перешедши Яузу, прямо на ставку Мамая. Есть, если идти по Садовому кольцу, Тетерский переулок. Быстрее всего это был Татарский переулок, потому что там шли регулярные гвардейцы Боброка – татары. Они вышли по лощинам, по Татарским улицам прямо на ставку Мамая и практически сбили её в реку, Москву-реку по современному названию. Потому что последние церкви Николая стоят вдоль реки по этой стороне.
А теперь мы обратим внимание на церковь всех святых на Кулишках. Любой может подойти и увидеть, что она была построена в 1380 году Дмитрием Донским в честь воинов, погибших на Куликовом поле. Именно так. Но никто не говорит о том, что на территории именно этой церкви захоронены сто героев Куликовской битвы.
Был такой исследователь, Архангельский. В 19 веке он провёл титаническую работу, собрав историю всех московских церквей. Маленькая выдержка из этого собрания попала к нам в руки. Это небольшая книжечка с фотографиями. И вот там мы и нашли упоминание об этой церкви. На церкви есть мемориальная доска о том, что эта церковь выстроена в честь победы на Куликовом поле.
Кроме того, достоверно известно, что герои Куликовской битвы захоронены на территории Симонова монастыря. В том числе Пересвет и Ослябя.
«На маленьком пятачке, окруженном заводскими строениями, стоит церковь Рождества Богородицы. Церковь вновь открыта лишь несколько лет тому назад: до этого в ней находился заводской склад.
Мы знали, что здесь захоронены по крайней мере два наиболее известных героя Куликовской битвы — Пересвет и Ослябя. Нас чрезвычайно волновал вопрос — нет ли здесь еще и массового захоронения других участников битвы? Ведь если битва произошла действительно в Москве, и, как пишут летописи, Дмитрий ВОСЕМЬ ДНЕЙ стоял на по ле и хоронил убитых, то где-то здесь должны были остаться МАССОВЫЕ ЗАХОРОНЕНИЯ павших воинов.
Так оно и оказалось! Не успели мы войти на площадку перед церко вью как наше внимание привлек огромный дощатый ящик, уже опу щенный в свежую могилу и приготовленный к погребению. На наших глазах рабочий начал засыпать могилу землей. На вопрос: кого он хоронит, присутствовавшие при этом церковный староста и рабочие охотно рассказали нам следующее. Оказывается, ВСЯ ЗЕМЛЯ ВОКРУГ ЦЕРКВИ В РАДИУСЕ ОКОЛО СТА МЕТРОВ И НА ГЛУБИНУ В НЕ СКОЛЬКО МЕТРОВ БУКВАЛЬНО ЗАБИТА ЧЕЛОВЕЧЕСКИМИ ЧЕРЕПАМИ И КОСТЯМИ». (А. Фоменко. Г. Носовский)
Рядом с Кулишками находится Андроников монастырь, в котором точно так же, как и в Симоновом, захоронены герои Куликовской битвы. То есть, таких мест оказывается в Москве достаточно много.
Если даже придерживаться традиционной истории, которая утверждает, что трупы везли с Куликова поля сюда, правда, не понятно, как они сохранились в той жаре. То как везли раненых? А раны были колотые и рубленые. Это были руки отрублены, головы пробиты. Совершенно невозможно понять, как везли раненых, которых было в десять раз больше убитых. И зачем их везли? Ведь там, на месте той Куликовской битвы нет ни одного монастыря.
Был такой замечательный помещик Нечаев, который жил там в Тульской губернии, на месте принятой сейчас Куликовской битвы. Между речками Непрядва и Лопасня. Было тогда пятисотлетие Куликовской битвы. Вдруг этот Нечаев как-то вздрогнул и сказал: Всё это дело было у меня. А до этого никак не считалось. Эту битву считали мелким заштатным событием. Никому не известной стычкой между двумя группировками, в результате которой победил Олег Рязанский. Это из официального жития Олега Рязанского.
Сколько же воинов было с каждой стороны?
В Задонщине написано чёрным по белому: Двести пятьдесят тысяч погибших со стороны Дмитрия Донского. Это поэма. У поэтов своя размерность.
Если мы изучим нормальный устав Советской Армии, поднимем соотношение раненых и убитых в огневом столкновении, то в этом случае раненых должно быть семьсот пятьдесят тысяч или даже более. Тогда лишь со стороны Дмитрия Донского должно быть миллион воинов. И миллион ордынцев со стороны Мамая. Но два миллиона это всё население всей Руси и Орды вместе взятых. Позиция церкви в начале 16 века, по словам Дмитрия Ростовского в его синопсисе была следующей: 400 000 со стороны Дмитрия Донского и 1`100`000 со стороны Мамая.
Историки скромничают, считают, что было около тридцати тысяч с каждой стороны. Читаем Задонщину вновь и снова. Загадка, каким образом можно было начеркать сотни диссертаций на основании пятнадцати страниц литературного текста.
Здесь на пятнадцати страницах текста ничего не сказано о битве в её военных деталях. И наклепать столько, мы специально пересчитали, – сто пятьдесят шесть источников, это уму непостижимо. Это только докторские диссертации и толстенные тома исследований… Сто пятьдесят шесть авторов, Иловайский, Карамзин и другие… На основе пятнадцати страничек поэмы, даже не поэмы, а «Похвальбы Владимиру Андреевичу Храброму». Чётко написано кому похвальба.
Всё, пятнадцать страничек текста. В которых написано: Москва-река, Москва-река, куда ты забрала наших мужей? А где Дон-то? Куда смотрели все эти доктора?

Мало этого, в Задонщине, на которую ссылки идут академика Рыбакова и академика Лихачёва, прямым текстом чёрным по белому написано: «Я выбираю место для битвы там, где мёды московские и поле Куликово».
Прямо по тексту: Жена Микулы Васильевича Марья Дмитриевна раньше других заплакала в городе Москве у стены: «Дон ты Дон, быстрая река, ты пробил горы каменны, течёшь ты в землю половецкую». Она в Москве стоит и Дону плачется, который под её ногами протекает. Чуть дальше. С городских стен Коломны заплакали жёны: «Москва, Москва, быстрая река. Почему ты наших мужей отняла у нас?»
Место битвы определено совершенно чётко в Задонщине. Между Доном и Днепром. Или иначе – между Атлантическим океаном и Тихим…
Еще одна цитата из Задонщины: «Не здесь ли братья сладкие московские мёды? Не великое ли это место – поле Куликово?». «Выскочил с криком князь Владимир Андреевич с полком правой руки, со своим князем Волынским и с семьюдесятью тысячами воинов».
Еще текст. «Уже соколы и кречеты белозёрские ястребы рвутся от золотых колодец из каменного града Москвы. Взлетели они под синие небеса, загремели колючие колокола.»
Мы приходим к пониманию, что Москва 14 века это был большой мемориальный комплекс, который постепенно обустраивался. Появлялось посадское население. Говорят, что Москва стоит на крови. Так она и действительно стоит на крови.
Известны из традиционной истории два события, которые происходили после Куликовской битвы.
Патриарх Константинопольский Киприан дал указание старые обряды изменить, старые книги сжечь. Это было первое уничтожение старой обрядовости на русской земле.
И второе. После Куликовской битвы аж десять лет практически все митрополии и епархии Российские были вдовствующими. То есть не имели митрополитов и епископов.
Роясь в источниках мы нашли прямое подтверждение имеющих отношение к Куликовской битве следующих монастырей:
На территории только Москвы.
Высокопетровский монастырь, который на Петровке. Оказывается, после Куликовской битвы Дмитрий Донской воздвиг на территории этого монастыря деревянный храм в честь боголюбивой иконы Божьей матери. Имеет отношение к КБ.
Храм Рождества Пресвятой богородицы в Старом Симонове. Сам Симонов монастырь.
Сретенский монастырь имеет отношение к КБ, чего я не знал. Самое интересное, что деньги на строительство этого храма выделил герой КБ Боброк. С 14 по 16 век этот монастырь находился на Никольской улице (по современному названию). И Сретенка была там. И иконы Владимирской божьей матери там же построена была. Это место ставки Дмитрия Донского.
Дальше Богородице Рождественский монастырь на Рождественке, вот здесь вот рядышком. А основала его мать Владимира Андреевича Храброго, князя Серпуховского. Встаёт вопрос, – чего она здесь забыла? Почему именно здесь? Оказывается, что она воздвигает этот Богородице Рождественский монастырь для вдов и сирот убиенных воинов. Почему здесь? Да рядом с кладбищем. Где в дальнейшем была захоронена и жена Владимира Андреевича Елена.
Дальше Андроников монастырь.
Николая Чудотворца в Голутвино. Мы знаем, что это за пределами Москвы, но оказывается напротив, через Москву-реку была у них церковь. И оттуда начинался сначала монастырь. То есть Коломна. Д
альше в Бобрине монастырь, где Никольская церковь. На сегодняшний день он находится за пределами Москвы. Но оказывается, что первоначально это монастырь находился с другой стороны Москвы-реки, и основал его, опять таки Боброк. Этот Бобринёв монастырь. Потом он был снесён и перенесён на новое место.
Далее походный храм на месте Даниловского монастыря.
Храм Звонница Георгия Победоносца в Коломенском.
Храм всех Святых на Кулишках.
Храм Рождества Пресвятой Богородицы, который построила жена Дмитрия Донского Евдокия на территории Кремля в Вознесенском монастыре сразу после окончания Куликовской битвы.
Вознесенский монастырь был заложен тогда же. Он снесён. Его снесли в 1928 году
Всего тринадцать церквей. То, что удалось на сегодняшний день точно найти. Точно, прямое подтверждение. И это ещё не предел.
Ещё хочу добавить по поводу монастырей. Россия не была страной городов. Россия была страной монастырей. По статистике городов конца 17 века в Твери, которая не подвергалась разрушениям, проживало 400 человек мужских душ. Тверь это колоссальный старинный русский город. Новгород на болотах был огромнейшим городом. Там проживало 2000 человек. В Ярославле мужчин проживало 2500 человек. Все жили в монастырях. Тоже самое относилось к Москве. Москва, город, как таковой, это была очень маленькая территория за стенами самого Кремля и Китай-города. Монастырские молились в монастырях, а у придворных были свои домовые церкви. В Москве насчитывалось огромное количество домовых церквей, маленьких, пока их не запретила церковь.
Кстати, встаёт вопрос – почему крест-памятник Дмитрию Донскому установлен московским лужковским правительством на этом месте под Таганским холмом?
Самое удивительное, что церковники достоверно и стопроцентно знают, что на месте этого креста стоял монастырь Спаса на Яузе… заложенный в честь Куликовской битвы. Этого монастыря сейчас нет, не существует. И всё о нём забыли. А когда московское правительство искало место для памятника Дмитрию Донскому, то умные люди показали именно на это место.


автор: "пилигрим."
Дата: 24.10.2012 05:22
Тема: Re: . Глава седьмая. (продолжение)Ответить
Заключение. Карта

А теперь отрисуем все на карте.
Начинаем с поиска ставки Дмитрия Донского на Кулишках, поле Куликовом. Известно, что князь, как и его брат Владимир Донской были Великими князьями Владимирскими. Таким образом, покровительницей их являлась икона Владимирской Божьей Матери.
Естественно после победы ей должен быть поставлен Храм, как защитнице. Кроме того воинской хоругвью в битве у князя была икона Донской Божьей Матери, которая являлась списком с Владимирской иконы, и находилась она в ставке князя.

Ищем.
Под №1 обозначен ЕДИНСТВЕННЫЙ в центре Москвы Собор Владимирской Божьей Матери (снесенный в 1934г.). Адрес улица Никольская 14.
Икону встречали на улице Сретенка (ныне Никольская). Обозначим это место № 2, где до 16 века и стоял Сретенский монастырь. В нем тоже был собор Владимирской Божьей Матери, уехавший вместе с названием улицы туда, где он находится нынче № 2А.
Вместе со списком Владимирской иконы, участвовавшим в битве и известным нам под названием иконы Донской Божьей Матери казаки подарили Дмитрию Донскому икону Гребневской Божьей Матери, оставленную в казачьих частях, защищавших главную ставку. Под №3 на карте ЕДИНСТВЕННЫЙ Собор Гребневской Божьей Матери в Москве по улице Мясницкой дом 2 (снесен в 1934).

Итак, ставка Дмитрия была на Лубянском холме, там, где стоял железный Феликс.
Лобное место, Голгофу, место сакрального испытания мы определили.
Кстати вполне грамотное размещение с военной точки зрения. Практически, вершина изнурительного тягуна (длинного подъема на холм) от берега Яузы. Переправившись, конница должна подняться по нему. Аллюром коней не пустишь. Запалятся. Да и к концу тягуна устанут. Знаменитая атака лавой здесь просто не возможна.

