На главную страницу



  Официальный сайт ИЗДАТЕЛЬСТВА и редакции первого в России журнала по криптоистории  

Форум

  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
автор: "Знаток"
Дата: 2.03.2017 14:08
Тема: Вспомним былое
Доклад Андрея Синельникова на 10 конференции Проекта Цивилизация.
10 Конференция День второй.

Давиденко с места.

Когда мы говорим об архитекторе Фиораванти, который, собственно говоря, заложил каменное кирпичное строительство на Руси...
Есть у меня знакомый. Он был помощником военного атташе в Италии, ему делать было нечего. Он начал слоняться по Флоренции и другим городам, и везде спрашивал: "О Фиораванти что-нибудь знаете?" И к ужасу своему не нашёл ни в музеях, ни у историков, ни в институтах никаких подтверждений существованию Аристотеля Фиораванти. Однако, по всем данным, которые есть у нас с вами, Фиораванти очень долго жил в Италии, превзошёл все науки, причём - инженерные, строительные, монетные и так далее. Всё, на все руки мастер. Аристотель = Завершающий. Следовательно, надо делать попытки найти, кто был Фиораванти, продолжить, или признать, что это был Ванька Освобождённый. И это, наверное, будет человек Голицыных, который пятнадцать лет провёл в Италии, изучал искусства и мастерство, и потом, будучи привлечённым сюда, наследие псковских мастеров просто уничтожил в Кремле, поскольку псковские мастера, кроме руин, там практически ничего не создали. Всё рассыпалось. И начал новое строительство. Кирпичный завод, как вы знаете, в Калитниках, и пошло-пошло, поехало...

Выступление Синельникова А.З.

Путешествие в Залесскую Русь.
Все знают, что мы начали выпускать журнальчик такой, он со вчерашнего дня у вас у всех есть. Журнальчик этот занимается криптоисторией. И не занимается новой хронологией, сдвиганием дат, изменением... Ничего не изменяет. А просто пытается открыть некие такие исторические тайны, которые, в общем-то, тайнами не являются, если просто подойти и на них посмотреть. В свете своих исследований мы проводим экспедиции. Первая экспедиция была у нас в Питер. Наконец-то мы посмотрели, где же сидел Александр Михайлович Морозов, и чем он там занимался. К удивлению своему увидели, что огромное количество наших авторов, которые занимаются Морозовым, как- то совершенно упустили, чем он занимался всю свою жизнь. Много чего написали, но опять же об этом будет отдельно половина номера журнала, которая названа Хронология. Вы прочитаете.
Следующим направлением нашей экспедиции мы решили избрать Владимиро- Суздальскую Русь. Мы подумали: а не делать ли нам номера по географическому принципу? До этого мы первый номер посвятили тайным современным организациям. Второй номер - язычникам и славянам. Третий номер готов и посвящён алхимии. Четвёртый - хронология. И так далее.
А в этот раз решили: давайте по географическому принципу. И попробовали съездить, посмотреть, что у нас было в Суздальской Руси, которую у нас уже заездили, замучили, захлопали всеми путями. Сказано - сделано. Мы собрали команду, сели в джип и поехали по Владимиро-Суздальской Руси так называемым Старым Соловецким путём. Долго и нудно обсуждался вопрос: каким же путём у нас ходили, на Москву? Через какие города ходили? Через Радонеж, Владимир, Суздаль? Нет, оказывается ни для кого не секрет - ходили Старым Соловецким путём. Это старый торговый путь, известный ещё до 12 века. (Здесь и далее даты только в традиционной хронологии. - Ред.) Путь этот, если выражаться языком современной географии, был - Киржач, Александрова слобода, Ростов, Ярославль, Вологда, Белозерье - оне же Соловки. Соответственно Архангельск, Холмогоры - главный, единственный и самый-самый порт для Руси. Никакое окошко, мы уже об этом говорили, Пётр не рубил ни хрена в Европу, потому что там (в Санкт- Петербурге - Ред.), кроме плоскодонок, ничего через это окошко протащить было нельзя, никакие корабли. А соответственно, никакой торговли через Петербург никогда Пётр и не вёл. И вести не мог. Исходя из чисто физических условий. А торговля всегда шла через Архангельск. Для этого существовал Соловецкий путь, который соединял города Залесской, как её называют, Руси с северным окошком - Архангельском.
Мы этим Соловецким путём и поехали и начали смотреть то, что у нас осталось от той самой Залесской Руси. Первое удивление, которое у нас вызвало, - с какого это боку Русь-то у нас Залесская? Ведь в ней леса нет. И сами жители этого края никогда в жизни себя не называли Залесской Русью. А называли себя совершенно удивительным словом - Ополье. Потому что это сплошь поля. Просто сплошь поля от Переяславля-Залесского до Владимира. Поля немереные, и никогда на них ничего не росло.