Кто был покровителем Мамая, история умалчивает.
Однако понятно, что главная схватка происходила у ставок командующих, то есть у ставки Дмитрия и у ставки Мамая. Мы ведь знаем, что ордынцев погнали назад.
А там где главный бой, там и главные потери. Раненными и убитыми.
Где лечили раненного воина? При рукопашной схватке соотношение убитых к раненым 1:8 (Полевая книжка офицера РККА).
Пусть в Куликовской битве участвовало не по 200 000 тысяч бойцов, а по 2 000 с каждой стороны. Пусть убито было по 200, значит, раненых было 1600 с каждой стороны.
И главная сеча была у ставок.
Итак, где лечили раненых?
В полевых лазаретах, выражаясь военным языком. А потом на месте этих лечебниц выросли обители покровителям лекарей в благодарность. Святых этих совсем не много. Святой Пантелеймон, Косьма и Дамиан, да Марфа и Мария.
Нанесем на карту красным крестиком святые места, посвященные им. Крестики сконцентрированы в двух местах.
Вокруг той же Лубянки, что подтверждает наш первый вывод.
Второе место на Таганском холме, тогда называемом Швивой горкой. Вот они два места, где раненых было больше всего. При этом вспомним, что рукопашная схватка велась холодным оружием, а это значит, что часть их была тяжелой и не транспортабельной. Рубленные, колотые, дробленные раны.
Значит вот они два самых главных места боя. Вот они две ставки. Одну мы определили до этого. Это Лубянский холм – ставка Дмитрия Донского.
Вторая ставка Мамая - Швивая горка. И вот что удивительно. У этого места есть и третье название - Красный Холм. Там и набережная Краснохолмская и мост Краснохолмский.
Одной из главных достопримечательностей Куликова поля под Тулой является Красный холм, на котором, по преданию, "находилась ставка или шатер Мамая". О высоком месте, с которого Мамай наблюдал за битвой, упоминается еще в "Сказании о Мамаевом побоище ". В 1850 году здесь в память о победе Дмитрия Донского был открыт столп-памятник.
Церкви и часовни святого Пантелеймона Целителя.
Ул. Гончарная, 6
Ул. Никольская, [площадка с павильонами у д. 6]
Ул. Никольская, [ д. 25]
Церкви Космы и Дамиана
Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи, что под Бором
Ул. Пятницкая, 4/2, стр. 1 (колокольня), стр. 8 (храм)
Церкви Космы и Дамиана Ассийских
Церковь Космы и Дамиана Ассийских на Маросейке
Ул. Маросейка, 14/2, стр. 3
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Кадашах
Ул. Большая Полянка, [4/10]
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Старых Кузнецах
Ул. Гончарная, [26/32, сев. часть]
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Старых Панех
Старопанский пер., 2-4
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Шубине
Столешников пер., 2
Часовня при церкви Космы и Дамиана Ассийских на Маросейке
Ул. Маросейка, [перед церковью, д. 14/2, стр. 3]
Церкви Космы и Дамиана Римских
Церковь Космы и Дамиана Римских, что в Таганной слободе
Ул. Гончарная, [20, южная часть]
Церковь Космы́ и Дамиана в Нижних Садовниках, у Комиссариата — приходская церковь в Замоскворечье Москвы. (Садовническая улица, дом 51.
Главный престол — Владимирской иконы Богоматери, северный придел — Николая Чудотворца, южный придел — Космы и Дамиана.

Третье место - это запасной, где стоят обители посвященные святым целителям, это (тыловой) лазарет рядом с желтым крестиком Собора Иоанна Воина – покровителя воинов, где войско Донского клятву давало. Клятва данная этому святому считалась нерушимой.

Значит, две ставки мы определили наверняка. Посмотрим теперь, кем они должны быть прикрыты. Соответственно лучшими войсками.
Что значит лучшими войсками? Гвардией. Спецназом.
Из области версий. Такими являлись на то время воины прошедшие обучение Спасу Нерукотворному. Специальной методики подготовки воина основанной на раскрепощении духовных (нерукотворных) сил. Сейчас каждый из нас знает монахов Шаолиня, благодаря фильмам Голливуда. Так вот такие бойцы были в любых дружинах мира. Назывались они по-разному. На Руси это были богатыри Спаса Нерукотворного.
Соответственно над ними развивался штандарт Спаса. И покровителем их был Спас.
Ему и ставились потом благодарные храмы.
Наносим фиолетовым флажком Спасы на карту.
Что имеем?
На Лубянке стоят.
Собор Спаса Нерукотворного Образа в Заиконоспасском монастыре
Ул. Никольская, 7/9
На Красном холме стоят.
Часовня Спаса Всемилостивого близ Москворецкого моста
Ул. Москворецкая, [сев.-вост. угол перекрестка с Москворецкой наб.]
Но вот загадка. То, что стоят на Бору - ясно. Там была запасная ставка. Там был тыловой резерв.
Собор Спаса Нерукотворного Образа
Кремль, Соборная пл.
То, что стоят впереди ставки Донского - то же ясно. Там был авангард. Там были разведчики.
Церковь Спаса Преображения на Глинищах — приходская церковь в Белом городе Москвы, на Лубянском проезде. Разрушена в 1931 году.
Лубянский проезд 17
Но ведь еще стоят в двух местах. Напряглись и поняли.
Один у бродов (Не Сенькин брод, а Сивкин. У речки Сивки у четырех церквей). Брод - путь отступления и закрыть его было необходимо лучшими. И путь держать под контролем и возможный удар в спину предупредить.
Церковь Спаса Нерукотворного Образа, что на Убогих домах
Церковь Параскевы (Пятницы) Великомученицы на Божедомке
Чертольский пер., [3]; ул. Пречистенка, [12]

А второе место.
Да это тот самый засадный полк Боброка и Владимира Донского. Вот где они сидели в садах.
А также почти во всех монастырях
Собор Спаса Нерукотворного Образа в Спасо-Андрониковом монастыре
,Андроньевская пл., 10
Церковь Спаса Нерукотворного Образа в Богоявленском монастыре
Богоявленский пер., [2, стр. 1, сев.-зап. часть]
Церковь Спаса Нерукотворного Образа в Зачатьевском монастыре
2-й Зачатьевский пер., 2
Церковь Спаса Всемилостивого в Симоновом монастыре
Церковь Происхождения Честных Древ Креста Господня в Симоновом монастыре
Ул. Восточная, [4, корп. 1, стр. 10]
Церковь Спаса Всемилостивого, что в Чигасах
5-й Котельнический пер., [12]
Здесь надо бы сделать одно важное отступление. До настоящего времени практически единственным источником сведений о Куликовской битве был текст «Похвала Владимиру Андреевичу Храброму», называемый иначе «Задонщина». Обратите внимание – не Дмитрию Донскому, князю Владимирскому (???), а совсем иному человеку. Можно предположить, что авторы Задонщины считали более важным похвалить именно князя Серпуховского Владимира Андреевича. Несколько позже вы поймёте причину такого похваления.

Победа была одержана в день Рождества Богородицы.
В любом случае в честь победы ставится Храм Георгию Победоносцу.
Выносим их желтым крестиком. Они аккуратно очертили поле. А в Старых Лучниках. Храм еще и двухэтажный. Первый этаж Георгию Победоносцу, а второй ... правильно Рождеству Богородицы. Замечу такой Храм в Москве один. А может и не только в Москве.
Можно продолжать, вспоминая, что покровителем воинов был Никола, пушкарей - Святая София, и далее везде.
Но принцип показан.

Можно отрисовывать поле Куликово.

Там где буковка "С" стояла ставка. Боярин Бренок под штандартом иконы Донской Божьей матери, дружина тысяцкого Тихона Вельяминова и элитные полки Белозерских князей. Где то у начала современной Никольской, на повороте с тягуна на Кремль. Впереди донские казаки под иконой Гребневской Божьей матери. Приблизительно на месте Политехнического музея. В тылу у них, даже чуть с фланга - пушечная батарея. На бывшем пушечном дворе. Пушкарями в то время были части элитные. Не всем было такое знание дано. На Руси это были новгородцы с покровителем своим Святой Софией. Ей и стоит Храм в этом месте. Им почет был и слава за свою отвагу и перелом битвы в самый критический момент. Потому и крест Алексеевский, первая награда за Куликовскую битву, пожалован был им.

На Старых Лучниках - гвардия полк правой руки.

На современной Никольской, в переулках Китай-города - полк Левой руки.

Впереди на переломе подъема, чуть выше памятника Кириллу и Мефодию - Передовой полк берсерки, богатыри Спаса Нерукотворного.

Чуть ближе к Яузе боевая разведка - Семен Мелик с казаками.

Обозначим их красным.

Синим, обозначен уход в засаду Боброка и Владимира и лучников на этот берег Москвы-реки. В засаде Боброк встал в садах почти у Сухаревской, Владимир в лесах на Трубной.

Зеленым удар Мамая.

Фиолетовыми стрелками удар из-за засады.
Одним крылом, во фланг наступавшим вышел Владимир Серпуховской с одновременным ударом по переправе, через урочища Иванвой горки.
Вторым - воевода Боброк переправами через броды Яузы и урочищами швивой горки прямо на ставку Мамая.



Теперь покажем мемориал битве. За не имением места только монастыри, поставленные для увечных воинов и вдов, а так же детей сирот.
Рассказ о том, что погибших хоронили за 400 верст от места убиения. Или о том, что вдовы жили в 400 верстах от погребения своего кормильца, а за могилками прибираться ездили неделю туда, неделю обратно. Оставляю на совести историков.


1.Богородицкий на Рву или на Трубе (более известный как Рождественский). Основан матерью Владимира Андреевича Донского для вдов и сирот героев Куликовской битвы.
2.Высоко-Петровский - мужской основан Дмитрием Донским для увечных воинов.
3.Заиконоспасский (Старый Спас на Песках) - На Никольской улице основан в 14 веке с главным собором Спаса Нерукотворного
4.Ивано-Предчетенский - по преданию основан для вдов и сирот героев Куликовской битвы. Напротив церковь Святого князя Владимира в садах в честь Владимира Донского.
5. Иванов под Бором для увечных воинов.
6. Сретенский - Перенесен сюда в 17 веке со старой Сретенки (Никольской). Основан там, где встречали икону Владимирской БМ.
7. Златоустовский мужской
8. Никитский женский (от него сменилось название улицы Царицинской на Никитскую) - для вдов и сирот убиенных воинов.
9. Никольский ( У Крестного целования)(улица сейчас названа по нему) - Основан в 14 веке на месте где воинские дружины целовали крест на верность.
10.Страстной мужской
11.Афонский Пантелеймонов
12.Богоявленский мужской.
13. Моисеевский женский на месте массового захоронения 14 века.
14. Воздвиженский или Девичий в Кремле основан женой Дмитрия Донского.
15. Рождества на Рву (Вознесенский на Рву) для вдов и сирот воинов Куликовской битвы снесен Иваном Грозным при строительстве Василия Блаженного.
16.Покровский (Убожедомский) мужской для увечных воинов.
17. Ильинский (Ильинский на Дмитровке. Тогда Ильинка называлась Дмитровкой) - мужской для убогих воинов.
18.Знаменский на улице Великая. Мужской с главной церковью Георгия Победоносца.

Кроме них. Воинские кладбища: Спассо –Андроников монастырь, Старо-Спасский монастырь на Яузе, Симонов Успенский и Старо Симонов (Рождественский), где похоронены Пересвет и Ослябя.

Донской и Старо-Голутвинский. Девичий и Алексеевский.

А всего сорок сороков. Только монастырей основанных в 14 веке - сорок.

Вот такой самый большой в мире мемориал славы.
А кто-то имеет совесть говорить про "Иванов родства не помнящих", и кивать на поле Куликово под Тулой.




автор: "пилигрим."
Дата: 1.11.2012 10:32
Тема: Карта монастырей.Ответить
Не вошли: Донской, Данилов, Симоновы, Николо-Угрешский,Николо-Перервинский


Карта монастырей2.JPG

автор: "пилигрим."
Дата: 1.11.2012 10:56
Тема: Re: Карта Ставка Донского.Ответить
Итак под № 1 Церковь Владимирской БМ на Лубянке. Единственная в Москве (снесена)
БМВ.jpg

№2 Старое положение Сретенского монастыря. № 2а Сретенский монастырь с церковью Владимирской БМ.
БМВС.jpg


№ 3 Церковь Гребневской БМ на Лубянке. Единственная в Москве (снесена)

БМГ.jpg

Вот их расположение на карте.

Ставка Донского.JPG

автор: "пилигрим."
Дата: 1.11.2012 11:31
Тема: Re: Re: Карта Больнички.Ответить
Церкви и часовни святого Пантелеймона Целителя.
Ул. Гончарная, 6 -1

Ул. Никольская, [площадка с павильонами у д. 6]-2
Ул. Никольская, [ д. 25]-3
Церкви Космы и Дамиана
Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи, что под Бором
Ул. Пятницкая, 4/2, стр. 1 (колокольня), стр. 8 (храм) 4
Церкви Космы и Дамиана Ассийских
Церковь Космы и Дамиана Ассийских на Маросейке
Ул. Маросейка, 14/2, стр. 3 -5
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Кадашах
Ул. Большая Полянка, [4/10]-6
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Старых Кузнецах
Ул. Гончарная, [26/32, сев. часть]7
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Старых Панех
Старопанский пер., 2-4-8
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Шубине
Столешников пер., 2-9
Часовня при церкви Космы и Дамиана Ассийских на Маросейке
Ул. Маросейка, [перед церковью, д. 14/2, стр. 3] -10
Церкви Космы и Дамиана Римских
Церковь Космы и Дамиана Римских, что в Таганной слободе
Ул. Гончарная, [20, южная часть] -11
Церковь Космы́ и Дамиана в Нижних Садовниках, у Комиссариата — приходская церковь в Замоскворечье Москвы. (Садовническая улица, дом 51. -12
Главный престол — Владимирской иконы Богоматери, северный придел — Николая Чудотворца, южный придел — Космы и Дамиана.13

Третье место - это запасной, где стоят обители посвященные святым целителям, это (тыловой) лазарет рядом с желтым крестиком Собора Иоанна Воина – покровителя воинов, где войско Донского клятву давало. Клятва данная этому святому считалась нерушимой.


Госпитали.JPG

автор: "пилигрим."
Дата: 1.11.2012 12:05
Тема: Re: Re: Re: фото Больнички.Ответить
Церкви и часовни святого Пантелеймона Целителя.
Ул. Гончарная, 6

ПЦ гончарная 61.jpg

Ул. Никольская, [площадка с павильонами у д. 6]
Ул. Никольская, [ д. 25]
ПЦ у БМВ1.jpg

Церкви Космы и Дамиана
Церковь Усекновения Главы Иоанна Предтечи, что под Бором
Ул. Пятницкая, 4/2, стр. 1 (колокольня), стр. 8 (храм)
КД под бором1.jpg
Церкви Космы и Дамиана Ассийских
Церковь Космы и Дамиана Ассийских на Маросейке
Ул. Маросейка, 14/2, стр. 3

КД на моросейке1.jpg
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Кадашах
Ул. Большая Полянка, [4/10]

кд в кадашах1.jpg


Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Старых Кузнецах
Ул. Гончарная, [26/32, сев. часть]
кд в кузнецах1.jpg

Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Старых Панех
Старопанский пер., 2-4

кд в панех.jpg
Церковь Космы и Дамиана Ассийских, что в Шубине
Столешников пер., 2

кд в шубине1.jpg
Часовня при церкви Космы и Дамиана Ассийских на Маросейке
Ул. Маросейка, [перед церковью, д. 14/2, стр. 3]
Церкви Космы и Дамиана Римских
Церковь Космы и Дамиана Римских, что в Таганной слободе
Ул. Гончарная, [20, южная часть]

Церковь Космы́ и Дамиана в Нижних Садовниках, у Комиссариата — приходская церковь в Замоскворечье Москвы. (Садовническая улица, дом 51.

кд на садовниках1.jpg
Главный престол — Владимирской иконы Богоматери, северный придел — Николая Чудотворца, южный придел — Космы и Дамиана.













автор: "пилигрим."
Дата: 18.03.2013 14:29
Тема: Дополнение . На семи холмах..Ответить
Дополнение.
На семи холмах

Сейчас модно такое понятие - «место силы». Никто не знает, что оно обозначает, но все его используют. Журналисты, СМИ, телевидение, экстрасенсы и многие другие. В народной мудрости, это понятие известно, как «место намоленное». Притом намоленное вне зависимости от религии. Просто потому, что здесь имело место общение с иным миром. Миром богов, духов, предков, пращуров. Москва, как раз являлась таким местом с древних времен. А если она было таковой, то и места общения с иными мирами на ее территории должны были быть с древности. В эпоху, когда наши предки поклонялись своим языческим или, по-другому, природным богам, такие места назывались капищами.
На капище, как известно, горел знич - ритуальный огонь и вокруг него размещались требище и гульбище. Требище – это там где требовали от своих богов необходимые для племени вещи, а гульбище - там, где гулял в праздники народ.
Итак, капища. Поищем их на территории Москвы.
Действительно, согласно исследованиям археологов, Москва буквально насыщена древними языческими капищами, у славян называемых «ромовами». По плотности их здесь больше, чем в какой-либо другой местности. И длилось это практически до времен Смуты и прихода к власти династии Романовых.
Отметим, что Царь Алексей Михайлович писал воеводе Шуйскому, сетуя на огромные языческие гуляния 22 декабря 1649 года, что праздновавшие славили Коляду, Усеня и "плугу", повсюду играли скоморохи. В числе районов, охваченных весельем, им указаны в своем письме Кремль, Китай, Белый и Земляной город, то есть практически вся территория тогдашней Москвы. Такая живучесть традиции объяснялась тем, что Москва была основана на месте, где святилищ было больше, чем обычно, это был единый священный комплекс площадью около 8 квадратных километров, построенный как изображение законов мирового Коловращения.
Теперь напомню, Москва стоит на семи холмах. Впрочем, не она одна. Рим, Византия (Константинополь, Царьград), Иерусалим то же стоят на семи холмах. И историки упорно ищут сии холмы, возвышенности или хоть что-то похожее на них. Проще предположить, что формула эта символична, иносказательна. Это как та легенда, что в Иерусалим не въезжают и не входят, а поднимаются. Тут же нашлось толкование. Мол, на горке находится Иерусалим, потому и поднимаются. Осознать, что до Небесного Иерусалима ВОЗВЫШАЛИСЬ, в этом и смысл выражения, теперь понять, видимо, не дано. Притом ВОЗВЫШАЛИСЬ духовно!
То же и о семи холмами. Святой город Рим, изначально пишущийся как Ром, от древнего названия святого капища РОМОВА, должен был стоять на святом месте. А Царьград – Второй Рим, а Москва Третий Рим….
Так вот предположим, что под семи холмами, как и в истории с Иерусалимом, понимались не горки, а некие духовные вершины. Те духовные вершины, на которые опиралась избранность данного места, его исключительная роль в истории и государстве.
Названия этих вершин у разных народов различны, но мы можем предположить, что они выражены именами богов. Так как сейчас разговор о Москве, ограничимся только ей.
Кто в пантеоне языческих богов мог претендовать на это место?
Род, Велес, Купала, Ярило, Макошь, Перун,и кто-то седьмой.
А раз это боги, то места почитания их должны быть отмечены капищами, священными Ромовами, на которых горел жертвенный знич (чигас), костер предков. И каждое такое место и было духовной вершиной людей, живущих в округе и имеющих общую Веру.
Изучая родоверческие книги, мы нашли интересный список древних капищ славянским богам. Не принимая его на веру, просто отнесемся к нему как к косвенной улике. Здесь указан славянский бог и место его поклонения (в современной географической привязке).
Капище Ярилы. Дом на Котельнической набережной, Москва;
Капище Мокоши. Большая Ордынка, Москва;
Капище Велеса. Храм Христа Спасителя, Москва; Авраамиевский монастырь, Ростов; Усадьба А.Н. Островского, Калужская обл.;
Капище Хорса. Усадьба А.Н. Островского, Калужская обл.;
Капище Дажьбога. Усадьба А.Н. Островского, Калужская обл.;
Капище Чернобогу. Кафедральный собор, район художественной галереи, Пермь; долина реки Кыртык – славянский Храм Сатурна-Чернобога;
Капище Лады. Шумское святилище, Украина; Усадьба А.Н. Островского, Калужская обл.;
Капище Перуна. Урочище Перынь близ Новгорода Великого; Каменье, Вологда; Выжгородский капищный комплекс, Подмосковье, берег реки Яхрома; Усадьба А.Н. Островского, Калужская обл.;
Капище Купале. Москворецкий мост – московский Кремль, Москва;
Капище Радогоста. Город-святилище Ретра, Германия;
Капище Триглава. Свентокжицкие горы, верховья Вислы, Польша;
Капище Рода. Звенигород, Украина;
Капище Святовита. Остров Рюген (Буян), Германия;

Мы во многом не согласны с данным списком, но постараемся обосновать свой перечень.

Итак. Первая духовная вершина, которая обосновывается наиболее просто и наиболее просто находится. Напомним, что «места силы» при смене любых верований и религий обязательно занимаются знаковым сооружением культа сменившего предыдущий, зачастую сохраняя внешние признаки и даже измененное название предтечи.
Начнем не по значимости, а так сказать, по популярности. Самой востребованной и почитаемой духовной вершиной для времени обустройства Москвы являлась воинская слава. Искусство войны. Доблесть. Дух победителя и защитника.
У греков - Арес. У римлян – Марс, У скандинавов - Тор... У славян - это Перун.
Вершина воинского духа, "холм" воинов. Где он на Москве?
Что из себя представляло капище Перуна, носящие в период расцвета культа название Храм Семи Врат? По форме оно напоминало восьмиугольник, отражая символ Перуна «Огневик», «Коло» - восьми-лучевую звезду. Ориентированное по сторонам света, оно разбивало внутреннее пространство капища на девять Святилищ, в которых совершались поклонения Светлым Богам. Восемь Святилищ располагались вокруг девятого, посвящённого высшему духу воина - Богу Перуну, алтарь которого находился в центре на Алатырь-камне. Позднее, когда капища начали строить как помещения, над каждым Залом-Святилищем находилась звонница, увенчанная купольным шатром, в виде шелома воина. Шлемовидные купола отличительная особенность капища Перуна.
Алатырь-камень в Москве лежал на Торгу, Красной площади у ее перехода на Васильев (Велесов) спуск. По Фасмеру «Самый драгоценный и чудодейственный камень (всем камням камень)». Огромный ледниковый валун, служил потом основанием Троицкой церкви, стоявшей на этом месте. Церковь эта была главной в монастыре Рождества Богородицы, что на Рву, созданном для вдов героев Куликовской битвы. И по нашему мнению, возведенной именно на месте капища воинского духа.
Затем система устройства и внешний вид капища Перуна были использованы Постником и Бармой при возведении девятикупольного Храма Покрова Пресвятой Богородицы, что на Рву, также называемый Собор Василия Блаженного.
Похоже, один "холм" нашли. Москва имела право на воинскую доблесть, ибо воинским духом была велика.
Первый холм – Перун. Доблесть.

Второй духовной ценностью, чтимой во всем мире, и уважаемой нашими пращурами было то, что мы называем "судьба", "доля".
Нити судьбы прядут божественные пряхи.
У греков - мойры. У римлян – парки. У викингов - норны. У славян главная пряха Макошь.
Вторая духовная вершина, второй «холм» тех, кто сам отвечает за свою судьбу, тех, кто сам делает свою долю.
Холм Макоши – капище сильных духом. Капище хозяев своей судьбы.
В древности был весьма распространён тип священного места, условно называемый "сакральная пара". На территории современной Москвы их несколько. Языческие святилища в Кунцево. Пара двух валунов в Коломенском. Девий камень и Гусь-камень. Изгиб реки у Воробьёвых гор...
Пару составляют обычно два капища: мужское и женское, находящиеся на противоположных сторонах реки. Если река делает изгиб, то образуется высокий "обнимающий" берег и "обнимаемый" заливной луг. На них-то и располагаются соответственно "мужское" и "женское" святилища.
Боровицкий холм и Замоскворечье замечательно подходят под определение пары. На Холме, как мы скажем позже, существовало мужское капище Яриле - богу Солнца, богу жизни. А за рекой мы можем предположить место почитания женского божества. Макоши-судьбы, почти двойника богини Марены - Богини смерти.
Кто заменил Макошь из старого пантеона богов в новом пришедшим ему на смену, культе?
Параскева Пятница заменила языческую Макошь - великую Мать, богиню смерти и рождения. Название улицы Пятницкая, указывает нам на женское божество, коему поклонялись здесь исстари. Действительно, на улице стояла церковь Параскевы Пятницы, имеющая условный статус "прощной". А по этнографическим свидетельствам (Афанасьев А.Н., Максимов С.В.) "прощами" назывались места поклонения Макоши и Марене. Стояла она на том месте, где сейчас вестибюль станции метро «Новокузнецкая».
В христианские же времена слово "проща" стало обозначать прощение, а в таких церквах можно было получить прощение, снять и оставить грехи, исцелиться, как бы родившись заново. Таким образом, действия "прощи" как бы повторяли действия Макоши. "Прощ" на всю старую Москву было всего три - две других находились в Чертолье. Но об этом после. На весь север и восток города ни одной "прощи" нет.
Здесь же в Замоскворечье находится Болотная площадь - место казней. Впоследствии публичные казни были отменены, но по традиции, осуждённых привозили на Болото для своеобразной гражданской казни. Выбирай свою судьбу.
Второй «холм» нашли. Хозяева своей судьбы, если не боялись смерти, то могли управлять ею. А в этом и есть сила духа.
Второй холм – Макошь. Судьба.

Третья духовная вершина. Третий «холм». Хотя очередность спорна, может для славян она как раз первая - это воля.
Воля или свобода славянами ценилась очень высоко.
Отмечу, что у свободолюбивых греков, римлян, иудеев и др. богов Свободы не было.
Римская Либертад в пантеон богов не входила, и вообще это выдумка времен французской революции.
А вот у диких варваров наоборот Боги Свободы, Воли были главными богами пантеона.
У кельтов, викингов - Фрея, Фрида. У славяно-балтов(арийцев)- Велес.
Это для раздумья и выводов!!!
Итак, третья духовная вершина, третий холм - Велес. Воля. Власть!
Приведу знаменитые слова волхва лютичей сказанные Вульфиле. "Это вы РАБЫ божьи, а мы у своих богов - ДЕТИ!"
Есть две версии местонахождения этого капища.
Первая. Святилище Велеса в Кремле. Кремлевский валун лежал на склоне Боровицкого холма близ храма Иоанна Предтечи, более известного как церковь святого Уара. Он был продолговатый, длиной около аршина, слегка отёсанный. Следуя древнейшей традиции, к сему камню москвички приносили на праздник Купалы и на Петров день своих младенцев, особенно больных, «для обретения крепкого здоровья и исцеления от различных недугов». Так сообщает нам этнограф и фольклорист И.М. Снегирев в книге «Русская старина...» (т. 1, 3-е изд., М., 1852).
Очень заманчивая версия для Власти. Власть в Кремле испокон веку.
Вторая версия - это Красный холм. Красный холм называли в древности Болванова гора, а старое название Верхнерадищевской улицы - Болвановка. Это название упоминается в летописи за 1380 год именно в связи с выступлением русских войск на Мамаево побоище. Болванами именовали идолов на капище, и поэтому наличие такого топонима мы можем рассматривать как факт, указывающий на существование в этих местах языческого культа. Ещё эту местность называли Чигасы. По Далю древнее слово "чигас" означает огонь. В этих чигасах-огнях - не память ли о священных языческих кострах в период подъёма солнца?
Предположим, капище там было. Что же встало на место святого огня? Что смогло заменить знич (чигас) на Ромове в настоящее время?
Единственное предположение - во дворе дома на Котельнической набережной, там, где стоял Спасо-Чигасов монастырь. Упоминается он впервые, как каменный в летописи под 1483 годом: «заложи церковь кирпичну Спас Святой за Яузой игумен Чигас» (ПСРЛ, VI, 234; XX, 349). Заметим, понятие чигас – святой огонь уже поменяли на имя собственное - Чигас. Под 1547 годом в Никоновской летописи указано: «загорешася за Яузой на Болвановке… и церковь Спаса выгоре в Чигасове монастыре » (ПСРЛ. XIII, 152). Рядом с ним стояла церковь Никиты Угодника на Швивой горке. Время основания неизвестно. В Летописи Никита святой «иже за Яузой» впервые упоминается под 1476 годом (ПСРЛ, VIII, 182). Под 1533 годом говорится: «…взошла туча велика страшна… и за Яузою у церкви святаго мученика Никиты прошибе стену…» (ПСРЛ, VIII, 283; XIII, 69). В раскопках непосредственно на месте церкви Никиты в 1997 году были обнаружены глиняные статуэтки: всадника верхом на волке, сидящей обнажённой женщины с ребёнком у ног (возможно - рожаницы?), мужчины с волчьей головой и бубном в руках. Статуэтки не имеют аналогов и датированы археологами XIV веком, т.е. когда Красный холм только начинал заселяться горожанами.
Какому же божеству было посвящено возможное капище Красного холма?
Напомним. «Всадник верхом на волке, мужчина с волчьей головой и бубном в руках» Волк!
Волк - тотем воинов профессиональных. В то время, о котором речь, княжеских дружин. Поэтому Дмитрий Донской, по современной ему терминологии - волк. До времени междуусобиц - это были профессиональные разведчики – шерпы, диверсионные отряды, молодежные дружины (используя современные термины).
Медведи - это специальные войска - Берсерки. Так сказать, кадровая часть, вокруг которой мобилизуется армия по призыву. Они и делегируют армии тотем медведя. Поэтому Мамай - медведь.
Ко времени междоусобиц Медведь - тотем касты воинов. Волк - тотем воинов наемников. Хотя они тоже входят в касту. А богом покровителем у воинов в языческом пантеоне был Святобор. То есть Велес – Воля. Велес- Власть. Значит, капище на Красном холме было посвящено Велесу, который дал и Волю и Власть.