Есть исторический такой изыск, написанный в умной исторической книжке, что сюда пришли такие лихие люди, сожгли леса, и получился чернозём. Люди совершенно не представляют, как получается чернозём. Но они историки, им не надо ничего представлять. Один из наших великих товарищей, который в Проекте Цивилизация в своё время состоял, а теперь состоит в нашей редакции, он у нас ходячий генератор афоризмов. Он сказал так: "История это наука, у которой нет логики. А если есть логика, это литература". Потому что без логики литературные произведения читать никто не будет. Поэтому Гомер это литература. У него есть логика.
Так вот эти алогичные люди сказали, что сожгли леса - получился чернозём. Ну и отлично. Чернозём-то действительно классный, семьдесят на тридцать километров, такой чернозёмный язык совершенно великолепного чернозёма, который никогда никто не пахал. Это Юрьев польский. То есть центр этого чернозёма - Юрьев опольский. Он стоял в центре Ополья. Почему он так зовётся - Залесский? - это загадка. Загадка совершенно для нас была однозначная, бесповоротная и неразрешимая. И кто бы её назвал Залесской? Только тот, кто видел, где лес.
Возможно, её так назвали киевляне. Но кто-нибудь может себе представить в средневековье полторы тысячи вёрст? На фига вообще что-то мне нужно за полторы тысячи вёрст? Называть нечто Залесской, притом за каким лесом от Киева? Так её могли бы назвать и москвичи. Но, к сожалению, Москву основал князь Залесский - Юрий Долгорукий. Поэтому он не мог назвать Залесского князя Залесским, потому что Москвы ещё не существовало. Так её мог бы назвать Владимир. Но Владимир сам стоит в Ополье. И Залесским сам себя назвать не мог. Остаётся одно: единственно, кто мог назвать эту Русь Залесской это Ярославль. Но он сам стоит в лесу. Отсюда напросился первый вывод, что Русь Залесская это только северная часть этой Руси. Это ярославская Русь. Она Русь Залесская для опольцев. А вот почему сдвинули название Залесской Руси на Ополье? Вот тут появилась вторая загадка. Если сдвинули какое-то название, это нужно лишь для того, чтобы скрыть название старое. Это однозначно. Это система всей истории, исторической "науки".
Иванов: - Андрей, это система не только с Залесской Русью. А сдвинули всю карту.
Синельников: - Так, я рассказываю, Володь... Я никогда не делаю версий, гипотез того, что я не видел. Я всегда говорю только о том, что я видел. И не делаю никаких окончательных выводов. Для окончательных выводов у нас есть масса научного народа, они сделают...
Так вот, Залесская Русь могла быть Залесской только для Ярославля. Соответственно - северная Русь была Залесской, а южная Русь была опольской. Можете пофантазировать на эту тему, ну, например, половецкой.
Теперь перейдём к нашим знаменитым храмам. Мы проехали и осмотрели все храмы двенадцатого века. Они все построены из белого камня. Поспрошали у местных краеведов. Я не буду называть их историками, назову их краеведами, всех этих экскурсионных женщин... Они отвечают однозначно: Камень для строительства сих соборов привезён из Мячково, из Подмосковья. Почему? Потому что всё Ополье стоит на известковых отложениях. Но эти известковые отложения ни в коей мере не коррелируются с тем камнем, из которого построены эти белокаменные соборы. Они, эти камни, совершенно другого состава. Совершенно другой твёрдости, совершенно другой пористости. И с геологической точки зрения это совершенно другой состав, не известняк=мрамор. Поэтому надо искать оправдания. Откуда ж взялись известняки, из которых строили? - Из Мячково. - Вопрос, мой законный вопрос: Откуда ж взялось Мячково, если ещё Москву не открыли, не начали строить? Кучка вроде как не торговал с Юрием Долгоруким. Ни из каких летописей неизвестно, чтобы Кучка впаривал в Залесскую Русь Юрию Долгорукому свой известняк из Мячково для строительства храмов. Нет такого.
Значит, Мячково долго, долго дулось. С Мячково вообще забавная картина. Когда царицынские музеи пытались реконструировать, то умные строители и реставраторы решили, что всё здесь строилось из мячковского известняка, как нам объясняют господа историки. Они, соответственно, взяли мячковский известняк, взяли нормальный современный токарный станок, выточили вот эти вот болваночки царицынские и наляпали из мячковского известняка белых таких хреновин.