Нам ближе вторая версия. Почему? Поясним далее.
Третий холм – Велес. Воля.


автор: "пилигрим."
Дата: 19.03.2013 03:43
Тема: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
Четвертая вершина. Это Солнце. Поклонение Солнцу, Жизни. Чистоте. Это вершина жизни.
Ра - Египет, Апполон - Греция, Ярило – славяне. Уточним, у славян он был четырехлик. Ярила, Хорос, Дажьбог, Сварог. Но главным все равно был Ярила.
Значит эта духовная вершина - свет, чистота, солнце - обязана быть. И быть главной. Король солнце – это ведь не только про короля Франции. Власть всегда отождествлялась с солнцем.
Поищем капище Яриле. Место поклонения Солнцу. И вернемся к холму на берегу реки. К Боровицкому холму, туда, где лежал Велесов валун.
По церковному преданию, «на пепле купальского костра», то есть на месте святилища, была заложена деревянная церковь Иоанна Предтечи, «что на бору». Летописец утверждал, что сей храм «первая на Москве церковь быть». Строительство христианского храма мало что изменило, ибо рядом по-прежнему находился Велесов камень, к которому по праздникам стекались москвичи.
В 1509 г. в сем храме был устроен придел св. мученика Уара (Iуага). Москвичи называли его по-старинке Яром, разумея Ярилу. Имя мученика Уара дали при рождении царевичу Димитрию Углицкому, страдавшему эпилепсией, коего также приносили к Велесову камню и в сию церковь для облегчения страданий. А после его убиения и обретения мощей царевича они были размещены в сем пределе. Это, а также последовавшие исцеления младенцев еще более убедили москвичей в святости сего места и мощей царевича Димитрия. Слава камня и придела Уара была столь велика, что саму Предтеченскую церковь переименовали в церковь святого Уара.
2 октября 1846 г. император Николай Павлович, будучи в Кремле, сделал замечание, что церковь святого Уара портит вид из окон Кремлевского дворца. Сие замечание всколыхнуло московское православное духовенство, давно уже озабоченное языческим духом, исходящим от поклонению Камню. Когда вельможа А.Н. Муравьев обратился к Филарету с просьбой сохранить храм, тот ответил весьма многозначительно: «Простите, что я поклоняюсь иконами прочей святыне, а не рассевшимся камням Василия Темного». Следует заметить, что камнем Василия Темного митрополит Филарет именовал именно камень Велеса. Скрытая замена имени Велеса именем князя Василия Темного имеет вполне определенный смысл. Видимо, еще самого князя сопоставляли с Велесом. Но главное то, что, по давней традиции, христианские священники скотьего бога Велеса именовали «темным», возводя слово «скотий» к греческому «скотос», что значит «темный», «слепой».
Храм Уара был разобран, а камень Велеса убран в одну ночь. Было объявлено, что под разобранным алтарем храма были обнаружен кости животных: конский череп, кости лошади и коровы. Считается, что, это были остатки древних жертвоприношений.
Поэтому будем считать, что капище Яриле было на Бору. Это была четвертая духовная вершина Москвы.
Третий холм – Ярила. Чистота, жизнь, солнце.

Пятая духовная вершина - Род. Род — общеславянский бог, создатель всего живого и сущего. Пятый «холм» - единство племени, рода, общины. Если говорить точнее это двуединство Рода и Рожаницы. Матери богов и ее сына главного покровителя родов.
У египтян - Исида и Гор. У христиан - Богородица и Христос.
Род – это почитание предков, пращуров. Это обращение к иному миру, к Нави. Это те заветы, та кровь, связывающая всех в единый узел, на которой клялись кровники воинской дружины, и строилась Вера всего племени. Это духовный образ всего прошлого, что смотрит за своими потомками и всего будущего, что даст Рожаница.
Есть в старой Москве интересное место, сохранившее свое своеобразие и поныне.
К западу от Кремля раскинулось Чертолье. В самих названиях до сих пор сохранившее чуть измененную древне волховскую основу. Чертолье, Чертольские улицы, ручей Черторый, Волхонка, Власьева слобода и два Власьевских переулка.
Каждый, исповедующий традиционную веру пращуров, легко увидит происхождение этих названий. Далее смотрим вокруг.
Сивцев Вражек также относится к языческой традиции. Вражками на московском говоре называли овраги; в нашем случае это овраг ручья Черторыя, берущего своё начало где-то у здания МИД и впадающего в Москва-реку у храма Христа Спасителя. А вот что означает Сивцев? Вспомним русскую поговорку: «Бурка на горку, Сивка под горку». Она упоминается при стаивании снегов в начале весны. А вот когда выпадает снег и приходит зима, говорят наоборот: «Сивка на горку, Бурка под горку». Сивка и Бурка здесь олицетворяют цвет земной поверхности в соответствующий сезон. Зимой - белый, летом - тёмно-коричневый.
Двуединность мира. Рода и Рожаницу, с которых и начинается мир.
Таким образом, название Сивцев Вражек и другие выше перечисленные названия восходят к стихиям изначалья, единения всех богов. Значит, именно этот Род почитался в данной местности.
Все эти Черторыи, Чертолья и все остальное произошли не от черта, а от черты отделяющей Навь и Явь. Навь мир пращуров, предков, тех, кто хранит традиции Рода и Явь - мир людей. Ранее назывались они Навьими оврагами, речками Навками, Навами и пр. Зыбкими дорогами, ведущими в иной мир. Скорее всего, капище находилось на дне оврага, по которому тёк (а возможно, и сейчас течёт по подземным трубам) ручей Черторый. Наиболее вероятной кажется точка, где овраг, ныне переулок Сивцев Вражек пересекается с Большим и Малым Власьевскими переулками. Раньше здесь находилось урочище Козье Болото. В этом названии - тоже языческие корни - ведь козёл был символом и воплощением рождающей силы земли.
Вот и пятый «холм». Род и Рожаница. Возвышение духа единства, племени, завета предков. Родового духа.

автор: "пилигрим."
Дата: 19.03.2013 12:58
Тема: Re: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
Шестая духовная вершина - Купала.
Купала заполнен обрядами, связанными с водой, огнём и травами. Основная часть купальских обрядов производится ночью. В Болгарии его называли Духов день. В купальскую, самую короткую ночь, оживают и становятся особенно активными все обитатели Нави — ведьмы, оборотни, русалки, колдуны, домовые, водяные, лешие.
Шестой «холм» - это холм магии. Духовная вершина иной жизни.
В праздник Купалы, по народным поверьям, вода может «дружить» с огнём, и их союз считается природной силой. Символом такого соединения являются костры по берегам рек, которые жглись в ночь на Купалу.
И вода, и травы в этот день наделялись магической силой, поэтому их использование должно было наделить человека жизненной силой и здоровьем. Купальскими вениками пользовались в течение года. Главная особенность купальской ночи — очищающие костры. В купальских кострах матери сжигали снятые с хворых детей сорочки, чтобы вместе с этим бельём сгорели и болезни.
Кроме того, одним из главных символов Купальского дня был цветок Иван-да-марья, который символизировал магический союз огня и воды.
Очень часто можно услышать, что Купала не является языческим богом, а потому и не имеет своего капища. Историки утверждают, что дохристианское название праздника неизвестно. Якобы название Иван Купала имеет народно-христианское происхождение и является славянским вариантом имени Иоанн Креститель. И мы согласимся с этим, потому, что все указывает на то, что данный праздник посвящался Марене и капище ставилось Марене, а вот в дальнейшем название заменили на более нейтральное - Купала.
Образ Марены, по первоначальному этимологическому родству или по вторичному звуковому уподоблению, связывается со смертью и сезонными аграрными обрядами умирания и воскресения природы. Кстати еще совсем недавно Мареной на Украине называли купальское деревце, украшенное венками, цветами, бусами и лентами. Около него ставили соломенную куклу, одетую в женскую рубаху — Купало. Пока девушки пели и скакали через костёр, парни подкрадывались, отнимали Марену, разрывали, разбрасывали или топили в воде. Части разорванной Марены девушки относили в огород для плодородия.
На роль Маренского капища может претендовать ещё одна точка Чертолья - место впадения Черторыя в Москва-реку. Так сказать другой конец Навьего оврага, Сивцего Вражка. С одной его стороны Рожаница дающая жизнь с Родом, с другого конца Марена, забирающая жизнь. Очень уж примечательна судьба этого места, которое называют "проклятым местом" - оно примечательно тем, что здесь, испокон веку, строились храмы, и у всех них была недолгая и печальная судьба. Два заглохших в древности монастыря, взорванный первый храм Христа спасителя, Дворец советов, "уплывший" на пойменных водах (его тоже можно отнести к культовым сооружениям), плавательный бассейн "Москва" - всех их "место" словно сбрасывало с себя, стремясь остаться свободным.
Так что шестой «холм» - Купалы-Морены. Возвышение духа магии. Помни о прошлом.

Седьмая духовная вершина. Главная духовная вершина должна была быть посвящена и главному божеству. Высшее божество, согласно средневековому историку Эббону — "summus paganorum deus", с золотой повязкой на устах и глазах – это Троян, Триглав, Трибог.
У историка Герборда он властвует над тремя мирами — небом, землей и подземным миром. Это он причастен к гаданию посредством огромного черного коня, которого трижды водили через девять копий, пытаясь узнать судьбу.
Город Штетин, посещенный самим Гербордом по его свидетельству около 1120-го года, расположенный на трех холмах сам по себе был местом служения этому богу о трех головах. Храм Триглаву находился на высочайшем из трех мест.
Триглав — в мифологии славян трехглавое божество символизирующее триединство всего в этом мире.
День-ночь-сутки. Зима-лето-год. Солнце-луна – небо. Мужчина-женщина-семья. Навь-Явь-Правь.
В легендах одна из голов Трояна пожирает людей, другая — скот, третья — рыбу. Это жертвы трех царств мира.
Нам могут возразить, что все это новодельные сказки.
Посмотрим.
В Апостоле, изданном крупнейшим историком русской литературы профессором Н.С. Тихонравовым по рукописи XVI века, говорится: «...мняще боги многы Перуна и Хорса, Дыя и Трояна и инии многы..». В анакрифе Хождение Богородицы по мукам (XII или XIII век): «...от камени ту устроя Трояна, Херса, Велеса, Перуна...». Во всех этих источниках имя Трояна выступает как символ божества времен древнего язычества.
Значит действительно, в древнеславянской мифологии существовало божество, которое входило в пантеон славянских божеств наряду с Велесом, Хорсом, Перуном и Дыем и носило имя Триглава, Трояка или Трояна. Триглава-Трояна древние почитатели изображали в виде идола с тремя головами на одном туловище. Это был бог - воин, наездник, атрибутами его святилища были меч и вороной конь.
Среди древних праздников сохранились два посвященные ему.
Троян (Трибогов День) — праздник конца весны и начала лета. Он не имеет жесткой привязки к дате календаря, а совпадает с появлением цветов на дубе, которое происходит в этот день, приблизительно 22 мая. Оттого и дуб священное дерево Трояна. И дубовая роща место его капищ.
Вторая известная дата - Зимний Троян. Обычно описывают так: "«Троян зимний» — важная дата для Древних славян. Этот день наши предки считали днем Воинской славы». И все.
Теперь попробуем отыскать место поклонения Трояну в Москве.
Вроде бы согласно Герборду ответ ясен. Высочайшее место города.
Во-первых, заметим, что историк мог упомянуть опять же не высочайшее географически, а место высочайшее духовно.
Во-вторых. Высочайшее место в старой Мосве - Боровицкий холм занято капищем Ярилы, как мы уже доказали. Но вот в чем отгадка. Боровицкий холм покрывал сосновый бор, а это не святое дерево Трояна. А вот вокруг холма простирались дубовые рощи. Именно из этих дубов, впоследствии, были срублены стены Кремля.
Здесь среди священных дубов, на берегу реки Москвы и горел священный костер и стоял идол Трибога.

Седьмой «холм» - Трояна, Триглава. Возвышение духа триединства мира. Общей Правды на всех.

Вот и нашли все семь холмов на которых стоит Третий Рим – Москва. Семь духовных вершин мира.
Почему семь?
В древности семиконечная звезда была символом восходящего солнца.
Семирида или Семириада – семиконечная звезда, гептаграмма объединяющий символ, символ опыта и мудрости. Семёрка – божественный огонь.
Семирида в магии нередко использовалась как символ защиты.
Семёрка считается знаком успеха и удачи, покровительством и связью с высшими силами.
Нашим предкам была известна зелёная чигирь-звезда, которая должна была воссиять на небе, когда придет благо на землю. Это настолько вошло в память народную, что в одном из монастырей на севере России, мы видели древнюю икону, на которой изображён Христос, приходящий в наш мир. И выходит он из семиконечной звезды.
И в заключение небольшое отступление из современной жизни.

автор: "Гость"
Дата: 21.03.2013 08:38
Тема: Re: Re: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
И в заключение небольшое отступление из современной жизни.
Имеет оно отношение к теме или нет судить вам.

По предложению И. В. Сталина 13 января 1947 года Совет министров СССР принял Постановление «О строительстве в Москве многоэтажных зданий». В данном Постановлении были описаны планы по строительству 8 высотных зданий. Предполагалось, что количество зданий должно было символизировать 800-летие Москвы (праздновавшееся в 1947 году), однако строительство одного из зданий, которое велось на месте снесённого китайгородского района Зарядье, было прекращено после смерти Сталина. На стилобате этого здания позже возведена гостиница «Россия».
К строительству зданий привлекались лучшие специалисты своего времени.
Нам могут возразить, что высоток должно было быть по проекту 8. Конечно, но… одна на Воробьевых горах. За пределами старой Москвы. То есть в старой Москве их должно было быть семь. Ровно столько же сколько было легендарных холмов, сколько было древних капищ на Москве. Ровно столько, сколько горело священных костров-зничей на святых Ромовах в честь древних богов.
Да и внешне они более напоминают не пирамиды, с которыми их привыкли сравнивать, а застывшие каменные костры.