По царицинскому "террону" через три года все эти хреновники обрушились. По простой причине. Господа реставраторы и строители не удосужились узнать у геологов, что мячковский известняк не предназначен к выветриванию на открытом воздухе, потому что он рыхлый, пористый и влагособирающий. Историки тоже не удосужились это узнать. Потому они пришили, что восемьсот лет стоят церкви из мячковского известняка. И вот после разрушения этих штуковин историки наконец-то поняли, что здесь где-то у них лажа, выражаясь современным языком. И теперь выдаётся вторая версия, что этот известняк возили из Волжской Булгарии.
Ну, с мячковским известняком я как-то мог бы поверить, что четыре тонны нагрузили на лодку, или на плот. И пёрли, извините, по этим речкам, которые, не при дамах сказать, такого вот изгиба. В русском языке есть чёткое определение как это называется, когда вот так вот дорога. Про быка так есть такое определение. Переть по ним плот с четырьмя тоннами камня, это примерно то же самое, как царь Соломон таскал ливанский кедр по реке Яркон. Вверх туда, к Иерусалиму. Это из области ну, такой крутой мифологии. Просто крутой. Закрученной по самые никуда. То есть, таскать оттуда камень не получилось бы. Но камень есть. Камень ни в коей мере не соответствует никаким местным камням. Ни по каким анализам.
Рука Ваала, то бишь наша, не дрогнула отколоть прямо от церкви камни. Ну не дрогнула. Мы, конечно, понимаем, что это наследие Юнеско, которое его охраняет. Но мы взяли эти камешки. Сделали анализы - не тот известняк. И не мячковский, это сто процентов. Известняк совершенно странный. И вот удивительно. У нас нашёлся такой забавный фотограф, сующий свой нос туда, куда его не просят. И он сунул свой нос в колонны, которые покрыты затейливой резьбой каменных дел мастеров средневековья. Так вот, посреди колонны проходит металлическая арматура. И она сфотографирована. Просто, в лоб.
Мало того, мы откололи недрогнувшей рукой кусок от средневековой церкви, и нашли на сколе гальку. Просто нормальную окатанную гальку внутри камня. Вот сидит доктор геологический наук Давиденко, он подтвердит, что в известняке гальки окатанной быть не может. Просто по определению. Тогда мы решили... Неужели мы такие вот великие открыватели? Хочется просто выскочить и голым бегать. По бане, по финской. И орать, не своим голосом.
Открыли мы указы. Старых давних наших царей, которые никто ни от кого не прятал. И читаем мы Указ Бориса Годунова, где написано: "Каменное строительство запретить повсеместно. Отныне кирпич лить стандартный (и все знают какой - 31x15x9)". - То есть, до великого Бориса Годунова не было стандарта на кирпич. И поэтому весь кирпич по этому стандарту (умного Родича будем вспоминать) это кирпич не ранее 17 века. Указ 1602 года. Но, любимая всеми Екатерина вторая вообще ничего не любила по старым стандартам. Она его изменила, этот стандарт. Он теперь стал 31x13x6,7. Это наш кирпич, который до сих пор все строители знают. Стандартный наш формовой кирпич. То есть у нас отбивается совершенно железно дата - от 1602 по 1762 годы. А до 1602 года кирпич узкий или плинфа. Не годуновский. Чётко мы разделяем сразу новодел какого года церковь. Если кирпичом таким заложены стеночки, значит со своим 12 веком можете идти соответственно куда.
Борис Годунов в своём указе сказал дословно: кирпич лить. И ещё он сказал: лить по стандарту белый камень. Это указ Бориса Годунова. И белый камень по стандарту льётся. Но мы думаем, может мы не поняли, о чём идёт разговор? Открываем Вольтера. Он пишет замечательную вещь. Она называется "О Петре великом". Это записки Вольтера. И в этих записках он пишет, что есть такой замечательный город Дербент. Ему из Франции виднее, чем нам отсюда, что у нас есть тут под боком. Есть город Дербент, который совершенно уникально построен. Брали ракушечник и песчаник, пишет Вольтер, растирали в порошок и каким-то загадочным русским методом отливали целиком стены и башни так, что они становились крепче мрамора. Это Вольтер, ему видно из Франции. Это нам тут ни фига не видно.
А нам не видно по простой причине. Была у нас такая великая императрица Екатерина вторая. Куда ты ни приходишь, тебе говорят: вот здесь стоял собор. Был он Георгиевским. На этом Георгиевском соборе в городе Юрьеве опольском была резьбой написана вся история Мира. Резьбой написано. Был этот собор красив и высок и построен по золотому сечению. 12 век, господа - Золотое сечение... Это сечение придумал Леонардо да Винчи. Так намекают. Но Екатерина вторая сказала, что не та это история Мира. И перебрали начисто этот собор. Сделали его из двухэтажного одноэтажным, а лишние кирпичики с барельефами, которые не укладывались в историю мира, отложили в сторонку. Они там так и лежат. На этих барельефчиках много чего интересного. Там женские маски, там львы, там слоны. Там Самсон, раздирающий пасть льву, там Александр Македонский. Там масса чего. Там Давид лабающий (играющий на музыкальном инструменте - Ред.) на арфе. Всё нормально. Это убрали. Не нужно это. При Екатерине второй.