Перечислим их. И посмотрим на них внимательнее.



medium1895165.jpg

Жилой дом на Котельнической набережной. Дом (Котельническая набережная, 1/15), замыкающий перспективу от Кремля к устью Яузы строился в 1938—1940 и 1948—1952 годы. Этот дом стоит на месте Спасо-Чигасовского монастыря. На месте капища Велеса. Холма Власти Воли.
Известен он как дом знаменитостей, потому как получали здесь квартиры только известные люди. Но мало кому известно другое.
Высотка на Котельниках имеет три корпуса. Первый, — обозначен литерой «А» и выходит фасадом на набережную Москвы-реки. Построен он в 38-40 годах прошлого столетия и прозван «чекистским» по обилию проживавших там офицеров. Список новоселов подписывал лично Берия. В корпусе были генеральские квартиры и коммуналки для младших офицерских чинов, которые были расселены совсем недавно в 80-е годы прошлого столетия, когда во всём здании проходил капитальный ремонт.
Старожилы рассказывают, что одна из квартир в первом подъезде центрального со шпилем корпуса «А» была специализированной, под ней размещалось общежитие Генштаба, а под общежитием находилась квартира с секретной комнатой и спецоборудованием. «Дом на Котельнической» должен был стать стратегическим для обороны страны объектом. Собирались даже построить подземные тоннели к Кремлю, Новоспасскому монастырю и через Москва-реку. Ради этих тоннелей было сдвинуто русло реки Яузы.
Так что дом этот выполняет Велесовы функции.




автор: "Гость"
Дата: 21.03.2013 10:10
Тема: Re: Re: Re: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
Гостиница «Украина»


Вторая по высоте «высотка» (Кутузовский пр., 2/1) построена в 1953—1957 годы Здание открывает Кутузовский проспект — новую московскую магистраль, созданную в послевоенное время.


58276b.jpg
Здание Министерства Иностранных Дел

Высотка (Смоленская-Сенная пл., 32/34) построена в 1948—1953 годы Здание завершает панораму с Бородинского моста, образуя площадь. В здании располагается Министерство иностранных дел Российской Федерации (МИД России).

Первоначальный проект здания не имел шпиля, но впоследствии план был доработан. Причина изменений точно неизвестна, но, согласно распространённой легенде, речь идет о личном указании Сталина. Расчёты показали, что здание не выдержит каменную надстройку, поэтому шпиль был сооружён из листовой стали и окрашен охрой, даже было заметно, что цвет шпиля отличается от цвета отделки здания. В настоящее время шпиль перекрашен и практически не отличается по цвету от основного объёма здания.
Стоит эта высотка на том месте, где стояло капище Роду.

300mid.jpg

автор: "пилигрим."
Дата: 22.03.2013 11:46
Тема: Re: Re: Re: Re: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
Жилой дом на Кудринской площади

Дом на Кудринской площади (Назывался «Высотка на площади Восстания», так как Кудринская площадь с 1925 по 1992 года именовалась площадью Восстания) построен в 1948—1954 годы.
Здание состоит из центрального (24 этажа, высота с башней и шпилем — 156 м) и боковых корпусов (по 18 жилых этажей), составляющих структурно единый массив, опирающийся на общий цокольный этаж.
Подвалы здания стыкуются с системой подземных сооружений, в частности, с бомбоубежищем, выходящим далеко за пределы надземной части здания.
Жильцами в этом доме были в основном авиаторы: космонавты, летчики, авиаконструкторы.

кудри.jpg

автор: "пилигрим."
Дата: 25.03.2013 04:59
Тема: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
Административно-жилое здание возле «Красных ворот»
Было построено с 1947 по 1952 годы. Здание состоит из 24-этажного центрального корпуса, занимаемого в советский период Министерством транспортного строительства (в настоящее время — «Корпорация Трансстрой»), и двух жилых корпусов различной этажности (от 11 до 15 этажей). Во дворе дома действует ресторан, пристыкованный к центральному корпусу; в левом крыле здания расположен детский сад. В правом крыле здания находится один из двух вестибюлей станции метро «Красные ворота», выходящий на Каланчёвскую улицу, а также размещаются ювелирный и продовольственный магазины и аптека.


1500_12_13114.jpg
Гостиница «Ленинградская»


Гостиница расположена в одном из семи знаменитых высотных зданий, построенных в Москве в 1940 — 50-х годах прошлого века. В семействе сталинских высоток гостиница «Ленинградская» самая маленькая. Внушительная башня «Ленинградской» возвышается на Комсомольской площади, рядом с тремя вокзалами — Ленинградским, Ярославским и Казанским.

moskva_gostinitsa_leningradskaya.jpg

автор: "пилигрим."
Дата: 25.03.2013 05:41
Тема: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
Административное здание в Зарядье

Административное здание в Зарядье было последним из сталинских небоскребов, заложенных в день восьмисотлетнего юбилея Москвы. Его не достроили — помешала смерть Сталина. Впрочем, работы по сооружению стилобата к весне 1953 года успели практически завершить. Под стилобатом скрывался технический этаж, а под ним двухъярусный бетонный бункер, который, вероятно, планировалось использовать в качестве бомбоубежища. В восьмой высотке хотели разместить Наркомат тяжёлого машиностроения СССР. Предлагавшиеся до войны конкурсные проекты здания для размещения этого ведомства выглядели неубедительно, а тут, казалось, сама судьба улыбнулась Наркомтяжмашу. Но стройку законсервировали, а 1954 год уже внес ясность в дальнейшие планы высотного строительства. В 1964—1967 годах на уже имевшемся стилобате была построена гостиница «Россия».
Место это когда-то было капищем Трояну.


Рисунок8.jpg

автор: "пилигрим."
Дата: 25.03.2013 05:42
Тема: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Re: Дополнение . На семи холмах.Ответить
Главное здание МГУ на Воробьёвых горах
До строительства «Триумф-Паласа», «Башни на Набережной» и «Города Столиц» (Москва-Сити) было самым высоким зданием в Москве: высота 240 м, этажность центрального объёма — 36. Выстроено в 1949—1953 годы. Является центром огромного комплекса Московского университета, первоначально уже насчитывавшего 27 зданий.
Первоначальный проект здания не имел шпиля, на крышу вместо него должны были поставить памятник Ломоносову. Архитекторы, показывая чертежи Сталину, намекнули, что скульптура может получить портретное сходство с вождём. Однако Иосиф Виссарионович распорядился соорудить вместо статуи шпиль, чтобы верхняя часть здания МГУ была похожа на остальные семь высоток, строящихся в столице.
Главное Здание МГУ на протяжении всей своей истории хранит много таинств и легенд. Одной из любопытных историй, связанных со строительством ГЗ, является следующая: "когда план ГЗ принесли Сталину на утверждение, он, не желая портить проект, но и не в силах отказаться от внесения личных корректив, указал на аллеи вокруг здания. "А какие дэрэвья ви собираетесь посадить здэсь?" - спросил вождь. Пойманные врасплох архитекторы ответствовали уклончиво. "А пачэму бы нэ посадить здэсь яблони?" - знаменитая сталинская трубка прогулялась по макету. Все моментально восхитились гениальностью великого учителя и посадили вдоль аллей яблони, с которых до сих пор иногда студенты сорвут яблочко-другое".

Наиболее таинственными легендами, связанными с ГЗ, пожалуй, являются версии о прохождении прямо под зданием ветки метрополитена, так называемого Экспресс-метро, от Кремля до Внуково, со станцией в Раменках, в специально созданном на случай эвакуации правительства подземном городе.

В одном из подвальных помещений любопытствующими поклонниками Главного Здания была найдена карта, привинченная к стене, с изображенными на ней подземными автомобильными тоннелями, в том числе с одной из дорог, дублирующей садовое кольцо. Выходы грандиозных автомагистралей были отмечены на Мичуринском проспекте, возле Белорусского вокзала и в ряде других мест. Кроме того, давно известно, что расположенные у Главного здания фонтаны являются воздухозаборниками для вентиляции зданий, по которым можно облазить вентиляционные шахты всех зданий, сделав остановки над аудиториями и столовой.


mapping_alfabank2.jpg

автор: "пилигрим."
Дата: 26.08.2013 10:09
Тема:  Отступление. Вирус кризиса.Ответить

Отступление. Вирус кризиса.

Отступление. Вирус кризиса.
Странное дело, но период подготовки к Куликовской битве совпал с эпидемией чумы или Черной смерти в Европе. И началась она в 1347 году с Крыма. Совпадение?
Постараемся предположить обратное. Закономерность.
Вот перед вами карта распространения Черной смерти. Или как нам говорят чумы.




В цветном варианте она более показательна.



Обратите внимание «чума» не задела Еврейское грецогство в Альпах - средневековый банковский центр, Венгрию - оплот воинских владений и Баскию - оплот тамплиеров, а так же голландские порты.
Напомню. Уже в наше время сказки о чуме были отвергнуты эпидемиологами напрочь. Разносчиков чумы - крыс реабилитировали по причине их отсутствия в то время в Европе как таковых. О чем ниже. Скорость распространения и ареал не выдерживают никакой критики. Читайте сами.
«Позор сомневающимся» — таков был лозунг рыцарей ордена Подвязки, и уже из этого следует, что это не было сообщество ученых. Ибо ученые сомневаются всегда и во всем. Именно сомнение ведет их к исследованиям и к познанию окружающего мира. По дороге рушатся каноны и опровергаются общепринятые мнения, но при этом делается неизмеримо маленький шаг на пути к Истине. Ибо в науке даже отрицательный результат считается достижением: отсекается один из возможных ложных путей для поиска. Очередная теория, опровергающая очередное общепринятое мнение, выдвинута двумя английскими эпидемиологами из Ливерпульского университета — Сьюзен Скотт и ее соавтором Кристофером Дунканом в недавно опубликованной книге под названием «Биология мора». И вот какие интересные вещи они там рассказывают под этим скучновато-страшноватым названием. Речь идет о болезни, которая, подобно лесному пожару, прокатилась по Европе между 1347 и 1351 годами и по сию пору является самой страшной зафиксированной в истории эпидемией. Она погубила по меньшей мере треть тогдашнего европейского населения, более 25 миллионов человек. Заболевшие вначале страдали от боли, лихорадки и нарывов, затем у них распухали лимфатические узлы, и кожа покрывалась пятнами. Под конец появлялась кровавая рвота, и больной умирал в течение трех дней. Выжившие назвали это Великим мором (Great Pestilence). Викторианские ученые прозвали эту эпидемию Черной смертью. Как полагают большинство специалистов, Черная смерть представляла собой бубонную чуму , Yersinia pestis, бактериальное заболевание крыс, которое переносили блохи, перепрыгивая с крыс на людей. Сьюзен Скотт выступает с опровержением этой общепринятой картины. В своей книге она показывает, что распространение Черной смерти никак не совместимо с ее трактовкой как бубонной чумы . И если Скотт и Дункан правы, нам стоит хорошенько прислушаться к ним из самых что ни на есть шкурных интересов. Ведь каким бы ни был патоген — возбудитель Черной смерти, опустошавшей Европу несколько раз в течение прошедших двух тысячелетий, этот бич может подняться над человечеством вновь. Если мы сумеем выяснить, что это было в действительности, мы сумеем (возможно) подготовиться к повторению.
Предположение, что Черная смерть была бубонной чумой принадлежит Александру Ерсину, французскому бактериологу, который в XIX веке разобрался в сложной биологии бубонной чумы . Он нашел в ней признаки, общие с Черной смертью: «бубоны» — темные, болезненные, распухшие лимфатические железы, обычно в подмышках или в паху. Хотя появление бубонных язв характерно и для других болезней, Ерсин идентифицировал Черную смерть с бубонной чумой и даже назвал бактерию-возбудитель Pestis (от Great Pestilence). Но эта гипотеза страдает серьезными пробелами, говорят Скотт и Дункан.
Во-первых, бубонная чума неразрывно связана с грызунами и живущими на них блохами. Но карта распространения Черной смерти не совпадает с расселением крыс и распространением болезней, ими переносимых. Она галопировала через Альпы и по Северной Европе при температурах, слишком низких для размножения блох, и проносилась от Марселя до Парижа, делая по четыре километра в день, — значительно быстрее, чем могут передвигаться крысы. Более того, тот кочующий вид крыс, который необходим для распространения болезни, вообще не существовал в Средние века в Европе, там жили тогда только черные крысы — домашние и не удаляющиеся от человеческого жилья. Между тем Черная смерть перепрыгивала между городами Франции — на расстояние до 300 километров — всего за несколько дней без промежуточных остановок. А в Исландии крысы вообще не живут, тем не менее и оттуда доходили сообщения о случаях Черной смерти. В отличие от приведенных повадок Черной смерти, бубонная чума действительно, распространяется так же, как и крысы, — медленно и спорадически. Так, зарегистрированная в 1907 году вспышка чумы в Индии за 6 месяцев продвинулась всего на двадцать километров. Бубонная чума , достигшая берегов Южной Африки в 1899 году, продвигалась в глубь континента со скоростью всего двадцать километров в год, хотя ей могли помочь уже появившиеся в это время паровозы. Болезнь, вызвавшая Черную смерть, бушевала в Европе в течение 300 лет, до 1666 года. За это время вспышки болезни наблюдались в самых отдаленных местах континента почти каждый год. Каждые несколько лет эти вспышки порождали эпидемии, которые опустошали остальную Европу. Если бы то была бубонная чума ее виновниками могли быть лишь грызуны, резистентные к болезни, но тогда ими не могли быть крысы, потому что бактерии чумы убивают их самих наряду со всеми другими европейскими грызунами. Далее, бубонная чума несравненно менее заразна, чем Черная смерть. В то время как Черная смерть убивала 30 и более процентов людей в районе ее распространения, эпидемия бубонной чумы вспыхнувшая в XIX веке в Индии, убила «всего» менее 2 процентов населения зараженных городов. А в Африке, Южной Америке и на юго-востоке Соединенных Штатов отдельные случаи заболевания чумой вообще не вызвали массовой эпидемии. И наконец, еще одну очевидную проблему составляет способ заражения: в отличие от бубонной чумы с ее носителями-грызунами. Черная смерть явно передается непосредственно от человека к человеку. Этот факт удалось обнаружить при изучении английских административных записей за XVI век, когда, по приказу Елизаветы I, были подробно задокументированы все летальные случаи Черной смерти. Эти записи подробно описывают процесс распространения болезни от первого заболевшего к его соседям и родственникам, причем каждый случай отделен от другого инкубационным, скрытым периодом от 20 до 30 дней. Заразившийся узнает о своей болезни не раньше, чем за 5 дней до смерти, когда его сваливает с ног, и за это время успевает заразить окружающих. Европейцы хорошо знали о существовании такого длительного инкубационного периода, и чтобы изолировать возможных распространителей болезни, помещали людей, прибывающих в Европу на кораблях, в карантин на 40 дней. Более того, известен случай, когда в 1665 году жители английского городка Эйам самоотверженно заключили себя в своих стенах. Треть из них умерли, но они не дали болезни достичь других городов. Но если бы переносчиками Черной смерти были крысы, остановить болезнь, таким образом, никак бы не удалось.
Такова вкратце аргументация Скотт и Дункана. Отношение к ней коллег-специалистов пока что колеблется от вежливого интереса до полного отрицания, со ссылкой на то, что «все знают, что Черная смерть была бубонной чумой ». Ох, уж эти «все знают, что...» и «я книгу не читал, но...». И тут надо перейти к вопросу вопросов: если справедливо утверждение, что Черная смерть не была бубонной чумой , что же это было? Возможный — и зловещий — ответ гласит, что это был вирус.
И здесь Скотт и Дункан вызывают свидетелем по делу о Черной смерти совсем, казалось бы, не имеющее к ней отношения вещество — белок, именуемый CCR5 и располагающийся на поверхности определенных белых кровяных клеток, где он играет роль «рецептора» — своего рода «кармана» для захвата или присоединения к клетке определенных молекул из внешней среды. Этот белок существует в двух состояниях — нормальном и мутированном. В нормальном состоянии он действует как рецептор для особых иммунных сигнальных молекул «хемокинов», сигнализирующих иммунной системе о появлении «врага» и тем самым помогающих ей с ним бороться. Но, как оказалось, вирусы СПИДа и миксоматоза (смертельного заболевания кроликов) также способны использовать рецептор CCR5: они внедряются в его «карман» и затем в самую иммунную клетку, убивая ее и лишая организм защиты от заражения. Напротив, мутантная форма ССR5, как показала в 1998 году группа ученых под руководством Стефена О’Брайена из американского Национального института рака, имеет «карман» несколько иной формы, и потому вирус HIV, возбудитель СПИДа, входит в него труднее. Иными словами, мутантная форма рецептора дает некоторую — впрочем, не очень большую — защиту от вируса (как будто бы желая опровергнуть общепринятый зловещий имидж мутантов).
Какое, однако, отношение все это имеет к Черной смерти?
Чтобы ответить на этот вопрос, следует предварительно сказать, что, продолжая исследование этого важного рецептора, ученые обнаружили, что его мутантная («неудобная» для определенных вирусов) форма появилась в Северо-Восточной Европе около 2000 лет назад. К сожалению, мы не можем сейчас вдаваться в вопрос о том, как ученые определяют «возраст» различных белков и генов. Ограничимся лишь результатами. Дальнейшее изучение рецептора ССR5 показало, что примерно 700 лет назад произошло резкое увеличение распространенности его мутантной формы. Если раньше она встречалась у одного европейца на каждые 40 тысяч, то с 700 лет тому назад и ближе к нашему времени — уже у одного на каждые 5!
Что могло быть тому причиной?
Один из возможных ответов на этот вопрос таков. Представим, что 700 лет назад население Европы подверглось нашествию какого-то вируса, который хорошо усаживался в «карман» нормального рецептора ССR5 и плохо — в «карман» мутантного. Если вирус был очень опасен, то выживали только счастливые обладатели рецептора мутантной формы; гибли в основном носители его нормальной формы. В результате носителей мутантной формы должно было стать много больше, чем до эпидемии. Мы произнесли решающее слово — «эпидемия». Только массовое вымирание носителей нормальной формы рецептора могло привести к обнаруженному учеными резкому скачку числа носителей его мутантной формы. Но самая массовая эпидемия 700-летней давности — это как раз Черная смерть. По мнению Скотт и Дункана, именно мутация рецептора ССR5 могла помочь ее обладателям выжить во время Черной смерти. Авторы считают, что накопление этих «счастливчиков» до их нынешнего процентного числа происходило на всем протяжении от XIV до XVII веков. Когда оно достигло некоторого количественного рубежа, произошло качественное изменение: поддающихся Черной смерти людей в каждом отдельно взятом месте стало меньше, чем нужно для быстрого распространения эпидемии. И Черная смерть покинула Европу. Надо сказать, что бактерии бубонной чумы, вызывая болезнь, тоже убивают иммунные клетки. Но лабораторные проверки не дали пока однозначного ответа, защищает мутация указанного рецептора от этих бактерий или нет. В случае же упомянутых выше вирусов факт такой защиты не вызывает сомнения.
И тогда остается последний вопрос: какого же сорта вирус вызывал Черную смерть? Поскольку общим симптомом Черной смерти были тяжелые кровотечения, Скотт и Дункан полагают, что ее возбудителем был «геморрагический (то есть вызывающий кровотечения) филовирус» типа Эболы . Они предлагают для этой эпидемии новое, более подходящее, по их мнению, название — геморрагическая чума . Некоторые исследователи уже и раньше обвиняли Эболу в древних моровых эпидемиях. Так, в 1996 году была выдвинута гипотеза, что эпидемия чумы в Афинах в 430 году до новой эры, описанная Фукидидом, была вызвана вирусом Эболой , включая характерные изнурительные рвоты и икоту. В то же время многие симптомы этой чумы , а также аналогичной в Константинополе в 540 году новой эры, были сходны с симптомами Черной смерти. Можно попробовать искать истоки Черной смерти в Африке. Европейцы впервые зарегистрировали это заболевание на Сицилии в 1347 году. Скотт полагает, что она была занесена прибывшими на Сицилию кораблями из Африки. Это предположение тем более правдоподобно, что Африка исторически является родиной и прибежищем большего числа человеческих патогенов, чем любой другой континент. Кроме того, люди, жившие во время эпидемий в Константинополе и Афинах, тоже считали, что болезнь пришла из соседней Африки. В частности, следы константинопольской эпидемии ведут к торговым путям из глубин Центральной Африки. Некоторые другие исследователи тоже убеждены, что и афинская, и константинопольская «чума» была эпидемией той же болезни, что и Черная смерть.
Казалось бы, к однозначному решению загадки могло бы привести исследование остатков ДНК, извлеченных из массовых захоронений жертв эпидемии в Европе. Такие исследования, действительно, были проведены. Ученые из Средиземноморского университета в Марселе в прошлом году изучили ДНК, добытые из трех скелетов, откопанных в могильном рве под городом Монпелье. Они искали в скелетах фрагменты ДНК, специфичные для нескольких известных патогенов — бубонной чумы, антракса и тифа. Было найдено только одно соответствие — патогенам бубонной чумы. Казалось бы, все ясно, все противоречия решены, и следует по-прежнему считать Черную смерть бубонной чумой. Но не тут-то было. Ведь не исключено, что в те века в Южной Франции были случаи смерти от бубонной чумы, если даже она не была Черной смертью, и что исследователи в Монпелье столкнулись как раз с такими случаями. Не случайно же попытки повторить эти результаты, проделанные позже теми же и другими исследователями, потерпели неудачу. Окончились неудачей и попытки найти ДНК Yersinia в массовых захоронениях в других местах Южной Франции, а также в Лондоне и Копенгагене. Однако из того факта, что ДНК бактерии бубонной чумы не найдена там-то и там-то, нельзя делать окончательное заключение, что ее там и не было. Искусство восстановления древних ДНК находится еще в зачаточном состоянии. Особенно трудно надежно идентифицировать ДНК патогенов и еще труднее — неустойчивых вирусов, особенно в останках многовековой давности. Патогены распадаются вместе со своими жертвами, и ученые столкнулись с трудностями, даже когда пытались восстановить вирус инфлюэнцы из тел всего столетней давности, причем хранившихся в постоянной мерзлоте. Кроме того, надо еще знать, что именно ищешь. На данный момент нет возможности искать не известный науке «геморрагический вирус». С другой стороны, ученые не могут и позволить себе откладывать такие поиски в долгий ящик. Их стимулирует пугающая возможность повторения эпидемии Черной смерти в новое время. Сходство и повторяемость катастроф в Афинах, Константинополе и средневековой Европе свидетельствуют о том, что каким бы ни был их возбудитель, он выходит из своего укрытия каждые несколько столетий. И последняя вспышка была самой энергичной и смертоносной. Что будет делать убийца в новое время? Надо постараться найти его до того, как он найдет нас.
Очень все аргументировано и подробно. Однако посмотрим на карту еще раз. Черная смерть приходит из Кафы из Крыма в 1346 году. Это кстати годы, когда там правил Князь Мамай. И он готовился к Куликовской битве. И вот что странно, на его подготовку эпидемия никакого влияния не оказала, то есть народ не перемер, численность войска не сократилась. А главное, ни в каких источниках по его правлению и подготовке к походам на Русь никакого упоминания о Черной смерти нет!
Продолжим изучение карты. Нам упрямо твердят, что Черная смерть распространялась по торговым путям. Что ее несли корабельные крысы. Естественно не верблюды. Это так называемые СЕРЫЕ крысы. Год Черной смерти 1347-1352. Но вот в чем загвоздка, СЕРАЯ крыса или корабельная появляется в 16 веке, так как ее родина АМЕРИКА. В Европу ее завезли после Христофора Колумба. А у нас до этого жила ЧЕРНАЯ крыса. Она горожанка. Не плавает. Видимо морская болезнь. Живет в городах и даже не мигрирует. Ладно, пусть Черная смерть распространяется по торговым путям. Но вот загадка. Один из ОСНОВНЫХ торговых путей - путь Из варяг в греки. Он или по ДНЕПРУ, или по ДУНАЮ, или по ВОЛГЕ. Как кому нравиться. Однако именно по этому пути Черная смерть не пошла.
Она сделала какой-то цирковой кульбит и пришла в Восточную Европу из Крыма через Францию с Испанией.
Предположим, что проклятые черные крысы полюбили плавать. Недаром их прозвали собачками дьявола. Вот они плавают, ибо основные торговые пути водные, как мы с вами убедились до этого, и несут на себе чуму по торговым путям. Притом, напоминаю, крысы корабельные. Но несут, если глянуть на карту, эту самую Черную смерть по суше. Полностью не захвачены эпидемией порты Ганзы. Порты Бретани - северной Франции. Речные порты на Сене, Рейне, и других реках. Странное какое-то распространение. На цветной карте мы видим, как эпидемия обходит западные Пиренеи. Южные Альпы, Как она огибает основные порты Голландии, целую область на Дунае в районе Будапешта, всю Шотландию. Эта та Шотландия, что славилась как раз своим морским пиратством. Видимо крысы морских пиратов не любили. Но что удивительно крысы просто ни как не обращают внимание на восточных соседей, хотя пришли якобы с Востока, чуть ли не из Ордынских земель. Про Крым мы говорили. При этом Кафа была все-таки не ордынским портом, а генуэзским, как нам говорят историки. Но в ордынских землях никакой Черной смерти нет. Как убежала на запад из Крыма, так и пропала.....
А что, если посмотреть по-другому?
Известное дело, что болезни, мор и всякие такие эпидемии, и прочие беды, часто являются следствием экономического упадка. То есть они вторичны, по отношению к финансовым крахам. Пример тому гражданская война и разруха.
Нам историки все уши прожужжали, что следствием чумы (теперь мы уже знаем, что чумы не было, а была некая загадочная Черная смерть) была именно экономическая разруха. Вымирание городов, развал торговли, гонения на евреев и всякие другие ужасы, и катаклизмы мирового масштаба. Попробуем поменять ВЕКТОР направления. Поменять местами причину и следствие. А что если наоборот? Болезни (в том числе где-то чума, где-то оспа, где-то кровавый понос) стали следствием рухнувшей экономики? Выражаясь современным языком, финансового кризиса.
Тогда все становиться закономерным и понятным.
1. В Кафе, то есть в Крымском княжестве, под рукой князя Мамая начинается подготовка военной экспансии, против непокорных городов в центральной метрополии на Руси.
2. Ответной превентивной мерой против ее подготовки становиться отключение поставок из кормящих ордынские войска районов и городов Руси, в результате чего начинается торгово-снабженческий кризис.
3. Учитывая, что Крым есть южные ворота ордынского снабжения колоний на западе, и что генуэзский флот еще не оправился от первого удара, после разгрома тамплиеров за двадцать лет до этого, торговые поставки в Европу снижаются практически до нуля.
4. Первыми терпят крах именно южные торговые, закупочные, складские и инвестиционные компании на перевалочных базах: Венеция, Флоренция (Генуя), Южная Франция, Острова. Притом снабжение по внутренним речным торговым путям не связанным с экспортом не страдает вообще.
Усиление финансового пресса и ухудшение экономической обстановки в колониях усугубляет положение населения. В свою очередь управленцы на местах используют ситуацию для разогрева сепаратистских настроений. Результат известен. Откройте учебник истории и посмотрите.
1380 год - Куликовская битва. Разгром войск Мамая объединенными дружинами русских городов.
1381 - Битвы при Креси и Пуатье.
1381 - Разгром Уота Тайлера.
1389 - Косово поле.