Приехали мы в другой город - Владимир. Там стоит не менее красивый - Дмитровский собор, построенный Дмитрием. Все мы знаем его как Всеволода Большое Гнездо. Имя у него было такое - Ди Митрий, двухкоронный. Потому что был наследником двух корон - византийской и русской. Но мы об этом как-то забываем, что у него было такое имя. А когда он стал Алексеем, не только Византией и Русью, но всем, то стал Всеволод Большое Гнездо. Он построил себе собор Дмитровский. И украсил его вот таким вот пояском из святых и великих князей. Царей - тогда называлось. Но Екатерине второй не понравились эти великие князья и святые. И она приказала перебрать поясок, и неугодные великие князья и цари были сшиблены нафиг. Вместо них были поставлены канонические.
Екатерине второй много чего не нравилось. Ей не понравились фрески в соборе Спасо-Преображенском в Переяславле, где крестился сын Дмитрия Донского, посвящён в сан Сергей Радонежский. Молились о победе Минин и Пожарский. И много-много чего. Ей не понравились фрески. Она приказала их сбить. Их сбили...
Рядом с этим православным собором, подчёркиваю, что он один из ведущих на Руси. Дмитрия Донского сына везли туда крестить. Если Иван Грозный на царство мазался в этом соборе. Если Пётр первый просил благословения на императорство в этом соборе, то он не прост. Не Успенский в Кремле московском, скажем так, для сравнения. Но, вот такой соборчик. А около соборчика лежит совершенно замечательная вещь, называется она - Синь камень. Это основной камень язычников, поклоняющихся Яриле. И он лежит до сих самых пор. Никто его не разломал, не разбил, не закопал, не уничтожил. И возникает вопрос: А может быть не Синь камень лежит около собора, а собор построен около Синь камня? И до сих пор он является собором имени Синь камня, который лежит рядом с ним.
Я упомянул о золотом сечении. Все российские соборы строились по единой пропорции. Называлась эта пропорция совершенно уникально - строить по золотому поясу Симона. Сказка эта известная. Когда строился Печерский собор, якобы в Киеве, я поясню, почему якобы. Ананий, который строил этот собор, с которого началась Печерская Лавра, собирал дары. К нему пришёл варяг Симон, и принёс ему два дара. Венец и золотой пояс своего отца Африкана. Такое нормальное варяжское имя - Африкан. Просто сугубо варяжское. Как Иван на Руси... Золотой пояс и венец, которые сей Африкан снял с распятия Христа. Это был совершенно замечательный год. Это был 1054 год. И подарил этот венец и этот золотой пояс в дар Ананию на строительство монастыря. И Ананию явился Господь и сказал, что "сей золотой пояс должен быть мерой мер при строительстве любого каменного собора в честь Господа".
Я напомню замечательную фразу: "И на мне, как на камне, построишь церковь мою". Это сказал Господь Петру, который до этого был Симоном. По этому Симонову поясу стали строить каменные церкви. То есть церковь на камне. И строили по замечательной пропорции 20 к 30 к 50. Могу напомнить так называемый волшебный ряд Фибоначчи - 2, 3, 5, и т.д. А золотое сечение в пропорции 3 к 5, 5 к 8. Это приближение, начало этих пропорций. Брали в попугаях. Никто тогда не имел меры. Брали в поясах. Это золотое сечение во всей красе. Любой архитектор знает, что когда приводят пример золотого сечения, говорят: Парфенон и Спас на Нерли. Но Парфенон нарушил золотое сечение. Единственный. Пусть меня поправят архитекторы. И нарушено в нём золотое сечение совершенно обосновано - для придания красоты визуального восприятия. Это написано во всех архитектурных энциклопедиях. Единственный на Западе Парфенон нарушил золотое сечение. Остальное всё это продукт линейки и угольника, как выражается один замечательный архитектор, имя которого Щусев. Но не везде. Оказывается, все старые древнерусские храмы построены с отклонением от золотого сечения. Для вписывания в ландшафт и усиления гармонизации внешнего облика храмов. Оказывается, там происходит или утолщение одной стеночки, или чуть увеличен сдвиг окошка. Передвинут немного портал. Но, как выражался господин Грабарь, архитектор: Только гениальный архитектор мог позволить себе изменить золотому сечению для улучшения визуального восприятия. Нам говорят, что нарушали пропорции русские архитекторы, потому что они были... Ну, догадайтесь с трёх раз (стучит по кафедре костяшками пальцев - Ред.), дубоватыми. И не понимали, якобы, что делают не по золотому сечению. То есть делали по золотому сечению, а потом, понимая, что они дубоваты, начинали его портить. Гениально... Просто гениально. Вообще, я умиляюсь на наших историков, их уникальному мыслительному процессу.
- Как это можно видеть заранее? -
- А заранее это можно видеть очень просто. Для чего смещались окошки, если рассмотреть все суздальские храмы? Все суздальские храмы старые. Окошки смещались для того, чтобы, во-первых, солнце, светившее из окна, всегда скрещивалось на одной точке. И эта точка была, тоже с трёх раз угадайте, - алтарь. Во-вторых, чтобы, находясь на алтарной точке, ты из окна видел всегда купола других церквей. Чтобы у тебя визуально не было пустоты пространства, а было объединение церковное. Иначе называется - сакральное пространство. Выражаясь научным языком. А мы думаем, извините - архитекторы нынешние так думают, что они ляпали просто так. Тяп-ляп. Или как говорится в одном старом еврейском анекдоте: "Для чего это тут, Сара? Во-первых, это красиво". Так вот, они не делали "во-первых, это красиво", они делали сакральное пространство.
Мы посмотрели чего творят, ну, с позволения сказать, реставраторы. Реставраторы в нынешнее время реставрируют очень бодро, очень хорошо. У них появился главный реставрационный инструмент - болгарка. Первым делом при помощи реставрационного инструмента болгарка они срубают старые фрески. Просто под ноль. Потом зачищают стенку под ноль и делают на ней евроремонт, подклеивая так называемые фотообои с современной канонизированной росписью. Это называется реставрация. По нынешним делам. Нам крупно повезло. Мы сначала не могли понять, потом поняли почему. Некоторые церкви в суздальской земле, во владимиро-суздальской земле, захватили раскольники, старообрядцы. Они их не получили, они их просто захватили. А там, где они захватили, нога реставратора туда не ступала. И на удивление, или на счастье, две из этих церквей оказались - та знаменитая церковь в Кидекшах, то есть первая каменная церковь вообще во владимирско-суздальской Руси, и вторая церковь - Спас на Нерли. Поэтому туда нога реставратора ещё не ступала, и фресочки там сохранились.
Теперь о церкви в Кидекшах. Она очень интересна. Она посвящена Борису и Глебу. Убиенным, как известно, Святополком окаянным в земле Киевской. Я думаю, что здесь все историки, все знают эту жуткую сказку про то, как они поехали. Сначала один поехал, его братец замочил. Потом второй не понял, что брата единоутробного замочили. И тоже поехал. Его тоже замочили. И оба они страстотерпцы, и вообще - бедные несчастные. И вот им построена церковь Бориса и Глеба там, в Кидекше. Притом для нас было откровением. Не знаю, может, кто и знает. Оказывается, столицей-то княжества Юрия Долгорукого был не Переяславль, и не Суздаль, и не Владимир, а была эта самая Кидекша. Вот в Кидекше он и сидел. И столицей у него была Кидекша. Это часть деревеньки такая. И там сохранилась одна церковь, которая охраняется Юнеско. Охраняется так, что скоро её совсем не будет. Стопроцентно. И в этой церкви есть два захоронения. В этой церкви Бориса и Глеба. Причём захоронения выполнены так, что видна их изначальность при строительстве. Потому что они утоплены в стену. Притом утоплены в стену не так, что камни выбивались, они встраивались сразу над ними. Церковь устроена над захоронениями.
Одно из захоронений совершенно конкретно Бориса. Написано "БОРИС". Говорится, что это сын Юрия Долгорукого. Я поднял летописи. У него было одиннадцать сыновей. У него не было только сыновей с именами БОРИС и ЮРИИ. Но оказывается, что сын БОРИС похоронен в Кидекше, а в честь сына ЮРИЯ Долгорукий построил Юрьев- польский монастырь. Но Бориса и Глеба у Долгорукого сыновей не было. Может были побочные... Так вот, неизвестный сын БОРИС, типа неизвестного солдата, похоронен в Кидекше. А рядом с ним похоронена его жена. Я так понял, что они любили друг друга долго и радостно, и умерли в один день. Потому что, если строили церковь сразу на два захоронения, то они должны были умереть вот прямо в одночасье. Блынц! Оба. И тогда им двоим построили вот эту церковь, сделав для них захоронение.
Или есть второй вариант. Что всё-таки Бориса и Глеба и замочили тут, бедолаг. Вот здесь вот, в Кидекше. И на месте их убиения была построена церковь. И в ней они и были захоронены. Борис и Глеб. Оба.
- А Глеб был женщиной. Есть такая версия.
- Ничего не знаю. Может быть...
- (А может это и есть древний Киев-то, столица? - Ред.)