И далее везде....
Финансовая эпидемия или кризис привели к тотальным восстаниям и тотальному их подавлению.
Еще один факт. Наличие, как нас убеждают, всеобщей болезни, а значит глобального сокращения численности населения, не помешало всеобщей мобилизации ни в одном из государств средневековья. Мало того не помешало их оснащению и прокорму. Кроме того это еще и не помешало затяжному ведению войн.
А вот то, что сокращение населения было результатом этих самых восстаний и их подавления является естественным результатом.
Мне могут возразить, что это фантастика.
Но вот недавно математик из Института Буше-Франклина в Рочестере Реджинальд Смит составил карту распространения финансового кризиса.
По словам ученого, падение финансовых рынков носило типично эпидемиологический характер.


При составлении карты Смит ориентировался на данные по колебанию котировок акций компаний, включенных в индексы S&P 500 и Nasdaq, с 1 августа 2007 года по 10 октября 2008 года.
Согласно выводам ученого, кризис начался на рынке недвижимости в Калифорнии и Флориде в начале 2007 года. Потом стали снижаться акции американских компаний на биржах. Следующими пострадавшими оказались крупные американские банки. Затем кризис перекинулся за границы США.
Хотя составленная Смитом схема не объясняет глобальных причин кризиса, выявленный характер его распространения напоминает распространение эпидемий инфекционных заболеваний. Ученый оговаривает, что термин «эпидемия» не стоит воспринимать буквально: «вирус кризиса» не передается от одного рынка к другому.
Последовательное падение рынков, по мнению Смита, могло быть спровоцировано распространением новостей о снижении котировок. Кроме того, так как некоторые рынки имеют сходную структуру капитала и базисные активы, они являются одинаково уязвимыми для кризиса. При этом снижение на одном из рынков является более сильным триггером падения других рынков, чем рост.
Зеленое поле все в порядке. А дальше районы поражения. Красное снижение ставок на 25% и более, желтое на 10% и более и тд.
Действительно карта кризиса напоминает карту распространения какой-либо эпидемии. С этой точки зрения, если посмотреть на Черную смерть средневековья, они идентичны.
В этой ситуации можно напомнить одну из нехороших мыслей.
«Здоровое общество не имеет истории. История - это всегда история болезни».
И в заключение еще одна карта.


Если понимать, что евреи были финансистами Империи. То там, куда пришел финансовый кризис, им делать было нечего. Так что, это не изгнание. Это исход в метрополию.

Вот теперь о Москве.

автор: "пилигрим."
Дата: 30.03.2014 04:29
Тема: обнаружили жертв бубонной чумыОтветить
Вот пример подхода по традиционной матрице.
1. Если 14 век то жертвы ЧУМЫ и совсем не разрухи. Хотя признаки как раз наоборот.
2. Если ЧУМЫ то общая могила сброшены в кучу. А на фото аккуратное отдельные захоронения.
3. Если ЧУМЫ то братское захоронение жертв. А найдено всего ЧЕТЫРЕ могилы.

КОГДА НОЧНЕМ ДУМАТЬ. ГОМПОДА ИСТОРИКИ????



В подземельях Лондона обнаружили жертв бубонной чумы
BBCRussian.com3 часа назад, 04:05
Великобритания
Европа
Мир

2
4

Фото: theoldreader.com


Строители скоростной железной дороги Crossrail в Лондоне обнаружили массовое захоронение жертв бубонной чумы, или «черной смерти», умерших в середине XIV века.

Рабочие нашли не менее четырех сохранившихся скелетов в центре британской столицы.

Исследователи утверждают, что им стало ясно, отчего «черная смерть» уносила столько жизней: по найденным останкам им удалось диагностировать у скончавшихся недоедание, рахит и последствия тяжкого труда, что было типично для бедных лондонцев того времени.

С началом пандемии бубонной чумы в середине XIV века тела повсеместно сбрасывались вперемешку в общие могилы.

автор: "пилигрим."
Дата: 27.08.2013 12:47
Тема: Портрет шестой. Пересвет, Ослябя и Челубей.Ответить
Портрет шестой. Пересвет, Ослябя и Челубей.

Наверно надо рассказать об этих персонажах Куликовской битвы. Потому, как в настоящее время именно они вызывают массу споров и именно они доказывают нашу версию противостояния Князей и Орды.
Начнем, как всегда с официоза.
Материал из Википедии — свободной энциклопедии.
«Александр Пересве́т (? — 8 сентября 1380) — легендарный монах-воин, инок Троице-Сергиевского монастыря. Вместе с Родионом Ослябей участвовал в Куликовской битве и сразил в единоборстве перед основным сражением татарского богатыря Челубея, погибнув при этом сам. В Русской православной церкви причислен к лику святых. Некоторые источники указывают, что Пересвет родился в Брянске и до пострижения в монахи был боярином. Возможно, участвовал в ряде походов и боёв. Существует предание, будто Пересвет принял монашеский постриг в Ростовском Борисоглебском монастыре. Однако это предание - типичный пример фальсификации, фигурирующая при этом ссылка на работу краеведа А.А. Титова "Предание о ростовских князьях" (М., 1885) ложна: издание никаких сведений об Александре Пересвете не содержит. Житие Пересвета и Осляби сообщает, что Пересвет и Ослябя были учениками и постриженниками Преподобного Сергия Радонежского, иноками Троице-Сергиева монастыря (тогда ещё не бывшего лаврой). Достоверно известно только то, что в 1380 году они оба уже были послушниками монастыря.[источник не указан 768 дней] По другой версии, Пересвет стал послушником Троице-Сергиевского монастыря уже после своего переезда в Переяславль-Залесский.
Согласно житию преподобного Сергия Радонежского, перед Куликовской битвой князь Димитрий в поисках духовной поддержки отправился к нему в монастырь за благословением. Татары в то время считались непобедимыми, а имя преподобного Сергия, как праведника и чудотворца, было прославлено по всей Руси. Благословение такого человека должно было вселить надежды во всех воинов. Преподобный Сергий не только благословил князя, но и отправил с ним двух иноков княжеского рода, хорошо владеющих оружием. Этими иноками были Александр Пересвет и Родион (имя в иноческом постриге) Ослябя, которых преподобный Сергий перед этим постриг в Великую схиму (высший монашеский чин).
По преданию, перед битвой Пересвет молился в келье отшельника при часовне святого воина великомученика IV века Димитрия Солунского, где впоследствии основан мужской Димитриевский Ряжский монастырь, что в 7 км от г. Скопина. Помолясь, Пересвет ушёл, оставив свой яблоневый посох. Этот посох после революции хранился в краеведческом музее г. Рязани.
По наиболее распространённой версии, перед началом битвы Пересвет участвовал в традиционном «поединке богатырей». Со стороны татар ему противостоял богатырь Челубей (по другим версиям — Челибей, Темир-Мирза либо Таврул). По преданию, Челубей не только отличался огромной силой, но и особым мастерством военной выучки. Некоторые источники указывают, что Челубей был непобедимым воином-поединщиком, которого татарские войска наняли специально для подобных поединков. Оба противника были на конях, вооружение составляли копья. После первого же столкновения копья обоих переломались, после чего оба поединщика рухнули на землю и скончались.
Существует также другая версия поединка, в соответствии с которой Пересвет и Челубей пронзили друг друга копьями. В соответствии с этой версией, копьё мастера конных поединков Челубея было на метр длиннее обычного. Вступая с ним в бой на копьях, противник не мог даже нанести удар, как уже оказывался побеждённым и выпадал из седла. Александр Пересвет пошёл вопреки логике поединка — сняв с себя доспехи, он остался лишь в одной Великой схиме (монашеская накидка с изображением креста, надевается поверх монашеской одежды). Сделал он это для того, чтобы копьё противника, пройдя сквозь мягкие ткани тела на большой скорости, не успело вышибить его из седла и тогда он смог бы нанести удар сам, что и произошло в бою. Получив смертельную рану, он продолжал оставаться в седле, смог сам доехать до строя и только там умер.
Сразу после гибели поединщиков началась сама битва — татарская конница атаковала Передовой полк русских войск.
После битвы тело Пересвета вместе с телом Осляби было доставлено в Москву и погребено рядом с храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове (тогда ещё деревянным) в «каменной палатке». Но по другим сведениям (С.Ф.Платонов, Курс русской истории для гимназий, 1912 год) Ослябя в Куликовской битве не погиб, а упоминания о нем встречаются в летописи и за значительно более поздние годы. Согласно тому же источнику, имя собственное Ослябя надлежит склонять так же, как и слово "дитя": Ослябяти, Ослябяте, Ослябятю и т.д., образование родительного падежа как "Осляби" - безграмотно.
По одной из версий, саркофаги Пересвета и Ослябяти были обнаружены в XVIII веке, при разборе старой колокольни храма. При проведении работ строители наткнулись на кирпичный склеп, пол которого сплошь покрывали надгробные камни без надписей (захоронения монахов или воинов). Сняв их, строители увидели саркофаги Пересвета и Ослябяти. При строительстве новой трапезной храма усыпальницу закрыли, а камни из неё были уложены в северо-западный угол трапезной храма. Позднее над этим местом было сооружено чугунное надгробие с сенью, уничтоженное в 1920-х годах.
Однако, по ряду данных, тела Пересвета и Ослябяти никогда не были найдены и ныне покоятся в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове «под спудом», то есть, точное местоположение захоронения не идентифицировано. Сейчас на предполагаемом месте захоронения Пересвета и Ослябяти в трапезной храма Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове установлено деревянное надгробие, копирующее по форме первое чугунное. Могила открыта для посещения.
Пересвет и Ослябя причислены Русской православной церковью к лику святых. День памяти отмечается 7 сентября, а также на Неделе Всех Святых, в земле Российской просиявших (2-е воскресенье после Святой Троицы), в день Всех Московских святых (воскресенье перед 8 сентября), Всех Тульских святых (22 сентября), Всех Брянских святых (3 октября), Всех Радонежских святых (6 июля) и 24 августа.»
Продолжим.
«Родио́н Осля́бя (в монашестве Андре́й, светское имя — Родио́н либо Рома́н; ? — 1380 либо после 1389) — легендарный монах-воин, земляк Пересвета, инок Троице-Сергиевского монастыря. Причислен к лику святых. Предположительно, родом из Брянска. До пострижения в монахи — боярин и профессиональный военный. Возможно, командовал московской тысячей в Пьянском побоище[источник не указан 1535 дней].
По Сказанию о Мамаевом побоище, сопровождал вместе с иноком Пересветом великого князя Димитрия в походе против татар по повелению святого Сергия, и принимал участие в Куликовской битве.
По наиболее распространённой версии, Родион Ослябя, как и Пересвет, погиб в Куликовской битве. Однако некоторые источники позволяют предположить, что не позднее 1389 года Ослябя ездил в Царьград в составе посольства московского Дмитрия Донского для оказания помощи Византии, пережившей опустошительные набеги турок.
Похоронен Ослябя вместе с Пересветом рядом с деревянным храмом Рождества Пресвятой Богородицы в Старом Симонове в «каменной палатке».
В его честь был назван броненосец Российского флота, погибший в Цусимском сражении. В настоящее время в боевом составе КТОФ находится большой десантный корабль «Ослябя».
Возможно, имел сына Якова, также участника Куликовской битвы.
Есть история, что в ходе битвы Дмитрий Донской получил ранение и упал с коня. Ослябя перенёс его в безопасное место, переоделся в его доспехи, и вновь повёл войско вперёд, таким образом, повлияв на ход битвы.
Другое имя в крещении, часто приписываемое Ослябе — Родион. По мнению РПЦ, это возникло вследствие различных недоразумений».
Ну и конечно второй поединщик их противник.
«Челубей (в некоторых источниках Челибей,Темир-Мирза либо Таврул, ? — 8 сентября 1380) — тюркский богатырь из войска темника Мамая. Известно, что он участвовал в Куликовской битве. Перед началом битвы сражался с богатырём Пересветом, назван печенегом, но точных сведений об этом нет.
Имя Челубей тюркского происхождения судя по составу и звучанию. Cогласно преданию, Челубей не только отличался огромной силой, но и особым мастерством военной выучки. Челубей вышел на поединок перед основной битвой первым, а против него вышел Пересвет. Оба воина погибли в этом бою, одновременно пронзив друг друга копьями».
С официозом закончили. Давайте разбираться.
Откуда и что нам известно об участии в сражении двух монахов Троице-Сергиева монастыря: Пересвета и Осляби, и самом знаменитом поединке Пересвета с Челубеем?
Подробный рассказ об этом поединке дошёл до нас только в Сказании о Мамаевом побоище. Поединок описывается различно разными списками Сказания. Противник Пересвета называется то просто «печенегом», то Темир-мурзой (Киприановская редакция), то Таврулом, то, наконец, Челубеем (Челебей, Телебей) в редакциях «Синопсиса».
Итак.
Сомнение первое. Скудность информации.
Сомнение второе. Различные имена противника Пересвета.
Сомнение третье. Несовместимость монашества и воинской доблести.
Сомнение четвертое. Сама традиция поединков перед боем.
Сомнение пятое. Исход поединка.