Вот это такая Кидекша замечательная. В ней захоронение Бориса и Глеба. Она была столицей Юрия Долгорукого. И очень много интересного мы привезли из Владимиро- Суздальской Руси. В принципе, одних фотографий привезли тысячу штук. У нас готовится слайд-шоу. Сейчас Саша готовит, подбирает фотографии. У нас работало три цифровых камеры. Постоянно фотографировали всё тотально. Фотографировали церкви совершенно удивительные. Церкви старые, которых не коснулась рука Екатерины второй, по причине того, что они как-то не попались ей на глаза. И старые, которых не коснулась рука наших реставраторов, просто потому, что на них деньги ещё не дали. Они совершенно удивительные. Они круглые. И алтарь посередине... Вот просто круглые, и алтарь посередине.
В одном из номеров нашего журнала есть статья из Сорбонны, которая так и называется: "Хороводы вокруг капища". Хороводы вокруг алтаря. Так вот в ней написано, что все церкви это капища, требища и гульбища. Не надо нам рассказывать сказки, что они делались по православному канону, по какому-нибудь древнегреческому канону, по византийскому канону. Они все делались одинаково: капище, требище, гульбище. Всё... А потом уже перестраивали. Все, кто хотел.
Очень красивые фотографии, где видно, что дополнительная часть просто пристроена. Просто алтарная часть пристроена. Мало того, она пристроена так, что видна её отдельность. Она ещё и отваливается. Её стягивают металлическими прутьями, в две разные стенки вгоняют. Части эти из разных камней, у них не сходится декор, они раздвигаются. И эти фотографии все есть, где видно, что алтарная часть пристроена. Потому что первичный вот этот вот прямоугольничек 20x30x50. Подчёркиваю - без маковки. Все эти маковки есть новодел, и это видно невооружённым глазом.
Все луковичные купола это новодел семнадцатого века. Сразу смотришь и видишь - всё, семнадцатый век. До семнадцатого века луковичных куполов в русской церкви не было. И это везде по канонам (видимо, церковным - Ред.) написано. Были редко только в самых крупных церквях, посвящённых только самым крутым святым, церквях усыпальницах - стоял шлем. Шлемовидный купол. И тот же самый Покрова на Рву (Храм Василия Блаженного - Ред.) не имел этих замечательных луковичек, о которых нам говорят: "Смотрите, как красиво Барма с Постником налепили этих луковичек". Да не лепили они луковичек, эти Барма с Постником. Они в гробу вертятся как вентилятор от этого. У них шлемовидные купола были. Потому что победный храм был. Победный! И ставили они шлемовые купола на него. Точно такие, как в Дьякове стоят. Луковички - семнадцатый век, это однозначно.
Никаких этих не было. И вы сейчас увидите, насколько это смешно. Были вот такие соборы. Понятно, да? Собор. Вот с такими окошечками, которые по большинству своему забраны кирпичиками, чтобы их не видел никто. С тремя дверями с трёх сторон. Но самое интересное, в единственном месте, где это сохранилось. Сейчас бы сказали: О, это старая пристройка, её надо снести. Когда сказали? При Екатерине второй, конечно. В храме на Нерли. Её снесли на фиг. То, чего могли снести. А Нерль саму не смогли снести, по причине совершенно идиотской. Потому что она - монолит. И это было такое шоковое состояние для всех, её монолитность... Её не взял даже порох. Предшественникам надо памятник поставить. Она целиком слита. На этот счёт все очень хорошо помнят. У нас есть такое слово - лепота. И есть такое слово - великолепный. Отгадайте откуда? Потому что старые зодчие храмы не строили. Они их лепили. Во всех летописях написано: "Храм слеплен". Храмы лепили. А наши нынешние и предыдущие переводчики пишут: "Храм построен". Не гоже лепить написать. Потому что как-то вот не получается. Он же строить его должен. А он его лепил.
Так вот, на Нерли была такая штука, она единственная сохранилась до 18 века. Её сломали, потому что она вроде бы как старая. А потом оказалось НЕТ, когда её сломали. В смысле - она современница. Это вот такая галерея вокруг. Вот такое вот гульбище. Но я хочу напомнить, если кто-то помнит у нас в массе всяческих исторических и псевдоисторических книжек есть масса реконструкций. Есть реконструкция храма Артемиды в Эфесе. Помните, наверное. Теперь, если продолжить (изображает на доске план - Ред.), как выглядела Нерль раньше. Вот она стоит на холме. Здесь была лестница. Вся она была залита водой. То есть она уходила в воду. Так вот, если всё реконструировать, убрать вот этот ужас, который называется куполом, то мы увидим храм Артемиды в Эфесе во всей его красе. Просто, во всей его реконструкции. И вот все старые, 12 века храмы, это приблизительно всё те же храмы Артемиды в Эфесе.
Строители, притом не просто строители, а исторические строители во Владимире, с удивлением говорят такую фразу: "Мы никак не можем понять, как вот отправил Боголюбский своих строителей в Угру?" (Ну, понятно, куда он мог дикий варвар, медвежий, отправлять учиться своих строителей? Конечно в цивилизованную Европу...) Отправил в цивилизованную Европу своих строителей, они там научились строить, приехали сюда, построили вот храм новый каменный, и в них слились - вдумайтесь в эту фразу - стили: классический греческий, романский и готический. Позвольте, а может быть всё в точности до "наоборот"? Может быть, великие цивилизованные европейские мастера приехали к этим строителям, которые могли себе позволить золотое сечение чуть подправлять, в соответствии с ландшафтом? И учились у них. А когда расползлись к себе, то они и создали эти романский, готический и так называемый древний классический греческий стили. Притом, в соответствии с этим, здесь на Руси.
Ну и последнее, мы приехали в Боголюбов, где убили Андрея Боголюбского жуткие Кучковичи, которые сделали против него заговор, порубали его в мелкую капусту... Пришли в палату и сразу опупели. Потому что перед нами была нормальная, спокойная генуэзская крепость из города Судак. Мы уже научились, сразу подходишь, рукой верх закрываешь в перспективе башенку, видно, что она новодел. Просто видно, она из другого кирпича сделана. Башенку закрываешь. Что перед тобой? - генуэзская крепость. Нормально, отлично.
Пошли мы в эту генуэзскую крепость. Ну, если в этих палатах жил князь, то я, извините, по сравнению с ним - император, ёлки-палки, Святой Римской Империи со своей квартирой. Если в этих палатах князь жил... Потому что хрущёба это... Князь бы обзавидовался жителям хрущёб. Нам говорят, что он там жил.
Эти Кучковичи, великие ребята, замочили его на лестнице. Мочить его начали на лестнице. Лестница строена под него, для левши. Вы представляете себе, что такое винтовые лестницы и для чего они строились. Для того, чтобы человек на этой лестнице, если у него есть меч, мог спокойно отмахиваться. Совершенно в спокойном режиме. Хороший воин, с хорошо поставленной дыхалкой, с хорошо поставленным ударом, мог махаться целый день на лестнице от целого отряда наёмников. Легко. И это всем известно, как махали по целому световому дню, хорошо обученные воины на лестницу не пропускали. В данном случае лестница ещё и сделана для левши, для Андрея Боголюбского. Андрей Боголюбский был известный воин и рыцарь, в рукопашных схватках выигрывающий не раз, в том числе в знаменитом сражении под Липецком. Нам говорят, что на него навалились ребята какие-то, дворовые, фиговые там, стольник, спальник, конюший. Ну, украли у него меч, да. И на этой лестнице они на него навалились. Но навалиться на этой лестнице можно только в одиночку. Один на один. Для этого лестница и строилась, чтобы не окружить человека. Вот на него навалились. Амбал на него навалился, я понимаю.
- Голос из зала: Так навалиться можно только сверху.-
А снизу никак нельзя навалиться. Человек находится у себя на лестнице. У него всё нормально. Ну, у него украли меч. Однако нормальный человек, владеющий приёмами рукопашного боя, они владели (это у меня отдельная тема) методикой Спаса Нерукотворного, специального рукопашного боя, разработанной в средневековье, совершенно спокойно выбивал меч из рук у любого воина. Даже владеющего точно такими же навыками. Спокойно, притом. И забирал его себе, если ему было надо. Так вот нам говорят, что на него навалились, убили, там под лестницей, в конце концов, погробили.
Что интересно, эти палаты ну, никак не соответствуют палатам. Это типичная замковая архитектура. Это типичная башня для хранения драгоценностей. А вот соседняя церковь, которую нам выдают за церковь, имеет на уровне второго этажа дверь, которая ведёт из той самой башни, где убили Андрея Боголюбского. Он выходит в церковь, нам говорят, что Андрей Боголюбский выходил на балкончик на эту лестницу и поплёвывал на лысины всем молящимся. У него такое было хобби. Выходить из своих палат на балкончик в церковь. Алогичность, бредовость исторического объяснения всегда у меня вызывало чувство умиления этими людьми. Зачем выходить на балкончик через дверь, рубить в каменной стене эту дверь, чтобы смотреть на молящихся сверху? Мы предположили, что это и были палаты, а не церковь. А уж потом из них сделали церковь.