Попробуем во всем разобраться.
Начнем с традиции поединков.
Мы не будем обращаться к русским летописям, где отмечены легендарные поединки Никиты Кожемяки с печенегом и Мстислава с Редедёй в Повести временных лет. Не будем вспоминать богатырский эпос и поединки Ильи Муромца со Святогором или Поединок Дуная Ивановича с Добрыней Никитичем. Не будем вспоминать калик перехожих с их эпосом «Сорок калик со каликою». Отметим. Поединок в воинской русской традиции был. Был именно в касте воинов.
Далее.
Авторитетные знатоки утверждают, что «Поединки, как и прочие проявления "личного мужества", прямо запрещались "Ясой" Чингисхана, превыше всего ставившей дисциплину в монгольских войсках. Как свод "традиционного" монгольского права "Яса", разумеется, утратила значение после исламизации Орды, но как воинский устав сохраняла свою авторитетность. Об этом согласно говорят авторы восточных хроник и европейские путешественники, оставившие записки о "татарах"».
Значит, это еще раз говорит, о том, что Мамаева Орда к монгольскому праву никакого отношения не имела, как впрочем, и исламизация Орды произошедшая гораздо позже.
Итак, это тоже не аргумент.
Так у кого же поединки на копьях были в традиции?
Посмотрим в Военной энциклопедии.
«Конный поединок на копьях (joute, jouste, jouxte) был одним из популярнейших рыцарских развлечений. Достаточно сложно точно определить период, когда этот вид воинских состязаний получил распространение, эта проблема связана с выяснением момента появления нового способа использования копья в кавалерии. На ковре из Байе (1077— 1085) видно, что всадники, вооруженные длинными копьями, редко атакуют, держа копье наперевес под мышкой; почти все они поднимают его в правой руке над головой как пилум древних, предназначенный для метания. Похоже, только в XII в. возник обычай атаковать, не выпуская копья из руки, плотно прижимая его к телу, а поединки как раз предназначались для упражнения воинов в таких атаках.
Во второй половине XIV в. конные поединки на копьях приобрели огромную популярность, тогда же появились первые ордонансы о поединках. Фруассар оставил пространное описание прошедших в 1390 г. на равнине между Кале и аббатством Сен-Энгельберт состязаний, Во время перемирия (тогда шла Столетняя война) трое молодых французских рыцарей в качестве зачинщиков объявили по всей Англии о предстоящих в конце мая поединках .
Здесь речь идет о копейном поединке воинов с острым оружием».
Но почему так? Откуда вдруг такой взлет популярности?
В книгах историков оружия больше науки и меньше выдумок, чем в книгах просто историков. Вот М. Горелик рассказывает о действительной эволюции конской сбруи: «Надо сказать, что снаряжение коня и методы управления им менялись и совершенствовались так же, как и остальные средства ведения боя. Таранный удар копьем и связанная с ним опасность быть выбитым из седла потребовали предельно крепкой посадки, что привело в XII веке к созданию седла-кресла с высоченной, очень жесткой задней лукой, охватывающей стан всадника, на которую он откидывался, уперев ступни вытянутых ног в стремена . Высокая передняя лука защищала живот рыцаря. Строгость в управлении конем обусловила существование специального мундштука и острых конусовидных шпор. С конца XII – начала XIII веков мундштук усложняется и становится все строже, и за счет этого уменьшается необходимость в большой строгости шпор, но возрастает требование более тонкого управления конем. Тогда по всей Европе начинают распространяться более «мягкие» шпоры со звездчатым колесиком».
Все просто. Эволюция конной сбруи дала возможность появлению конных поединков с копьем. Отсюда популярность их в среде всадников. Вызвать врага на бой «пред очи» своего сюзерена было рыцарским обычаем, то есть обычаем воинской касты, к которой относились многие бояре. Для Руси боярским обычаем. Отказаться от поединка не позволяла «честь боярская».
Разобрались. Для второй половины XIV века конные поединки на копьях острым оружием были в порядке вещей. Если не сказать в обязательной программе у всех представителей вонской касты. Людей на коне.

Вот теперь поговорим о множестве имен поединщиков. Я не оговорился, о множестве имен обоих участников поединка и их друзей.
Неоднократно мы в этой книге показывали, множественность имен у всех исторических персонажей того времени. По причине, что в основном это были клички. Ники, выражаясь современным языком. Или имена в разных социальных группах. Языческое, религиозное (христианское, мусульманское), монашеское, воинское и пр. Примеры. Предслава – Ефросинья. Анрей-Боголюбский-Китай. Мурза Чет – Атун – Борис – Захария. Да еще к именам примешивались и звания, титулы или профессиональная принадлежность, которые путались с именем.
Давайте рассмотрим героев нашего портрета.

Александр - Пересвет. Нам толкуют, что в миру он был боярин Александр, а в монашестве Пересвет.
В Пространной летописной повести он назван бывшим брянским боярином (очевидно, перешедшим на службу к великому князю Московскому вместе со своим сюзереном - князем Дмитрием Брянским). В Распространённой редакции Сказания он назван «чернецом любочанином».
Это что такое любочанин? Пересвет и Ослябя происходили из Любутска в Брянском княжестве и в 1380 г. Монахами в современном понимании не были. В Куликовской битве они и сын Осляби Яков, судя по «Задонщине», погибший в сражении, участвовали в составе дружины князя Дмитрия Ольгердовича, сидевшего в пожалованном ему Переяславле Залесском.
Называться в монашестве языческим именем Пересвет черенц просто не мог. Притом, что Пересвет это не имя. Это Просветленный. То есть звание.
Боярин Александр, носивший звание Просветленный был воином-монахом, то есть членом военно-монашеского ордена, в котором носил нам неизвестное имя.

Андрей – Родион – Роман - Ослябя. Брат Пересвета. Теперь мы понимаем, что брат по Ордену. Побратим, кровник. Тут все проще. Андрей мирское боярское имя.
Роман имя в Ордене. Это может быть и «римский» и «ромовский». Римский - как боец западной школы, а ромовский - как боец волховской школы, оберегающий Ромову – священное капище.
Спустя годы после сражения Андрей Ослябя принял монашество под именем Иродион и нет никаких данных, что это произошло именно в Троице-Сергиевой лавре. Имя Родион является славянской формой греческого имени Иродион, что в переводе с греческого означает «герой», «героический».
А вот, что такое Ослябя до сих пор остается загадкой.
Боярин Андрей орденский брат Александра, как и он был воином.

Ну и третий наш участник этого поединка.
Темир-мурза – Таврул - Челубей (Челебей, Телебей).
В книжках и учебниках царского времени богатырь Челубей указывался не по имени, а по прозвищу Темир-Мурза, что означает «Железный Мурза».
Этимологический словарь Фасмера уточняет:
«мурза - "тат. князь, наследный старейшина, по русским законам не имеющий особых привилегий", также бранное "татарин, басурманин", др.-русск. мурза (Афан. Никит. 26). Через тюрк. (ср. казах. murzа "господин", "гостеприимный", тел. murzа "сановник", тат. myrza (Радлов 4, 2143, 2196)) заимств. из араб.-перс. emirzada "княжеский сын" (Литтман 105; Мi. ЕW 205; Мi. ТЕl., Доп. 1, 35; Локоч 6 и сл.)».
Итак. Первое – это титул.
Имя этого Железного Мурзы – Таврул. Вот тут неожиданность. Мужское имя Таврул, произошло от tavrul, с древнегреческого языка, что означает «щедрость».
А вот что такое Челубей, Челебей?
Челеби - это «царевич», «образованный», «ученый».
Некоторые исследователи выводят название Челубей от тюркского корня «челяби» («селяби»), то есть «благородный». В Орде было распространено почётное имя-звание Челеби (Челубей). Антропоним Челеби относится к эпитетам со значением сильной, влиятельной личности (в переводе с тюркского — «миловидный, красивый, солнцеподобный»).
В истории можно найти множество подтверждений существования этого антропонима. Челибиром звали одного из батыров, служивших черниговским князьям. В XV веке Турцией правил султан Мехмед I Челеби. Известный турецкий учёный XVII века Хаджи Халифе носил псевдоним Кятиб Челеби. Его младшим современником был крупнейший турецкий путешественник средневековья Эвлия Челеби. Да и в переводе с турецкого языка на русский «челяб» означает «Бог», а «челяби» — «божественный», «одарённый Богом».
Таким образом - это звание.
Челубей - дословно Мастер. Магистр, если хотите. В Орде были свои братства, опять же спецподразделения, если хотите, которые имели символику сокола, впоследствии трезубец. Среди них выделялся самый закрытый - сотня «Богаз» (Горло). Ее воевода или старший имел звание Челубей. Это тоже самое, что у тевтонов Гроссмейстер, а у мальтийцев Великий Магистр. У ессеев это называлось Учитель Справедливости, у назареев Цадик и так далее. Проще Мастер, а еще проще Гуру, Учитель.
Противостоял воинам-монахам. Такой же Посвященный, как они Мастер боя Железный князь Таврул.
Продолжим.
Как это монахи и воины? Монахи и бояре? Монашеский сан несовместим с боярством!
Так ли?
Помимо Сказания о Мамаевом побоище, Пересвет и Ослябя фигурируют также в Задонщине, называющей их «чернецами». Пересвет и Ослябя представлены в ней воинами, участвовавшими в сражении в течении достаточно долгого времени. При этом фрагменты, посвящённые Пересвету, рисуют его скорее в облике «былинного богатыря», нежели монаха: «Хоробрыи Пересвет поскакиваеть на своемь вещем сивце, свистомь поля перегороди, а ркучи таково слово: «Лучши бы есмя сами на свои мечи наверглися, нежели намъ от поганыхъ положеным пасти». И реч[е] Ослебя брату своему Пересвету: «Уже, брате, вижю раны на с[е]рдци твоемь тяжки. Уже твоеи главе пасти на сырую землю на белую ковылу моему чаду Иякову...»" «Пересвет поскакивает на борзе кони, а злаченым доспехомъ посвечиваше. [...] И молвяше брат его Ослабе черънецъ: «Брате Пересвет, вижу на тели твоем раны, уже голове твоеи летети на траву ковыл[ь], а чаду моему Якову на ковыли земли не лежати на поли Куликове...». «Тако бо Пересвет поскакивает на своем добре коне, а злаченым доспехом посвельчивает. [...] И молвяше Ослябя чернец своему брату Пересвету старцу: «Брате Пересвете, вижу на теле твоем раны великия, уже, брате, летети гл[а]ве твоеи на траву ковыль, а чаду твоему Иякову лежати на зелене ковыле траве на поле Куликове на речьке Напряде...».
Вот они монахи воины. И в доказательство привожу слова Бернара Клервоского из «ПОХВАЛЫ НОВОМУ РЫЦАРСТВУ», написанной рыцарям-тамплиерам.
«По всей видимости, на земле появилось новое рыцарство и появилось именно в той ее части, которую посетил во плоти Восток(?) свыше…. Это, говорю вам, новый тип рыцарства, неизвестный прошедшим векам. Он непрерывно ведет войну на два фронта, против зла во плоти и против духовного его воинства на небесах. Вот это поистине рыцарь без страха, защищенный со всех сторон, потому что душа его защищена броней веры, тогда как тело защищено броней из стали. Так он вооружен вдвойне, и не страшен ему ни дьявол, ни человек. Не потому, что он просто не боится смерти - нет, он даже жаждет ее».

И об исходе поединка.
Первый вариант легенды изложен в Задонщине, где Пересвет уже монах, но еще ничего неизвестно о поединке. Более поздний вариант легенды описан в Сказании, где бою предшествует поединок воина-монаха с татарским богатырем, в котором оба бойца погибают. Красиво.
Александр Пересвет упомянут в списке убитых уже в Краткой летописной повести. Если его гибель на поле боя фиксируется всеми источниками, то о судьбе его брата Осляби ничего не известно.
С.К. Шамбинаго, разбирая в своё время акты местнических споров между монахом Геннадием Бутурлиным и М.Б. Плещеевым в 1390-93 годах, обнаружил, что Андрей Ослябя был в это время ещё жив. Он служил боярином при дворе митрополита Киприана. А вот о чём свидетельствует статья 1398 года Московского летописного свода конца XV века [ПСРЛ т. 25], где сказано, что великий князь Василий Дмитриевич послал в осаждавшийся турками Царьград «много серебра и милостыню с черньцомъ Родионом Ослебятемъ, иже прежде былъ боярин Любутьскы».
В подтвердительной грамоте 1483 г. о совершении обмена между великим князем Василием Дмитриевичем и митрополитом Киприаном г. Алексина на слободку Караш, что имело место между 6 марта 1390 года и 13 февраля 1392 года в числе митрополичьих бояр, совершавших сделку, фигурирует «чернец Андрей Ослебятя» [АФЗХ, 14. Стр. 24].
Что, во-первых, говорит о том, что к этому времени он себя прекрасно чувствовал, а, во-вторых, что место в монашеско-орденской структуре не мешало ему оставаться боярином.
На не слишком достоверных данных базируется и предание о захоронении братьев в Старом Симонове, восходящее к одному рукописному месяцеслову XVII века, где сказано, что оба инока похоронены «у церкви деревянныя Рождества», заменённой в 1509 г. каменной. Карамзин в «Истории государства Российского» [т. 5, прим. 82] пишет: «В приходской церкви Рождества Богоматери, разбирая колокольню сей церкви, называемой Старым Симоновым [...], в царствование Екатерины II нашли древнюю гробницу под камнем, на коем были вырезаны имена Осляби и Пересвета: ныне она стоит в трапезе, а камень закладен в стене».
С другой стороны Н.М. Снегирёв [Русская старина в памятниках церковного и гражданского зодчества. Тетрадь пятая. М. 1848. Стр. 35] сообщает, что «в царствование Анны Иоанновны, при разобрании старой колокольни и при копании рвов для новой каменной трапезы, открыт был кирпичный склеп, покрытый надгробными камнями без надписей, длиной 1 аршин 14 вершков. Когда сняты были сии камни, тогда увидели через отверстие гробы духовных витязей». Трудно решить, кому следует больше доверять. Мне представляется более соответствующим действительности сообщение Снегирёва. По его словам надгробные плиты не имели надписей, к тому же кирпич по археологическим данным начал широко применяться в московском строительстве только со второй половины XV века. Как бы то ни было, в связи с тем, что Андрей Ослябя не погиб в Куликовской битве, это захоронение в лучшем случае могло принадлежать Пересвету и сыну Осляби Якову Ослебятину, которых позднейшая традиция сделала монахами. А скорее, двум безымянным инокам, которых позднейшая традиция почему-то отождествила с Пересветом и Ослябей.






автор: "Родич"   e-mail
Дата: 18.03.2013 16:19
Тема: Re: Отступление первое. Древние водные пути России X - XVI ввОтветить
Это из Белозерского музея для наглядности

HPIM9383.jpg

И еще не надо забывать про направления течений и почти непроходимые днепровские пороги, бывшие ниже Киева.


  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Дерево ответов | Регистрация | Логин:   Пароль:   
Ответить
Автор:  
E-mail: 
Тема: 
Текст:
e-mail при ответах в этой ветке
Закачать картинку:
Размер одной картинки не более 300кБ
URL картинки:
URL ссылки:
Текст ссылки:
Помощь и информация по использованию форума



   Русский час Электронный научный общественный альманах Клуб Раритет. Поиск, обнаружение, введение в научный и искусствоведческий обиход предметов материальной культуры и быта прошлого, имеющих историческую, культурную и научную ценность. Театр на французском языке Находится в каталоге Апорт