Ещё у него есть замечательная вещь. У него есть из этого коридорчика, из таких сенцев, огромное окошко. Ну, такое приблизительно, как венецианское. С колоннами. Так, это суздальская Русь, это не Венеция. Это зимой минус тридцать. Это венецианское окно прямо в палату выходит, где он там зимой должен мандраки делать полностью с этим окошком. Он вот так из этого окошка видел Нерль - церковь. На Нерли он видел. Для этого оно и сделано. И я дословно передаю экскурсовода: "Вот, стоя у этого окошка, через стекло он мог видеть церковь на Нерли". Реальный экскурсовод понимает, что в минус тридцать такого окошка в палатах князя быть не могло. Иначе он бы просто примерзал бы к каменной скамейке, когда кушал. За то время, пока он там две чарки навернёт. Поэтому здесь стекло. Чтобы найти слюду такого размера, надо было съездить на Байкал и перерыть там горы. Но мусковита такого размера я не видел, чтобы такое венецианское окно перекрыть. То есть, много таких несуразностей, много таких смехов.
И последнее, что я хочу сказать - развеять сказку о церкви на Нерли. Всем известно, что церковь на Нерли это первая церковь в честь Богородицы, Покрова Богородицы. Нигде в мире нет такого праздника. Нигде нет церквей Покрова Богородицы вне России. И эта церковь Покрова Богородицы, потому что над Владимирской Русью Богородица раскрыла свой покров, платок простёрла. И поэтому Боголюбский поклонялся Богородице. В том числе первую церковь Покрова Богородицы он построил на... Дальше цитирую по всем историческим документам. Не историческим, а историческим рассказкам, я назову это так. "Построена на слиянии Нерли и Клязьмы, для того, чтобы контролировать, типа таможенного пункта." До нашествия великого орды дурика, вот туда вот - на Золотое кольцо, церковь называлась "Покрова на Клязьме". Покрова на Нерли это её туристическое название. Так официально и говорят. Почему она называлась "Покрова на Клязьме", а не "Покрова на Нерли"? Да потому, что она стоит на Клязьме. А не на Нерли. Она стоит на старом русле Клязьмы, которая текла мимо неё. Протекала дальше под стены боголюбского Кремля. Отсюда первый постулат сказки о том, что она контролировала проход кораблей, накрывается медным тазом. Чего бы Боголюбскому со своей стены, поплёвывая прямо на проплывающий корабль, не контролировать его самому? Второе, что она перекрывала Нерль, тоже накрывается... Потому что Нерль там никогда не впадала в Клязьму. Там, где сейчас течёт Нерль, была цепь озёр. А Нерль была вовсе в другом месте. Поэтому церковь эта красиво звучит "Покрова на Нерли", и не звучит для туристов, если "Покрова на клизме". Но она всё же именно "Покрова на Клязьме".
И последнее, что я хотел бы заметить по этому Покрову. Все знают, женщина рождается, женщина умирает. Есть рождество, и есть успение. И у Богородицы то же самое. У всех русских женщин, подчёркиваю, у русских был ещё третий, очень серьёзный обряд в их жизни. Это покрытие головы платком после свадьбы. До свадьбы она была простоволосая женщина. Все это знают. Девушка косу заплетала, но голову не покрывала, носила венок, ходила. После свадьбы женщина простоволосой на Руси быть не могла. Приблизительно как мусульманка после свадьбы не может ходить без чадры, паранджи. Был у русских такой обряд - Покрова, когда женщину покрывали платком, после того, как она была отдана своему мужу, наречённому богом. Только на Руси есть праздник Покрова Богородицы.Я не делаю из этого никаких выводов.
Спасибо.
- Иванов. - Хочу развеять заблуждение по поводу золотого сечения. Некоторые думают, что его придумали Леонардо да Винчи, Лука Паччоли. Они, мол, придумали золотое сечение, они его там внедряли. Это полная сказка и полная ложь. Оказывается, ни в Италии, ни в России, как только что рассказывал Андрей Зиновьевич, не строили по этим пропорциям. А баечку эту придумали как раз в середине девятнадцатого века. И название придумали - золотое сечение. Историки науки не знали Луку Паччоли до девятнадцатого века. И никакого золотого сечения. Это сказочку придумал немцы. Его не выдерживали ни там, ни здесь и нигде. И соотношение в размерах это чисто эмпирическое соотношение.


ТемаАвторДата 
Вспомним былоеЗнаток2.03.2017 14:08
  Главная | Все темы | Новая тема | Поиск | Одним списком | Регистрация | Логин:   Пароль:   
Ответить
Автор:  
E-mail: 
Тема: 
Текст:
e-mail при ответах в этой ветке
Закачать картинку:
Размер одной картинки не более 300кБ
URL картинки:
URL ссылки:
Текст ссылки:
Помощь и информация по использованию форума



   Русский час Электронный научный общественный альманах Клуб Раритет. Поиск, обнаружение, введение в научный и искусствоведческий обиход предметов материальной культуры и быта прошлого, имеющих историческую, культурную и научную ценность. Театр на французском языке Находится в каталоге Апорт